WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |

Когда сорок пять минут почти истекли, вкабинет вошла мать и сказала: "Я тут послушала, как моя дочь рассказывала отом, какой чудесный у нее муж". И затем она повернулась к дочери и сказала: "Ноты знаешь, что ты говорила о нем мне. Я считаю, что я была самой большой дуройв мире. Скорее всего я совала нос в чужие дела. Сейчас я заберу тебя домой. Иты больше ни слова не скажешь о своем браке ни отцу, ни мне. И ты не будешьобсуждать свои семейные дела по телефону с отцом мужа. Ты можешь оставатьсядома столько времени, сколько захочешь, но свои семейные дела решать будешьсамостоятельно. Или ты замужем, или ты разводишься. Мы с отцом не будем мешатьтебе ни в одном, ни в другом случае. Мы позволим тебе есть и спать дома, ноденег на какие-либо другие дела ты от нас не получишь".

Девушка была настолько глубоко погружена всебя, что не расслышала, как я сказал матери "не очень плотно", когда просил еезакрыть дверь.

Остается еще вопрос директивности, котораяотличала мое взаимодействие с ними. Мать спросила меня: "В самом деле, почему яне послала вас подальше, когда вы оскорбляли меня" Я ответил: "Вы попали вбеду, и вы знали об этом и знали также, что я тоже знаю об этом. Вы не моглинайти оправдание тому, что находитесь в таком положении, Вы знали, что должныбудете выйти из этого положения. И вы принимали лекарство, не зная, что это залекарство, поскольку его прописал врач. Вот почему вы сделали то, что вам былосказано".

Глава 8. Отлучениеродителейотдетей.

Один из утешительных фактов нашей жизнисостоит в том, что человеческие проблемы остаются неизменными в течение многихвеков и, благодаря атому, мы можем испытывать ощущение непрерывности. Но мыспособны также и на то, чтобы воспринимать старые проблемы по-новому, и, такимобразом, у нас есть возможность меняться. В нашем веке в мире появились новыеидеи и эта книга, а в особенности эта глава, является попыткой рассказать овозможностях решения старых проблем, которые, появились благодаря этой новойидее.

Давайте посмотрим, как определял проблему иразрешал ее сто пятьдесят лет назад великий гипнотизер Антуан Месмер и сравнимего подход с подходом современного гипнотизера Милтона Эриксона.

Итак, еще в восемнадцатом, веке Месмерписал:

Я принял на лечение мисс Парадиз,восемнадцати лет.... Она получала пенсию по инвалидности, будучи совершеннослепой с четырехлетнего возраста. Это был настоящий амавзроз с судорогамиглазодвигательных мышц. Кроме того, девушка была жертвой меланхолии, котораясопровождалась нарушением работы селезенки и печени, что приводило к приступамделирия и ярости, и поэтому она была убеждена в том, что онасумасшедшая.

Месмер взял эту девушку вместе с другимипациентами к себе на лечение домой, где ему помогали жена и другиесотрудники.

Родители мисс Парадиз, наблюдавшие за еелечением и отметившие улучшение ее зрения, поспешили сообщить об этом и о своейрадости по этому поводу своим знакомым.... Мистер Парадиз испугался, что онможет лишиться пенсии дочери и некоторых других преимуществ, если онавыздоровеет. Он начал просить вернуть дочь домой. Девушка, поддерживаемаяматерью, не хотела возвращаться домой из боязни, что результаты лечения ещенедостаточно устойчивы. Отец продолжал настаивать, и эта ссора произвела такоевпечатление на девушку, что у нее наступил припадок и общее ухудшениесостояния. Однако на ее зрение это не повлияло, и оно продолжало улучшаться.Когда отец отметил это... он очень настойчиво потребовал выписать дочь домой изаставил жену его поддержать. Девушка сопротивлялась... Мать вырвала дочь изрук представительницы обслуживающего персонала и закричала: "Дрянная девчонка,ты слишком церемонишься с этими людьми!" И толкнула ее так, что она удариласьголовой об стенку.

Впоследствии отец вежливо попросилразрешение взять ему свою дочь, чтобы она пожила в деревне и отдохнула. Месмеррассказывает: "На следующий день я услышал, что ее семья настаивала на том, чтодевушка по-прежнему слепа и подвержена припадкам. Они вывели ее в общество изаставили притворяться слепой и разыграть припадок".

Следуя контексту своего времени, Месмерсчитал проблему принадлежащей исключительно мисс Парадиз. Поскольку единицейнаблюдения для него служил индивид, Месмер воспринимал семью как нечтопериферическое по отношению к проблеме девушки. Родственники были препятствиемв лечении и озадачили его тем, что не приветствовали его успех, которого ондостиг в лечении его дочери.

Если мы продвинемся во времени на сто летвперед, обнаружим, что Зигмунд Фрейд воспринимал подобную проблему точно также:

"Много лет назад я принял одну девушку нааналитическое лечение. В течение продолжительного времени она не могла выходитьиз дома из-за страха, а также не могла оставаться дома одна. После длительныхколебаний пациентка призналась, что ее мысли очень сильно занимают знаки любви,которые она случайно заметила между ее матерью и одним богатым другом семьи.Очень тактично, или, иначе говоря, хитро она дала матери понять, что онаобсуждает в ходе психоанализа. Она связала возможное изменение своего поведенияс матерью, настаивая на том, что только мать может защитить ее от страхаодиночества. Кроме того, когда она покидала дом, мать должна была держать дверьза ней открытой и этим помогать ей. Раньше мать была очень нервной, новылечилась несколько лет назад с помощью водолечения, или же, иначе говоря, онапознакомилась с мужчиной, отношения ее с которым были таковы, что удовлетворялиее не только в одном отношении. Пылкие требования дочери вызвали у нееподозрительность, а она внезапно поняла, что означал страх дочери. Она заболеладля того, чтобы сделать свою мать узником и украсть у нее свободу, необходимуюдля того, чтобы поддерживать отношения со своим любовником. И мать принялабезотлагательное решение. Она решила положить конец такому вредному лечению.Девушку отослали в дом для душевнобольных и многие годы демонстрировали как"несчастную жертву психоанализа", и все это время меня преследовали слухи онеудачных результатах лечения. Я хранил молчание, поскольку был связанпрофессиональной тайной. Через несколько лет я узнал от своего коллеги, которыйзнал эту семью, что интимные отношения между матерью и этим богатым мужчинойпродолжаются, и об этом знают практически все, включая отца, который по всейвероятности лишь делал вид, что об этом не знает. Таким образом, здоровьедевушки было принесено в жертву ради сохранения этой тайны".

Подобно Месмеру, Фрейд считал, что проблемапринадлежит исключительно девушке, а мать мешает лечению, преследуя свои личныецели, в чем ей, по всей вероятности, помогает отец. Продолжая анализировать всвязи с этим случаем влияние на лечение семьи пациента, Фрейдговорил:

"В случае вмешательства родственниковпсихоаналитическое лечение подвергается опасности и надо сказать, что мысовершенно не умеем с ней бороться. Мы вооружены для борьбы с внутреннимсопротивлением пациента, считая это сопротивление неизбежным. Но как мы можемзащитить себя против сопротивления внешнего Заставить родственников вести себяопределенным образом, давая им какие-либо объяснения, невозможно, какневозможно заставить их держаться подальше от всего этого дела. Им нельзя идовериться, поскольку в этом случае мы рискуем потерять пациента, которыйсовершенно справедливо требует, чтобы человек, которому он доверяет, принимал вразногласиях его сторону. Любой, кто знает кое-что о распрях, раздирающихсемью, не удивится, узнав, что аналитик обнаруживает, что самые близкие кпациенту люди заинтересованы скорее в том, чтобы он оставался таким, каков онесть, а не в его выздоровлении. Родственники не должны противопоставлять своюагрессию действиям профессионала. Но каким образом можно заставить людей,недоступных вашему влиянию, принять эту позицию И мы естественным образомприходим к выводу, что социальная атмосфера и степень развитиянепосредственного окружения пациента значительным образом влияют на результатлечения".

Это довольно печальный вывод относительноэффективности психоаналитического лечения, если даже мы можем объяснить львинуюдолю наших неудач подобными внешними факторами! Это признание Фрейда всобственной неспособности взаимодействия с семьями очень любопытно. Далее, тамже, он писал: "За несколько лет до войны, когда приток пациентов из разныхстран сделал меня независимым от злой или доброй воли моего родного города, явзял за правило никогда не принимать на лечение пациента, который не был бы suijuis (независимым от других) во всех существующих отношениях. Понятно, чтодалеко не каждый психоаналитик может позволить себе поставить пациенту такиеусловия". Такое ограничение существенным образом дискриминирует пациентов,которые связаны с другими людьми посредством какой бы то ни былозависимости.

И Месмер, и Фрейд считали, что они знают,что следует делать с каждым отдельным пациентом, но не знают, что делать сродственниками, несмотря на то, что Фрейд соглашался с тем, что лечение можетбыть безрезультатным, если психотерапевт не найдет способов успешноговзаимодействия с семьей. Оба, и Месмер, и Фрейд, имели дело с молодымидевушками и каждый из них обнаружил, что родители реагировали на лечениеотрицательно, прерывая его. Пытаясь объяснить это загадочное поведениеродителей, каждый из них ищет объяснение в соответствии с собственнымиинтересами. Месмер считал, что родители мисс Парадиз боятся потерять ее пенсию,а также подозревал, что против него плетутся какие-то интриги. Фрейд нашелобъяснение в попытке скрыть аморальное сексуальное поведение матери.Столкнувшись с подобной проблемой, другие психотерапевты объяснили бы ситуацию,исходя из некоторых других предпосылок. Но однако, в наше время в сотняхслучаев обнаруживался факт, что такой тип реакции родителей на успешное лечениемолодого пациента с тяжелыми нарушениями психического здоровья распространенчрезвычайно широко. Причины такой реакции в каждом из случаев не исчерпываютсяпричинами финансового или морального характера. Такой тип реакции обусловленболее общими факторами. Когда ребенок достигает возраста, в котором он можетпокинуть дом и начать самостоятельную жизнь, "проблема" состоит не в ребенке, ав кризисной стадии развития, которой семья достигла. Взаимодействие сродственниками существенно необходимо для лечения, поскольку в них изаключается проблема. И случай Фрейда, и случай Месмера могли бы бытьвосприняты современными семейными психотерапевтами как типичные для той стадииразвития семьи, когда дети вырастают и начинают покидать дом. В этот периодпоявляются новые проблемы, обостряются старые, и психотерапевт, вмешивающийся вситуацию, имеет дело не с индивидом, а с определенной фазой семейногожизненного цикла, когда проблемы этой фазы могут проявляться в различнойформе.

До сих пор в нашей книге мы делали упор напроблему молодого человека, который пытается достичь независимости от родителейи начать собственную самостоятельную жизнь. Поскольку это происходит, родителидолжны отдалиться от своего ребенка и здесь мы займемся именно этим аспектомпроблемы. Человек не только единственное существо, приобретающее новыхродственников по линии жены или мужа, но и существо, которое должно преодолетькрайне резкий переход от отношения к своим детям как к предмету заботы, котношению к ним как к равным. Когда дети вырастают и начинают независимуюжизнь, в семье должны наступить кардинальные изменения.

Месмеру и Фрейду не хватало именно идеи отом, что "симптомы" являются контрактами, заключаемыми между

людьми и удовлетворяющими многиепотребности, в том числе протективные. Выздоровлению юноши или девушкисопротивляются не только родители. Сопротивляется и сам пациент, покапсихотерапевт не сделает что-либо с его семьей. Чем больше сопротивляетсяпациент, тем более велика вероятность того, что с его выздоровлением в семьеможет произойти катастрофа. Если посмотреть на ситуацию с этой точки зрения,что станет ясно, какие способы следует использовать для ее реализацииразрешения. Психотерапевт может осуществлять вмешательство кризисного типа,собрав всю семью вместе, либо же он может взаимодействовать с семьей черезмать, отца, ребенка, родственников, или же использовать все способывмешательства одновременно. Но если он попробует стабилизировать ситуацию,госпитализируя ребенка, или выписывая ему лекарства, то, вероятнее всего,потерпит неудачу. А если он сосредоточит свои усилия на всей семье и напродвижении юноши или девушки к нормальной жизненной ситуации, в которой онбудет продолжать связь со всей семьей, то, скорее всего, достигаетуспеха.

Взаимодействуя с семьей на этой стадии ееразвития, Эриксон использовал разнообразные методы. Мы выбрали один из случаев,когда он лечил молодую девушку, чтобы противопоставить его способ вмешательствасо способом Месмера и Фрейда. Эриксон описывал эту ситуацию так:

Однажды отец привел ко мне свою дочь,молодую девушку. У нее было острое шизофреническое состояние. Всю первую неделюотец находился при дочери, но мать не приезжала, чтобы забрать ее домой. Затемя увидел мать. Затем я устроил дело таким образом, что дочь осталась, а ееродители уехали обратно на побережье.

Эта молодая женщина страдала от избыточноговеса. Бедра у нее были невообразимо толстые. Она была загружена своимипереживаниями, смутными фантазиями и плохо осознавала, что происходит вокругнее. Тактильные ощущения у нее не координировались с визуальными. Она не моглавоспринимать визуально.

Pages:     | 1 |   ...   | 40 | 41 || 43 | 44 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.