WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 47 |

Муж и жена сплотились и решили отправитьдевушку в другой штат, где у нее были какие-то родственники. Кроме того, ясделал так, чтобы жена заставила служанку собрать всю одежду мужа и выставитьчемоданы во двор, чтобы он мог их взять и уйти жить куда-либо в другое место.Она выгнала его из дома вместе со служанкой. Затем она заставила служанкувнести вещи обратно, распаковать, а затем снова сложить их ивынести.

В этой ситуации жена испытала наслаждение отобладания властью, и, кроме того, муж мог вернуться домой в случае, если бы онаему это предложила. И она в конце концов решила позволить ему вернуться. Онапопросила меня передать ее мужу, что он может вернуться. Вместо того, чтобыисполнить эту просьбу, я сказал: «Да, я могу сказать ему, чтобы он возвращался,но это может сделать любое другое третье лицо, например, почтальон». Онаиспытала колоссальное облегчение. Она написала мужу письмо, и третье лицо, тоесть почтальон, передал ему его. Мне не хотелось быть третьим лицом, но я знал,что в этом случае третье лицо должно появиться. Они снова соединились друг сдругом, и, таким образом, проблема была решена. Через несколько лет служанкавернулась и попросилась на прежнее место, чем они были праведновозмущены.

Подобно многим другим психотерапевтам,ориентированным на семью, Эриксон предпочитает помочь супружеской пареразрешить проблему и остаться вместе. Однако, если он считает, что брак былошибкой, то, вероятнее всего, организует развод. Если же он сочтет ситуациюопасной, он активно вмешается с той целью, чтобы развод произошел как можнобыстрее.

Однажды меня посетила супружеская пара изКалифорнии. Они зашли в кабинет, сели, и мужчина сказал: «Я хочу, чтобы выкое-что объяснили моей жене. Мы поженились месяц назад, и я тщательно объяснилей, что наш первый ребенок должен быть мальчиком, и он должен быть назван вчесть меня. Когда она спросила, что произойдет, когда родится девочка, я сказалей об этом. Я ей объяснил, что если наш первый ребенок не будет мальчиком, язастрелю ее, а затем ребенка».

Я посмотрел на жену, которая была достаточноиспуганной, затем на рассерженного мужа, и спросил его, какое у негообразование. Он ответил: «Я юрист. У меня обширная практика. Но мой первыйребенок должен быть мальчиком. А сейчас объясните ей, пожалуйста,это».

Его угроза звучала как констатациянепреложного факта, и вместе с тем он был образованным человеком, практикующимюристом.

Я сказал: «А сейчас я хочу, чтобы вы обапослушали меня. Как врач, я не знаю ни одного способа определения пола ребенка.Вы должны ждать до тех пор, пока он родится. Пол ребенка определяется в течениепервых трех месяцев жизни плода. После этого вы ничего не можетесделать.

Ваша жена обречена на пятидесятипроцентнуювероятность того, что родится мальчик. Я не думаю, что она должна с нетерпениемждать, когда она забеременеет и через девять месяцев родит девочку, за чтополучит в награду пулю. Я не считаю также, что вы должны ждать девять месяцев,чтобы стать убийцей. Мне это представляется бессмысленным. Я могу обсуждать этос вами так долго, как вы пожелаете, но я собираюсь посоветовать вашей женеподать на развод. Я считаю, что она должна вернуться в Калифорнию и переехать вдругой город, и даже сменить имя. Она должна подать на развод и хранить свойадрес в тайне. Что касается вас, почему бы вам не поехать в Джорджию Джорджияочень хороший штат, может быть, у вас есть там друзья». (Я выбрал Джорджиюсовершенно случайно, в частности, наверное, потому что я только что оттудавернулся.) Он ответил: «О да, у меня есть друзья в Джорджии. Мне бы хотелось ихнавестить». Я ответил: «Да, вы можете поехать в Джорджию прямо отсюда, и яуверен, что ваша поездка будет очень удачной. Ваша жена будет рада выехать изквартиры в ваше отсутствие».

Они пришли ко мне на следующий день, этобыло воскресенье, и захотели продолжить нашу дискуссию. Я согласился, и в концеконцов они согласились со мной во всем. Она вернулась в Калифорнию ивпоследствии позвонила мне из города, в который она переехала, и сказала, чтоподала на развод. Он позвонил мне из Джорджии и сказал, что прекрасно проводитвремя со своими друзьями. Когда бракоразводный процесс кончился, он позвонилмне, чтобы поблагодарить меня за мой умный совет. Еще он сказал, что перед темкак жениться снова, он еще раз все это продумает. Возможно, он был не прав. Япредложил, чтобы в будущем он обсудил все это со своей невестой до формальногозаключения брака.

Когда жена позвонила мне, чтобы сказать, чтобракоразводное дело завершено, она добавила, что он не стал опротестовыватьрезультаты судебного процесса. Она сказала также, что свой адрес она хранитпо-прежнему в тайне, даже от своей семьи. Она восприняла угрозу серьезно, и ядумаю, что она была права.

Учитывая огромное разнообразие проблем, скоторыми сталкивается психотерапевт, можно с очевидностью утверждать, что ниодин метод и ни один подход не в состоянии исчерпать все многообразиеконкретных ситуаций. Для Эриксона же характерно, что многообразие его реакцийна проблемные ситуации сравнимо с многообразием проблем, предлагаемых ему дляразрешения. Он мог потребовать от молодых супругов, чтобы они вели себяопределенным образом, но мог оказаться очень любезным и осуществлять своевлияние на них косвенным путем. Как правило, он предпочитал такой подход, прикотором "принимается" способ поведения клиента, но принимается так, что этотспособ может измениться. Если супруги ссорятся, он никогда не скажет им, чтобыони прекратили это делать, но будет поощрять это. Однако он организует ситуациютак, что ссора послужит средством разрешения длительное время существующейпроблемы. Например, если молодая пара всегда ссорится со свекровью за обеденнымстолом, Эриксон может потребовать, чтобы все они вместе поехали в пустыню иссорились именно там. Ссориться в другой обстановке, да еще зная, что теперьони должны это делать достаточно трудно, и это меняет природу ссоры изатрудняет ее продолжение.

Иногда Эриксон организует ссоры такимобразом, что симптом не используется более как средство борьбы и поэтомуисчезает. В следующем нашем примере говорится о человеке, испытывающем сильныйстрах от того, что он может умереть от сердечного приступа. Несмотря на то, чтомножество врачей уверили его в том, что сердце у него в порядке, он продолжалиспытывать страх. В таких случаях жена обычно не знает, как реагировать намужа. Его страх и беспомощность ее раздражают, но она никогда не бываетуверенной в том, что сердце у него действительно здорово. Обычно она реагируетна него то как на больного, то как на здорового, а он, в свою очередь,определяет все, что происходит в доме, используя для этого страх за своесердце. Как правило, когда мужу становится лучше, жена начинает страдать отдепрессии. А когда у нее начинается депрессия, у него снова обостряется страх,и она снова начинает реагировать на него то как на больного и беспомощного, токак на здорового. Когда мужу плохо, жена чувствует себя полезной и у нее естьцель, когда же он начинает выздоравливать, она ощущает, что не находит себеприменения. Таким образом, заключенный между ними контракт включает в себяналичие страха за свое сердце. Если на лечении находится один муж, то такоелечение может продолжаться многие годы и оставаться безуспешным.

В подобных случаях я склонен организовыватьситуацию, в которой жена проявляет то, что можно назвать мстительным гневом. Явстречаюсь с женой, и обычно жена при этом очень раздражена. Она жалуется, чтомуж не дает ей жить, что он замучил ее своими сердечными приступами, а онбеспомощно жалуется на свое здоровье. Жена несчастна, и она хочет в концеконцов убедиться в том, что сердце ее мужа нормально.

Затем я даю жене инструкцию, чтобы всякийраз, когда ее муж пожалуется на сердце и скажет, что он боится умереть отсердечного приступа, она была бы к этому готова. Она должна обойти всепохоронные бюро в городе и набрать там как можно больше рекламных проспектов иобъявлений. Она должна запастись рекламными проспектами о различных типахпохорон, объявлениями о продаже разнообразных видов похоронных принадлежностейи так далее. Когда ее муж пожалуется на сердце, она должна сказать: «Я должнаубрать в комнате, навести порядок». Затем она должна разложить объявления настоле. Муж, скорее всего, с раздражением вышвырнет их, но у нее должны быть взапасе другие объявления и проспекты. В конце концов наступит момент, когда ондаже не осмелится упомянуть о своем страхе, и вскоре этот страх совсемисчезнет. Это и есть мстительное поведение: ты мучаешь меня, а если меркаприложима к одному, то она приложима и к другому. Иногда она может вносить вэту процедуру разнообразие, добавляя к проспектам и объявлениям его страховойполис.

Такое поведение жены вынуждает мужавзаимодействовать с ней, не используя симптом. Она тоже вынуждена теперь иначевзаимодействовать с ним, а дальше можно уже приступать к разрешению реальныхспорных вопросов, которые существуют в данной семье.

Для эриксоновского подхода характерновыраженное внимание к той проблеме, которая, по мнению клиента, привела его кпсихотерапевту. Если клиент пришел к врачу, чтобы избавиться от симптомов, тоЭриксон обычно работает прямо на устранение симптома, но посредством такойработы он производит все те изменения во взаимодействиях между супругами,которые считает нужным произвести. Он утверждал, что область симптомов являетсянаиболее важной для человека, имеющего проблему, и поэтому именно в этойобласти психотерапевт может установить тот рычаг, который и послужит орудиемизменения. Если один из супругов страдает от симптома, то устранение этогосимптома может изменить супружескую жизнь в целом.2

Обычно Эриксон считал, что проблемы молодыхсупругов разрешаются тогда, когда они преодолевают актуальный симптом и у нихрождается ребенок. После этого супружеская пара переходит на следующую стадиюразвития, которая несет с собой новые проблемы, требующие новых решений. Иногдапереход на эту стадию задерживается, поскольку муж или жена боятся, что несмогут быть хорошими родителями. В таких ситуациях Эриксон мог сконструироватьчеловеку иную историю детства, как в нашем следующем примере. Онрассказывал:

"В 1943 году жена одного из моих учениковобратилась ко мне, изложив свою проблему так: «Передо мной и моим мужем стоиточень серьезная проблема. Мы очень любим друг друга, но он находится сейчас навоенной службе, изучая там медицину. Он закончит курс в 1945 году, мы надеемся,что к тому времени война кончится. После того, как он демобилизуется, мынадеемся завести ребенка, но я боюсь этого. У моего мужа есть братья и сестра,и происходит он из очень хорошей семьи. Я единственный ребенок в семье, мойотец очень богат, у него есть предприятия в Чикаго, Нью-Йорке и Майами. Скороон приедет домой и тогда навестит меня.

Моя мать посвятила себя общественной жизни.Она постоянно занята организацией мероприятий в Нью-Йорке или Лондоне, в Парижеили в Италии. Меня воспитывали гувернантки. Они занимались мной с самогораннего детства, потому что моя мать не могла позволить, чтобы ребенок мешал ееобщественной жизни. Кроме того, она считала, что гувернантка гораздо полезнееребенку, поскольку она специально подготовлена для того, чтобы иметь дело сдетьми. Мне не часто доводилось увидеть свою мать. Когда я еще не ходила вшколу, мать, если она только появлялась дома, устраивала многолюдные вечера, именя вытаскивали из детской, чтобы продемонстрировать мои хорошие манеры и то,как я умею рассказывать детские стишки. Гости восхищались, и после этого ядолжна была убраться со сцены. Мать всегда покупала мне подарки, например,прекрасных кукол, на которых можно было только смотреть, и обычно они лежали наполке, так как были слишком хороши для того, чтобы с ними можно было играть.Она никогда не подарила мне ничего такого, с чем можно было бы играть. Когдамать случайно оказывалась дома, то я была для нее всего лишь объектомдемонстрации. Отец мой был совершенно другим. Когда он был дома, а старался онприезжать всегда тогда, когда мог подарить мне несколько дней детства, он водилменя в цирк, на праздники, на рождественские елки и даже на обеды в разныерестораны, где я могла сама заказать все, что только приходило мне в голову. Ия действительно любила отца, но его доброта заставляла меня сильно тосковать онем, когда его со мной рядом не было. Когда я подросла, меня послали учиться впансион. Летом я ездила в самые лучшие детские лагеря. Все у меня было самоелучшее. Но в конце концов меня послали в такую школу, где я научилась вестисветские разговоры и вообще говорить правильные вещи. Ученицам того класса, гдея училась, разрешалось посещать вечера младшекурсников в колледже, и там япознакомилась со своим будущим мужем. Мы стали переписываться, затемвстречаться все чаще и чаще, и наконец мой отец согласился на наш брак, но моямать сначала тщательно изучила родословную моего жениха, прежде чем дала своесогласие на брак. Она тщательно планировала грандиозную свадьбу и была доглубины души оскорблена, когда мы с мужем просто уехали. Я знала, что я простоне смогу выдержать того социального мероприятия, которое моя мать намереваласьсделать из моей свадьбы. Она наказала меня за наш отъезд тем, что сама уехала вПариж, отец же сказал нам: «Браво, ребята!" Он, в сущности, никогда не одобрялсветскую жизнь моей матери. А сейчас моя проблема состоит в том, что я оченьбоюсь заводить детей. Мое детство было несчастным, и я была очень одинока.Вокруг не нашлось никого, кто бы заставил моих гувернанток выполнять своиобязанности как следует, и они воспринимали меня как какое-то надоедливоесущество. Подруг у меня вообще не было. И вот теперь я очень боюсь иметь детей,я не знаю, что с ними делать. Я действительно не знаю ничего хорошего одетстве. Но я хочу иметь детей, мой муж тоже этого хочет, и мы оба хотим, чтобыони были счастливы. Мой муж послал меня к вам. Сможете ли вы загипнотизироватьменя и устранить мои страхи"

Я думал над этой проблемой несколько дней, азатем решил использовать гипноз, причем использовать таким образом, который вданном случае мог бы быть полезным. Сначала мне надо было проверитькомпетентность молодой женщины как гипнотического субъекта. Она оказаласьсомнамбулой, и к тому же очень чувствительной по отношению к любым внушениям.Обнаружив это, я загипнотизировал ее и добился возрастной регрессии "где-томежду четырьмя и пятью годами". Я дал ей инструкцию, что сразу же послерегрессии к этому возрасту она "спустится вниз в гостиную", где увидит"незнакомого человека", который заговорит с ней.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.