WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 39 |

Клиенты, боящиеся собственного гнева, могуточень продуктивно работать с собой. Они расстаются с чувством вины, печалью,беспо­койством, решаютжить, наслаждаться своей сексуальностью, более продуктивно работать. Позже,после принятия ряда жизненно важных решений, они готовы разобраться с боязньюгнева и десенсибилизиро­вать себя. Клиентов же, боящихся собственных слез, лечить намноготруднее, потому что до десенсибилизации они не могут делать никакой значимойработы. Мы очень обрадовались, когда Рой разрешил себе заплакать. Если плачправильно управляется терапевтом и группой, одного раза обычно бываетдостаточно для десенсибилизации. После этого занятия Рой разрешил себепродвигаться и в других эмоциональ­ных направлениях, чтобы немного изменить того интеллектуального,бесчувственного, слегка депрессивного психотерапевта, каким он был последние 20лет.

Рой представляет один тип клиентов, боящихсяпродемонстрировать печаль. Другой тип мы называем "Суперменом". В течение всегоперио­да заключенияконтрактов Супермен опаздывает, на занятиях сидит либо в преувеличенорасслабленной позе, либо слишком прямо, скрестив на груди руки. Он смотритповерх терапевта, как бы объявляя: "Я долгораз­мышлял, над чем быя мог поработать здесь, и не нашел у себя ни одной проблемы. Если мне придетчто-нибудь в голову, я вам сообщу". В течение всегосеминара он играет роль "сильного папочки" по отношению к бес­помощным женщинам, а с парнями,боящимися слез не меньше, чем он сам, вступает в игру "малолетнийправонарушитель". Он пропускает за­нятия, отпускает шуточки по поводу лечения и нарушает разныемелкие правила. В любой из своих ролей такой терапевт успешносопротивляет­сяперсональной работе. Обычно он работает с правонарушителями и преступниками ивполне мог бы быть включен в собственную картотеку, за одним исключением - онне психопат. Он нетерпеливый и очень за­ботливый человек, который вдетстве решил, что "никто не заставит меняплакать'' и вырос со страхом показать как свой гнев,так и свою печаль. Вот почему он и стал "Суперменом".

Но если такой клиент в конце концов разрешаетсебе поработать, результаты бывают потрясающими.

Зип не включается в работу в течение всейсеминарской недели. Пе­релом происходит в последнее утро. Он говорит, что хочет"понять" сон, который"иногда меня беспокоит".Рассказывая сон, он крутит паль­цы, голос его, в попытке побороть эмоции, постепенно становитсявсе более и более напряженным. Вкратце его сон выглядит следующимоб­разом:"Я сижу за столом в кабинете и внезапно понимаю, чтомой сын не со мной. Я выбегаю на задний двор и вижу, что он мертвый плавает вбассейне". Сон его страшно волнует, и он признается,что замучил себя объяснениями, основанными на том, что он знает о"подсознательной враждебности" и "желании смерти". Он обожает своегосына.

Боб работает очень медленно, заставляя егобыть каждой частью своего сна и объясняя каждую часть как сторону его личности.Зип ста­новитсяписьменным столом: массивным, солидным, зависимым; каби­нетом: закрытым, всегдаприбранным, набитым информацией; дорож­кой к бассейну: твердой и скучной;бассейном: прохладным, наполнен­ным. До этого он принимал все характеристики как описывающие егосамого. Работая, он боролся с подступающими слезами, но подойдя к бассейну,начинает всхлипывать. Он плачет несколько минут, прежде чемзаговорить.

Боб: Станьте ребенком из своегосна.

Зип: Я красивый, милый, самый важный в жизниЗипа. (Он снова пла­чет).

Боб: Говорите дальше.

Зип: Я умный. Я люблю жизнь. Я...мертвый.

Боб: Послушайте, соответствует ли это тому,что я скажу... Я часть Зипа - красивая, милая, умная, любящая жизнь, самаяважная для Зипа. И эта часть Зипа мертва.

Зип: Спасибо! Да, соответствует! Я утонул вработе... в... да, соответ­ствует! Я утопил самую живую свою часть. Спасибо, Боб. Язакон­чил! Больше себятопить не буду!

Когда подобный Зипу клиент позволяет себевыразить чувства, жиз­ненно важно, чтобы этот опыт был позитивным. Было бытерапевти­ческимнасилием подтолкнуть клиента к чувствам, а затем оставить его без принятиянового решения. Мы просим терапевтов не подталкивать клиента к интенсивнымчувствам, если они не знают наверняка, как под­толкнуть его к успешному выводу.Лечение Зипа можно было бы на­звать антитерапевтическим, если бы ему позволили и дальше считатьсвой сон выражением "подавленной враждебности" или если бы рабо­та с ним прекратилась в моментплача. Но в данном случае результа­том лечения стало принятие замечательного нового решения"Больше себя топить не буду!" и осознание того, что чувствовать - вполне безо­пасное занятие.

Страх и беспокойство

Мы определяем страх как эмоциональную реакциюна реальную или воображаемую опасность в настоящем, а беспокойство - как реакциюна реальную или воображаемую возможную опасность в будущем. Че­ловек боится игрушечногопистолета, если верит, что тот настоящий. Человек с фобией знает, что егострахи воображаемые, но боится так же, как если бы они были настоящими.Беспокойный человек расска­зывает себе страшилки о том, что может с ним в будущемслучиться.

За все годы нашей терапевтической практики мыни разу не встре­чались с реальной опасностью в наших группах; страхи, о которыхнам рассказывали, были воображаемыми. Тем не менее страхи вповседнев­ной жизни, окоторых рассказывают клиенты, могут оказаться и обос­нованными. Первым делом терапевтдолжен определить, имеет ли рас­сказываемое реальную почву. Человеку, боящемуся своего реальноопасного супруга или супруги, необходимо помочь найти способ за­щитить себя. Клиенты, которыеперед лицом реальной опасности не делают ничего, чтобы защитить себя, вероятнеевсего, живут в соответ­ствии с решением "Я подтолкну тебя кмоему убийству" или "Яразре­шу тебе убитьменя". Решающим моментом в лечении становитсякон­тракт о самозащитеи затем принятие нового решения ценить и защи­щать себя.

Когда же клиент боится в совершеннобезопасной ситуации, мы ищем раннюю сцену, являющуюся прототипом сегодняшнегостраха.

Джей: О, черт, я боюсь работать в группе,заметили

Боб: Я заметил, что вы еще не работали. Вы,чтобы поддерживать свой страх, ждете, пока не закончит последний изучастников.

Джей: Да, нет же. Я ждал, потому чтобоялся.

Боб: Если бы вы хотели прекратить бояться, выбы поработали пер­вым,а затем отдыхали бы целый день.

Джей: Я... когда боюсь... я все откладываю иоткладываю - и все боль­ше и больше боюсь. Вы правы.

Мэри: Я называю это синдромом "трамплина".Помните, как вы были ребенком Каждое лето, в самом начале сезона, самыехрабрые мальчишки залезали на трамплин и сигали вниз. Трусливые даже и неприближались к трамплину, а получали удовольствие, плавая. А вот"самозапугиватели" подходили к краю, смотрели вниз, пред­ставляли себе всякие ужасы иповорачивали назад. Они проделы­вали это раз за разом, пока, наконец, не решались-таки прыгнутьвниз.

Джей: Да-а. Я и сейчас так действую.Приготовлюсь к работе, затем отступаю. Я всегда жду до последнего.

Боб: Что страшного случилось с вами во второмили первом классе (Боб сразу "ныряет" в прошлоеДжея.)

Джей: Я помню второй класс. Как-то мы читалипо очереди вслух, а я зачитался и пропустил свою очередь. Учительница поставиламеня в угол. Черт бы ее побрал, никто больше не поставит меня в угол. Кстати,может быть, поэтому я и не пойду к... (называет имя изве­стного терапевта) на марафон,потому что я слышал, она ставит людей в угол. Никто больше не посмеет поставитьменя в угол. (Сме­ется). Яготов к работе.

Боб выбрал "первый или второй класс", потомучто не разделил уве­ренность Джея, что тот "всегда" боялся в коллективе. Мыобнаружили, что страх перед публичными выступлениями обычно берет начало впервых двух классах в результате учительских и детских насмешек.Чте­ние вслухстановится травмирующим событием для многих ребятишек.

Мы могли использовать с Джеем и ряд другихподходов. Например, попросить его посмотреть внимательно на каждого человека вгруппе. Часто клиент, видя вместо расплывчатого пятна конкретное лицо,рас­стается сбеспокойством. Если он все же продолжает беспокоиться, он может каждомусказать: "Я вас боюсь, потому что... "или "Я вас не боюсь, потомучто...". Затем мы работаем с ним над обоснованием еготочки зрения и для этого просим рассказывать страшные истории о пугающих еголюдях. Если же они пытаются его разубедить, это значит, что они бросаются емуна помощь, что подразумевает его неспособность изме­ниться самостоятельно.,

Мы можем подтолкнуть клиента к переосмыслениюсвоего беспо­койствакак скрытого энтузиазма.

Элф: Я волнуюсь. Очень волнуюсь.

Мэри: Загляните внутрь своего тела ирасскажите, что вы ощущаете.

Элф: Я волнуюсь... часто бьется сердце.Сердце стучит, и я потею.

Мэри: Те же ощущения, что и присексе

Элф: (Сопит...подсмеиваясь). Ощущения не совсем похожи.

Мэри: Как вы можете перевести потение исердцебиение в разряд приятных ощущений Ваш мозг расшифровывает это какволнение, бес­покойство. Давайте найдем способ расшифровать это каквозбуж­дение.

Элф: У меня безумная идея! Надо сделатьсальто-мортале... колесо. Я хочу, чтобы все остальные присоединились комне.

Мэри: Попросите их.

или

Лиз: У меня руки трясутся.

Боб: Усильте тряску. Вот так. Еще сильнее.Встаньте и подключите все тело. Да. Что ощущаете

Лиз: Возбуждение.

Боб: Отлично. Ваша дрожь - это попытка унятьрвущееся наружу воз­буждение. Фриц (Перлз) говорит, что между волнением ивозбуж­дением лишьодин глубокий вздох.

Другая техника - доводить "ожиданиекатастрофы" до абсурдных вы­водов. Мы спрашиваем Хьюберта, что может произойти самого плохогоОн говорит, что боится, что группа не будет любить его. Он уверен, что несможет сказать ничего интересного. "А потом что самоеплохое может случиться" Он уверен, что с ним никтоне будет ни говорить, ни общать­ся. "А затем худшее" Он будет чувствовать себя одиноким и отвергну­тым. "Азатем" "Ну, я, конечно, не умру". Хьюберт улыбается."Найду чем заняться и сам".Он осознает, что никогда не оставался один навечно, поэтому говорит, что поищетсебе компанию за пределами группы. Итак, даже если "ожидание катастрофы"окажется не напрасным, он не пропа­дет. В заключение он делает вывод, что его опасения сильнопреувеличе­ны, и онбольше не волнуется.

Еще один метод - развести ожидания и эмоции.Этот метод исклю­чительно эффективен в работе с клиентами, не осознающими, что онимогут одновременно и чувствовать, и думать.

Фло: Я боюсь, что забуду, чтосказать.

Боб: Ладно. Представьте, что вы забыли, чтосказать. Почему вас это

волнует

Фло: По-моему, естественно волноваться обэтом.

Боб: Нет. Мой внук Роберт помнит только 10слов. Но он не волнуется. Почему вы связываете волнение и забывчивость

Фло: Ну, это естественно. Я не хочуволноваться...

Мэри: Правильно. Представьте, что вы забыли,что дальше говорить, и хотите вспомнить, что же должны сказать. Почему выволнуе­тесь

Фло: Да, интересно. Я всегда связывала... Яволнуюсь, потому что ду­маю, что должна. Потому что я говорю себе, что люди подумают... Яготова остановиться. Я позже приду. Я должна обдумать, что же я автоматическисвязываю с волнением. Пожалуй, начну распуты­вать узлы.

Беспокойные люди проскакивают настоящее,тратя свою психичес­кую энергию в переживаниях по поводу будущего.

Джем очень обеспокоена будущим. Ее отец, брати муж умерли от сердечного приступа. Она собирается вновь выйти замуж и ужаснобо­ится, что ее новыймуж также умрет.

Джем: Все идет наперекосяк... каждый раз,когда я с ним, я боюсь, что именно этой ночью у него будет приступ.

Боб: Почему вы чувствуете страх, а неудовольствие от того, что проис­ходит здесь и сейчас

Джем: Я не знаю.

Мэри: Мне кажется, что ваш муж не был похожна вас в этом отноше­нии. Вы говорили, что в течение двух лет он знал, что может влю­бую минуту умереть,и тем не менее вы говорили, что наслажда­лись жизнью с ним. Он не изводилсебя страхом смерти

Джем: Абсолютно нет. Он жил полнойжизнью.

Мэри: Это ваша мечта

Джем: Да.

Мэри: Я рада.

Джем: И как же мне остановитьсебя

Боб: Я не понимаю вашего вопроса. Вы ведь иесть тот человек, кто думает обо всем этом.

Джем: Как же мне все-таки перестать о нихдумать

Боб: Помечтайте о сексе вместоэтого.

Джем: Все мои сексуальные фантазии кончаютсямыслью о смерти.

Мэри: Ваша проблема в том, что вы не верите,что отвечаете за свои мозги.

Боб: Точно.

Джем: За свою голову я отвечаю, а вот зафакты - нет.

Мэри: Я уверена, что еще задолго до чьей-либосмерти ваша матушка научила вас забегать в будущее, чтобы чувствовать себяплохо. Я предполагаю, что она предсказывала будущие неприятности, а вы слушалиее и боялись. Ее или отца, или бабушку, или еще кого-нибудь.

Джем: Да, она всегда боялась, что можетслучиться.

Мэри: Итак, ваша мама заботливо научила вас,как руководить голо­вой... как жить будущим и быть несчастной. Но вы былидостаточ­но умны ивышли замуж за человека, который управлял своими мозгамипо-другому.

Джем: Да. Он никогда не боялсябудущего.

Мэри: А ваш новый друг Он тревожится обудущем

Джем: (Смеется). Никогда.

Мэри: Это здорово. Вы умница, что выбираетемужчин, которые не рас­сказывают себе страшилок.

Джем: Пожалуй, я понимаю, что залезаю вбудущее. Да, и пугаю себя.

Мэри: Отлично. Готовы управлять вашимимозгами по-другому

Джем: Да. Для меня это совершенно необычныеидеи. Я должна хоро­шенько прожевать то, что вы мне сказали.

Мэри: А затем либо проглотите их, либовыплюньте.

Джем: (Смеется).

Мэри: Я опишу вам забавный метод, может,захотите поиграть в него. Продолжайте вести себя как раньше, но попробуйтепохвастать­ся собой.Пример. Раньше я очень боялась самолетов. Обычно с этим связана вера вволшебство. Вроде того, что, если я буду очень внимательно следить, то крыло неотвалится. Я не знаю, понима­ете ли вы

Джем: Конечно. (Смеется).

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.