WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 39 |

Клиентка говорит: "Я не могу ни говорить, ни писать о себе. Я долж­на написать очень важное письмо,должна его написать, чтобы получить повышение. Ноя просто не могу". Совершенно ясно, что она может, но не будет. Пока она верит всвое "не могу", она остается жертвой. Ее работа в терапии начинается сутверждения "Я не буду писать о себе".

Терапевты, подобно клиентам, используют "немогу" избиратель­но,чтобы следовать своим предписаниям и обратным предписаниям. Однажды, объясняяэтот факт, Мэри заметила социальную работницу, яростно кивающую в ответ на ееслова. Однако в перерыве та же самая женщина сказала своему приятелю:"Если б я могла просто вешать труб­ку, когда клиенты звонят мне поночам!". Очевидно, что она не слышала своегособственного "не могу". Пока она не осознает, что ее рука в со­стоянии положить трубку на рычаг,она не сможет успешно работать с теми, кто правилами вежливости загнал себя вловушку.

Заставляютчувствовать

Детей приучают думать, что они несутответственность за чувства дру­гих. Бабушка Мэри, во всем остальном замечательная, любящаяженщи­на, частоподавала на стол салат с топленным салом, который Мэри была обязана есть, "чтобне обижать бабушку". Почему пищевые вкусы Мэри использовались бабушкой, чтобычувствовать себя обиженной, и почему она обвиняла Мэри, а не себя ввозникновении этих чувств Конечно же потому, что она была приучена к мысли,что чувствовать ее заставляют окружающие. Когда ребенок плохо себя ведет, злойродитель говорит: "Ты сводишь меня с ума"; грустный родитель говорит "Ты меняопеча­лил"; а виноватый родитель говорит: "Тыменя заставляешь чувствовать вину". Ребенок вырастаети становится терапевтом, который загоняет клиента в ловушку жертвенности,спрашивая: "Как это заставляет васчувствовать".

Мы наблюдали прекрасного бихевиориста,проводящего десенси­билизацию клиента с фобией, и слышали, как он говорит:"Когда само­лет пугает вас, поднимайтеуказательный палец левой руки, когда нет -указательный палец правой". Его слова подразумевают, что клиент - жертва самолета. Мысчитаем решающим то, что клиент осознает, что он сам пугает себя самолетом, ане наоборот.

Те ТА-терапевты, которые склоняются кубеждению, что окружаю­щие ответственны за их чувства, пишут о "заставлять людей чувство­вать себя не на высоте" и для выражения подобного убеждения исполь­зуют слово "обесценивание". Если кто-то проситпередать соль, вы долж­ны услышать его, принять его просьбу и передать соль; в любомдругом случае вы обесцениваете этого человека, и он имеет правопочувство­вать себяразозленным или опечаленным и шантажировать вас призна­нием вины. Конечно, люди должныпонимать, когда они реагируют на окружающих неадекватно. Тем не менее, толькомы сами должны ре­шать, чувствовать ли себя обесцененными или нет. В следующемдиа­логе клиент ужеполучил большую дозу терапии от ТА-терапевта, ве­рящего, что именно обесцениваниеответственно за то, как люди себя ощущают:

Пол: В Джоан есть что-то коварное. Вы знаете,она сделала две вещи, которые были для меня огромнымобесцениванием.

Мэри: Я не знаю.

Пол: Хорошо, сейчас поясню. Джоан сделала двевещи, которые обес­ценивали меня, и даже не заметила этого.

Боб: Посадите Джоан перед собой и объяснитеей, что же она сделала.

Пол: (Объясняет Джоан, что она забыла послатьважную корреспон­денцию, хотя обещала это сделать, и стала опять заходить ксосе­дям, хотя иобещала не делать этого.) Джоан, я не буду с тобой жить, если ты и дальшебудешь обесценивать меня. Ты заставля­ешь меня чувствовать себямаленьким мальчиком.

Боб: Она вас никак не заставляет чувствовать.Вы решили чувствовать себя маленьким мальчиком.

Пол: Я чувствую себя маленьким мальчиком. Тыобещала сделать и не сделала. (Он очень рассержен.) Если ты говоришь, что несдела­ешь, у меня нетпретензий, но когда ты обещаешь и не делаешь, я чувствую себя дураком. Тыобесцениваешь... и я чувствую себя ма­леньким придурком. (Последующие 15минут мы работаем над примером того, что он чувствует, когда ощущает себяребенком. Мы подчеркиваем, что никто никого не может заставитьчувство­вать себя "нена высоте". Это заблуждение.)

Мэри: Итак. Она что-то делает. Может, играетв ту или иную игру. Что она делает, мне не интересно. Вы можете разрешитьпробле­му, посчитав,что ее заслуги перевешивают ее прегрешения, или же, наоборот, решите расстатьсяс ней. Вы решаете о себе. И толь­ко вы сами решаете, чувствовать ли себя маленьким мальчиком вответ на ее действия. Ухватили мысль

Пол: Мысль неожиданная. Я думаю. И я пораженважностью того, чему сейчас учусь. Чувствую какую-то свободу. Это очень новаямысль, совершенно противоположная тому, чему я учился в той группе. Мне надопоразмышлять на эту тему.

Мэри: Хорошо. "Обесценивание" - слово,которое "заставлялыцики чувствовать" усвоили слишком поспешно.

Боб: Мы до них еще доберемся.

(Группасмеется).

Я – Это

"Это" вместо "я" отрицает автономию.Некоторые клиенты отвер­гают доверие и принимают осуждение, когда говорят: "С этим (моей речью) все было в порядке, пока я не забыла, что надоговорить дальше". Другие переворачивают уговорят:"Я так здорово говорил, пока все нерассыпалось". Если клиент постоянно использует "я"для самопресле­дованияи "это" для уменьшения самооценки, мы начинаем подозре­вать депрессию. Люди с нарушениямиличности более склонны исполь­зовать "это", так как пытаются избежатьответственности.

Клиенты говорят так, как будто их симптомыпередались по лучу из космоса... и так же говорят их терапевты: "Депрессия началась..." вместо"Я подавил или опечалил себя". "Моя злость добирается долуч­шего вомне" вместо "Я злю себя, азатем притворяюсь, что не могу контролировать свои чувства ипоступки". Фразы типа "У меня про­мелькнула мысль" отрицают, что клиент мыслит. "Эточувствуется как... "отрицает, что клиент чувствует."Это случилось" отрицаетавто­номию поступковклиента.

Некоторые ТА-терапевты превращают своиэго-состояния в "это", говоря "Давайте вытащим нашихДетей пивка попить", "МойВзрослый уверен, что..." или "Мой Родитель хочет помочь вам". Хотя мыв про­цессе лечения изнакомим наших клиентов с эго-состояниями, мы хо­тим, чтоб они, употребляя "я",осознавали себя как "целое".

Клиент говорит: "Если, делая что-нибудь, я не вкалываю как лошадь, то это несчитается". Мэри просит заменить "это" на "я"."Если я не вкалываю как лошадь, то я несчитаюсь". Мгновенно он начинает всхли­пывать, вспоминая себя маленькиммальчиком, который "не считался" в своем доме, и поэтому в попытках статьзначительным работал как проклятый. Фокусом лечения для него становится"Я себя ценю!".Не­сколькими встречамипозже он рассказывает о новых достижениях и говорит: "Это просто удивительно". Мы снова просимего употребить "я". Говоря "Я простоудивительный!", он улыбается и глубоко дышит."Я ПРОСТО удивительный!"."Я ПРОСТО УДИВИТЕЛЬНЫЙ!".Ме­няя "это" на "я", он ощущает себя на новом уровнесилы, значимости и удовольствия.

Я-Вы

Когда человек переходит с "я" на "вы", этот переход сигнализирует опереключении эго-состояния с Ребенка на Родителя. Именно в такой формеповторяются убеждения, мифы, семейные лозунги и родительс­кие инструкции. "Я бы хотел узнать побольше людей, но вы не можете врываться вчужую жизнь", - говорит молодой человек, воспринявшийсемейные предписания "Не сближайся" и "Не делай"."Я великолепно себя чувствую, но вы не можетеожидать, что столь быстрое измене­ние будет длиться долго", - утверждаетженщина, чей предыдущий тера­певт настаивал на невозможности быстрых изменений личности. Мы непросим клиентов заменять "я" на "вы", таккак крайне важно, чтобы они осознавали значимость обеих сторон себя - какстороны "вы", так и стороны"я".

Я-Мы

В семейной терапии клиент, говорящий"мы" вместо "я" - это самоизбранный представитель отвсей семьи. Чтобы все члены семьи могли сохранить автономию, такое"мы" внимательно изучаетсяна предмет того, действительно ли оно выражает чувства и мнения всейсемьи.

Может быть,вероятно

Эти и другие подобные слова требуют оттерапевта вопросительной реакции. Очень часто в записях бесед, в которыхтерапевт "чувствует себя в тупике", мы слышим, как клиент говорит "может быть", а тера­певт спешит двигаться дальше,предполагая, что клиент сказал "да".

Клиент: Я думаю, может быть, я... я хочуиметь больше друзей. Терапевт: Отлично!

На самом деле реакцией терапевта должно быть"Может быть" или"Рассмотрим обе стороны... вы и хотите иметь большедрузей и не хотите".

Первое жульничество

Первое жульничество во время встречинеобычайно важно, потому что, если оно не блокировано, вся встреча в результатеможет пойти насмарку. Клиент сказал: "Я никогда неделаю того, что обещаю", а за­тем заключил контракт броситькурить. Стажер-терапевт напряженно и безуспешно трудится в течение 30 минут,пока мы не останавливаем встречу и не прокручиваем пленку с начала:"Я никогда не делаю того, что обещаю". Терапевт в ужасе: "Господи, я этогоне слышал!"

Если жульничество не блокировать, оно можетсоздать сцену для всего последующего курса лечения. Когда клиент сообщаеттерапевту: "Я ле­чился у 17 терапевтов и слышал,что вы очень сильны в случаях моего типа", - будьосторожен, ковбой, тебя хотят уделать. Ответ на это: "Ну, и как вы собираетесь меня победить"Затем Боб говорит: "Ради вашего блага я бы хотел,чтобы вы достигли в терапии своих целей. Если же вы не изменитесь, моя жизньостанется прежней. Ну и, пожалуй, я несколь­ко дней буду помнить о вас, какеще об одном парне, который в будущем может измениться, а может нет". Затем, если парень не будет менять­ся, он, может быть, вспомнит нашепредсказание, и оно сослужит ему службу при решении - продолжать терапию илинет.

Смех висельника

Люди потешаются над комиком, когда ондемонстрирует свою наи­вность, незнание, некомпетентность или когда он как-нибудь наноситсебе вред. Когда клиенты потешаются над собой, то вызванный этим смех группы итерапевта (мы называем его "смехом висельника") уси­ливает их патологию. Молодойбизнесмен рассказал во время терапев­тического марафона со своимипомощниками, как он поломал лодку, заглядевшись на женщину, у которойрасстегнулся и упал купальник. Многие в группе смеялись до слез. Мэри заметила:"Мало смешного в том, что вы поломалилодку!" Его помощник напомнил бизнесмену, что ончасто рассказывает забавные истории о том, как портит себе удо­вольствие. Бизнесмен отказалсяпризнать, что это "что-то значит". Боб предложил ему провести эксперимент: "Втечение месяца не рассказы­вайте ни себе, ни кому другому истории, выставляющие вас напосме­шище, и сообщитенам затем о результатах".

Через шесть месяцев он написал "Я все еще думаю, что мой стиль шутить ничего не значит, однако яразлюбил подобные шутки. Хотя я и продолжаю думать, что это не несло никакогопсихологического оттен­ка, сообщаю, что эти шесть месяцев я жил с большим удовольствием,нежели когда-либо, и что со мной больше не произошло ничего, что могло бы статьтемой моих юморесок".

Смех висельника может указывать наопределенные предписания и решения. Клиенты смеются над несчастными случаями,когда ра­зыгрывают"Я почти убью себя "; надпотерей денег в финансовой игре "Не делайденег"; над недостатком взрослости, разумности,естествен­ности, еслиэтот недостаток входит в их предписания и решения. Как только мы слышим смехвисельника, мы утверждаем: "Для вас это несмешно ". Большинство людей это сначала раздражает, иони пытают­сядоказать, что их смех - это "чистонервное". Мы просим их осо­знать, что "нервный смех"возникает у них только в ответ на опреде­ленные проблемы.

Во время работы Беа часто смеется "смехомвисельника". Ее кон­тракт на данной встрече - прекратить плутать во времяезды.

Боб: Вы в машине и делаете неправильныйповорот. Как долго вы еде­те, прежде чем заметите это

Беа: Ну, я (хихикает) немножко-таки проеду, преждечем начну удив­ляться:где это я

Мэри: Вы хихикаете. Заплутаться - не значитдля вас ничего смешного.

Беа: Да, не значит. У меня чисто нервныйсмех.

Мэри: Вы слишком часто говорите "Да, но" освоем смехе. Я думаю, ваш смех и хихиканье имеет смысл. Пока не знаюкакой.

Боб: Да.

Беа: Ой... Вот что я вспомнила... когда мы сродителями путешествова­ли, отец всегда плутал, если сидел за рулем. (Хихикает). Это тоже не было смешно. Я незнаю, почему смеюсь. Мама всегда засыпала в машине, просыпалась, а мы ужепотерялись. (Хмурится).

Боб: Вы и нахмурились, изахихикали.

Беа: (Смеется,когда говорит). Мать страшно на негозлилась.

Мэри: На прошлой встрече вы рассказывали, чтоон бил вас... был очень жестоким. Я думаю, какая-то часть вас радовалась, чтоон плутал, а мать его ругала.

Беа: Хм, интересно. Когда я... мыотправлялись в путешествия, я помо­гала ему читать карты. Вроде бы была на его стороне.

Боб: Помогали ему плутать

Беа: (ВзрываетсяДетским смехом). А, пожалуй, да. Все, я больше небуду плутать!

Часто реплики висельника такие забавные, чтотерапевт сам хохо­чет.Типичным примером могут быть истории, рассказываемые завя­завшими алкоголиками о том, чтоони вытворяли, когда напивались. Как только терапевт осознает, что смеется вответ на патологический юмор, он может сказать: "Забираю свой смех обратно. Я не буду сме­яться над тем, что для вас несмешно". Члены группы также учатся не смеяться, араспознавать патологический юмор.

Языктела

Клиент может говорить "да", отрицательнокачая головой, стяги­вать с пальца обручальное кольцо, распространяясь о своемсчастли­вом браке,горбиться, утверждая, что он хочет работать, делать оттал­кивающий жест, говоря о желаниизавести друзей в группе.

Мы не разъясняем язык тела, а просим клиентасамому почувство­ватьсвое тело и понять, что оно пытается выразить. Если он затрудня­ется сделать это, мы предлагаемему усиливать и преувеличивать позы и жестикуляцию. Во время лечения мыпоощряем автономный язык, соответствующие словам движения тела и смех, которыйподдержива­ет непатологию, а здоровье.

Pages:     | 1 |   ...   | 11 | 12 || 14 | 15 |   ...   | 39 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.