WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |

Изучая девочку, я думал над тем, что здесьможно сделать. Наконец, у меня созрел план. Закончив осмотр матери, я сделалтак, чтобы девочка находилась точно сзади меня. Я сидел на кровати, беседуя сматерью, затем медленно и осторожно начал вставать, а затем внезапно сделал шагназад. При этом я изо всех сил наступил девочке на ногу. Она, конечно,взвизгнула от боли. Я повернулся к ней и находясь в абсолютном гневе, сказал:"Если не можешь вырастить свои ноги настолько, чтобы они были достаточнобольшими и заметными для мужчины, то причем тут я!" Девушка озадаченнопосмотрела на меня и продолжала смотреть, пока я писал рецепты и звонил ваптеку. В этот же день девушка спросила у матери, может ли она пойти в кино,где она не была уже несколько месяцев. Затем она пошла в школу и в церковь, итаким образом ее добровольное трехмесячное заключение закончилось. Черезнекоторое время я проверил, как идут дела у девочки и оказалось, что онапродолжала оставаться дружелюбной и общительной. Она не осознала, что я сделал,равно как не осознала этого ее мать. Мать заметила лишь, что я был невежлив сее дочерью. Но с возвращением дочери к нормальной жизни она это несвязала.

Кажется совершенно очевидным, что этатехника базируется на гипнотической ориентации. Как говорит об этом Эриксон: "Вэтой ситуации девушка не могла ни отвергнуть комплимент, ни оспорить его. Еслиона не смогла вырастить свои ноги достаточно большими, чтобы их смог заметитьмужчина, девушка не могла сказать мне, что я был неловок, ведь я был врачом еематери. Она не могла и отомстить мне. У нее оставался один выход — принять абсолютное доказательствотого, что ее ноги малы". Эриксон нередко использовал гипноз для того, чтобывнедрить в сознание субъекта идею, которую тот не мог бы отвергнуть. В данномже случае он достиг этой цели в повседневной ситуации, не прибегая кгипнозу.

Важным аспектом эриксоновского подхода кдетям является банальное допущение того, что дети являются естественнымиантагонистами родителей. Они принадлежат к другому поколению, а конфликт междупоколениями — вещьестественная. Это допущение может вызвать дискомфорт у тех, кто привык думать одетях и родителях с точки зрения сплоченности. Однако странно, что очень частосплачивает детей и родителей ни что иное, как утверждение о том, что онипредставляют конфликтующие интересы. Однажды в беседе Эриксон сказал об этомтак: "Если вы говорите с супружеской парой, вы можете спросить, что им нравитсядруг в друге. Если же вы беседуете с ребенком, спросите, что ему не нравится вего родителях".

Следуя этому допущению, Эриксон довольночасто объединяется с ребенком против родителей. Это означает всего лишь, чтодля достижения терапевтических целей целесообразно объединяться с ребенком, ане с его родителями. Но он может объединяться с родителями против ребенка,знает об этом ребенок или нет.

Когда он объединяется с ребенком, он можетлибо прямо выходить на проблему, либо общаться с ребенком по поводу проблемыпосредством аналогий или метафор.

Мать десятилетнего мальчика обратилась комне по поводу того, что он каждую ночь мочится в постель. Они всячески пыталисьпрекратить это. В кабинет они его просто втащили, в буквальном смысле этогослова. С одной стороны его под руку держал отец, с другой — мать, а он просто волочил ноги пополу. Они положили его на пол лицом вниз. Я отослал родителей и закрыл дверь.Мальчик рыдал.

Когда он сделал паузу, чтобы набрать влегкие воздуха, я сказал: "Проклятье, разве можно так делать! Терпеть этого немогу, черт побери". То, что я сказал, его удивило, он поколебался, переводядыхание, но я сказал ему, что он может продолжать плакать. Он снова зарыдал икогда он опять остановился, чтобы перевести дыхание, зарыдал я. Он повернулсяко мне, а я сказал: "Теперь моя очередь". Закончив, я сказал: "Теперь твояочередь". И он опять зарыдал. Потом зарыдал я и сказал, что теперь долженрыдать он. После этого я продолжил: "Мы, конечно, можем продолжать так же, ноэто очень утомительно. Я лучше продолжу это в кресле. А вон там есть еще односвободное кресло". Я сел в кресло и пришла моя очередь, затем он сел в кресло ипришла его очередь. Таким образом способ взаимодействия на будущее былопределен: я сделал так, чтобы мы рыдали по очереди, затем я изменил игру такимобразом, чтобы мы стали делать это сидя в креслах. Затем я сказал: "Знаешь,твои родители приказали мне вылечить тебя, чтобы ты не мочился в постель. Кемэто они себя вообразили, что посмели приказать мне" Мальчика наказывалидостаточно часто и, таким образом, я теперь оказывался на его стороне. Я сказалему: "Давай лучше поговорим о чем-нибудь другом. О том, как мочатся в постель,мы не будем говорить. О чем же можно поговорить с десятилетним мальчиком Тыходишь в школу И у тебя красивые, плотные запястья. Красивые, плотные лодыжки.Знаешь, я врач, а врачи всегда проявляют интерес к тому, как сложен человек. Утебя красивая, округленная, хорошего объема грудная клетка. Ты не относишься кэтим людям с впалой грудью и покатыми плечами. У тебя выпуклая грудная клетка.Уверен, что ты хороший бегун. Благодаря твоему компактному телосложению, ты,несомненно, хорошо владеешь своими мышцами". Я объяснил ему, что такоекоординация движений и предположил, что он должен преуспеть в тех видах спорта,которые требуют тонких мышечных навыков, а не только мяса и костей. Нет, нет, яимею в виду игры, которые требуют тонких навыков и умений. Я спросил, какиевиды спорта он любит, и он ответил: "Бейсбол и стрельбу из лука". Я спросил:"Хорошо ли ты стреляешь из лука" Он ответил: "Вполне нормально". Я сказал: "Иконечно же, это требует зоркого глаза, твердой руки и координации движенийвсего тела". Оказалось, что его младший брат играл в футбол и был выше, нежелипациент, как, впрочем, и все остальные члены семьи. "Футбол — прекрасная игра для тех, у когоесть достаточное количество мышц и костей. Для этих длинныхпереростков".

И вот мы говорили о том, о сем, и, вчастности, о координации движений мышц, я сказал: "Знаешь, когда ты натягиваешьтетиву и наводишь стрелу на цель, как ты думаешь, что происходит со зрачком Онсужается". Я объяснил ему, что есть мышцы плоские, короткие, длинные и,наконец, кольцеобразные, "как, например, мышца, которая находится в самом низутвоего желудка, знаешь, когда ты ешь, эта мышца сокращается и кольцо смыкаетсяи, таким образом, еда остается в твоем желудке, пока она не переварится. Когдажелудок захочет избавиться от еды, эта кольцевая мышца на дне желудкаоткроется, желудок освободится и снова закроется в ожидании того момента, покаты снова поешь. Мышца на дне твоего желудка — а где находится дно желудка, еслиты маленький мальчик Она всегда внизу".

Итак, мы обсуждали это в течение часа и вследующую субботу он пришел ко мне один. Мы еще немного поговорили о спорте и отом, о сем, но не о том, как мочиться в постель. Мы беседовали о бойскаутах, опоходах и других вещах, интересных для маленького мальчика. На четвертый раз онзашел ко мне широко и торжествующе улыбаясь. Он сказал: "Знаете, моя мама многолет пытается бороться со свей привычкой. Но она не смогла ее преодолеть". Егомать курила и старалась бросить это. Я сказал: "Да, верно, некоторые могутрасстаться с дурной привычкой очень быстро, другие же разводят вокруг этогосплошные разговоры, но ничего не делают". Затем мы перешли на другиетемы.

Через шесть месяцев он зашел, чтобы простонавестить меня и снова появился, будучи уже старшеклассником. Сейчас он учитсяв колледже.

А я всего лишь поговорил с ним о кольцевоймышце на дне желудка, которая может замыкаться и удерживать содержимое до техпор, пока от него не захочет освободиться. Конечно, дело здесь заключалось виспользовании символического языка, но это прекрасное введение относительноглаза, руки, координации движений было необходимо. У мальчика прошел энурез,причем в наших беседах мы не упоминали о нем даже словом.

Несмотря на то, что Эриксон предлагал дляобсуждения самые разнообразные, искусные способы решения труднейших проблем, онсталкивался и с такими проблемами, которые не мог разрешить.

Вот пример:

Ко мне направили двенадцатилетнего мальчика.Я знал многих его родственников и, таким образом, был немного осведомлен о том,что происходило у него в семье. Его мачеха рассказывала мне, что однажды утромон спустился к ней на кухню, держа в руках велосипедную цепь. И он сказал ей:"Я хочу посмотреть, как ты танцуешь". Она ответила: "Ты шутишь" Он ответил:"О, нет". И указал на ребенка, которому не было еще и года, сидевшего в высокомкреслице. "Видишь ребеночка" — сказал он и поднял цепь. И вот она танцевала на этой кухне втечение часа. Ко мне его привел отец. Я никогда не видел такого крайне злобногоребенка. В конце концов я сказал ему: "Знаешь, ты мне не нравишься, а я ненравлюсь тебе, и ты специально используешь такие интонации, которые действуютна нервы даже мне. А сейчас я собираюсь сказать твоему отцу, чтобы он забралтебя отсюда и отвел к другому психиатру". Мне хотелось побить этого ребенка.Его интонации были крайне приспособлены к тому, чтобы раздражать людей. То, чтоон мне продемонстрировал, было настоящим искусством. Он знал, что он делал это.Отец просил меня встретиться с мальчиком еще раз, но я отказался.

Трудно сказать, почему Эриксон решил неработать с мальчиком. По-видимому, это связано с тем, что он не мог сохранитьэмоциональную нейтральность в ответ на провокации ребенка и это помешало бы емуработать эффективно. Но, со всей очевидностью можно сказать, что при отборепациентов Эриксон не руководствовался ни тяжестью проблемы, ни сложностьюсемейной ситуации. Следующий пример иллюстрирует это.

Ко мне пришла мать с просьбой заняться еесыном. Она сказала: "Он лгун и мошенник, и с помощью своих вспышек гнева онподчинил себе всех в доме. А ругается он самыми страшными словами, которыетолько можно себе вообразить".

Мать была очень озлоблена. Она рассказала:"Его отец —сексуальный извращенец. Я не знаю в точности, каким извращением он страдает. Втечение какого-то периода времени он спал со мной, но все равно у него массавсяких перверсий. Он использует женскую одежду для осуществления своихперверсий. Мне кажется, что он эякулирует на мою одежду, и я потом должнаносить ее в чистку. Сын встречается с отцом не очень часто. Отец не выдержан ичасто кричит на мальчика".

Она сказала, что мальчик не хотел приходитько мне, но она сказала, что если будет надо, то она приведет его силой. Онарассказала также, что водила его к другим врачам, но он устраивал такиескандалы в кабинетах, что врачи отказывались иметь с ним дело. Она ввела его вкабинет. Это был очаровательный, красивый мальчик с нежным голосом. Он сказал:"Я думаю, мама про меня вам уже все рассказала".

Я ответил: "Она рассказала мне некоторыевещи, которые ей известны, но отнюдь не все о тебе. Существует очень многопрямо касающихся тебя вещей, о которых знаешь только ты, и ни одной такой вещиона мне не рассказала. Я хочу знать, не хочешь ли ты рассказать мне что-нибудьиз этой области".

Он сказал: "Вряд ли".

Я сказал: "Давай поставим хотя бы одну точкунад "и" прямо сейчас. Я мог бы сидеть здесь и тратить свое время, ничего неделая, и это лучше, чем смотреть на тебя, как ты катаешься по полу от злости.Ну, и что теперь будет Будешь кататься по полу от злости или мы будем простосидеть и тратить понапрасну время, или же перейдем к делу"

Он ответил: "Это не пройдет" и улыбнулся."Мы можем тратить время, переходить к делу, но мои припадки злости будутпо-прежнему оставаться со мной". Он был проницательным и остроумныммальчиком.

Мне так и не пришлось увидеть его приступовзлости. Мне удавалось сильно рассердить его. Однажды он забросал комками грязии водяными бомбами соседей. Я попросил его описать ту гордость, радость,счастье и триумф, которые он ощутил, бросая бомбу. Это привело его в ярость. Ясказал:

"Ты готов сейчас показать свою вспышкузлости. Здесь этого с тобой еще не случалось и сейчас ты имеешь прекраснуювозможность для этого. И что же ты собираешься делать сейчас, взорваться илирассказать мне что ты чувствовал" И он описал мне свою злость.

Его поведение дома улучшилось и у негопоявились друзья. Сейчас он ведет себя дома и в школе очень хорошо и испытываетмассу удовольствия от своей продуктивности. Над своим прошлым поведением онсмеется.

У Эриксона не было установленного метода.Его подход ориентирован на конкретную личность и ее ситуацию, и он считал, чтотолько из опыта психотерапевт может сказать, что надо делать с данным ребенком.Успешность проводимой Эриксоном терапии объясняется, в частности, егоупорством. Если какая-либо примененная им процедура не срабатывала, онпереходил к другой процедуре. Кроме того, он всегда был готов работать нетолько на своей территории. Он ходил к пациентам домой и работал с ними там,где требовалось. Следующий случай иллюстрирует и эту его готовность, и тунастойчивость, с которой Эриксон настаивал на своих способах взаимодействия сребенком, вопреки желаниям родителей.

Девятилетняя девочка начала плохо учиться изамкнулась в себе. Когда ее спрашивали, в чем дело, она сердито и со слезамиотвечала: "Просто я ни на что не способна".

Раньше она училась очень хорошо, но играя сподругами, проявляла себя неумелой, неловкой и нерешительной... Родители былиозабочены исключительно ее оценками и именно в этой связи просили моей помощи.Поскольку девочка не хотела приходить ко мне, я навещал ее каждый вечер у неедома. Я узнал, что некоторые девочки ей не нравятся, так как они только изнают, что играть в кегли, кататься на роликах и прыгать через веревочку. "Иникогда не развлекаются по-настоящему".

Я узнал, что у нее есть кегли и мячик, ночто "играет она ужасно". Так как в результате перенесенного полиомиелита я неполностью владел правой рукой, я сказал ей, что я могу играть еще "болееужасно", чем она. Мой вызов был принят. Мы начали играть и вскоре в игревозникло настроение здорового соревнования и стало возможным установить с нейраппорт и относительно легко индуцировать ее транс, сначала легкий, затемсредней глубины. Мы играли, когда она находилась в состоянии транса, и когдаона была в бодрствующем состоянии. Через три недели она уже играла прекрасно,хотя ее родители были крайне недовольны тем, что я, якобы, не проявлял никакогоинтереса к ее учебе.

Через три недели я объявил, что катаюсь нароликах еще хуже, чем она, поскольку я не полностью владею правой ногой.События развивались точно так же, как и при игре в кегли, но на этот раз нампонадобилось всего две недели, чтобы она научилась кататься на роликах какследует. Затем мы начали обучаться прыгать через веревочку, проверяя, сможет лиона научить меня этому. Через неделю она прыгала прекрасно.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.