WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 ||

В присутствии сына я порекомендовал материвзять в библиотеке книгу, посадить сына в машину и выехать с ним в пустыню.Затем она должна была высадить его из машины и проехать вперед на три мили.Затем она должна была сидеть там и наслаждаться чтением, пока он не пришел бы кней сам. Мать стала возражать, что сыну будет очень трудно идти под палящимсолнцем три мили. Я убедил ее в том, что стоит хотя бы попробовать. Я сказалей:

"Послушайте, ваш сын может упасть, поползтина коленях, беспомощно ждать, чтобы возбудить ваше сочувствие, но на дороге небудет никаких пешеходов и он сможет добраться до вас единственным способом— пешком. Он можетпытаться наказать вас, заставляя ждать его в течение пяти часов. Но ведь вывозьмете с собой хорошую книгу и для вас это время не пройдет даром, а онпроголодается".

Мать выполнила мои инструкции. Сынпопробовал все способы, но кончилось тем, что он прошел эти три мили. Матьсказала мне: "Знаете, мне очень понравилось читать на свежем воздухе". И сынначал ходить все более и более проворно, чтобы она не имела так много временина чтение. Я предложил ей такое условие: если он сам попросится на прогулку, томожно сократить расстояние до одной мили. Он сделал это и теперь должен былпроходить одну милю вместо трех.

Мать очень удивилась такому успеху. Онахотела положить его в больницу и пришла ко мне, чтобы я помог ей этогоизбежать. А сейчас впервые у нее появилась надежда. Затем она поинтересовалась,можно ли ему играть в крокет. Она по-прежнему хотела помочь ему, но теперь этапомощь отличалась от прежней, мягкой и чисто материнской.

Я знал, что ее сын должен тренироваться.Заставляя его ходить пешком, я уже знал, что он найдет для себя какой-то новыйвид физической активности, который понравится ему больше. И он выбрал для себяигру в крокет. Мне было важно, чтобы он начал делать то, что он хочет делать.Давая подобную инструкцию, вы определяете класс действий особого рода, напримеркласс "упражнений". Затем вы выделяете в этом классе один из элементов,например хождение пешком по пустыне под палящим солнцем, зная, что онопределенно не будет счастлив, выполняя это действие. Вы хотите, чтобы он"спонтанно" выбрал другой элемент из этого класса. Популяция пациентов отнюдьне состоит из людей, которые бы делали то, что для них полезно, что им нравитсяи что им удается. Они всеми силами сопротивляются таким действиям.

Если тщательно проанализировать подходЭриксона к отлучению родителей от детей и наоборот, то может показаться, что онвоспринимает психотерапию, проводимую на этой стадии развития семьи, как"церемонию инициации".

Такие церемонии существуют в большинствекультур и предназначены они не только для того, чтобы молодой человек приобрелстатус взрослого, но и для того, чтобы родители начали взаимодействовать с ним,как с взрослым. В культуре зафиксированы способы помощи семьям, находящимся наэтой стадии развития. Если культуре недостает такой церемонии — и представляется, что Америкаотносится к таким культурам — то вмешательство психотерапевта превращается в ритуал отлученияребенка от родителей. Созданная Эриксоном модель взаимодействия с семьей наэтой стадии совсем не проста. Он воспринимает проблему отлучения родителей отдетей не только как процесс освобождения, но и как процесс нового вовлечения вотношения иного типа. Родители не отдают ребенка, но приобретают внука, аребенок не теряет родителей, но остается связанньм с ними, но эти связи теперьприобретают новое качество. Вопрос состоит не в простом противопоставлениизависимости от независимости, но в проживании необходимой стадии семейнойжизни. Учитывая появляющиеся на этой стадии проблемы детей и родителей, Эриксонизбегает ошибок и Месмера, и Фрейда, и других психотерапевтов, которыевоспринимают семью разделенной на два враждебных лагеря, и психотерапевт долженвыбрать, в каком лагере он будет находиться, пытаясь помочь ребенку достичь"независимости". Если психотерапевт встанет на сторону молодого человека противродителей, то это может привести к формированию странного и эксцентричногоповедения, так как молодой человек теряет в этом случае ощущение непрерывностипоколений. Родители, теряя связь с ребенком, лишаются ощущения непрерывностипоколений в той же мере, так как ребенок представляет собой их потенциальноебессмертие.

Чтобы проиллюстрировать важность помощимолодому человеку и его родителям на стадии освобождения друг от друга иустановления между ними связей нового типа, можно привести описание однойпроцедуры, распространенной в Индии, где эта проблема считается настолькосерьезной, что подготовка к ее решению занимает многие годы.

Пусть естественная и искренняя, эта могучаясвязь между матерью и ребенком в стране, где мать обожествляется не только вотношении к своим детям, чревата возникновением глубокого и почти неразрешимогокризиса, опасного как для матери, так и для сына. Угрожающее предчувствие этогокризиса может отравить отношения матери и сына, равно как и всю его жизнь. Ноестественное, безболезненное, но необходимое освобождение сына от матери,принесение своего плода (phala) в дар (dana) миру становится возможнымпосредством обряда (vrata) принесение плода в дар (phala dana vrata).

Женщина, которая должна будет принеститакую огромную жертву, начинает с малого и тем самым готовится к великойжертве. Момент начала обряда четко не определен. Он может начаться, когда сынуисполнится пять лет, а может и позднее. Обряд выполняется в течение многих лети длится один месяц в год. За обрядом наблюдает и определяет его ходрелигиозное братство брахманов и духовный наставник семьи (гуру). Именно гурурешает вопрос о том, готова ли мать к окончанию обряда. То есть он определяетмомент, когда мать, принеся предварительные жертвы, уже приготовилась тем самымк принесению в жертву своего сына. Женщина начинает с принесения в жертвумаленьких плодов, которые она очень любит....Каждый раз, когда она приходит кгуру, он рассказывает ей мифическую историю о женщине, которая пожертвовалавсем, но обрела при этом силу и всемогущество. Женщина внимательно и молчаливослушает его, держа в сложенных руках священную траву. Женщина слушает,воспринимает его слова всем сердцем.

Но в каждом последующем году в жертвуприносится все более драгоценный плод. Затем плоды сменяются предметами изметалла: от железа к меди, бронзе и, наконец, к золоту. Это металлы, из которыхделаются женские украшения....Последняя, критическая стадия обряда, этоабсолютный пост....На церемонию приходят члены религиозного братства,родственники и домочадцы....Родственники по мужской линии тоже должныприсутствовать, представляя собой ту часть мира, которая теснее всего связана спринесением в жертву сына....В этом обряде сочетаются миф и ритуал, чтопозволяет трансформировать переживание матери, освободив ее от любимого сына,связь с которым она так остро осознавала и готова была поддерживать ее вечно".(Хайнрих Циммер. О значении индийской тантрической йоги).

Несмотря на то, что американские матери исыновья не настолько сильно эмоционально связаны между собой, их связь тем неменее глубока и никогда не является простым процессом. В течение многих летЭриксон экспериментировал, изобретая различные процедуры помощи семьям на этойстадии развития. Обычно он взаимодействовал и с ребенком, и с родителями.Используя себя, как мост между поколениями, он инициировал у родителей принятиенеизбежности взросления молодого человека и помогал молодым взрослым установитьпартнерские связи с людьми, не принадлежащими к их родительскойсемье.

Эриксон считал, что в некоторых случаяхнедостаточно изъять молодого человека или девушку из семьи и разрешить проблемыродителей. В течение некоторого времени молодой человек может испытыватьтрудности в процессе включения в сеть социальных связей. С большей вероятностьюэто происходит тогда, когда в семье имелся запрет на установление интимныхэмоциональных связей с людьми, не принадлежащими семье. В таких случаях молодойчеловек может жить отдельно от родителей, но тем не менее не функционироватькак автономная личность, и это отражается в его субъективном опыте: "Я не живудома уже 72 дня и 23 часа". Обычно со сверстниками его сближает процессухаживания. Иногда имеется такая фаза, предшествующая периоду ухаживания, когдамолодой человек впервые начинает реагировать на людей, не являющихся егородителями. Вот процедура, которой пользовался Эриксон для того, чтобы помочьмолодым людям включиться в иную жизнь.

Если вы помогаете молодому человеку илидевушке отделиться от своих родителей, то вы тем самым запускаете процесс,посредством которого он начинает идентифицировать людей в своем новомокружении. Например, однажды мне удалось заставить одну молодую девушку изсемьи, с которой я работал, переехать из родительского дома в отдельнуюквартиру. Но в новой квартире она спала с ощущением того, что она по-прежнемунаходится дома, и папа и мама спят в соседней комнате. Она говорила, что этоощущение было у нее настолько реальным, насколько и нереальным. Она почти чтослышала их сонное дыхание и скрип кроватей, когда кто-то из них переворачивалсяна другой бок. В сущности, переехав на новую квартиру, она так и не покинуласвоих родителей.

Я задал девушке вопрос, чем хозяйка ееновой квартиры и ее муж отличаются от ее матери и отца. Она начала говорить,что они грубые люди и неправильно говорят по-английски, они скупые, жадные."Они невнимательны". Скоро она дошла до главного: "Они оставляют меня одну". Итут я вбил первый клин и она начала идентифицировать других людей. Это былапростая проблема идентификации двух представителей рода человеческого. Хозяйкабыла вот такая высокая и весила она примерно столько-то, а у ее мужа были усы.И девушка начала смотреть на них не просто как на физические объекты, а как наживые человеческие существа. Прежде всего они узнают, что должны теперь строитькакие-то отношения с другими людьми. Чем больше таких отношений будетустановлено, тем более зрелым будет отношение к отцу и матери. Если в то жесамое время отец и мать займутся своими делами, то эмоциональная связь молодогочеловека с ними должна будет ослабиться.

Глава 9. Больстарости.

Многие люди элегантно справляются состаростью и достойно встречают смерть, но так происходит не всегда. Проблемы,возникающие на этой стадии жизни, наиболее трудны для психотерапевта. Здесьоказывается невозможным использовать в качестве точки опоры для введенияизменений надежду на будущее и приходится работать на принятии неизбежного.Если в культуре большинство ценностей приписывается молодежи, а не старымлюдям, то проблемы последних обостряются. Вместо того, чтобы ощущать своедостоинство, так как длинная жизнь одарила их мудростью, старые люди чувствуют,что в наше время быстрых изменений они стали несовременными и лишними. Частооказывается, что семейные проблемы и симптомы, с которыми до сих пор можно быложить, в позднем возрасте становятся невыносимыми.

Прежде чем мы перейдем к описанию подходаЭриксона к мрачным проблемам боли и смерти, разрешите нам привести забавныйслучай, когда Эриксон вылечил симптом, от которого пациент страдал в течениевсей своей жизни, а к старости симптом лишь обострился. Пожилой джентльменпришел к Эриксону и попросил вылечить его от страха перед лифтами, от которогоон страдал всю жизнь. В течение многих лет он работал на самом верхнем этажеодного здания и всегда поднимался туда пешком. Сейчас, когда он постарел, этостало для него слишком трудным, и он захотел избавиться от своегостраха.

Обычно в подобных случаях Эриксониспользовал гипноз. Если человек один раз мог проехать в лифте без всякогостраха, то после этого он часто выздоравливал и мог ездить без страха на любомлифте. Процедура заключалась в том, что Эриксон давал пациентупостгипнотическое внушение, которое обеспечивало отвлекание его внимания отпереживания страха. Например, он мог сделать внушение о том, что клиент,направляясь по определенному адресу, будет всецело сосредоточен на ощущениях вступнях ног. Место, в которое ему надлежит попасть, находится на самом верхнемэтаже высокого здания, и ему придется поехать в лифте. Но поднимаясь в лифте,он будет занят своими ногами, и это не даст ему испугаться, а если он один разподнимется в лифте, не испытывая страха, в дальнейшем он может всегда делатьэто безбоязненно. Работая с этим пожилым джентльменом, Эриксон не сталиспользовать гипноз. Вместо постгипнотического внушения он использовал обычнуюситуацию для того, чтобы отвлечь внимание клиента от переживания страха. Этотпожилой джентльмен был приличнейшим, скромнейшим человеком, женатым наприличнейшей, скромнейшей женщине. Его отличала сверхозабоченность вопросамиприличия, что и использовал Эриксон, вырабатывая свою стратегию.

Когда этот пожилой джентльмен спросил меня,смогу ли я помочь ему избавиться от страха, я ответил, что я, по крайней мере,могу напугать его до полусмерти, но по-другому. На это он сказал, что ничего неможет быть хуже, чем его страх перед лифтом.

Лифтами в этом здании управляли молодыедевушки, и я попытался договориться с одной из них кое о чем. Она согласиласьсотрудничать со мной, посчитав, что сможет таким образом развлечься. Итак, мызашли в лифт вместе со старым джентльменом. Заходить внутрь лифта он не боялся,но когда лифт начинал подниматься, ему становилось невыносимо страшно. Я выбралвремя, когда народу было немного, и заставил его то входить, то выходить излифта. И когда мы в очередной раз вошли в лифт, я сказал девушке, чтобы оназакрыла дверь и дал ей команду: "Поехали наверх". Она проехала один этаж иостановилась между этажами. Мой джентльмен начал кричать: "Что случилось!". Яответил: "Лифтерша хочет вас поцеловать". Шокированный до предела джентльмен'воскликнул: "Но я женатый человек!" Девушка ответила: "Я ничего не имею противэтого". Она сделала шаг ему навстречу, он отступил назад и сказал:

"Сейчас же запустите лифт". Теперь онаостановилась где-то около четвертого этажа и снова остановила лифт междуэтажами. Остановив лифт, она сказала: "Я просто сгораю от нетерпения, так мнехочется поцеловать вас". Он ответил: "Займитесь своим делом". Он хотел, чтобылифт двигался, а не стоял на месте. Она ответила: "Ну хорошо, давайте спустимсяи начнем все сначала" и лифт поехал вниз. Тогда он закричал: "Не вниз, авверх!", поскольку он не хотел заново повторять все это. Лифт поехал вверх иснова остановился между этажами, а она сказала: "Обещаете ли вы после работыспуститься вниз в моем лифте" Он ответил: "Я пообещаю вам все, что угодно,если вы обещаете не целовать меня". Он поднялся в лифте наверх с облегчением, ибез всякого страха —перед лифтом — и с техпор начал безбоязненно пользоваться лифтом.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.