WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 47 |

Действуя очень мягко, я направил егоразмышления на то, что это могли быть за действия. Это озадачило его инекоторое время он спокойно размышлял, ожидая, когда из кабинета выйдет егомать.

Беседуя с матерью, я обсудил с нейтребование ее сына жить в мире, в котором он мог стать уверенным в том, чтосуществуют люди более сильные, нежели он. До этого момента ее сындемонстрировал с возрастающим отчаянием, что мир вокруг него настольконенадежен, что он в этом мире является единственным и самым сильным человеком— он, маленькийвосьмилетний мальчик. Затем я выдал матери тщательные, четкие инструкции о том,что она должна делать в течение двух последующих дней.

Когда они уходили, мальчик с вызовом спросилменя, не порекомендовал ли я его матери побольше его шлепать. Я заверил его втом, что не будет предпринято никаких мер, кроме тех, которые могли бы дать емуполную возможность самому изменить свое поведение, ведь никто другой этимзаниматься не стал бы. Этот ответ поставил его в тупик. На пути домой мать былавынуждена применить к нему сильное физическое наказание, чтобы заставить егопозволить ей вести автомобиль нормально. Я предвидел такое его поведение наобратном пути и посоветовал матери реагировать незамедлительно и без лишнихслов. Вечер они провели как обычно — мать разрешила мальчику смотретьтелевизор, как он этого хотел.

На следующее утро их навестили бабушка сдедушкой и забрали девочек к себе. Джо, который хотел пойти поплавать,потребовал, чтобы ему подали завтрак, и был немало озадачен, заметив, что матьнесет в гостиную большую тарелку с сэндвичами, фрукты, два термоса, один ссоком, другой с кофе и несколько полотенец. Все это она аккуратно положила натяжелую кушетку, на которой стоял еще телефон и лежало несколько книг. Джо ещераз потребовал, чтобы она сейчас же приготовила ему завтрак, не то он испортитпервую попавшуюся ему под руку вещь. Мать в ответ улыбнулась ему, схватила его,быстро положила его на пол животом вниз, а сама села сверху. Тогда он заорал,чтобы она скорее встала, она ответила, что уже позавтракала и ей больше нечегоделать, поэтому она попытается поразмышлять о том, как изменить его поведение.Но при этом она отметила свою уверенность в том, что ей не удастся ничегопридумать. И поэтому этот вопрос должен будет разрешить он сам.

Мальчик яростно старался сбросить с себямать, несмотря на ее преимущество в весе и силе. Он кричал, орал, выкрикивалругательства и оскорбления, рыдал и, наконец, жалобно пообещал быть хорошиммальчиком. Мать ответила, что его обещания ничего не значат, поскольку она ещене определила для себя как изменить его поведение. Это вызвало у него новыйприступ ярости, который наконец кончился, после чего мальчик срочно попросилсяв туалет. Мать мягко объяснила, что она еще не закончила размышлять ипредложила ему полотенце, чтобы потом вытереть лужу. Это вызвало у него новыйприступ ярости, который вскоре истощил его. Мать, воспользовавшись периодомспокойствия, решила позвонить своей матери. Беседуя с ней, она случайноупомянула, что в своих размышлениях еще не пришла к определенному выводу ипоэтому ей остается верить, что инициатива изменения поведения будет исходитьот Джо. Джо ответил на это замечание самым оглушительным криком, на который онтолько был способен. Мать прокомментировала это "так, что Джо слишком занятиспусканием криков, чтобы как следует подумать об изменении своего поведения, азатем она поднесла телефонную трубку ко рту Джо, чтобы он продолжал кричатьпрямо в нее.

Джо впал в мрачное молчание, время отвремени прерываемое отчаянными усилиями освободиться, криками, требованиями,рыданиями, а иногда жалобными просьбами. На все это мать давала мягкиеконкретные ответы. Через некоторое время мать налила себе кофе, сока, поеласэндвичи и начала читать книгу. Незадолго до полудня мальчик вежливо сказал,что ему действительно надо пойти в туалет. Она сказала, что ей нужно сделать тоже самое. Она объяснила далее, что это будет возможно только в том случае, еслион обещает вернуться и снова лечь на пол, позволив ей тоже занять свою прежнююпозицию. Поплакав, он согласился. Он выполнил свое обещание, но почти сразуначал яростнейшую борьбу за освобождение. Как только ему казалось, что онприближается к успеху, он удваивал усилия. Пока он отдыхал, она ела фрукты ипила кофе, разговаривала по телефону и читала книгу. Когда прошло более пятичасов, Джо сказал матери, просто и приниженно, что он отныне готов выполнятьвсе то, что она ему скажет. Мать ответила ему также просто и серьезно, что ееразмышления ни к чему не привели и она просто не знает, что она должна сказатьему. Он разразился слезами, но сквозь рыдания сумел сказать, что он знает, чтоделать. Она ответила, что очень рада этому, но ей кажется, что он не располагалдо сих пор достаточным временем, чтобы как следует продумать это. Будет оченьхорошо, если он подумает еще часок. Джо молча ждал, пока пройдет час, а мать вэто время спокойно читала книгу. Когда прошло более часа, она сказала мальчикуоб этом, но выразила желание дочитать главу до конца. Джо прерывисто вздохнул иначал тихонько плакать, пока мать заканчивала чтение.

Когда глава была наконец окончена, матьвстала и Джо тоже встал. Он робко попросил немного еды. Мать объяснила емуочень подробно, что обедать сейчас уже поздно и что завтрак едят до обеда, азавтракать сейчас тем более поздно. Она предложила ему просто попить холоднойводы и лечь в постель. Джо быстро уснул, но его разбудил запах вкусной еды. Егосестры ужинали и он попытался присоединиться к ним.

Мать объяснила ему просто, серьезно и весьмаподробно, что сначала принято есть завтрак, потом обед, а затем ужин. Кнесчастью, он пропустил завтрак, и поэтому вынужден был пропустить обед. И вотсейчас он вынужден пропустить ужин, но к счастью, завтра с утра он сможетначать свой новый день. Джо вернулся в спальню и плакал, пока не уснул. Матьэтой ночью почти не сомкнула глаз, а Джо проснулся только тогда, когда онапочти уже приготовила завтрак.

Джо вошел в кухню, где завтракали егосестры, и счастливый сел на свое место. Мать раздавала дочерям блины и сосиски.Перед Джо стояла большая чашка. Мать объяснила, что она специально для негосварила овсянку, которую он не очень любил. На глаза Джо навернулись слезы, ноон поблагодарил мать по семейному обычаю и жадно съел кашу. Мать сказала наэто, что она специально сварила много каши, чтобы он мог попросить добавки.Потом она жизнерадостно выразила надежду, что после завтрака останетсядостаточно каши для обеда. Джо старался съесть как можно больше, чтобыпредотвратить эту возможность. Но мать сварила действительно очень многокаши.

После завтрака Джо взялся за уборку в своейкомнате без всякого напоминания. Сделав это, он спросил мать, можно ли емунавестить соседей. Она совершенно не представляла, чем это может кончиться, норазрешила ему выйти. Спрятавшись за занавеску, она наблюдала, как он звонитсоседям. Когда дверь открылась, он что-то сказал соседу, попрощался и вышел наулицу. Как впоследствии она узнала, точно так же систематически, как он раньшетерроризировал всех соседей, он начал теперь завоевывать их доверие, извиняясьи обещая, что очень скоро он придет к ним, чтобы отремонтировать все то, что онсломал. Он объяснил, что для того, чтобы исправить все то, что он сломал, емупотребуется довольно много времени.

Джо вернулся к обеду, съел холодную, жирнуюовсянку: добровольно вызвался вытирать посуду, а затем сел за уроки, в то времякак его сестры смотрели телевизор. Ужин был обильный, но состоял из остатков, иДжо съел это спокойно без единого замечания. Когда пришло время спать, Джоотправился в спальню без всяких уговоров, в то время как его сестры оказалиматери обычное в этих случаях сопротивление.

На следующий день Джо пошел в школу, где онпродолжал извиняться и давать обещания. Обещания принимались с осторожностью.Вечером он поссорился с сестрой. Это была обычная детская ссора, и сестрапозвала на помощь мать. Как только мать вошла в комнату, Джо начал дрожать. Онапредложила детям сесть и рассказать, что случилось. Первой должна быларассказывать сестра. Когда пришла очередь Джо, он сказал, что во всём согласенс сестрой. На это мать ответила, что она хотела бы, чтобы Джо был совершеннонормальным восьмилетним мальчиком и как все нормальные восьмилетние мальчики,он бы иногда ссорился с детьми и имел другие подобные неприятности. Затем оназаметила, что их ссора была бесполезной и не имела смысла, поэтому ее лучшепрекратить. Дети покорно согласились с ней.

Добиться от матери Джо, чтобы она выполняламои инструкции, было очень трудно. Она закончила колледж и была умной женщинойс широкими общественными интересами и обязанностями. Я попросил ее описать весьтот ущерб, который Джо нанес школе и соседям. По мере того, как она это делала,размеры ущерба в ее сознании все возрастали и возрастали. (Растения могутвырасти снова, стекла можно вставить, рамы можно отремонтировать, норассказывая, она это совершенно не учитывала.)

Затем я попросил ее описать Джо "каким онобычно бывает" —счастливым, хорошо себя ведущим и действительно выдающимся ребенком. Я снова иснова давал ей задания сравнивать его настоящее и прошлое поведение. Каждый разсокращая описание, но все более четко выделяя самое главное. Затем я попросилее поразмышлять вслух о будущем Джо такого, "как обычно" и "такого как сейчас".Помогая ей нарисовать две эти резко контрастирующие друг с другом картиныбудущего сына, я делал наводящие замечания.

Затем я попросил ее проанализироватьабсолютно все возможные варианты своего поведения на предстоящий уик-энд и туроль, которую она должна в конце концов принять относительно Джо. Поскольку онаничего не знала, она была вынуждена занять совершенно пассивную позицию, а я,таким образом, получил возможность предложить ей свой план, я использовал ееподавленную агрессию и злость по отношению к сыну, а также его отклоняющеесяповедение. Я постарался преобразовать все это в адекватную произвольную оструюбдительность, с которой она должна была предупреждать все попытки сына доказатьее несостоятельность, подтвердив тем самым отсутствие у него чувствабезопасности. Самым важным фактором, который позволил мне установить с матерьюотношения сотрудничества, были ее возражения, внешне совершенно справедливые исостоящие в том, что ее вес, примерно 67 кг, слишком велик, для того, чтобысидеть на восьмилетнем ребенке. Сначала я тщательно избегал упоминания этогоаргумента. Я помогал матери систематически изложить все свои возражения противмоего плана, кроме одного, кажущегося неоспоримым, состоящего в том, что ее весслишком велик, чтобы его выдержал ребенок. По мере того как она укрепилась вэтом мнении, я с помощью тщательно подобранных слов дал свободу еевозрастающему желанию оказаться способной выполнить все мои инструкции, которыея детализировал все больше и больше, распространяя их на весьуик-энд.

Когда эмоциональная готовность материсформировалась в достаточной степени, я поднял вопрос о ее весе. Я простозаверил ее в том, что она не нуждается в мнении специалиста по этому поводу.Завтра она сама сможет обнаружить, что ее вес не нанесет ребенку никакоговреда. На самом деле, чтобы справиться с ситуацией, нужно будет к весу добавитьвсю ее силу, ловкость и внимательность. Она может даже проиграть бой, потомучто ее вес может оказаться даже недостаточным. (Мать не смогла проанализироватьрешающую силу последнего аргумента, который я представил ей столь просто. Япоставил ее в такое положение, что она должна была доказывать, что ее весслишком велик для того, чтобы осуществить задуманное. Для доказательства этоготребовались усилия со стороны сына, и я был уверен, что агрессивные реакциимальчика не позволят ему сдаться и пассивно лежать, когда мать будет сидеть нанем. Таким образом сын должен был помочь матери отказаться от тех защитныхаргументов, которые она против меня выдвигала и, кроме того, сама жестокостьего поведения должна 6ыла заставить ее признать обоснованность моихпредложений.) Впоследствии мать рассказывала:

"Как только эта лягающаяся лошадкапопробовала меня сбросить, я поняла, что если я хочу сохранить мою позицию, томне предстоит серьезнейшее дело. Вопрос теперь состоял в том, кто более ловкий,я должна была стараться изо всех сил. Потом я начала испытывать удовольствие оттого, что мне удавалось предвидеть его движения и с готовностью встречать их.Скорее всего это напоминало игру в шахматы.

И, конечно же, я научилась уважать и дажевосхищаться его ревностью и настойчивостью, получая огромное удовольствие оттого, что я фрустрирую его так же умело, как он раньше фрустрировалменя.

Но несмотря на это, один момент у меня былпросто ужасный. Когда он вернулся из туалета и лег снова на пол, он посмотрелна меня так жалобно, что я тут же хотела обнять его, но я помнила, что высказали мне не принимать его поражения из-за жалости, а следовало дожидаться,когда мы по-настоящему договоримся. Теперь, когда я знала, что победила, ястала тщательно следить за своими чувствами, чтобы мое поведение немотивировалось жалостью. Остальное удалось мне легкое я действительно моглаосмысливать, что и почему делаю".

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.