WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |

Один клиент рассказывал: "Я помню, как началкурить. Я ста­щилсигарету из маминой пачки, лежавшей на журнальном столике, и дерзко задымил,когда никого не было дома. Не помню, на что я злился, но помню, что был страшнозол и уверен, что мама была абсо­лютно несправедлива ко мне. Я начал пить, когда был зол, так какне имел средств на третий год учебы в колледже, и понимал, что онивпол­не могли бы найтиденег на мою учебу. Я и до сих пор от злости закури­ваю или прикладываюсь к бутылке,хотя теперь знаю и другие способы борьбы с гневом".

Первый терапевтический шаг здесь все тот же -помочь клиенту принять решение прекратить убивать себя алкоголем, едой,курением или наркотиками.

Джон, например, сказал, что хочет броситькурить. Боб спросил, не бросил ли он уже. Джон ответил отрицательно, и Бобсказал, что хочет начать работать с ним через 72 часа после того, как он броситкурить. Это наша обычная уловка, заставляющая пациента сначала прекратитьотравлять себя. Если он не желает делать этого, значит мы имеем дело сРодительским контрактом, который клиент не намеревается выпол­нять. Если же он соглашается ивозвращается через три дня, мы ведем с ним диалог, подобный тому, что вел Боб сДжоном:

Боб: Поставьте перед собой два стула. Хорошо.Теперь сядьте на пер­вый стул и будьте своими легкими. Вас годами терроризировал этоткурильщик. Поговорите с ним.

Легкие: Эй, парень, что ты делаешь со мнойТы меня убиваешь.

Боб: Нет, вы же легкие, легкие. Что свами делает Джон,легкие

Легкие: Ты наполняешь меня всякой дрянью,парень. Я не могу впус­тить в себя достаточно воздуха, чтоб выработать для тебякисло­род. Парень,прекрати эту петрушку.

Джон: (Пересев). Да бросьте вы, легкие, вам нетак уж и больно.

Легкие: Парень, хватит значит хватит. Я такработать больше не могу.

Джон: Ага. (Замолкает, кажется, он не хочет вырываться из тупика.)

Боб: Пересядьте и станьте вашими легкими,какими они станут через 10 лет, если Джон не бросит курить.

Легкие: Через десять лет меня здесь не будет,я буду в гробу.

Боб: Скажите это Джону, представив, что выеще не совсем в гробу.

Легкие: Посмотри, что ты наделал! Ты однойногой в могиле, потому что просмолил меня, изжарил, утопил в дыму. Ради Бога,нет, ради себя - брось курить, пока мы все не сдохли - сердце, я,лег­кие, всемы.

Джон: Прости меня, парень. Яброшу.

Боб: Десять лет спустя или сейчас

Джон: Я бросаю.

Боб: Когда

Джон: Прямо сейчас.

Боб: Скажите это вашим легким.

Джон: Ладно, легкие, вы победили. Эй, и явыиграл!

Боб: Хорошо. Теперь будьте легкими бросившегокурить Джона десять лет спустя.

Джон: Да. Джон, спасибо. Мне сейчаспо-настоящему хорошо. Я поро­зовел и могу вместить больше воздуха.

Интенсивность такого ощущения обычно довольносильна. Паци­енты, какправило, не отказываются стать своими просмоленными лег­кими. Если они уклоняются и делаютвид, что не понимают, что тво­рится в их легких, мы, став их легкими, описываем в красках своесо­стояние. Мы такжедобавляем информацию, полученную из других источников: страстная тяга ксигарете длится обычно не более несколь­ких минут; дыхание резкоулучшается в течение 72 часов, так как в кро­ви уменьшается количество окисиуглерода и увеличивается количество кислорода. Мы настаиваем, чтобы люди сосалиледенцы (не сахар) и вымывали в первые 72-96 часов токсины из крови, а такжезаменяли сигарету чем-нибудь вкусненьким.

Едоголики, алкоголики и наркоманы могутлечиться примерно одним и тем же способом. К примеру, толстый человек можетзавязать диалог между своим жиром и ртом, или между своими телами, какими онистанут 10 лет спустя, если он не прекратит переедать, и если пре­кратит. Каким бы ни был диалог,цель клиента - почувствовать се­рьезность и разрушительность своих действий. Затем мы двигаемся кпринятию нового решения.

Следующий пример касается пациента с пищевойзависимос­тью. Егозовут Джо, и он открывается нам однажды ближе к ве­черу.

Джо: Я хочу прекратить есть, когда я неголоден. И хочу прекратить изводить себя, когда ем.

Боб: Знаете, я сегодня много работал и неуверен, что хочу порабо­тать еще - но вы продолжайте, а я решу после того, каквыслу­шаю вас.(Вполне приемлемо для терапевта не принять контракттак же, как время от времени допустимо делать ошибки. Серьез­нейшая проблема молодых инеопытных (а также старых и слиш­ком опытных) терапевтов в том, что они никогда неотказыва­ются работатьили "пытаются" быть безупречными. Один из при­знаков хорошего терапевта -готовность рискнуть и совершить ошибку, чтобы затем посмотреть, что произойдетв результате этой ошибки.)

Джо: Иногда, когда наступает время еды, яначинаю есть, не чувст­вуя, что ем много, и наедаюсь так, что мне становитсяплохо.

Боб: Что там у вас происходило в детстве всвязи с едой Что происхо­дит дома, и кто там сейчас (Боб ужепереместился в настоящее время, чтобы облегчить работу эго-состоянияРебенка.)

Джо: Я возвращаюсь в бабушкин дом. Я тогдабыл старшеклассником

и переехал к бабушке от тети. Та-то кормиламеня, чтоб только калорий хватало, не больше.

Боб: Кто кормил (Боб употребляет прошедшее время - это ошибка.)

Джо: Тетя. А затем меня отправили к бабушке.А у нее считалось, что если ты не изображаешь из себя машину по переработкееды, ты серьезно болен. (В этом месте Боб должен былбы поработать с родительским "ты", но он и это пропустил. Боб явно устал, и емуразумней было бы отказаться от работы.)

Мэри: А где была ваша мать

Джо: Родители развелись, когда мне было пятьлет. Сначала я пере­ехал жить к тете, затем к бабушке.

Мэри: Ваша мать больна или сумасшедшая, илиеще что-нибудь

Джо: Да-а. Она была сумасшедшей.

Мэри: Лежала в больнице

Джо: (Печально). Все дело в бабушке, мамыникогда не было дома. Она была медсестрой. Работала с 3 до 11 и никогда невставала утром, поэтому если мы хотели есть, то довольствовалисьтоста­ми и арахисовыммаслом. Мы иногда не видели ее по пять дней кряду.

Мэри: Сколько вам было (Очевидно, что и Мэри поддалась, и тоже работает в прошедшемвремени.)

Джо: Девять.

Мэри: Итак, сначала вы были себе мамой, затемполучили женщину, которая выдавала вам только прожиточный минимум, а потомстали жить у бабушки. Ничего удивительного, что вы перекор­мили себя.

Джо: Да. А еще я ем, когда нервничаю. Вродекак я должен что-то сделать и не знаю что.

Мэри: Как вы еще себяуспокаиваете

Джо: Ванну принимаю.

Мэри: Вы женаты

Джо: Да.

Мэри: У вас жена, которая вас кормит иуспокаивает и наоборот

Джо: Да. Мы оба так делаем. Кстати, моя женапохожа кое в чем на бабушку. Если я иду куда-нибудь и говорю: "Сделай мнебутер­брод", - онасобирает мне провизии на несколько дней.

Боб больше не хочет работать. Ему понятно,что мы позволяем Джо скорее рассказывать, нежели быть в сцене. Мы получаемисторию, но не возможность работать, и Боб решает, что сначала Джо получитзадание, а потом, когда появится больше шансов принять новое реше­ние со стороны Ребенка,поработает.

Боб: Вам домашнее задание. На этой неделекладите на тарелку ровно столько, сколько, как вам кажется, вы сможете съесть,и прекра­щайте есть,как только насытитесь. Хорошо Неважно, сколько ос­танется на тарелке. У нас ничегоне пропадет: собаки, знаете ли, утки, лошади, бычки.

Джо: Ладно.

Боб: Просто останавливайтесь и смотрите, чтопроизойдет. Экспери­мент.

Мэри: Я услышала, что у вас большая проблемас тем, как успокаи­ваться. У вас нет депрессии

Джо: Сейчас нет.

Боб: Когда последний раз пытались покончить ссобой

Джо: Пару лет назад.

Боб: Что-нибудь делали с этим

Джо: Да, заключил контракт, что найду другиепути решить пробле­му,и нашел. Тогда я и начал снова переедать.

Мэри: Сейчас лечитесь у терапевта

Джо: Нет.

Мэри: Хотите на этой неделе заключитьконтракт добиться решения жить и наслаждаться жизнью

Джо: Да.

Участник группы: Как у вас возник позыв ксамоубийству Я об этом ничего не услышал.

Мэри: (Отвечаетпациенту, а не задавшему вопрос. Мы не любим раз­говаривать о людях, только сними.) Вы выросли без заботы и нор­мального питания. Выросли сматерью, по какой-то причине не желавшей вас. Она передавала вас с рук на руки,а когда вы были с ней, не заботилась о вас. Медсестры, если хотят, могутвы­брать смену ипоудобней, чем с 3 до 11.

Боб: Итак, вы получили, может быть не прямо,предписание "Не будь".

Мэри: И ваша тетя не настолько хотела вас,чтобы нормально кор­мить. Все выглядит так, как будто многие люди не замечали,ка­ким вы былисимпатичным ребенком.

В этом диалоге выявилось еще несколько важныхмоментов. Часть, представляющая Маленького Профессора, очень изобретательна.Когда Джо заключил контрактне убивать себя, но не принял новое решение, "маленький мальчик" начал большеесть, используя это как способ подчиниться невысказанному контракту. Раннеесообщение было: "Если ты не ешь, ты болен". И таким путем маленький мальчик может всем противостоять, какбы говоря: "Видите ли, я просто де­лаю то, что мнесказали!". Было бы лучше, если б его прежнийтера­певт привел Джо кантисуицидальному решению в дополнение к контракту - это могло удержать Джо отмедленного самоубийства с по­мощью переедания.

Другое решение проблемы: толстые люди могутучиться есть толь­конеприятную для них пищу и избегать привлекательной. Если че­ловек продолжает придерживатьсятакой "диеты", то раньше или поз­же тело само себя защитит.

Многие толстяки вылизывают свои тарелки вкачестве подхали­мажаперед голосами из детства. Прося их не доедать все до конца, мы передаем имнекие новые сообщения, которые они сначала могут услышать как Взрослые, а затемвстроить их в своего Родителя.

Мы не использовали телепатию, когда спросилиДжо о самоубий­стве.Каждый раз, услышав, что пациентом пренебрегали, мы дума­ем о возможном самоубийстве испрашиваем о нем. Так мы часто за­мечаем очевидное или даже скрытое.

Я доведу тебя, даже если это меняубьет

Эти пациенты внешне выглядят скорееразгневанными, чем депрес­сивными, но они так же стремятся к ранней смерти, как исуицидаль­ныепациенты, отчаявшиеся пациенты, пациенты с установкой "буду работать много,чтобы доказать вам" и наркоманы.

Подумайте о погоне по шоссе со скоростью 100миль в час, погоне полицейских за грабителями. Подумайте о грабителях, которыеносят огнестрельное оружие, участвуют в вооруженных ограблениях, садятся втюрьму, лелеют свой гнев и там, терроризируют других заключенных, убиваютохранников. Воспитанные в гневных семьях, эти люди и вырос­ши полны гнева. Когда ониподставляют себя смерти (в соответствии со сценарным решением довести других),они становятся не менее мертвы­ми, чем те, которые убили себя в очевидной депрессии. Пациент,дальше всего прошедший по пути "Я вас доведу, дажеесли это и убьет меня" - это параноик, придумывающийсебе врагов.

Вот уже 14 лет мы работаем с персоналомкомиссии по делам несо­вершеннолетних штата Калифорния. Эти замечательные людикаж­дый день имеютдело с юными плутами, скрывающими под маской гнева и "отсвечивающего" поведенияглубокую депрессию. Один из спо­собов достучаться до ребят - перенести их сценарий на бумагу.Когда правонарушитель видит, что по сценарию он планирует умереть к 25 годам,он, возможно, почувствует необходимость серьезной терапии. Он обнаружит, чтосам в ответе за разрушениесебя, что мир не нацелен довести его, если только он сам не вынудит мир это сделать.Постепен­но оннаучится ценить себя достаточно сильно для того, чтобы оста­ваться в живых.

Тот же подход можно применять и ко взрослымпреступникам. Мар­тинГродер, работавший раньше в федеральной тюрьме Мэрион, со­здал выдающуюся программу длявзрослых заключенных, многие из которых имели пожизненные сроки за убийства безправа досрочно­гоосвобождения. Несколько лет назад на трехдневном семинаре, ко­торый мы проводили в этой тюрьме,один из заключенных размыш­лял вслух о плане побега, который, вероятнее всего, привел бы нетоль­ко к убийствуохранника, но и к его собственной смерти. Терапевтическим выбором для него былорешиться не убивать себя и расстаться со сценарием "Явас достану, даже если это и убьет меня". Движение,начатое Гродером и другими, превратило некоторых пре­ступников в терапевтов, успешноработающих с другими заключен­ными (так же, как и с людьми за пределами тюрьмы). Гродерисполь­зовалкомбинацию ТА, гештальт-терапии, первичного крика и дру­гих подходов.

Заключение

Основными в принятии нового решения придепрессии можно счи­тать по крайней мере четыре шага:

  1. Взрослый антисуицидальный контракт.
  2. Работа Ребенка по выходу из тупика второй степени, в течениекоторого Ребенок борется против предписания и заново реша­ет жить.
  3. Работа Ребенка по выходу из тупика третьей степени, в течениекоторого приспособившийся Ребенок расстается с представле­нием о себе, как о никчемном инезначительном человеке, а сво­бодный Ребенок признает свою внутреннюю ценность иобъяв­ляет себядостойным жить.
  4. Пациент становится себе родителем, и новый Родитель любит изаботится о Ребенке.

10. НЕВРОЗНАВЯЗЧИВОСТИ:

ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ

Зак - очень необычный клиент. Работая судивительным мужест­вом, он за три семинарских дня навсегда избавился от неврозанавязчи­вости. Конечноже, мы не предполагаем, что любой человек с 10-лет­ним стажем (!) бесконечного мытьярук, запутывания следов, навязчи­вых мыслей и достоянных сомнений может вылечиться за три дня. Нопоскольку большинство авторов утверждают, что подобные Заку па­циенты не поддаются лечению впринципе, мы решили описать работу с ним в качестве доказательства обратного -возможности излечения людей, страдающих неврозом навязчивости.

В пятницу утром мы начинаем свой семинар спредставления участ­ников друг другу. Их 14, половина - терапевты. Шестнадцатьтерапев­тов,съехавшихся на четырехнедельный семинар, выступают в роли на­блюдателей. После процедурызнакомства мы переходим к контрак­там: "Представьте, что уже середина днявоскресенья, семинар закончился. Вы уезжаете, выполнив то, что хотеливыполнить. Что в вас изменилось". Зак отвечаетпятым:

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.