WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |

Я просил Гарольда о том, чтобы слушаямузыку, он отбивал такт рукой и мурлыкал мелодию вместе с певцом. Затем,преодолев некоторое сопротивление с его стороны, я убедил его подпевать певцу вполный голос. И, наконец, я индуцировал у него мысль о том, что неплохо быкупить магнитофон, чтобы он мог записывать музыку и свое собственное пение,будет ли он петь один или вместе с певцом. Гарольду все это настолькопонравилось, что я получил возможность предложить ему нечто более рискованное.Я начал внушать ему, чтобы он научился играть на каком-либо инструменте, лучшена банджо или на гитаре, чтобы аккомпанировать себе. Но тут же я отверг этумысль, поскольку ведь Гарольд был предназначен исключительно для физическойработы, требующей сильных мускулов, а не тонких мышечных движений. Я со всехсторон анализировал этот вопрос, взвешивал все за и против, часто повторяя, чтоя сожалею обо всем этом, а эти выражения сожаления представляли собой всущности косвенные гипнотические инструкции. И, наконец, мы нашли решение.Гарольд мог быстро освоить все эти сложные действия, требующие тонкой моторнойкоординации, овладев стенографией и печатаньем на машинке, ведь раньше у негопросто не было возможности научиться всему этому. Ведь эти действия могвыполнять любой слабоумный и каждая глупая клуша, т.е. женщина, посколькустенография это не что иное, как нацарапывание карандашом крючков и палочек, апечатание -- это просто стучание по клавишам, точно такое же, как игра нафортепиано, но когда ты печатаешь, то сразу можешь увидеть, что сделал ошибку итут же исправить ее. Возможно, подобный аргумент для пациента, находящегося вбодрствующем состоянии, был бы смешным и неубедительным; в состоянии же трансапациент настроен реагировать на необычные идеи и ориентирован скорее наположительный результат, чем на поиски логических связей исоответствий.

Гарольдом овладела отчаянная решимость. Онвыполнял все инструкции, и его желание овладеть стенографией и машинописью былопросто огромным, он упорно тренировался, выполняя все задания. Он обучилсявсему этому очень быстро и в этом ему помогло восхищение мануальными навыкамиДжо, точностью и изощренностью его движений.

Следующий шаг заключался в том, чтобыпобудить Гарольда брать еженедельные уроки фортепиано, "чтобы ускорить обучениемашинописи и игре на гитаре". Я послал его к пожилой учительнице музыки, мужкоторой был тяжело болен. Гарольд должен был выполнять всю мужскую работу подому, а с ним расплачивались уроками музыки. Гарольд принял это предложение, неосознав, что теперь он находился в особых отношениях с женщиной, играя, с однойстороны, роль ученика, а с другой -- роль сильного мужчины. (Это обстоятельствовозникло спонтанно, но потом оно было в полной степенииспользовано.)

Поскольку теперь затраты Гарольда на жизньвозросли, он купил магнитофон, гитару, пишущую машинку, он был вынужденпоискать себе более высокооплачиваемую работу. Приятель научил его водитьавтомобиль, затем он устроился на автобазу грузчиком, а потом ишофером.

Следующий сеанс был посвящен анализу рабочейкарьеры Гарольда, отмечались его несомненные достижения, но общий комментарийбыл таков: «И вот, проживая день за днем, вы выполняете все ту же самуюрутинную работу, и не обнаруживаете ничего нового». И, наконец, я побудилГарольда читать объявления о найме на работу. Совершенно случайно он наткнулсяна объявление о свободном месте личного секретаря, пишущего под диктовку, ирасполагающего своим временем таким образом, чтобы работать в любое время дняили даже ночи и, кроме всего прочего, живущего в отдельном домике в горах.Кандидат на это место должен был уметь печатать на машинке и владетьстенографией. Гарольд побеседовал с работодателем и был принят с окладом 410долларов в месяц. Его работодателем был богатый эксцентричный пожилой человек,который вел очень замкнутый образ жизни и имел хобби, которое заключалось вснятии копий со старых рукописей, последующем их анализе и аннотировании.Гарольд выполнял обязанности секретаря, а также обязанности повара, когда тотбрал выходной. К этому он был вполне готов, т.к. процесс психотерапии включал всебя изучение поваренных книг, а также практику приготовления пищи в домесестры.

Хозяин был очень доволен работой Гарольда, ион начал снабжать его сверх заработка новой одеждой на все случаи жизни. УГарольда был теперь деловой костюм, для визитов в библиотеку и другая одежда,например, для того, чтобы выезжать в город за покупками.

Гарольд работал там 18 месяцев, время отвремени приходя ко мне на двухчасовой сеанс. За это время его мышление сталоощутимо более зрелым, кругозор его невообразимо расширился, равно какрасширился круг его интересов и углубилось понимание различных вопросов. Всеэто было результатом бесед с его образованным работодателем. Наконец, последнийпокинул Аризону, заплатив Гарольду вперед за три месяца.

За несколько дней Гарольд нашел себе другоеместо секретаря, настолько же хорошо оплачиваемое, но здесь ему были приданыеще и функции руководителя. Он очень колебался перед тем, как принять этопредложение, т.к. считал, что справиться с работой ему помешает его умственнаяотсталость. Но, в конце концов, он согласился, ожидая, что очень скоро еговыгонят за некомпетентность. Факт того, что его приняли, он объяснял так: «Онине смогли найти никого лучше».

Когда Гарольд пришел ко мне, язагипнотизировал его и попросил проанализировать глубоко и тщательно всю своюкарьеру. Он должен был обратить особое внимание на то, чтобы противопоставить с"безжалостной объективностью" ранний период своей жизни и самый последнийпериод, когда он работал в качестве секретаря. Это заставило его страдать, ноон выполнил инструкцию. Я дал ему постгипнотическую инструкцию о том, что вследующий раз он придет ко мне и затронет самый важный вопрос в формепредварительного соображения, и отпустил его.

На следующем сеансе Гарольд сказал: «Все этовремя я чувствовал себя, как дурной зеленый юнец, и как будто что-то рвалосьвнутри меня, как будто я собирался что-то делать, но не знаю что. Но, можетбыть, я знаю часть ответа. Как-то глупо об этом говорить, но я чувствую, что ядолжен поступать в колледж, даже если меня оттуда выгонят». Он добавил, что онхочет исправить еще многие вещи и хочет испытать риск в жизни, и хочетнаслаждаться заходом солнца. Затем он добавил: «О, да, ведь в жизни еще естьстолько всего, но послушайте, я еще к этому не готов".

И я повелительно ответил ему: «Хорошо, выпойдете в колледж, но на этот раз вы не ошибетесь, как это было с курсомалгебры, когда вы записались туда, чтобы определить, сможете ли вы с нимсправиться, вместо того, чтобы убедиться в том, что вы с ним не справитесь. Всентябре вы поступите в колледж на полный курс, чтобы в середине семестраобнаружить, с какой частью курса вы не справитесь». Я добавил, что в этотпериод жизни он должен будет обращать особое внимание на те простые, маленькиеи приятные пустяки, которые и составляют большую часть жизни.

В течение трех последующих месяцев мывстречались с Гарольдом один раз в неделю, причем характер наших встречзначительно изменился. Гарольд теперь спрашивал меня о том, как я смотрю на теили иные вещи. Он вел себя так, как ведет себя любопытный человек, желающийузнать, как другой человек, которого он уважал и любил, воспринимает разныевещи, поступает, отдыхает, думает и чувствует. В сентябре Гарольд записался наполный регулярный курс в колледже, что занимало у него 16 часов в неделю. Он неконсультировался со мной о том, на какой курс записываться, или как этосделать, не имея диплома об окончании средней школы. Убеждение Гарольда в том,что он страдает умственной отсталостью, еще не рассеялось, так что мне пришлосьнапомнить ему о том, что стоит подождать середины семестра, чтобы узнать освоем провале. Будучи совершенно уверенным в своем провале, он мог записаться вколледж с чувством абсолютной уверенности. Он не должен был ожидать от себяничего сверх своих способностей, даже испытания этих способностей, но, чтобыосуществить этот провал, он должен был все-таки записаться вколледж.

Проходили недели, но Гарольд не собиралсяобсуждать со мной свои занятия. После экзаменов в середине семестра он судивлением рассказал мне, что ему поставили хорошие оценки по всем предметам, яответил ему, что половина семестра это в действительности очень маленький срокдля того, чтобы преподаватели могли адекватно оценить способности новыхстудентов. Я сказал ему подождать до конца семестра, когда его способностисмогут быть адекватно оценены. Таким образом, отсутствие провала объяснялосьошибкой преподавателя. Кроме того, с помощью такого определения ситуации, яготовил Гарольда к тому, чтобы он принял свои будущие оценки за семестр какправильную оценку своих способностей.

Возможно, очень трудно поверить в то, чтопациент так очевидно ошибался, оценивая свои успехи в учебе, но следуетпомнить, что здесь использовались гипноз, амнезия, отвлечение и переориентациявнимания, и все это способствовало тому, что он смог успешно скрыть от себявсе, что с ним происходило в конце первого семестра. Гарольд получил по всемпредметам высшие оценки и явился ко мне гораздо раньше назначенного времени. Онсовершенно потерял свое душевное равновесие и чувствовал, что с ним что-токапитально не в порядке. Я уверил его в том, что с ним все в порядке, просто ондо сих пор во многом ошибался. Когда он находился в глубоком трансе, я дал емуследующую постгипнотическую инструкцию: « Как только вы проснетесь, вы будетезнать свои оценки. Вы будете знать также, что этот вопрос закрыт. Для каждойдискуссии есть свое время, поскольку теперь это не острый спорный вопрос, асостоявшийся факт ".

Гарольд продолжал успешно учиться вколледже, где столкнулся с новой проблемой -- как взаимодействовать с женщинамив интимных отношениях, но прежде чем перейти к этой теме, мы хотим добавить ещенекоторые комментарии.

Во-первых, следует резюмировать, что за 2-3года разнорабочий, который считал себя глупым кретином, история его жизниподтверждала это, превратился в человека, способного жить, как обычныйпредставитель среднего класса и учиться в колледже. Из периферической особи,живущей на грани выпадения из общества, он превратился в полноправного членаобщества с довольно высоким статусом. Эта цель была достигнута без всякогоисследования того материала, который лежал "за" этой проблемой в обычномпсихиатрическом смысле. Гарольд изменился без всякого инсайта относительносвоего прошлого и без анализа отношений между прошлым и настоящим,производимого посредством трансферентных интерпретаций. Он не открыл для себяникаких детских травм, которые могли бы быть использованы для объяснений еготрудностей. Его, по всей видимости, несчастное детство, не предлагалось ему вкачестве объяснения его неудач или его низкой самооценки. В сущности, вместотого, чтобы осознавать прошлое, такая психотерапия интенсивно используетпроизвольную дозированную амнезию, чтобы не допускать некоторые мысли ипереживания в сознание. Материал осознается по порциям, согласно плану, иосознанное касается не прошлого, а собственных способностей пациента, каким онобладает в настоящем.

Такой подход типичен исключительно дляЭриксона и он включает множество приемов, характерных для процесса обучения.Однако, пациент узнает не о причинах того, почему он таков, а о способах, какстать другим и прийти к успеху. Возможно, самым замечательным способом являетсяв приведенном случае то, что пациент не узнал о том, что он не слабоумный, и несоглашался по этому поводу с Эриксоном до тех пор, пока не начал успешноучиться в колледже.

Тут следует подчеркнуть еще одну особенностьэриксоновского подхода. В течение всего курса психотерапии Эриксон использовалсложную комбинацию авторитарных вмешательств, касающихся одних пунктов ипредоставления пациенту полной свободы относительно других пунктов. Вбольшинстве своем, действие пациента предполагает его полную автономию инезависимость от Эриксона. Во многих случаях Эриксон работал с пациентом, как стем трактором, о котором шла речь несколько выше. Он заправляет его бензином изапускает мотор, а затем позволяет функционировать ему так, как он этогохочет.

Социализация иухаживания.

Продвигая Гарольда к социальной позиции,которая была бы достойна его, Эриксон параллельно развивал способность Гарольдаухаживать за женщинами. В начале терапии круг общения Гарольда ограничивалсяего сестрой и ее мужем. У него не было друзей-мужчин, а женщин он избегал впринципе. Он обедал в столовых самообслуживания, чтобы не встречаться софициантками, покупки делал, если это было только возможно, у продавцов-мужчини предпочитал ходить пешком вместо того, чтобы ездить в автобусе, если там былипассажиры-женщины.

Более того, он с трудом выносил присутствиерядом с собой собственной сестры и терпел он это только потому, что она былаего сестрой. Его сексуальная активность сводилась к нерегулярным контактам смужчинами, с которыми он занимался пассивным, а иногда активным феллацио. Егосексуальные партнеры должны были удовлетворять следующим требованиям: онидолжны были быть моложе его, предпочтительно мексиканского происхождения, сдлинными волосами, ростом не выше 160 см и весом от 55 до 60 кг. У них должнобыло быть круглое лицо, полные губы, узкие плечи, широкие бедра, пружинистаяпоходка, они должны были употреблять души, масло для волос и иметь склонность кхихиканью по любому поводу. Гарольд знал несколько таких парней, которых онименовал "юнцами", и поддерживал с ними связь. Гарольд никогда не был связан сженщинами, и у него не было даже подружки и он настаивал на том, что от женщинему совершенно ничего не нужно. С терапевтической точки зрения проблемавовлечения Гарольда в процесс нормального ухаживания была невыразимосложной.

Эриксон начал действовать с типичной длянего манере -- он начал предлагать пациенту жизненные инструкции, которыепозволяли пациенту сделать для себя связь с женщиной более приемлемой, а такжеон предложил пациенту серию заданий, выполняя которые он вовлекался в процессухаживания. Важным и необходимым было также то, что Гарольд стал лучшеодеваться, улучшил свои жизненные условия и, продвинувшись по социальнойлестнице, стал более привлекательным для женщин.

На ранних стадиях терапии Эриксон далГарольду задание в течение недели познакомиться с совершенно чужим человеком.Гарольд согласился, внутренне сопротивляясь, и "при этом он сомневался, что отнего в данном случае требуется -- успех или неудача" (возможно, потому, чтоЭриксон недавно поздравлял его по поводу провала по алгебре).

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.