WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |

Джон Гриндер, Ричард Бэндлер. Структурамагии (том 1)

ТОМ 1

ПРЕДИСЛОВИЕ

Из глубины вековдоходят до нас песни и легенды о чудесной власти магов

и кудесников. Обычногочеловека всегда захватывала мысль о существовании

колдунов, ведьм,чародеев, шаманов и гуру, вызываяв нем чувство

благоговения и ужаса.Эти наделенные властью и облаченныепокровом

таинственности людипоразительным образом противостоялитрадиционным

способам взаимодействия с миром. Заклинания изаговоры этих людей вызывали в

других неимоверный страх и одновременнопривлекали к себе обещанием помощи и

избавлением от бед. Совершая своичудеса при большом скоплении народа, эти

люди одновременно умелипоколебать представления об обычной реальности

времени и пространства и представить себяносителями качеств, не поддающихся

научению и усвоению.

В нашидни мантия чародея чаще всегообнаруживается на плечах

динамичных по своей природепрактиков психотерапии, которые поразительно

превосходят своими умениями другихспециалистов в этой области. Наблюдая за

их работой, испытываешьпоразительные чувства удивления, неверия и полного

недоумения, тем неменее, магия этих психотерапевтических колдунови

чародеев, подобно магии колдунов и чародееввсех времен и народов, сведения

о которых, передаваемые изпоколения в поколение, дошли до наших дней, --

обладает определенной структурой.

Принц имаг

Жилоднажды на свете один принц, который верил вовсе, кроме трех

вещей, в которые он не верил. Он не верил впринцесс, он не верил в острова,

и он не верил в Бога. Отец принца,король, сказал ему,.что таких вещей на

свете не существует. Так, во владениях отцане было ни принцесс, ни островов

и никаких признаков Бога; и принц верилсвоему отцу.

Но вот однажды принцсбежал из дворца и оказался в другой стране. И в

этой стране он с любого местапобережья мог видеть острова, а наэтих

островах странные, вызывающие волнение вкрови, существа, называть которые у

него не хватило духу. В то время,как он был занят поисками лодки, к нему

подошел человек в вечернем наряде.

-- Это настоящиеострова -- спросил юный принц.

-- Разумеется, этонастоящие острова, -- ответил ему человек в вечернем

платье.

-- А эти странныеволнующие существа

-- Это самыенастоящие, самые подлинные принцессы.

-- Тогда Бог тожедолжен существовать! -- воскликнул принц.

-- Я и есть Бог, --ответил ему человек в вечернем наряде и поклонился.

Юный принц изо всехсил поспешил к себе домой.

-- Итак, тывернулся, -- приветствовал его король-отец.

-- И я виделострова, видел принцесс, и я видел Бога, -- заметилему

принц с упреком. Король отвечалнепреклонно:

-- На самом деле несуществует ни островов, ни принцесс, ни Бога.

-- Но я виделих!

-- Скажи мне, во чтобыл одет Бог

-- Он был в вечернемнаряде.

-- Были ли закатанырукава его пиджака Принц вспомнил, что рукава были

закатаны. Король улыбнулся.

-- Этообычная одежда мага, тебя обманули. Тогда принцвернулся в

другую страну, пошел на тот жеберег и снова встретил человека в вечернем

наряде.

-- Король, мой отец,рассказал мне, кто вы такой, -- заявил ему принц с

возмущением. -- Прошлый раз вы обманули меня,но на этот раз это не пройдет.

Теперь я знаю, что это ненастоящие островаи ненастоящие принцессы, потому

что вы сами -- всего лишь маг.

Человек на берегуулыбнулся в ответ.

-- Тысам обманут, мальчик мой. В королевстве твоего отцамножество

островов и принцесс. Но отецподчинил тебя своим чарам, и ты не можешь

увидеть их.

В раздумьепринц вернулся к себе домой. Увидев отца, он взглянулему

прямо в глаза.

-- Отец, правда ли,что ты не настоящий король, а всего лишь маг

-- Да, сын мой, явсего лишь маг.

-- Значит, человекна берегу был БОГОМ

-- Человек на берегу-- другой маг.

--Я должен знатьистину, истину, которая лежит за магией!

-- За магией нетникакой истины, -- заявил король. Принцу стало очень

грустно. Он сказал: "Я убьюсебя". С помощью магии король вызвал смерть.

Смерть стала в дверях и знаками подзывала ксебе принца.

Принцсодрогнулся. Он вспомнил о прекрасных, но ненастоящихпринцессах

и о ненастоящих, но прекрасныхостровах.

-- Что же делать, --сказал он. -- Я смогу выдержать ЭТО.

-- Вот, сынмой, -- сказал король, -- вот и ты начинаешьстановиться

магом.

(ДжонФаулз)

Глава I

СТРУКТУРАВЫБОРА

...операции почти непостижимогохарактера, парадоксальные и

противоположные общепринятым процедурам. Нанаблюдателя, если он не посвящен

в дело и не владеетэтой техникой с таким же мастерством, этиметоды

производят впечатление магических.

Всовременной психотерапии на передний планвышел целый ряд

харизматических суперзвезд.Возникает впечатление, что эти люди решают

задачу клиническойпсихологии с чудесной легкостью психотерапевтического

мага. Вторгаясь в страдание, боль имертвенное безразличие своих пациентов,

они превращают ихбезнадежность в новую радость жизни, возвращаютим

надежды. Хотя их подходы к решениюзадачи отличаются один от другого, как

день и ночь, одно качество,по-видимому, свойственно им всем: уникальная

чудодейственность присущей им силы.Шелдон Коп описал свой опыт общения с

одним из таких людей s книге "Гуру" (стр.146):

"Перлсобладает чрезвычайно сильным личным обаянием,независимостью

духа, готовностью рисковать и идти в любомнаправлении, которое подсказывает

ему его интуиция, а такжевысокоразвитой способностью вызывать чувство

интимной близости у любого, кто внутреннеготов к работе с ним...

Наблюдая за тем,как он ведет за собой другое существо, открываяему

новый опыт, нередко чувствуешь слезы насобственном лице, чувствуешь себя то

совершенно опустошенным, тозаполненным радостной энергией. Интуиция Перлса

настолько тонка, аего методы настолько действенны, чтоиногда сну

достаточно несколько минут, чтобы отыскать упациента "горячую точку". Пусть

вы немы, лишены гибкости, вашичувства омертвели, вы нуждаетесь в помощи и

одновременно боитесь, что она придет иизменит привычное. Перлс прикасается

к "горячей точке" исовершает чудо. Если вы готовы сотрудничать сним,

возникает такое впечатление, будто онпросто протягивает вам руку, сжимает

пальцами замок-молнию и стремительнымдвижением вниз распахивает ваше нутро,

так что измученная наша душа падает на полмежду ним и вами".

Перлс,разумеется, не единственный из психотерапевтов, ктообладает

магической силойподобного рода. Вирджиния Сатир и некоторыедругие

известные нам психотерапевты,владеют этой способностью к чуду. Отрицать

существование этой способности илиназывать ее просто талантом, интуицией

или гениальностью --значит заранее налагать ограничения насобственные

возможности оказывать людям действеннуюпомощь. А это значит, что вы теряете

возможность предложить приходящим квам за помощью людям, опыт, который они

могут применить, чтобы изменитьсобственную жизнь и начать жить более полно

и радостно. Наша задача вэтой книге состоит не в том, чтобы подвергнуть

сомнению магическиесвойства деятельности этихпсихотерапевтических

чародеев, которые мы ощутили в полной мерена самих себе: напротив, мы хотим

сказать, что ихмагия похожа на другие сложныеформы человеческой

деятельности, вродеживописи, сочинения музыки или запускаракеты с

человеком на борту на Луну, и обладаетструктурой.

Аэто значит, что ее можноусвоить, при наличии, конечно,

соответствующих данных. Мы несобираемся убеждать вас, будто наличие этих

данных и чтение этой книгигарантирует вам обладание этими динамическими

качествами. Мы стремимся лишьпредоставить в ваше распоряжение конкретный

комплекс инструментов,проявляющихся, как мы думаем, в неявной формев

действиях психотерапевтов, о которыхговорилось выше, чтобы вы могли начать

или продолжить бесконечный процесссовершенствования, обогащения и роста

диапазона умений, необходимых в вашейпрактике психотерапевта.

Так какдля обоснования этого комплекса инструментов мыне можем

сослаться на какую-либо известную ужепсихологическую теорию или указать на

существующий психотерапевтический подход,необходимо, как нам кажется, дать

краткое описание процессов,свойственных человеку, исходя из которых, мы

создавалиописываемые ниже инструменты. Мыназываем этот процесс

моделированием.

СТРУКТУРА ВЫБОРА

ЧЕРЕЗ СТЕКЛО,ТУСКЛО

Вмешательствологической функции в тех случаях, когда оно имеет место,

изменяет данность, уводитее от реальности. Мы не можем описатьдаже

элементарных психических процессов, ненаталкиваясь на каждом шагу на этот

возмущающий -- а, может, правильносказать "помогающий" -- фактор. Войдя в

сферу психического, ощущение вовлекается вкруговорот логических процессов.

По своему произволу психикаизменяет данное, представленное ей. В этом

процессе следует различатьдве вещи: во-первых, действительные формы, в

которых происходит этоизменение: во-вторых, продукты, полученныеиз

исходного материала в результате этогоизменения.

"Организованнаядеятельность логической функции втягивает в себявсе

ощущения и строит свой собственныйвнутренний мир, который последовательно

отходит от реальности, сохраняя с ней внекоторых точках такую тесную связь,

что происходят непрерывные переходы отодного к другому, и мы едва замечаем,

что действуем на двойнойсцене -- в нашем собственном внутреннеммире

(который мы, разумеется,объективируем, как мир чувственного восприятия) и,

одновременно, в совершенно ином, внешнеммире".

(Н. Vaihmder. ThePhilosophy of As If. pp. 159-160).

Мысль в том,что между миром и нашим опытом этого мирасуществует

неустранимое различие,высказывали многие мыслители, известные намиз

истории цивилизации.

Будучилюдьми, мы не имеем дела непосредственно с миром. Каждый изнас

создает некоторую репрезентацию мира, вкотором мы все живем. То есть все мы

создаем для себя картуили модель, которой пользуемся дляпорождения

собственного поведения, Взначительной степени именно наша репрезентация

мира задает наш будущийопыт в этом мире: то, как именно мы воспринимаем

этот мир, с какими выборами сталкиваемся всвоей жизни.

"Не следуетзабывать, что назначение мира идей в целом (картыили

модели -- авт.) несостоит в изображении мира, -- такая задача былабы

совершенно невыполнима, -- а в том,чтобы у нас был инструмент, позволяющий

нам легче отыскивать свой путь вмире".

(Н. Vaihinger. Thephilosophy of As If. p. 15).

В миренет и двух людей, опыт которых полностью совпадалбы между

собой. Модель, создаваемаянами для ориентировки в мире,основывается

отчасти на нашем опыте. Поэтомукаждый из нас создает отличную от других

модель общего для насмира и живет, таким образом, в несколькоиной

реальности.

"...следует отметить важные характеристикикарт. Карта -- не

территория, которую онапредставляет: но если это правильная карта, ее

структура подобнаструктуре территории, что и служитобъяснением ее

полезности..." (Л. Korzybski, Science ISanity, 4th ed. 1958. p. 58-60).

Нам хотелось быотметить здесь две вещи. Во-первых, между миром и любой

конкретной моделью илирепрезентацией мира неизбежно имеется различие.

Во-вторых, модели мира, создаваемые каждымиз нас, также отличаются одна от

другой. Показать это можно множествомразличных способов. Для наших целей мы

выделили трикатегории:[2]нейрофизиологические ограничения,

социальные ограничения и индивидуальныеограничения.

Опыти восприятие как активныйпроцесс (нейрофизиологические

ограничения)

Рассмотримсистемы рецепторов у человека: зрение, слух,осязание,

обоняние и вкус. Существуют физическиеявления, которые лежат за пределами,

доступными восприятиючерез эти пять общеизвестных сенсорныхканала.

Например, звуковые волны,частота которых либо меньше 20 колебанийв

секунду, либо, наоборот, больше 20000колебаний в секунду, человеческим ухом

не воспринимаются. Однако в структурномотношении эти физические явления не

отличаются от тех, которыеукладываются в означенные рамки: это физические

волны, которые мы называемзвуком. Зрительная система человека способна

улавливать волны, располагающиеся винтервале от 380 до 680 миллимикрон.

Волны, ОТКЛОНџЮЩИЕСџ отэтих величин в большую или меньшуюсторону,

человеческим глазом не воспринимаются. Вданном случае мы в соответствии с

генетическидетерминированными нейрофизическимиограничениями также

воспринимаем лишь часть непрерывногофизического явления.

Человеческоетело чувствительно к прикосновению -- кконтакту с

поверхностью кожи. Тактильное чувствопредставляет собой прекрасный пример

того, насколько сильно нашанейрофизическая система может влиять на наш

опыт. В серии экспериментов,проведенных еще в прошлом веке (Boring, I957.

стр. 110-III), Вебер установил, чтоодна и та же действительная ситуация,

имеющая место в мире, можетвосприниматься человеком как два совершенно

различных тактильных ощущения. В своихопытах Вебер обнаружил, что присущая

нам способность ощущать прикосновения кповерхности кожи, резко различается

в зависимости от того, вкаком месте человеческого тела расположены точки

контакта. Для того, чтобы дветочки на предплечье воспринимались отдельно

друг от друга, необходимов тридцать раз увеличить наименьшее расстояние

между двумя точками, воспринимаемыми вкачестве двух отдельных точек, -- на

мизинце. Таким образом, целаяобласть идентичных, реально присутствующих в

мире ситуаций стимулированиявоспринимаются как два совершенно различных

опыта исключительноиз-за особенностей нашей нервнойсистемы. При

прикосновении к мизинцумы воспринимаем одну и ту жеситуацию, как

прикосновение в двух различныхместах, а при прикосновении к предплечью --

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 32 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.