WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 39 |

Утверждение со словом "он" означает, что Эдитуверена, что сама ничего не сделала. Она не считает победу своей заслугой. Изэтой ситуации существует много выходов. Боб мог заставить ее снова стать блокоми посмотреть, как "он" испаряет себя. Вместо этого он, ища к победе короткийпуть, выясняет, использует ли свободный Ребенок Эдит слова, выражающиенезависимость. Она их не принимает.

Боб: Вы настолько могущественны, что вам и непотребовалось вы­талкивать его. Вы просто испарили его.

Эдит: Я

Эдит снова отступила на первоначальныепозиции... во всяком слу­чае, такое складывается впечатление. Мэри преувеличивает еебеспо­мощность, чточасто срабатывает, вызывая у свободного Ребенка же­лание сопротивляться.

Боб: Ну, да... а чей это был, простите,блок

Мэри: Не-а, это не вы. Это Боб сделал. Явидела, как он включил свой секретный лазерный испаритель. А вы не заметили Атеперь он
пытается сделать вид, что он тут ни причем, что это вы, маленькая
и беспомощная,уничтожили блок.

Эдит: (Смеется). Я... О, Господи, у меня такаяясная голова. Я такая ясная. Со мной мой антиблокатор, и вы его у меня ни зачто не отнимете! Я никогда себя не чувствовала столь просветленной. Я могудумать... я думаю.

Ее последнее утверждение абсолютно четкое...и она заканчивает сцену главной героиней!

Если в этот раз клиент не стал главнымгероем, не принял новое решение, мы знаем, что он это сделаете следующий раз.На этой встре­че онлибо не почувствовал себя свободным Ребенком, либо понял, что данная сцена неочень подходит для его проблемы, либо они с те­рапевтом не очень хорошонастроились на работу. Какой бы ни была причина, клиент и терапевт должнырасстаться без обвинений.Это - самое главное. Мы слышали, как терапевты жалуются на клиентов, что те "нехотят меняться" или "хотят оставаться несчастными". Не­правда. Клиентов также клянут какслишком пассивных, слишком приспосабливающихся, слишком сопротивляющихся;используются все слова, указывающие на неэффективную работу. Мы уверены, чтоклиенты хотят меняться, и что иногда ни клиент, ни терапевт просто не знают,как это сделать.

Мы знаем, что если наш клиент не принялсегодня нового реше­ния, он примет его завтра - если его не обвинять и незапугивать.

Работа по поиску нового решения стремительна,часто забавна и всегда приводит к выздоровлению. Ли встает на свою защиту иры­чит о своейзначимости, а на следующей встрече расстается со своим самоуничижением, высмеявмамино "литовское дерьмо". Через состо­яние свободного Ребенка Филиппосознает то, что всегда знал его Взрослый: чтобы что-то значить в этом мире, онне должен быть во всем первым. Трои прекращает свою головную боль. Зоя дудит всвой рожок. Эдит придумывает секретное лазерное оружие и уничтожаетпу­таницу в своемприспособленном Ребенке. Пэт обнаруживает, что кон­дитерская может быть веселымместечком и решает жить радостно в своей нынешней жизни. Священник представляетсебе рай, чтобы при­нять новое решение о возможности радости и на этом свете. Женщинастроит дверь в окружающей ее стене. Эрда освобождает себя от роди­тельской боли. Нэд перестает ждатьбабушку, которая освободит его из чикагской школы. Жозе осознает своиинтеллектуальные способности. Мич решает жить, а затем прощает отца. Мальчишкараспродает свои игрушечные пистолеты.

9.ИЗЛЕЧЕНИЕ ДЕПРЕССИИ

В настоящей главе мы обсудим лечение иизлечении целого ряда, по нашему мнению, взаимосвязанных поведенческих,эмоциональных и мыслительных расстройств. Не все описываемые ниже расстройствасо­ответствуютобщепринятым взглядам на депрессию. Мы включаем в разряд депрессивных следующиетипы клиентов: суицидальных, деп­рессивных, но не активно суицидальных, а также клиентов, убивающихсебя сверхурочной работой, опасными занятиями, пристрастиями и дру­гими проявлениями неосознаннойтяги к самоубийству.

Выше мы описывали предписания, даваемыеродительским эго-состоянием Ребенок. Среди них самым опасным по отношению ксамо­убийству является"Не будь". Наша точка зрения заключается в том, что в ответ на предписание "Небудь" ребенок может принять одно или некоторые из следующих ранних решений,которые, если их не изменить, ведут к депрессии и/или самоубийству, намеренномуили "случайному":

  1. Если все пойдет слишком плохо, я убью себя.
  2. Если ты не изменишься, я убью себя.
  3. Я у бью себя, и ты пожалеешь об этом (или полюбишьменя).
  4. Я почти умру, и ты пожалеешь об этом (или полюбишь
    меня).
  5. Я заставлю тебя убить меня.
  6. Я докажу тебе, даже если это меня убьет.
  7. Я доведу тебя, даже если это меня убьет.

Каждое из данных решений может быть тесносвязано с рядом раз­личных систем поведения, чувствования, думания, которые мысчи­таем депрессией,даже если пациент и не выглядит депрессивным. Ста­вя диагноз "депрессия", мы непроводим различий между эндоген­ной и реактивной депрессией. Предполагается, что эндогеннаядепрессия имеет корни в психике человека, реактивная - вне ее. Мы же уверены,что некоторые люди заработали свою депрессию в раннем детстве и поэтому ихсчитают эндогенно депрессивными. Они приняли раннее решение убить себя, еслижизнь не улучшится. Их основной эмоцио­нальный шантаж - печаль. Ониустроили свои жизни так, чтобы следо­вать своим депрессивным сценариям.Они находятся в тупиках третьей степени, ибо свято верят, что депрессия - ихврожденное свойство.

Другие обвиняют внешние силы в том, что те"заставляют" их быть депрессивными, или же реагируют депрессией на новыежизненные ситуации, ибо депрессия - их хронический реактивный процесс. Навнешние раздражители они умеют реагировать только депрессией. Так, однистрадают от "менопаузной депрессии", потому что в этот период своей жизнидепрессией они реагируют на внешние и внут­ренние раздражители. Другие вподобных обстоятельствах (при при­ближении климакса или во время его) реагируют полной палитройчувств - гневом, беспокойством, радостью. Депрессивные по складу люди реагируютдепрессией. Когда мы исследуем предыдущие вспыш­ки депрессии (а это мы делаемвсегда), то видим, что в прошлом кли­ент часто реагировал на стрессдепрессией, печалью, потерей само­уважения и чувством загнанности и неспособности контролироватьситуацию.

Нас не интересует излюбленная тема круглыхстолов и больнич­ныхконференций: Действительно ли пациент склонен к самоубийст­ву и насколько силен егосуицидальный импульс Нам неинтересно обсуждать в отсутствии клиента,действительно ли он "имеет это в виду", когда говорит о самоубийстве. Напротив,когда мы видим пациента, находящегося в депрессии или ведущего опасный образжизни, мы просим его сделать Взрослое заявление, что он не убьет себя. Пациентыиногда говорят: "У меня нет депрессии. Почему ядолжен решать не убивать себя. Мне такое и в голову не приходило". На что мы отвечаем: "Отлично! Если выне склонны к самоубийству, тогда для вас не составит большого труда решить неубивать себя случайно или намеренно. Мы хотим, чтобы вы вслух произнесли эторешение".

Пациент может проявить внутреннее несогласиес таким утверж­дением.Он может произнести его с вопросительной интонацией, ут­вердительно кивать головой, говоря"нет", или использовать такие расплывчатые формулировки, как "Я думаю, я могу сказать...".За­тем мы просимпациента принимать попеременно обе стороны: "Я убью себя" и "Я не убью себя",пока он не разрешит свои сомнения и не за­ключит контракт не убивать себя.Пациент может выдвинуть усло­вия, при которых он останется в живых. Один психиатр изменялсво­ей жене, а онапугала его разводом. Он сказал: "Я не убью себя, если моя жена не уйдет отменя". Совершенно очевидно, что он под­талкивал ее к уходу, чтобы затемвпасть в депрессию и покончить с собой.

ЭТО ИМПЕРАТИВ. Мы считаем, что никакаядепрессия не мо­жетбыть вылечена, пока пациент не заключил с собой Взрослый контракт не убиватьсебя в нашем присутствии. (См. Главу 3, Антисуи­цидальные контракты.) Мы осознаем,что многие глубоко депрессив­ные и склонные к самоубийству клиенты на первой встрече могут незахотеть заключать подобный контракт. Вместо него они заключают временныйконтракт. На недельном или четырехнедельном семинаре наши депрессивные клиентызаключают контракт не убивать себя во время семинара. Когда решениепроизнесено, мы больше не беспоко­имся о возможном самоубийстве клиента и направляем нашу (а клиентсвою) энергию на излечение. Теперь высвободившиеся силы, которые он тратилкаждый день на борьбу с тягой к смерти, клиент может бро­сить на терапевтическуюработу.

Взрослый контракт - всего лишь прелюдия кновому решению. Сам по себе он - не новое решение. Новое решение -окончательное, глубинное утверждение, сделанное свободным Ребенком: "Яниког­да не убьюсебя". Это не обещание - это факт и уверенность, кото­рая позволяет Ребенку вырваться изпожизненного суицидального сценария.

В работе над принятием нового решения большуюроль играет сре­да. Мыдумаем, что новое решение принять труднее, когда ты окру­жен привычными раздражителями,исходящими от семьи, работы, со­циальной и культурной обстановки.

В промежутке между заключением контракта иновым решени­емучаствующий в нашем семинаре депрессивный человек живет в среде, воспитывающейи стимулирующей одновременно. Наш дом и территория вокруг очень красивы, нашперсонал заботится о гос­тях, наш повар создает шедевры кулинарного искусства.Вдоба­вок, участникисеминара быстро объединяются в сплоченную, под­держивающую группу. Ониотказываются подыгрывать актерам в пьесе "Пни меня" и аплодируют любомудостижению своих то­варищей. Мы считаем, что наша среда, с малым количествомстрес­сов и сильнойподдержкой изменениям, особенно хороша для со­здания условий принятию новыхрешений. Тем не менее, такая же работа может быть проделана и, когда пациентпосещает семинар, живя дома. Правда, в таких условиях работа занимает обычнобольше времени.

Если дела пойдут совсем плохо, я убьюсебя

Нэн - участник четырехнедельного семинара. Мыс первых минут понимаем, что она в глубокой депрессии. Ее лицонеподвижно-печально, тело напряжено, голос неестественный, она двигаетсямедленно, как будто что-то тянет ее вниз. На первой встрече, посвященнойконтрак­там, мыспрашиваем, есть ли у нее позывы к самоубийству, и получаем положительныйответ. Она говорит, что заключила антисуицидальный контракт со своимтерапевтом: она пообещала не убивать себя до дня своего 40-летия, которыйпрошел два месяца назад. Она чувствует себя никчемной и утверждает, что работадля нее - единственная ценность в жизни. Она считает жизнь "слишкомболезненной" и не хочет жить. На семинар приехала по совету своего терапевта,но слабо верит в то, что сможет измениться.

Мы выслушиваем ее, не торопя и непротивореча. В первые две с половиной недели Нэн практически не работает, но мыс группой поощряем каждое ее маленькое изменение. Группа по мере силвовле­кает ее вовнелечебные занятия. Она начинает петь с ними - и даже выходит кбассейну.

Постепенно Нэн немножко расслабляется,начинает смеяться. С лица стирается напряженное выражение, немногорасслабляются мышцы тела. Время от времени мы напоминаем, что когда она будетготова, ее ждет важная работа по принятию нового решения. К кон­цу третьей недели Нэн проситпомочь начать эту работу.

Мы просим ее пересесть на другой стул иговорить от имени себя-"никчемной". Нэн делает это легко. Потом мы снова просимее пере­сесть иговорить от себя-"значимой". У нее большие трудности в выра­жении своей ценности, неважно,говорит ли она из эго-состояния сво­бодный Ребенок или эго-состояния Взрослого. Наконец, мы просим Нэнвернуться на место и представить, что она смотрит на себя, только чтородившуюся, лежащую в колыбельке. Когда она представила сцену, мы просим еенагнуться, взять себя на руки и подержать. Она наклоняется, как будто беретребенка на руки и качает его. "Поговорите со своимребенком", - предлагает Боб.

Нэн: Я буду любить тебя.

Боб: Я люблю тебя. (Важно употреблять настоящее время.)

Нэн: Я люблю тебя, я люблю тебя, о-о, я люблютебя, я буду заботить­ся о тебе. Я никогда не причиню тебе боль, я никогда не убью тебя,я буду тебя воспитывать.

Глаза ее наполнились слезами, как и у многихв комнате. Она про­должает покачивать ребенка, тихонько напевая. Через некотороевре­мя мы просим еепересесть на стул свободного Ребенка и понять, что она чувствует. (На этомэтапе работы она, судя по всему, приняла но­вое решение любить себя, незадействовав эго-состояние Ребенка.)

Нэн: Я чувствую себя по-другому. Я чувствую всебе жизни больше, чем когда-либо раньше. Как будто я прекратила своюбесконеч­нуюборьбу.

Боб: Хорошо. Скажите это маме. Посадите ее наэтот стул. (Ставит перед ней стул).

Нэн: Я чувствую себя по-другому. Да. Неважно,чего хочешь ты, я себя не убью. Я свободна от тебя, от твоего нежелания иметьменя.

Боб: Теперь пересядьте на стулприспособившегося Ребенка и посмот­рите, что вы там делаете.

Нэн: Я не чувствую, что оставила здесьчто-нибудь. Не хочу умирать. Я и здесь чувствую себя сильной.

Боб: На мой взгляд, я закончил. Авы

Нэн: ДА!

Все собираются вокруг Нэн, обнимают ее ихвалят за принятое ре­шение. Ее работа закончена.

В данном случае есть несколько необычныхаспектов. У Нэн была мать с сильными наклонностями разрушительницы, которая,как счи­тала Нэн,желала ее смерти с самого рождения. Правда это или нет - неважно. Важно то, чтоНэн была в этом уверена стех пор, как себя помнит. Ее ранним решением было: "Если здесь станет еще хуже,я от­сюда сбегу". Вболее позднем детстве она решила: "Если дела пойдут совсем плохо, я убью себя".Ребенком она ощущала, что мама хочет ее смерти, и ее родитель (Р1) из эго-состояния Ребенка сказал: "Небудь". Ко всему прочему, она не чувствовала воспитания со стороны матери, и врезультате ее Родитель тоже не был хорошим воспитателем.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.