WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |

Чтобы разрешить проблему этой молодой пары,мы применили простую процедуру в стиле Эриксона. Поскольку жена считала себябеспомощной в данной ситуации, я разговаривал, обращаясь к мужу, она жеучаствовала в разговоре, делая поправки и высказывая возражения. Разговоркасался их планов на будущее, и муж сказал, что они надеются, в конце концов,вернуться к себе домой. Жена со слезами согласилась с ним. В ответ на мойвопрос муж также сказал, что он всегда может на пару недель освободиться отработы, чтобы помочь жене ухаживать за ребенком, когда они переедут в свой дом.Поскольку с тем, что надо возвращаться домой, были согласны все, то оставалосьлишь определить срок, когда это произойдет. Довольно резко я спросил мужа: «Нерано ли будет, если вы вернетесь в среду" Среда наступала через два дня. Муждовольно нерешительно согласился, предположив, что это возможно. Жена пересталарыдать и начала протестовать, утверждая, что два дня это недостаточный срок,потому что дом был закрыт в течение многих месяцев и там надо как следуетубрать. В ответ на мой вопрос муж сказал, что он сможет взять два выходных дняи посвятить их подготовке дома к переезду. Жена рассердилась и сказала, что онине успеют, поскольку детскую нужно отремонтировать и, кроме того, сделать ещеочень многое. Но я продолжал настаивать на том, что они могут переехать уже всреду. Она упрямо отстаивала свое. Так продолжалось некоторое время, пока онане сказала сердито, что до субботы у них все равно ничего не получится.Компромисс был достигнут, и все согласились с тем, что надо переезжать вчетверг, причем жена была очень довольна тем, что ей удалось снять среду сповестки дня. В течение трех последующих дней жена была так занята уборкой иремонтом, что у нее не осталось времени осознать сам факт переезда. Родителимужа были поставлены перед свершившимся фактом и могли лишь помочь импереехать.

Мужу хватило всего недели, чтобы помочь женеадаптироваться. Через неделю он вернулся на работу. Молодая мать прорыдаланесколько дней, но при этом ухаживала за ребенком очень хорошо. Через двенедели она не только перестала плакать, но и выражала полную уверенность в том,что она способна быть матерью, и уверенность эту она оправдывала своимидействиями. Психиатра она более не посещала.

При таком способе лечения может стать вопросо том, была ли в действительности разрешена проблема, если даже мать теперьвела себя нормально. Что породило симптом и что ожидает эту женщину в будущемВпоследствии состояние этой женщины оставалось нормальным, а ее младенец выроси превратился в здорового, счастливого ребенка (каким он и был в периоддепрессии матери). Что же "скрывалось" за симптомом, осталосьнеизвестным.

Этот случай является примером того, какудивительно быстро можно вылечить человека, если разделять эриксоновскуюпредпосылку о том, что отдаленная цель терапии должна быть и непосредственнойцелью. Если конечная цель "лечения" состоит в том, чтобы женщина началаухаживать за своим ребенком в своем собственном доме, живя с мужем, готовымвзять на себя ответственность за семью, то следует предпринять немедленныедействия, направленные на достижение этой цели. Цель не может быть достигнута,пока не преобразована жизненная ситуация, и проблема состоит именно в созданииболее нормальной жизненной ситуации. Чтобы изменить микросоциальную ситуацию,не обязательно вылечивать всех членов семьи, предписывая им терапию, как этопредставляют себе некоторые сторонники семейной терапии. Очень часто терапия,проводимая с одним из членов семьи, может изменить всю ситуацию, а для этойпары являлась нормальной ситуация правильного функционирования на стадии уходаза младенцем. Они нуждались лишь в помощи, которая дала бы им возможностьпреодолеть кризис, препятствующий переходу на эту стадию.

После рождения ребенка наступает длящийсянесколько лет период ухода за маленькими детьми и вхождения в сложную рольродителей. Хотя и в этот период возникают проблемы, чаще кризисы возникают,когда дети достигают школьного возраста и у них становится больше обязанностейперед обществом. В этот период как дети, так и родители делают свои первые шагик расставанию друг с другом.

Если у ребенка в этот период появляютсяпроблемы, то чаще всего причиной этого является несоответствие ранееадаптивного внутри семьи поведения новым внешним обстоятельствам. Широкораспространены проблемы, которые возникают в результате неспособности ребенкаходить в школу. Причины этого могут скрываться в доме, в школе или же вовзаимодействии дома и школы. Обычно причины трудностей надо искать в семье, ноэто совсем не означает, что из-за проблемы ребенка на лечение следует брать всюсемью. Но это означает, что психотерапевт, совершая вмешательство, долженучитывать при этом ситуацию в семье.

При работе с детьми Эриксон использовалмножество процедур. Иногда он привлекал к лечению родителей, или же простопросил их сотрудничать с ним, выполняя определенные действия. Но он мог исовершенно исключить родителей из процесса лечения и объединиться с ребенкомпротив родителей и против всего остального мира.

Критическое значение "игры" в эриксоновскойтерапии становится наиболее очевидным при его работе с детьми, но это отнюдь неигровая терапия в обычном смысле этого слова. Так же, как и при работе совзрослыми, Эриксон не ставит себе цели помочь ребенку понять, что он чувствуетпо отношению к своим родителям, или понять значение своих переживаний. Эриксонставит себе цель совершить изменение. При работе с детьми он использовал игипноз, но следует отдать себе отчет в том, что это был совершенно необычныйгипноз. Он никогда не использовал обычную процедуру индуцирования транса, апросто реагировал на ребенка, используя его язык и видение ситуации, ирассматривал это как часть гипнотической техники. Сейчас мы приведем примерэтой техники, где Эриксон взаимодействовал со своим собственным ребенком (ончасто рассказывал случаи со своими детьми, чтобы проиллюстрировать то или иноесвое утверждение).

Трехлетний Роберт упал с лестницы, рассекгубы и вогнал передний зуб обратно в десну. Он истекал кровью и громко кричалот боли и страха. Мы с женой поспешили ему на помощь. Едва увидев, как он лежална земле, рыдая с полным крови ртом, можно было понять, что ситуация требуетсрочных и правильных мер.

Никто из нас не попытался поднять его.Вместо этого, как только он сделал паузу для того, чтобы снова набрать в легкиевоздуха для нового рыдания, я быстро сказал ему очень просто, твердо и ссочувствием: «Ужасно больно, Роберт. Тебе просто ужасно больно».

И сразу же, без малейших колебаний, мой сынпонял, что я знаю, о чем говорю. Он мог согласиться со мной, и он знал, что ятоже полностью согласен с ним. Поэтому он мог теперь слушать меня и доверятьмне, поскольку я продемонстрировал, что я полностью понимаю ситуацию. Впедиатрической гипнотерапии нет ничего более важного, чем такое обращение кпациенту, которое давало бы ему возможность согласится с вами и начать уважатьвас за то, что вы можете настолько правильно и полно понять ситуацию, как онсчитает со своей точки зрения. Затем я сказал Роберту: "И это будет ещеболеть". Сделав это простое утверждение, я выразил в словах его страх,подтвердил его понимание ситуации, еще раз продемонстрировал, что я хорошопонимаю все это и полностью соглашаюсь с ним, поскольку в этот момент он могединственно предвидеть, что впереди его ждут только страдания иболь.

Следующий шаг для него и для меня состоял втом, чтобы сделать такое следующее утверждение, как в тот момент, когда онделал вдох: "И ты очень хочешь, чтобы перестало болеть". И снова мы находилисьв полном согласии и я оправдывал и даже поощрял его желание. И это было егожелание, исходящее изнутри и представляющее собой настоятельную потребность.Определив всю ситуацию таким образом, я мог теперь предложить утверждение,которое могло быть принято с некоторой вероятностью. Это было такое внушение:"Может быть, оно скоро перестанет болеть, через минутку или две". Это внушениеполностью согласовывалось с его собственными желаниями и потребностями и,поскольку оно сочеталось со словами "может быть, перестанет", оно непротиворечило его собственному пониманию ситуации. Таким образом он мог принятьидею и начать реагировать на нее.

Как только он начал это делать, я перевелего внимание на другой важнейший аспект, важный для него как для страдающейличности и имеющий психологическое значение для всей этой ситуации в целом. Этоперемещение внимания само по себе играло важную роль в измененииситуации.

При использовании гипноза в лечебных илидругих целях наблюдается тенденция делать слишком сильное ударение на очевидноми неоднократно подчеркивать уже выполненные внушения, вместо того, чтобысоздавать ситуацию ожидания, в которой могут возникнуть желаемые реакции.Каждый боксер знает, насколько вредной может оказаться перетренированность. Икаждый продавец знает, как опасно запродать больше, чем имеется в наличии. Теже самые человеческие страсти влияют на применение гипнотическойтехники.

Следующим шагом в процедуре, использованнойво взаимодействии с Робертом, было признание того значения, которое травмаимела для самого Роберта — осознание боли, потери крови, телесных повреждений, потерицелостности, нормального нарцистического самоуважения и чувства физическогоблагополучия, так необходимого каждому человеческому существу.

Роберт знал, что ему больно, что онтравмирован, он мог видеть на земле пятна сырой крови, ощущать ее вкус во рту ивидеть свои измазанные кровью руки. Однако, подобно всем другим человеческимсуществам, в своем несчастье он хотел видеть нарцистический знак отличия,стремясь вместе с тем к нарцистическому комфорту. Никто не хочет страдать отпустяковой головной боли — если уж болит голова, то пусть это будет страшная, ужаснаяголовная боль, которую сможет перенести только один страдалец. Любопытно,насколько искусной и успокаивающей может быть человеческая гордость! Итак,внимание Роберта должно было быть направлено на две вещи, жизненно важные длянего в этот момент. Это было сделано с помощью следующих утверждений: "Смотри,на земле ужасно много крови! Это здоровая, хорошая, красная кровь Мама,посмотри внимательно и скажи. Я думаю, что это кровь именно такая, но я хочучтобы и ты убедилась".

В данном случае ценности, важные дляРоберта, утверждались несколько другим способом. Ему необходимо было знать, чтоего несчастье в глазах других тоже выглядит катастрофически, как и в егоглазах. Но он нуждался также и в том, чтобы ему представили осязаемоедоказательство того, что он может сам себя оценить по достоинству. Выслушав моезамечание об "ужасном количестве крови", Роберт снова мог признать, что я умнои компетентно оцениваю ситуацию, принимая его собственные, пока не выраженные,но тем не менее реальные потребности. Вопрос о качестве крови возник в связи спсихологическим значением этой травмы для Роберта. В ситуации серьезной травмыу человека, прежде всего, возникает непреодолимая потребность в компенсаторномчувстве благополучия. В соответствии с этим мы с его матерью рассматриваликровь на земле и оба выразили мнение, что это хорошая, красная, здоровая кровь.Таким образом, мы убедили его, не только на уровне эмоций, но и на уровнеисследования реальности, обучая его этому.

Но затем мы дали Роберту понять, чтоблагоприятное заключение о его крови надо еще подтвердить, рассмотрев кровь набелом фоне раковины в ванной комнате. К этому моменту Роберт перестал плакать,и его боль и страх отступили на задний план. Вместо этого он явнозаинтересовался проблемой качества крови. Мать помогла ему встать и пройти вванную комнату, где умыла его, чтобы посмотреть "правильно ли вода смешиваетсяс кровью", придавая ей при этом "правильный розовый цвет". Затем мы сновавнимательно проверили кровь на красноту с последующим благоприятнымзаключением, а воду после умывания — на розовость, к выраженнойрадости Роберта по поводу того, что его кровь была настолько хорошей, красной издоровой, и при смешивании с водой придавала последней правильный розовыйцвет.

Затем очередь дошла до вопроса о том,правильно ли кровоточит его рот и правильно ли он опухает. Тщательный осмотр кнашему и Роберта удовлетворению снова показал, что все, что происходит во рту,является хорошим и правильным, и доказывает, что имеет место реакция здоровогоорганизма. Затем встал вопрос о сращивании губы. Поскольку это легко могловызвать негативную реакцию ребенка, контекст, в котором это было емупреподнесено, тоже был негативным, предотвращая таким образом его возможнуюнегативную реакцию. Вместе с тем, это позволяло получить еще один важныйрезультат, и я с сожалением сказал что вряд ли при сращивании губы ему удастсяполучить много швов, и к сожалению, он даже сможет их сосчитать. Похоже на то,что он не получит даже и десяти швов, а он умел считать до двадцати. Я сожалелтакже и о том, что у него не будет и семнадцати швов, как у его сестрыБетти-Элис, или двенадцати, как у его брата Алена. Но все-таки, и это егоуспокоило, у него будет больше швов, нежели у его братьев Берта и Ланса и усестры Кэрол. Таким образом, актуальная ситуация была преобразована в такуюситуацию, когда Роберт получил возможность разделить со своими старшимибратьями и сестрами общие переживания и, тем самым, почувствовать себя наравнес ними и даже выше их. Таким образом, он оказался подготовлен к тому, чтобывстретить хирургическое вмешательство без тревоги и страха, но с надеждой нато, что ему удастся помочь хирургу и желанием выполнить свое задание, т. е.убедиться в том, что он сможет посчитать швы. Таким образом, не требовалосьбольше никаких утешений, равно как и внушений об отсутствии боли.

К разочарованию Роберта, потребовалось всегосемь швов, но хирург сказал ему, что для сшивания была использована нить изновейшего и лучшего материала, который был недоступен его братьям и сестрам, и,кроме того, хирург сообщил ему, что шрам будет иметь необычную форму буквы W,то есть первой буквы названия папиного колледжа. Таким образом, недостаточноеколичество швов было компенсировано.

Может возникнуть вопрос о том, был ли здесьиспользован гипноз. В сущности, гипноз в данном случае использовался с самогопервого момента, и очевидным это стало, когда мальчик посвятил все своевнимание медицинским процедурам — всем по очереди, проявляя при этом интерес к ним и испытываяудовольствие.

В данном случае ни разу не было сделанофальшивого утверждения, а также никто не пытался утешать мальчика, высказываясуждения противоречащие его чувствам и пониманию ситуации. С самого начала яобъединился с ним, опираясь на его понимание, а затем шаг за шагом мырассматривали и определяли жизненно важные для него элементы ситуации, и этиопределения должны были либо заведомо удовлетворить его, либо заслуживать того,чтобы он их принял. Роберт в этой ситуации находился в роли заинтересованногоучастника, адекватно реагирующего на каждую предложенную идею.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.