WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 31 |

К.Г.Юнг (1875-1961) идеи аналитической психологии первоначально– в самых общихнабросках и без использования термина - сформулировал в 1910 г. в работе«Трансформации либидо», послужившей одним из поводов его разрыва с З.Фрейдом; вболее системном виде в работе «Психологические типы» (1921 г.), вотносительно завершеном виде – в Тавистокских лекциях 1935 г.162 Таким образом,формирование его оригинальных взглядов незначительно опережает во времениформирование взглядов Дж.Л.Морено. Отметим, однако, что к моменту встречи сЗ.Фрейдом в 1907 г. К.Юнг уже обладал весьма значительным психиатрическимопытом, в том числе опытом сотрудничества с Э.Блейлером и П.Жане, тогдакак Дж.Л.Морено в начале 30-х гг. лишь входил в пространство профессиональногопсихиатрического сообщества. Судя по всему, Дж.Л.Морено в период своегостановления не был знаком с работами К.Г.Юнга (Э.Барц утверждает, что нетолько с работами, но и с идеями )163. В работах40-х-70-х г. Дж.Л.Морено иногда ссылается на К.Г.Юнга, но лишь в общемвиде, без развернутого соотнесения его и своих идей, в основном в планепротивопоставления. С точки зрения Дж.Л.Морено, К.Г.Юнг не изменилпринципиально метод работы З.Фрейда164

и на него распространяется критикапсихоанализа в целом. В свою очередь, К.Г.Юнг обращался к идеям Дж.Л.Морено вобщем виде, через обозначение отношения к групповой психотерапии.Несмотря на кажущуюся альтернативность позиций К.Г.Юнга и Дж.Л.Морено поразличным поводам, начиная с с общей интровертивной обращенности первого иявной экстравертивности второго и, соответственно, различных ценностныхориентаций, между их идеями обнаруживается ряд общих моментов, позволяющих, вчастности, успешно синтезировать идеи того и другого в так называемойюнгианской психодраме. (Э. и Х.Барц).

Отметим прежде всего, что тот и другойрассматривают человека в пространстве духовности, причем духовностирелигиозной, и рассматривают задачи терапии в связи с этим. В том идругом случае речь идет об открытии Бога через себя. К.Г.Юнг рассматривалрассматривал Самость как архетип Бога; собственно, Самость дана индивиду черезобраз Бога или образы космической гармонии. Встреча с коллективнымбессознательным – этовстреча с миром вне пределов привычного пространства и времени, встреча собщечеловеческим. Для Дж.Л.Морено, как уже говорилось, божественная природачеловека –основополагающее утверждение; задачу терапии он видел в возвращении человекаКосмосу; наояду с пространством, временем и причинностью действует четвртое,космическое измерение. Духовность антропологических установок сказываетсяи в организации терапии, приобщение к которой для клиента К.Г.Юнг расматривалкак аналог инициации при вхождении в храм.

Методологические позиции того и другого эклектичны и вступают впротиворечие с практикой. К К.Г.Юнгу может обращено замечание, адресованноепсихоанализу З.Фрейда А.Башляром в том отношении, что естественно-научныепринципы построения теории никак не обосновывают принципов терапевтическойработы со свободными ассоциациями. Для К.Г.Юнга это противоречие представляетсяеще более острым: принцип причинности, традиционный для естественно-научногоподхода, вступает в явное противорчие с принципом синхронии, рассмотрениеэнергетических основ психической жизни и применение к ней закона сохраненияэнергии и второго закона термодинамики не дают юнгианского понимания природысимволов, само утверждение реальности, где отсутствуют «здесь и там», «раньше ипозже» явно выходит в сферу вне традиций ортодоксальной науки.

Можно усмотреть явные параллели в основахпредставлений о личности. Так, по К.Г.Юнгу ведущим мотивом оказываетсяизначальное стремление к индивидуации, обретению целостности черезсамоосознание. Индивидуация означает тем самым обретение новых возможностей и всилу изменения содержания сознания, и в силу высвобождения связанной энергии иинтеграцию ее в энергию сознания, и в силу приобщения к опыту человечества,данному в архетипах коллективного бессознательного. В сущности,проявление изначально заданного может рассматриваться в терминах спонтанности;самоосознание обретается через активность, главным образом – через активное воображение, т.е.творчество в широком смысле. Вместе с тем в отношении К.Г.Юнга часто звучитупрек в том, что его теория сугубо интрапсихична и практически не рассматриваетсоциального бытия человека. В индивидуации человек утрачивает зависимость отконкретного социума (научаясь контролировать иррациональные силы коллективногобессознательного, обретая опору на себя), приобщаясь к всечеловеческоймудрости. В этом отношении позиция К.Г.Юнга и позиция Дж.Л.Морено выглядятдействительно принципиально различными, однако представляется, что это несовсем так. Уделяющая этому специальное внимание Э.Барц приводит следующеезамечание К.Г.Юнга: «Очень важны позитивные отношения между индивидом иобществом или группой, потому что ни один индивид не живет сам по себе, оннахдится в зависимости от принадлежности к какой-то группе»165. Впрочем,по замечанию Э.Барц, это может рассматриваться как уступка времени. В основномв представлениях К.Г.Юнга отношения с другим важны в первую очередь потому, чтоон (другой) может выступать для индивида как символизирующий архетипы, т.е. онважен не как самоценность. Это трудно согасуемо с идеей Встречи, однакохарактерно, что аналитика и клиента К.Г.Юнг как двух партнеров, движущихся киндивидуации – всовместном пути, но каждый по-своему. Эти различия в представлениях К.Г.Юнга иДж.Л.Морено проецируются на их подход к терапии и, в частности, на отношениеК.Г.Юнга к групповой терапии. Последний относился к групповой терапиинеоднозначно. Так, он видел в ней очевидную опасность регрессии, переноса нагруппу родительских образов и актуализации детского архетипа, т.е. опасностьинфантилизации, прямо противоположной индивидуации. Вместе с тем, в силу того,что невроз характеризуется нарушением социальных отношений, групповая терапияцелесообразна, но как дополнение к индивидуальной.

По справедливому замечанию Э.Барц, психодрама может бытьрассмотрена как встреча с самим собой, в том числе так называемаяинтерпсихическая драма. В этом плане психодраматическая терапия и аналитическаявполне совместимы. Психодраматическое действие может быть рассмотренокак экспликация и особая форма активного воображения; в ней могут бытьреализованы (и реализуются) разнообразные формы терапевтического взаимодействиясознательного и бессознательного, практикуемые в классическом юнгианскоманализе – как диалоги,так и невербальные средства взаимодействия, в том чмсле арттерапевтические.Разумеется, в психодраме представимы и чуждые юнгианскому анализу бытовыепроблемы и прблемы реальных взаимодействий без их символического видения;вместе с тем введение Дж.Л.Морено представления о сверхреальности и реализацияего в психодраматическом действии показывает, что в психодрамепроявляется и нечто близкое юнгианской глубинной психотерапии.

4.3..3. Идеи Дж.Л.Морено в соотнесении с«Индивидуальной психологией» А.Адлера

А.Адлер взаимодействовал с Дж.Л.Морено в период их сотрудничества вжурнале «Даэмон» в 20-е гг. ХХ столетия. По мнению Г.Лейтц (материалы личныхбесед автора), А.Адлер может считаться единственным психологом, кто оказалпрямое и явное влияние на становление теоретических и терапевтических идейДж.Л.Морено. Ко времени их знакомства А.Адлер уже сформулировал свои основныеидеи и активно практиковал в отрыве от психоаналитического движения ворганизованной им группе «индивидуальной психологии».

Основные идеи «индивидуальной психологии», отношение к которымЗ.Фрейд выразил, отлучив А.Адлера от психоанализа, положили начало такназываемому "«оциально-психологическому психоанализу"»(К.Хорни, Э.Фромм,Г.Салливен и др.), а также повлияли на становление идей американской"гуманистической психологии",в частности, К.Роджерса, и частично – на логотерапию В.Франкла. Вместе стем влияние их на Дж.Л.Морено было, по-видимому, самым ранним, состоявшимся ещев тот период, когда он не посвятил себя непосредственно психотерапии, нопробовал себя в ее ранних аналогах.. Сведениями о том, встречались лиДж.Л.Морено и А.Адлер в период их одновременного проживания в США (с 1932 г.,когда А. Адлер начал обретать там относительно стабильный статус, до его смертив 1937 г.), мы не располагаем.

Духовно-философский уровеньв работах А. Адлера явным образом не представлен.Вместе с тем разработанное им представление о врожденном каждому человеку«социальном интересе» –чувстве принадлежности к человечеству, готовности к сотрудничеству, -является, по сути, развитием идеи Ж.-Ж.Руссо об исконной нравственностикаждого человека; по А.Адлеру, человек по природе социален166. Это даетоснование некоторым естественно-научно ориентированным критикам заявлять о том,что А. Адлер – нестолько психолог, сколько моралист.167

( Убежденность в исконной социальностичеловека приводит А.Адлера к представлению о психическом здоровье, основанномна критерии социальном и нравственном – подлинно здоровый человекпредставляет собой гармонично развивающуюся личность при непременном условииразвитого социального интереса.

Внимание А.Адлера прежде всего с социально-психологическому аспектубытия задает некоторую парадоксальность методологического подхода. С однойстороны, А.Адлер отчасти следует естественно-научной традиции, заимствуя изтеории эволюции идею приспособления, а идею неполноценности выводя по аналогиис описанной им с позиций общей медицины в 1907 г. органическойнеполноценностью. Вместе с тем принципиально, что человек в представлениях А.Адлера не просто адаптируется к условиям, но преодолевает препятствия, стремяськ совершенству, активно формируя собственную личность, чем принципиальноотличен от животных. В этом плане он явно вводит в психоанализ гуманитарныйподход к человеку и пониманию его психики. В своих представлениях этого уровняА. Адлер находился под влиянием двух философов, чьи идеи повлияли также надругие направления психологии. В представлениях Х. Вейхингера начеловека оказывает влияние не столько прошлый опыт, сколько надежды на будущее;в связи с чем в адлеровской психологии причинный детерминизм дополняетсяцелевым, что является принципиальным изменением ортодоксальнойпсихоаналитической позиции. Идея «фикционного финализма» Вейхингера позволилатакже поставить вопрос относительно реалистичности целей и – более широко – реалистичности видения бытия, т.к.деятельность человека с этой точки зрения детерминирована именно егосубъективной реальностью. Эта сформировавшаяся под влиянием идейВейхингера феноменологическая философско-методологическая позиция сближаетА.Адлера не только с собственно феноменологами, ему современными, но и снекоторыми аспектами прагматизма У.Джеймса, экзистенциалистами, более позднейгуманистической психологией. Вторым философом, повлиявшим на становление идейА.Адлера, был Ян Смутц, который ввел в философию понятие “холизм”, применив егок проблемам эволюции. Принцип холизма был введен А.Адлером в его системукак основополагающий: человек должен рассматриваться, во-первых, какцелостное психофизическое существо, и, во-вторых, как уникальная целостность(индивидуальность). По словам А.Адлера, наиболее важной задачей индивидуальнойпсихологии является видение единства в каждом конкретном человеке, в различныхего проявлениях, в том числе в бессознательном168

. Отметим, что принцип холизма в целом сильноповлиял на психологию ХХ столетия, в частности, на идеи В.Райха,гештальтпсихологов и приложившего их идеи к неврологии К.Гольдштейна, вдальнейшем - на А.Ангъяла и А.Маслоу и в целом на подавляющее большинствотеорий личности. Три названных философско-методологических принципа- принцип детерминации поведения субъективной реальностью, принцип целевогодетерминизма и принцип холизма - присутствуют и в позицииДж.Л.Морено.

На уровне обшепсихологических взглядов А.Адлер, разделяяпредставления Фрейда, о наличии бессознательного, иначе его понимает. Сточки зрения Адлера, человек руководствуется бессознательным стремлением кпревосходству (другие варианты на различных этапах становления адлеровских идей- к власти либо к совершенству), выступающим в качестве компенсаторного вотношении чувства неполноценности. Термин “стремление к превосходству”, какпоказала Е.Сидоренко169, не вполне адекватноинтерпретируется критиками: с ее точки зрения, А.Адлер имеет в виду преждевсего превосходство человека над самим собой, превосхождение себя, т.е.стремление стать больше, совершеннее, чем в настоящий момент; точнее, в каждыймомент времени человек больше, чем он есть. Такому пониманию стремления кпревосходству вполне соответствуют идеи Дж.Л.Морено о творческой сущностичеловека. С точки зрения А.Адлера, З.Фрейд не уделил должного внимания илипросто проигнорировал такие качества личности, как уникальность, ясностьсознания и способность быть хозяином своей судьбы. Процитируем фрагмент, дажепо метафорическому строю очень близкий Дж.Морено: “В каждом индивидеодновременно представлено и единство личности, и индивидуальная форма этогоединства. Поэтому индивид одновременно и актер,и его роль. (Выделено нами - И.Г.).Он творец своейсобственной личности”170. Отметим, чтопредставление о стремлении к совершенству А.Адлер заимствовал у Пьера Жане171.

Как уже говорилось, человек посредством целей обращен в иллюзорноебудущее. Цели и избираемые человеком способы их достижения (жизненный стиль)индивидуально уникальны, в то время как стремление к превосходствууниверсально. (Аналоги у Дж.Л.Морено: креативность и спонтанность как свойствауниверсальны, их конкретные проявления через ролевые позицииуникальны).

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.