WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 47 |

Гарольд рассказал, что его сестры и матьбыли очень религиозны, но он таким не был. Но Библия была, по его словам,"самой важной вещью на свете", хотя при это она "его совершенно неинтересовала". Опираясь на эту информацию, Эриксон начал укреплять у Гарольдаощущение важности собственной работы, связывая это и с умственнойнедостаточностью. Он говорил: «Вы верите в Библию, вы верите в то, что этосамая важная вещь на свете. Это верно, и это хорошо. Вот сейчас я хочу, чтобывы кое-что узнали и поняли это. Где-то в Библии сказано, что бедные всегда свами, Бедные -- это дровосеки и водоносы. Это простая каждодневная работа, номир без нее не мог существовать. Я просто хочу, чтобы вы понялиэто».

Так, на первом и на последующих сеансах,началось обсуждение важности труда, выполняемого "слабоумными" для всегообщества. В этом контексте рассматривалась трудовая история Гарольда и еезначение для него, как для производителя и законного члена общества. Вместе стем, систематически, но маленькими порциями вводилась информация о важностифизических свойств человека. При этом упоминались размеры мускулов, сила,координация, моторные навыки, а также качество ощущений.

Например, работа на строительствеирригационных сооружений "не требует всего лишь грубой мышечной силы. Вы должныее иметь, но вы должны уметь также копнуть так, чтобы набрать на лопату ровностолько земли, сколько надо, иначе вы устанете задолго до того, как сделаетевсю дневную норму. То же самое при работе с хлопком. Вы не сможете ничегосделать, если даже у вас есть сила, если не научитесь видеть и чувствовать, какнадо правильно работать». В подобных разговорах незаметно, ненавязчивоподчеркивалось осознание важности координации работы мышц и органов чувств, атакже уважения и восхищения реальностью и собой, как частью этой реальности.Поскольку он презирал себя, обсуждалась также работа конвейерных рабочих иатлетов, как людей, обладающих только мышцами, но отнюдь не интеллектом. Ятакже высказывал замечания о том, что существуют повара, обладающие изощреннымивкусовыми ощущениями, а интеллект у них при этом весьма низок. Таким образом, ястроил прочный фундамент для идеи о том, что даже самый слабоумный человекможет научиться делать очень многие вещи. Когда, как мне показалось, он понялэто, я предложил ему длинное интересное исследование идиотов-ученых с историямиболезней и тщательным исследованием их способностей и дефектов. Особенновосхитил Гарольда и возбудил его интерес железнодорожный Джек. Я закрыл этудискуссию, глубоко загипнотизировав Гарольда и утверждая, что он не является ниидиотом, ни ученым, а кем-то, находящимся между ними. И пока он не успелосознать все значение этого замечания, я пробудил его, дав инструкцииотносительно амнезии, и отпустил его.

Половина ценности гипноза заключается в том,что вы можете использовать амнезию в тот момент, когда предлагается критическоеили крайне важное внушение, и оно может быть оспорено или подвергнуто сомнению.При использовании амнезии отвергание ценной идеи исключено, и пациент можетвоспользоваться этой идеей позже, когда он созреет.

Весьма часто терапевтические внушения могутбыть банальными по своему характеру, как таковые, они представляют собойгенерализации, проекции которых на данную личность еще неосознаны, но которыевпоследствии станут неоспоримыми. Например: «Неважно, что вы говорите, или каквы это говорите, важно только то, что вы при этом имеете в виду". Или: «Несуществует никого, кто не мог бы научиться чему-то хорошему, интересному,страшно приятному от каждого младенца, каждого ребенка, каждого мужчины, каждойженщины". Или: «никто не может сказать, что вырастет из этого ребенка и никтоне знает, каким он будет через пять лет, или даже через год».

Вместе с идеей о широких возможностяхслабоумных и о потенциальных способностях каждого человеческого существаЭриксон вводил неопределенность относительно потенциальных способностей самогоГарольда. Однако, это делалось так, что эту неопределенность не так легко можнобыло оспорить или отвергнуть.

Параллельно подчеркиванию важности иполезности труда слабоумных, Эриксон начал сосредоточиваться на качествах,которые нужны хорошему рабочему. Обычно он находил какое-либо позитивноекачество человека и использовал его как рычаг для того, чтобы сдвинуть сопределенных стереотипов поведение человека. В нашем случае Гарольд гордилсятем, что он хороший рабочий, и именно вокруг этого Эриксон организовал своивнушения. Он начал с того, что хороший рабочий нуждается в физическомблагополучии, затем он подчеркнул важность хорошей диеты и побудил Гарольданаучиться хорошо готовить. Чтобы этому научиться, Гарольд должен был братьповаренные книги в библиотеке и, таким образом, он научился пользоватьсябиблиотекой. Эриксон также убедил его в том, что лучше покупать хорошиепродукты, нежели отдавать заработанные деньги алкоголичке-сестре и ееалкоголику-мужу. В данном случае Гарольд научился воспринимать эту супружескуюпару как яркий пример саморазрушения и пренебрежения к себе. Как мотивирующаясила здесь использовалось желание Гарольда стать хорошим рабочим. На этойначальной стадии Гарольд принял идею о том, что хороший рабочий должензаботиться о своем организме и о своем физическом Я, что включало в том числепокупку хороших удобных ботинок, что позволяло бы ему работать лучше. Однако,когда эта идея применялась к нему самому, Гарольд начинал оказыватьсопротивление. Поэтому Эриксон сменил тему и стал беседовать с ним о работе нахлопковых полях.

В ходе этой беседы мы начали разговаривать отракторе, как о такой части оборудования фермы, которая используется только длявыполнения физической работы. Я заметил, что трактор нуждается в уходе засобой, для того чтобы хорошо работать. Его надо смазывать, чистить и защищатьот коррозии. Его надо регулярно заправлять, используя при этом соответствующиесорта масла и бензина, и бензин, конечно, не должен быть авиационным, клапаныдолжны быть опущены, зажигание прочищено, радиатор наполнен, если вы хотите,чтобы трактор исправно трудился. Я провел и другие аналогии, а затем сказал:«Вы знаете, иногда вы должны делать какие-то вещи, которые следует делать, дажеесли вы не хотите их делать". Но при этом я тщательно позаботился о том, чтобыне уточнять, что это за "вещи".

Он отреагировал тем, что в следующий разпришел ко мне в чистой одежде. Будучи настроенным агрессивно и воинственно, онждал, как я прокомментирую его внешний вид. Я сказал: «Ну, пришло времяпозаботиться о своей одежде, вместо того, чтобы тратить деньги на свое тело,приобретая все новые и новые тела, потому что они изнашиваются так быстро". Вэтой фразе поддерживалось как убеждение Гарольда о своей неполноценности, так иего принятия идеи о том, что о себе следует заботиться и, таким образом, этозамечание побуждало его продолжать заботиться о себе. Он облегченно вздохнул испонтанно перешел в состояние транса, чтобы избежать дальнейшего обсуждениясвоей одежды. Я сразу же рассказал ему с вымученным чувством юмора историю оскупом фермере, который считал, что мул -- это просто "рабочая лошадь", новместо того, чтобы кормить его травой, он надел на него зеленые очки и давалему есть древесную стружку. Впоследствии он жаловался, что пока он учил мулапитаться древесной стружкой, тот умер, так и не успев поработать на него. Ипрежде чем Гарольд смог отреагировать на это, я начал читать и комментировать"Дьяконовский шедевр, или чудесный одноконный фаэтон". Затем я отпустил его взапутанном и довольно неопределенном состоянии ума.

На следующую встречу он явился первый разаккуратно подстриженный, в новой одежде, и было очевидно, что он недавно принялванну. Он смущенно объяснил, что его сестра и ее муж протрезвели для того,чтобы отпраздновать годовщину своей свадьбы, и он чувствовал, что должен сюдапойти. Я ответил, что некоторые вещи делать надо, и что если привычкасформировалась, то любые действия становятся нетрудными. Гарольд добавил также,что в качестве подарка он поведет свою сестру к своему стоматологу и своемуврачу, для того, чтобы пройти медосмотр. Кроме того, он вскользь упомянул, чтотеперь у него новый адрес "с недавних пор" -- и ничего более не было сказано отом, что он теперь умеет заботиться о своем физическом "я" и что уровень егожизни повысился.

Когда Гарольд начал хорошо одеваться и житьболее комфортабельно, Эриксон стал побуждать его проверить, на что он способен,посредством организации неудачи.

Я побудил его записаться на вечерний курсалгебры. Оба мы знали, что ему не справиться с этой работой, но я чувствовал,что желательно создать сначала негативную ситуацию, затем избавиться от нее,прежде чем создавать позитивную ситуацию. Пациент продолжал чувствоватьнеобходимость быть в своем праве, даже того, когда он ошибался, и психотерапевтв такой ситуации должен присоединиться к пациенту в этом плане. Таким образом,когда придет время для исправления ошибки, пациент и психотерапевт смогутисправлять ее совместно, и таким образом психотерапия становится в большейстепени их объединенным усилием. Гарольд вскоре с удовлетворением объявил, чтоон не может справиться с курсом алгебры, а я с таким же удовлетворениемобъявил, что я очень доволен провалом. Это доказывало, что Гарольд ошибался,записываясь на курс алгебры для того, чтобы определить, сможет ли он успешнозакончить курс вместо того, чтобы определить, что он не сможет этого сделать.Это утверждение поставило Гарольда в тупик, но оно было сформулировано такимобразом для того, чтобы создать предпосылки для дальнейших попытокучиться.

Как только ситуация с неудачей былазавершена безопасным для пациента образом, Гарольд стал воспринимать и другиеинструкции.

С этого момента Эриксон начинаетинструктировать его в плане социализации, что будет обсуждаться в главе с этиназванием, но здесь мы коснемся лишь одного сеанса, который был важен дляразвития способностей Гарольда.

Я дал Гарольду задание завязать еще однознакомство и дал ему адрес, как туда попасть, и предписав ему взять из этойситуации все, что можно, ничего не пропустив, и посещать этого человекачасто.

В течение нескольких последующих недель,когда он выполнял это задание, я запретил ему обсуждать это со мной и, такимобразом, все, что он делал, было на его ответственности. Подобная инструкциятакже побуждала его все время быть готовым к обсуждению того, что онделал.

Человека, к которому я послал Гарольда,звали Джо, ему было 38 лет, и почти сразу же они с Гарольдом крепкоподружились. Джо страдал от астмы и артрита. Прикованный к инвалидному креслу,он, тем не менее, удовлетворял почти все свои желания и сам поддерживал себя. Всвоей время, зная, что он потеряет способность ходить, он соорудил у себя вдоме множество различнейших приспособлений для любых нужд. Он зарабатывал себена жизнь ремонтом радиоаппаратуры и электроприборов, запаивал кастрюли соседями, кроме всего прочего, был превосходной нянькой для детей. Его истории, песнии стихи, которых он знал множество, а также его выразительнейшая мимикаочаровывали и взрослых, и детей. Еду Джо готовил себе сам, да так, что у негопросили рецепты, и он охотно давал консультации хозяйкам, живущим пососедству.

У Джо не было даже и шести классовобразования, и коэффициент его интеллекта не превышал 90 баллов. Но он обладалхорошей памятью, умел внимательно слушать и имел богатейший запас фактов ифилософских идей. Он любил людей и был жизнерадостным и ободряющим, несмотря насвои физические дефекты.

Эта дружба продолжалась два года,оборвавшись из-за смерти Джо от инфаркта. Гарольду эта дружба дала бесконечномного. Мне он рассказывал о Джо очень мало и, таким образом, эта дружбаосталась как бы личным секретом Гарольда и его личным достижением.

Гарольду было дано задание посетить местнуюбиблиотеку и тщательно познакомиться с детской литературой, что он уже делалблагодаря Джо. Он спонтанно начал исследовать и другие разделы библиотеки иначал делиться с Эриксоном своими впечатлениями о книгах и соображениямиотносительно мыслей, там высказанных. Обсуждались и те мысли, которыевысказывал Джо.

Однако две вещи, стоило их лишь упомянуть,повергали Гарольда в отчаянье. Это было приготовление пищи и искусство письма.Но Эриксон начал говорить о приготовлении пищи как о высоком искусстве, но,вместе с тем, он презрительно отозвался о нем, как о чем-то таком, что можетделать даже слабоумный или женщина. Способность писать также обсуждалась каквеличайшее достижение человека, но в то же время как нечто, что могут делатьдаже маленькие дети, слабоумные и даже женщины. Более того, письмоприравнивалось к нацарапыванию крючков и палочек, какими пользуютсяженщины-стенографистки.

Поскольку Гарольд обратился кпсихотерапевту, чтобы обеспечить себе чуточку удовольствия в жизни, Эриксонрассмотрел вместе с ним возможные источники удовольствия, которое можетвозникать при отдыхе.

Гарольд любил музыку, и у него уже былрадиоприемник, хотя он чувствовал себя по этому поводу виноватым, считая, чтоон не достоин его иметь. Я убедил его в том, что на какое-то время радио емупросто необходимо, так как таково мое медицинское предписание. Я сказал ему "накакое-то время", чтобы помочь ему принять инструкцию, осознавая ееограниченность. Если в будущем он отверг бы свое право иметь радиоприемник, тоэто могло бы быть рассмотрено как сотрудничество, потому что обладаниерадиоприемником предписывалось лишь на некоторое время.

Далее, я предложил ему рассуждение о том,что он, как хороший рабочий, должен тренировать свое тело, но не только тело,но и глаза, уши и психическое "я" в целом. Теперь, когда обладаниерадиоприемником и интерес к музыке стали законной частью его жизни, развитияинтереса к развлечениям можно было добиться относительно легко, т.к. внушенияможно было теперь связать с его интересом к музыке. Например, можно было датьпостгипнотическое внушение о том, что мелодия, которая ему понравится,останется у него в памяти. Он захочет выучить эту мелодию, но лучше всего оназапомнится только тогда, когда он съест гамбургер. Таким образом, ненавязчиво,можно было изменить, например, его диету.

На каждом сеансе я просил Гарольдарассказать о том, какая музыка и какие песни ему понравились в последнее время,чтобы использовать названия этих песен и цитаты из них для формулированиятерапевтических внушений. Например, внушения были извлечены из "делаю то, чтоприходит само", "акцентируй позитивное, исключай все негативное" и "сухиекости" ("Косточка большого пальца прикреплена к кости ступни и т.д.). Но всепесни, исполняемые женщинами, равно как и воспевающие женщин, до определенногомомента терапии отвергались Гарольдом.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.