WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 31 |

Психотерапевтические идеи Дж.Л.Морено началиформироваться в период получения медицинского образования (10-е гг. ХХстолетия) и недолгой работы в Институте психоанализа, и период этотсовпал по времени со сменой основной парадигмы психотерапевтической практики,завершением «золотого века»145 гипноза имеждународного признания психоанализа как теории и практики. Вместе с темименно в практике использования гипноза были совершены важнейшие открытия (вчастности, открытие бессознательного146

), и некоторые теоретические иметодические принципы гипнотерапии в Х1Х в. могут рассматриваться как частичныепрообразы психодрамы, что отчасти признавал сам Дж.Л. Морено147

Отметим, что идеям Дж.Л.Морено на уровнеметафор созвучны уже представления ранних магнетизеров, чьи взглядыпроанализировал – восновном применительно к психоаналитическим идеям – Г. Элленбергер. В частности, вперсонажах сновидений ими часто виделось проявление того, что позже былоназвано диссоциациями, и Г. Элленбергер приводит фрагмент описания сновиденийРейлем (1803 г.): «Появляются актеры, распределяются роли; сновидец берет насебя только ту роль, которую он связывает с собственной личностью. Все другиеактеры и роли являются для него настолько чуждыми, что происходящеевыглядит так, как будто он с ним вовсе незнаком, хотя и сами актеры, и ихдействия созданы собственной фантазией сновидца.»148. С позиций психодрамы,речь идет о своего рода вспомогательных Я, выводимых на сцену при драматизации149.

Ниже мы рассмотрим в этом плане принципыработы и открытия Й.Брейера и П.Жане, относящиеся к 80-м гг. Х1Х в. и ставшиепринципиально важными для понимания природы истерических заболеваний и способовпсихотерапевтической работы в более широком плане, и соотнесем их с принципамипсиходраматической терапии. В отношении профессиональной деятельности Й.БрейераДж.Л.Морено высказывался как о драматизации ; идеи и практика П.Жане имфактически не обсуждаются.

П.Жане, чья принципиальная роль на путистановления психологии и психотерапии ХХ столетия признается многимиавторами150

(в частности, влияние его идей на концепцииК.Юнга и А.Адлера и противоречивость отношений с З.Фрейдом), в конце 1880-х гг.опубликовал материалы ряда случаев, в которых обосновывал идею психическихавтоматизмов и возможность работы с ними посредством суггестивныхманипуляций. К заслугам П.Жане того времени, в частности, относяттщательное исследование истории жизни пациента для понимания истоковзаболевания, выдвижение (в иной терминологии) идей о синтезирующей роли Я, роличувства неполноценности, формулирование прообразов идеи комплексов(«фиксированные идеи»), обращение к символизму образов сознания, в дальнейшем– формулирование идеивысших психических функций (и в целом создание уровневой концепциипсихики151) и их социальном происхождении. Не вдаваясь в данном контексте вподробности концепции П.Жане, рассмотрим некоторые принципы его практическойработы с гипнозом. Считая источником истерических нарушенийтравматические переживания прошлого, П.Жане обращался к гипнозу как средствуобнаружения этих событий, на уровне сознания пациентов не соотносившихся спроблемами настоящего, средству исследования этих событий и средствуизменения психологического прошлого пациента. Ярким примером в этом планеявляется работа со случаем Марии, где средством избавления пациентки отистерических симптомов явилось воссоздание под гипнозом травматическойситуации, внушение отсутствия в ней травмирующих факторов и в некоторыхслучаях – действий,направленных на изменившихся персонажей ситуаций (например, объятие сперсонажем, чьи пугающие внешние признаки были под гипнозом модифицированы). Винтересующем нас отношении обращают на себя внимание, как минимум, двамомента. Первый – то,что пациенту предлагалось действовать, т.е. пациент в этом плане был активен.Второй – то, что этидействия внушались, как и изменения субъективной реальности, и в этом планепациент выступал как объект манипуляций врача. Сравнительно с подобной позициейпсиходраматист выступает сторонником действия (в том числе и направленного наизменение отношения к прошлому), но не как внушающий его, а каквдохновляющий.

Деятельность Й.Брейера в во многих смыслахсущественно отлична от того, что делал П.Жане.

Классический случай Анны О. (БертыПаппенхейм), опубликованный (1895 г.) много позже того, как непосредственноимел место (1880-82 гг.), действительно может быть рассмотрен как прообразпсиходраматической работы, и не только в плане техник. С технической точкизрения открытый Й.Брейером катарсический метод означал повторное проживаниепациентом под гипнозом ситуаций прошлого, в которых появлялись невротическиесимптомы, вследствие чего происходило высвобождение аффекта; инымисловами, осуществлялось своего рода проигрывание жизненной истории так,как она представала в субъективной реальности пациентки, что приводило косвобождению от напряжения и изживанию влияния травматического события. Как ужеговорилось, для Дж.Л.Морено катарсис выступает как один из основныхмеханизмов психодраматической терапии, и слова о том, что каждый истинныйвторой раз есть освобождение от предыдущего, подтверждают частичноепроисхождение психодрамы от катарсического метода Й.Брейера. Вместе с темпонятие «катарсис» для Дж.Л.Морено обретает смысл, близкий к аристотелевскому,что вполне понятно, учитывая происхождение психодрамы и от традиций античноготеатра, с той существенной разницей, что катарсис, по Дж.Л.Морено, происходит всознании не зрителя, а актера. Наряду с технической стороной дела, не меньшеезначение имеет проявившаяся в случае Анны О. проблема взаимоотношений терапевтаи клиента (пациента). Эта проблема была отрефлексирована Дж.Л.Морено в двухпланах –непосредственно как проблема активной соучаствующей роли терапевта вовзаимоотношениях с клиентом, обсуждавшаяся в заочной полемике спсихоаналитической концепцией нейтральности, и как проблема уровнеймежчеловеческих отношений, что было им реализовано в концепции «перенос-вчувствование (эмпатия) - теле», обсуждавшейся выше. Особым аспектом этойпроблемы выступает проблема власти терапевта над клиентом и проблемадирективности психотерапии.

Отметим в этом плане, вслед за А.Лоренцером,принципиальное отличие метода, использовавшегося Й.Брейером, от внешне сходногометода, применявшегося П.Жане. П.Жане, по существу, конструировал субъективнуюреальность, вводя в состоянии гипноза новые составляющие ситуации, т.е.направленно создавая ложные воспоминания. Й.Брейер же шел за субъективнойреальностью пациентки, давая ей свободу переживаний в гипнотическом состоянии.Это новаторство в плане построения психотерапевтических отношений (и шире– отношений«врач-больной») А. Лоренцер оценивает как переворот, усматривая егопрежде всего в том, что инициатива переходит к пациенту, и теперь непациент следует диагностико-терапевтической схеме врача, а схема иинтерпретации врача следуют в своих вариациях за активностью пациента. Такоепредставление волне созвучно идеям Дж.Л.Морено в ихэкзистенциально-гуманистическом аспекте.

Вместе с тем неизбежная директивностьклассических гипнотических процедур побудила Дж.Л.Морено к высказываниям о том,что гипнотическая процедура может рассматриваться как предварительная фазапсиходраматической сессии, т.к. подлинная спонтанность проявляется не вгипнотическом состоянии (где роль внушена), а после пробуждения152. Отметими то, что гипноз по преимуществу является методом индивидуальной работы.

4.3. Идеи Дж.Л.Морено в соотнесении спсиходинамической традицией.

4. 3. 1. Психодрама и классическийпсихоанализ.

Исторически психодрама оказалась вомногих отношениях противопоставлен психоанализу, прежде всего в связи свысказываниями самого Дж.Л.Морено, не принимавшего на декларативном уровнемногих его общетеоретических и частнотеоретических положений. Вместе с теминогда бытует мнение - нечасто, впрочем, встречающееся, - что Дж.Л.Моренонаходился под сильным влиянием психоанализа и даже рассматривался как своегорода неофрейдист153. Отчасти это противоречиесмягчается словами самого Дж.Л.Морено, указавшего, что его протест противпсихоанализа связан не столько с несогласием с ним как с системой теоретическойи практической, сколько с неприятием личности Фрейда.154

Встречное же долгое неприятиеидей Дж.Л.Морено со стороны современного ему психоанализа было, по-видимому,следствием нечеткости и недостаточной аргументированности формулировок, что немогло устраивать естественнонаучно ориентированных и старающихся (не всегдауспешно) соблюсти концептуальную определенность психоаналитиков, на чтоуказывает П.Холмс155. Помимо этого, не вполнепонятно, насколько ведущие психоаналитики интересовались трудами идеятельностью Дж.Л.Морено; в частности, автобиографический рассказ самогоДж.Л.Морено о встрече и беседе с З.Фрейдом ничем не подтвержден, аего имя не упоминается ни в одной работе З.Фрейда. По мнению П.Холмса,негативное отношение Дж.Л.Морено к З.Фрейду распространялось и за пределыклассического психоанализа, отвращая его от восприятия новых психоаналитическихидей. Наиболее важные высказывания относительно З.Фрейда и психоанализасодержатся в “Автобиографии” Дж.Л.Морено156 книге“Психодрама”157 и в работе“Психодрама Зигмунда Фрейда”158. Он следующим образомописывает беседу с З.Фрейдом (повторим, не подтвержденную никем, кроме самогоДж.Л.Морено). Согласно этой версии, после лекции З.Фрейда, на которойприсутствовал Дж.Л.Морено, первый подошел к нему с вопросом о его деятельности,в ответ на что Дж.Л.Морено обратился к создателю психоанализа соследующими словами: “Доктор Фрейд, я начинаю с того момента, где Вы завершаете.Вы встречаете людей в искусственной обстановке своего кабинета, я же встречаюсьс ними на улице или у них дома, в естественной ситуации. Вы анализируетеих сновидения, я же стараюсь вдохновить их на то, чтобы видеть их вновь. Выанализируете их (людей - И.Г.) и разрываете на части; я же помогаю им отыгратьконфликтующие роли и внутренне воссоединиться”159.Как отмечают И.М.Кадыров иР.Ф.Марино, складывается впечатление сопротивления Дж.Л.Морено попыткамЗ.Фрейда “завербовать” его, в известном смысле “психологическиусыновить”. Подобная достаточно обоснованная интерпретация подтверждает, чтоотношение Дж.Л.Морено к психоанализу было опосредовано его личным отношением кЗ.Фрейду; в свою очередь, отношение к З.Фрейду было обусловлено, по-видимому,сложными идентификациями и проецированием отношений с собственным отцом,что попытался проинтерпретировать Р.Марино и не беремся интерпретировать мы.160

По словам самого Дж.Л.Морено, он чувствовал исебя, и Фрейда “отцами”, несмотря на свою молодость, и не был готов уступатьего позиции. Неприятие психоанализа, по его мнению, было не неприятием системыкак таковой, а неприятием в первую очередь терапевтической позиции (“роли” )самого Фрейда, который не был спонтанным, креативным протагонистом вгруппе, а в силу занимаемой вне поля зрения пациента позиции избегалвзаимодействий с ним; при этом перенос оказывался не моментом Встречи(что было бы возможно при взаимном проживании трансферентных отношений какреальности “здесь и сейчас”), а служил лишь фоном для развертывванияинтерпретаций “нейтральным” терапевтом. (Используемое Дж.Л.Морено вданном контексте понятие “протагонист” несет здесь, с нашей точки зрения, нетрадиционный для психодраматической терапии смысл, а означает буквально “первоедействующее лицо”). Подобная критика, с нашей точки зрения, предвзята и оттогосправедлива лишь отчасти; насколько нам известно, Дж.Л.Морено лишь теоретическипредставлял себе психоаналитический процесс и имел возможность оценитьпсихотерапевтическую ситуацию психоанализа лишь на основе книг и лекций.Превосходный, с нашей точки зрения, анализ реального соотношенияпсиходрамы и психоанализа в этом (и других) отношении дан И.М.Кадыровым; позжемы к нему обратимся. В отношении психоаналитической теории Дж.Л.Моренопреимущественно высказывает критические суждения в плане его сосредоточенностина проблемах прошлого, а не интересующей его самого ситуации “здесь и сейчас”;аргументация, однако, достаточно абстрактна и условна.

На духовно-философском уровне различия между идеями Дж.Л.Моренои З.Фрейда представляются нам достаточно очевидными и существенными. Строгоговоря, З. Фрейд не только не обозначает этого уровня в своих работах, но инамеренно его избегает, в том числе ссылок на философские системы, казалось бы,вполне соотносимые с его идеями. Отсутствие “духовной вертикали”(Б.С.Братусь)161 неоднократно вызывало еслине критику, то сомнение в отношении правомерности применения психоанализапо отношению к духовно-нравственной проблематике (К.Льюис); последняя попреимуществу предстает у атеиста Фрейда через представления о сублимации,проецировании родительских образов в виде религиозных символов иинтроецировании родительских позиций в форме Сверх-Я в индивидуальном развитиив ходе проживания эдиповых проблем, иными словами, высшие стремления человекаФрейд трактует как порождение низших влечений (в связи с чем Н.А.Бердяевтрактовал идеи З.Фрейда о сублимации как профанацию, опрощение). В то же времядля Дж.Л.Морено духовно-нравственная проблематика, в частности,религиозная, связана с утверждением онтологической реальности Божественного,живущего в том числе в человеке как “искра Божья” (спонтанность). Эти различия,спроецированные на психологическое знание и практику, порождают существенныеразличия в их базовых основаниях.

На научно-методологическом уровне различия видятся в том, что классический психоанализ втеоретических построениях реализует естественно-научный подход, пытаясьпредставить человека как существо прежде всего подчиняющееся природнымзакономерностям, в частности, физическим и биологическим. Проблемычеловеческого бытия описываются через трансформации энергии, катектирование иантикатектирование, развитие человека описывается с позиций биогенетическогоподхода, одним из базовых оснований психоаналитической теории З.Фрейд считаеттеорию Ч.Дарвина и непосредственно из представлений последнего заимствуетпервоначальную идею о влечении к самосохранению и сексуальном влечении(стремления к сохранению индивида и сохранению вида), “миф первобытной орды” ит.д. Наиболее явно естественно-научная установка З. Фрейда реализуется, с нашейточки зрения, в обшей идее причинного детерминизма, на основе которойпростраиваются и теоретические, и терапевтические его идеи. Позиции Дж.Л.Моренов этом плане более двусмысленны, однако в целом, как мы показываливыше, он придерживается экзистенциально-гуманистической ориентации,в частности, идеи целевого детерминизма и творческой мотивированности человекана самостроительство (самоосуществление) как соучастника Творения.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 31 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.