WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 47 |

Затем я вызвал ее на соревнования повелосипедному спорту, утверждая, что я могу кататься на велосипеде оченьхорошо, что она и так знала. Я смело утверждал, что победа будет за мной итолько ее убеждение в том, что я проиграю, позволило ей принять предложение.Однако она обещала постараться как следует. Шесть месяцев назад ей подариливелосипед, но проехала она едва ли за квартал от своего дома.

В назначенное время она вышла из дома свелосипедом, но потребовала: "Вы должны играть честно. Вы не должны позволитьмне победить просто так. Вы должны стараться изо всех сил. Я знаю, что выумеете ездить достаточно быстро для того, чтобы победить меня. Я буду наблюдатьза вами, чтобы вы не мошенничали".

Я сел на велосипед, она тоже. Но она незнала, что одновременное использование двух ног при езде на велосипеде даетсямне страшно трудно, обычно я использую только левую ногу. Поэтому, наблюдая замной, она могла заметить, что я трудолюбиво кручу педали двумя ногами, но приэтом еду не так уж быстро. И наконец, убедившись, что я не мошенничаю, онавырвалась вперед и победила меня в этом соревновании.

Это был наш последний терапевтический сеанс.Вскоре после этого она стала чемпионом школы по кеглям и прыганью черезверевочку. С учебой, конечно же, она тоже справлялась. Через год девочканавестила меня, чтобы узнать, каким образом я позволил ей победить себя нанаших велосипедных гонках. То, что она научилась играть в кегли, прыгать черезверевочку и кататься на роликах, конечно же, необычайно сильно укрепило ее Эго,но она дискредитировала эти свои достижения, ссылаясь на мои физическиедефекты. Но с велосипедными гонками было иначе. Она объяснила, что ей былоизвестно, что я хороший велосипедист. Поэтому она была уверена в том, что ямогу ее опередить, и у нее не было никакого намерения выиграть задаром. Тотфакт, что я старался изо всех сил, но она все-таки победила меня, окончательноубедил ее в том, что она "может делать все". Воодушевленная этим убеждением,она вернулась в школу, где вся ситуация оказалась для нее вызовом, позволившимей реализовать себя.

Таким образом, как мы видим, Эриксон готовиспользовать свои физические дефекты как инструмент терапевтической процедуры.Надо сказать, что степень его дефекта, как правило, преуменьшается: послепервого приступа полиомиелита, когда ему было семнадцать лет, он совершилводный поход на каноэ, пройдя тысячу миль, причем сделал это в одиночку, чтобывосстановить свои силы. После второго приступа, в 1952 году, он, пользуясьдвумя тростями, прошел по одному из самых трудных маршрутов вАризоне.

В данном примере мы знакомимся с уникальнымслучаем наведения транса, называемым "индукцией с помощью игры в кегли". Крометого, здесь ясно видна готовность Эриксона делать все, что может привести кизменению. Если надо устроить на улице велосипедные гонки, он ихустраивает.

Для эриксоновского подхода типично также иследующее: если родители и ребенок борются друг с другом и обе стороны терпят вэтой борьбе поражение, он организует ситуацию так, что обе стороны начинаютвыигрывать. Довольно часто ему удается достичь этого, оставляя предмет борьбы встороне и рассматривая спорный вопрос с совершенно неожиданной точки зрения,как, например, в следующем случае:

Ко мне привели мальчика, который должен былучиться в седьмом классе, но он не умел читать. Его родители настаивали на том,что он умеет читать, но он, когда они заставляли его это делать, отказывался,потому что, по его словам, читать он не умел. Уже не первое лето отнимали унего занятия с репетитором. Реагировал он на это отказом от чтения. Я началработать с этим мальчиком, сказав ему: "Мне кажется, что твои родители довольноупрямые люди. Ты знаешь, что ты не умеешь читать, и я знаю, что ты не умеешьчитать. Твои родители привели тебя ко мне и потребовали, чтобы я научил тебячитать. Между нами, давай-ка забудем об этом. Я должен что-то сделать для тебяи мне следует сделать для тебя что-то приятное. Скажи мне, что ты любишь делатьбольше всего" Он ответил: "Каждое лето я хочу поехать на рыбалку с моимотцом".

Я спросил его, где его отец ловит рыбу. Онрассказал мне, что его отец, который работал полицейским, ловил рыбу в штатахКолорадо, Вашингтон, Калифорния и собирался даже отправиться на Аляску. Онловил рыбу во всех хороших местах на побережье. Я захотел узнать, знает лимальчик, как называются города, вблизи которых расположены эти прекрасные местадля ловли рыбы. Мы нашли карту западного побережья и стали искать на ней этигорода. Мы не читали то, что там написано. Мы смотрели на названия городов.Смотреть на карту —это не означает читать слова.

Иногда мне случалось перепутать эти города,а он поправлял меня. Я искал город Колорадо-Спрингс в Калифорнии и он былвынужден поправить меня. Он не читал, он поправлял меня. Он быстро нашел накарте те города, которые нас интересовали. Он не знал о том, что он прочитываетназвания. Мы хорошо провели время, разглядывая карту и находя хорошие места длярыбной ловли. В следующий раз он с удовольствием явился ко мне, чтобы обсудитьразные вопросы, касающиеся рыбной ловли, например разные виды наживки. Крометого, мы рассматривали энциклопедию, находя там описания разных рыб.

В конце августа я сказал ему: "Давайподшутим над твоими учителями и родителями. Ты знаешь, что когда начнутсязанятия в школе, тебе дадут разные тексты на чтение. Родители очень обеспокоенытем, как ты с ними справишься, как, впрочем, и твои учителя. Давай сделаем так:ты возьмешь хрестоматию для первого класса и начнешь читать ее медленномедленно, запинаясь на каждом слове. Слова произноси только по слогам.Хрестоматию для второго класса ты будешь читать немного лучше, а для третьего— еще чуть-чуть лучше.А хрестоматию для восьмого класса ты будешь читать прекрасно". Он счел этопрекрасной шуткой. Все это он проделал блестяще. Затем он, прогуляв уроки,явился ко мне, чтобы рассказать, какими потрясенными были лица родителей иучителей.

Если бы он получил задание прочитатьхрестоматию для первого класса хорошо и выполнил его, то это бы означало, что вборьбе с родителями и учителями он потерпел поражение. Но когда он не смогэтого сделать, а затем перескочил через седьмой класс, чтобы блестяще прочитатьотрывок из хрестоматии для восьмого класса, это сделало его победителем. Емуудалось запутать учителя, ввести в заблуждение родителей и стать признаннымпобедителем.

Поскольку терапия Эриксона в основномдирективна, важным моментом его искусства являлось умение убедить людейследовать его директивам. Один из способов такого убеждения заключался в том,чтобы начать говорить о чем-либо, а затем отклониться от темы. Он сам описывалэту процедуру так:

Когда я беседую с семьей, с супружескойпарой, или с матерью и сыном, я делаю определенные вещи. Люди приходят запомощью, но не только за ней, а еще за тем, чтобы получить подтверждение своейправоты, сохранив, таким образом, свою репутацию в глазах окружающих и в своихглазах. Учитывая это, я склонен выражаться так, чтобы они думали, что я на ихстороне. Затем я на приемлемое расстояние отхожу от темы, оставляя их тем самымв состоянии неопределенности и формирующегося ожидания. Они вынуждены принятьмое отклонение от темы. Но они не ожидают, что я буду отклоняться от нее именнотаким образом. Неустойчивое равновесие, неопределенность — это некомфортное состояние, и всесильнее и сильнее они хотят, чтобы я разрешил этот вопрос, который сам поставилна повестку дня, но оставил его на грани разрешения. Стремясь к этомуразрешению, они в большей мере склонны принять то, что им будет сказано. Ониочень хотят, чтобы я сделал решительное заключение. Если же сразу вы выдадитеим инструкцию, они могут начать спорить с вами. Но если вы сначала отклонитесьот темы, они начнут надеяться, что вы к ней вернетесь, и когда это произойдет,они будут только приветствовать ваше решительное утверждение.

Этот прием Эриксон иллюстрирует двумяпримерами. В обоих случаях он имел дело с двенадцатилетниммальчиком.

Мать привела Джонни к Эриксону потому, чтоон каждую ночь мочился в постель. Мать хотела помочь ему избавиться от этого,но отец был против. Отец был холодным, суровым человеком и обвинял свою жену втом, что она "слишком нянчится с сорванцами". Когда мальчик подходил к отцу,тот отталкивал его. Мать старалась оправдать поведение отца. Реакция мальчикана это была такой: "Я хочу добиться любви от моего отца, но он меня не любит,мать встает поперек дороги и ведет себя таким образом, что отец больше неощущает необходимости любить меня". Единственное, что мальчик помнил из словотца, было его мнение о том, что каждый ребенок мочится в постель, и что еслион этого не делает, то он ненормальный, и что он сам мочился в постель почти дошестнадцати лет. Мать, конечно, не считала это нормальным и хотела избавитьсына от этого. Эриксон рассказывал об этом:

Я пригласил на беседу отца, чтобы составитьсебе мнение о нем. Это был человек с громким голосом, который зашел в кабинет,сел и начал говорить со мной так, как если бы я был на расстоянии двадцатиметров от него. Он спросил меня, известно ли мне о том, что все дети мочатся впостель, пока им не исполнится примерно шестнадцать лет. Так было с ним, с егоотцом, скорее всего, со мной, как и с другими мальчиками. И что за глупостинасчет того, чтобы вылечить ребенка от этого Я позволил ему объяснить мне всеэто. Наша беседа очень понравилась ему и он долго тряс мне руку. Он сказал, чтоему редко попадались такие умные собеседники.

Когда ко мне пришли мать и сын, женщинасказала: "Муж сказал, что он вам все объяснил". Я ответил: "Да, это так, он этообъяснил, и очень подробно". На ее лице читалось: "Да, представляю это себе". Усына при этом было страдальческое выражение лица. Я сказал им: "Что касаетсяменя, то я собираюсь забыть абсолютно все, что он сказал. Вы не должны этогоделать, но вас при нашем разговоре не было и вы лишь приблизительнопредставляете то, что он мне сказал. Я собираюсь забыть, как он себе все этопредставляет, потому что мне важно лишь то, как себе представляете это вы, я иДжонни. Мне важно только это".

Понимаете ли вы, что было сделано Сначала яприсоединился к Джонни, а затем сделал это еще раз. Сначала я объединился сДжонни, а затем заставил мать объединиться со мной. Вы видите, что Джоннитеперь на моей стороне, потому что я собираюсь забыть то, что сказал его отец,а Джонни хотел бы сделать то же самое. Затем я заставлю мать присоединиться комне, забывая то, что сказал отец. Таким образом отец оказывается в стороне, нопри этом никто его не отталкивал. Я внимательно выслушал его и они об этомзнали. Он пришел домой и сразу же рассказал им об этом. И я сразу же забыл обэтом, причем не испытывая ни страдания, ни злости. Отца невозможно быловключить в процесс лечения, поскольку его суждения были непоколебимыми, ипоэтому его следовало изолировать.

Когда мне удалось составить мнение оботношениях матери и сына, то оказалось, что Джонни весьма агрессивно настроенпротив матери. Он злился на нее и боролся с ней по поводу энуреза. Я сказалДжонни, что у меня есть для него лекарство, но оно определенно ему непонравится. Это будет эффективное лекарство, оно со всей определенностьюпоможет ему, но оно ему совершенно не понравится, но его матери оно непонравится еще больше. И что же было делать Джонни Если матери это непонравится еще больше, чем ему, то это будет прекрасно. Он был готов на все,чтобы досадить своей матери.

Я сделал Джонни довольно простоепредложение. Я предложил, чтобы его мать вставала каждый день в четыре или пятьчасов утра и, если его постель оказывалась мокрой, она должна была разбудитьего. Если же постель была бы сухой, он мог бы продолжать спать. Но если постельбудет мокрой, он должен был вставать, сесть за стол и начать переписывать тукнигу, которую он себе выберет. Он мог заниматься этим с четырех до семи часовутра или с пяти до семи. Мать должна была наблюдать за ним, пока он это делал.Переписывая книгу, надо было работать над своим почерком. Почерк у мальчикадействительно был ужасный и нуждался в исправлении.

Предложение вставать в четыре-пять часовутра показалось Джонни ужасным, но мать должна была вставать еще немногораньше. Неприятным было также и то, что мать должна была сидеть и наблюдать,как он пишет, но ведь писать он должен был только тогда, когда постель будетмокрой. Вообще-то ничего более неприятного нельзя было себе и представить— вставать в четыречаса утра, чтобы работать над улучшением своего почерка.

Они начали выполнять эту процедуру и оченьскоро перестали делать это каждое утро. Несколько позже мать обнаруживаламокрую постель только два раза в неделю. Затем это случалось с мальчиком каждыедесять дней. Но мать по-прежнему должна была вставать в четыре часа утра каждоеутро и проверять постель мальчика.

Наконец дело ограничилось одним разом вмесяц, а потом Джонни вообще избавился от симптома. У него появился первый вего жизни друг. Дело было летом, и к нему начали приходить дети, а он началходить в гости к ним. Когда в сентябре он пошел в школу, он начал приноситьоттуда гораздо лучшие, чем раньше, оценки. И это было его первым реальнымдостижением. В данной ситуации мать играла против сына, а сын — против матери. Я использовалпростую схему: "У меня есть для тебя лекарство, но тебе оно не понравится".Затем я отклонился от темы и заговорил о том, что матери оно не понравится ещебольше. Джонни хотел, чтобы я поскорее сказал ему, что это за лекарство. Этожелание всецело завладело им. Непосредственной целью стало улучшение почерка, асухая постель стала как бы привходящим условием, более или менее приемлемым.Мокрая постель перестала быть центром, приковывавшим все внимание и эмоциимальчика.

Мать, наблюдая за тем, как улучшается почеркее сына, могла гордиться его достижениями. Он тоже мог гордиться этим. Когдаони пришли ко мне вдвоем, чтобы показать образцы нового почерка Джонни, яувидел прилежного ребенка и прилежную мать, гордящуюся успехами сына. Я листалтетрадку страницу за страницей и рассматривал по отдельности буквы "Н", "Е" и"Т", комментируя достоинства почерка мальчика. Поскольку у Джонни была теперьвсегда сухая постель, отец стал раньше приходить с работы и играть с мальчикомв мяч. Отец реагировал на излечение мальчика удивительным образом, он сказалему: "Ты научился не мочиться в постель гораздо быстрее, чем я, потому что,должно быть, ты гораздо умнее меня". Он оказался очень щедрым. Меня онсовершенно исключил из ситуации. Помог его сыну не психиатр, это он сам, отец,передал ему по наследству могучую силу ума. Выздоровление Джонни стало общимдостижением семьи, отец не уставал хвалить Джонни, и мальчик, таким образом,получил признание и принятие со стороны отца.

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.