WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА

Доклад на конференции ИЭПП

“Посткоммунистическая Россия в контексте мирового социально-экономического развития”

Рувин Геккер

Факультет зкономики,

Национальный университет

Ирландии, Галвэй

Политическая экономия и выбор государственной политики

Москва

1-2 декабря 2000 г.

В своих работах недавнего времени Gaddy и B. Ickes (1998, 1999) характеризовали российскую экономику как завязнувшую в состоянии, называемом “виртуальной экономикой”. Характерной чертой последней является то, что большое количество предприятий в производственном секторе по-прежнему уничтожает стоимость путем производства товаров, не пользующихся спросом. Для понимания данного феномена они указывают на причину такого состояния - советская система цен, которая игнорировала специфику, связанную с использованием природных ресурсов. В этой системе превалировало развитие производственного сектора или тяжелой промышленности и маскировался тот факт, что большинство предприятий в этом секторе на самом деле уничтожали стоимость. По Gaddy и B. Ickes только либерализация цен выявила тот уровень добавленной стоимости, который на самом деле производился в сырьевом секторе российской экономики. Переток стоимости из сырьевого сектора в производственный был просто бухгалтерской проблемой, решаемой плановым отделом. Сейчас переток стоимости из одного сектора российской экономики в другой уже не является простым упражнением планового отдела - теперь это сложная проблема перераспределения доходов. В работе Gaddy и B. Ickes (1999) упор сделан на анализе поведения предприятий и их директоров. Исследователи прибегают к эволюционному анализу как попытки объяснить, как менеджмент предприятий использует “родственный” капитал для того, чтобы выжить в новой среде.

Мы полагаем, что для понимания того, чем вызывается перераспределение доходов в российской экономике, нам необходимо смоделировать политический процесс. Существует множество литературы, посвященной современной политической экономии и выбору государственной политики. Часть этих источников была использована при написании данной работы. Сначала мы рассмотрим вопрос о перераспределении доходов, используя модель выбора государственной политики, а в заключительной части работы рассмотрим простую политэкономическую модель.

2. Модель выбора государственной политики в свете анализа проблемы перераспределения доходов

В западных источниках в основе исследования перетока ресурсов между гражданами лежат определенные нормативные принципы, а сам переток рассматривается как достижение цели роста общественного благосостояния. Так, например, трансферты бедным обычно именно так и объясняются. Однако трансферты в пользу определенных групп интересов или отраслей трудно обосновать исключительно нормами закона. Существуют, по крайней мере, две причины, по которым политики могут избрать вариант представления трансфертов особым группам интересов: во-первых, внося свой вклад в избирательную кампанию этих политиков или оказывая им прямую политическую поддержку, эти группы могут значительно повысить шансы политиков на переизбрание; во-вторых, вполне возможно, что эти группы могут и обогатить политиков, предоставляя им “теплые” местечки в будущем или давая им взятки.

Перераспределение в пользу специальных групп интересов может принимать самые различные формы: ценовой контроль и субсидируемые цены, требование лицензирования деятельности и прочие меры регулирования, квоты на импортные поставки и т.д. Как можно было бы объяснить выбор конкретного метода перераспределения в пользу групп интересов Один их подходов к анализу данной проблемы обычно ассоциируется с Чикагской школой (см. G. Stigler, 1971; G. Becker, 1983, 1985; Wittman, 1989): они полагают, что политическая конкуренция обеспечит выбор наиболее эффективного метода перераспределения. Логика их довольно проста: если политик осуществляет безрезультатные трансферты, избиратели проголосуют против него. Этот взгляд основан на модели идеальной конкуренции в политике. На самом же деле, политическая конкуренция не идеальна в связи с высокой “входной платой” в политику, асимметричной информацией, т.п.

Альтернативная теория, проистекающая из идеи выбора государственной политики, (см., например, Crew и Rowley, 1988, Crew и Twight, 1990, Nelson, 1976, Tullock, 1983, 1989 Weingast, Shepsle и Johnsen 1981), в объяснении формы трансфертов подчеркивает важность несовершенной информации. В своих моделях эксперты данной школы указывают, что, как правило, граждане менее информированы о последствиях проведения конкретной политики, чем сами политики, что и приводит к возможности выбора последними неэффективных, а не прозрачных и эффективных методов перераспределения.

Работы недавнего времени (см., например, Austen-Smith и Banks 1999, Coate и Morris 1995) указывают на важность несовершенной информации при анализе выбора трансфертных механизмов в моделях политической конкуренции, когда электорат плохо информирован, зато мыслит рационально. В таких моделях делается попытка объяснения формы трансферта в среде, где у политиков есть финансовые стимулы выделять трансферты особым группам интересов и использовать как прямые трансферты, так и “закамуфлированный” трансфертный механизм. Так, например, использование последнего, безусловно, будет выгодно для особых групп интересов, но при определенных условиях может быть (или не быть) выгодно и с точки зрения благосостояния граждан. В данном случае - это асимметричная информация в том смысле, что находящийся в выгодном положении политик обладает большей и лучшего качества информацией относительно указанных особых условий. Следовательно, когда граждане наблюдают, как реализуется данная политика или каков ее механизм, они не могут утверждать, отвечает ли работа данного политика их интересам, или же он просто совершает трансферты, преследуя особые интересы. Эти модели также предполагают, что граждане далеко не всегда различают типы “политикана” и “политика” (т.е. “коррумпированного” и “честного”). При таком сочетании асимметричной информации о политике и политиках, указанные выше модели представляют собой попытку объяснения выбора неэффективных методов перераспределения в условиях, когда электорат мыслит рационально. При модели, рассматривающей два периода, в ходе первого периода обладающий преимуществами политик должен принять решение о проведении/отказа от определенной общественной политики или проекта, которые могут быть/не быть в интересах граждан, но всегда обеспечивают доход некой группе интересов. Такой политик также имеет возможность осуществлять прямые трансферты из общественных средств в пользу указанной группы так, чтобы не было необходимости использовать политические рычаги в качестве инструмента для совершения трансферта. В конце первого периода проводятся выборы. Наш политик (Н.П.) сталкивается со случайным конкурентом (К). Политическая власть принадлежит гражданам, ибо они и только они определяют исход выборов. Во втором периоде победитель выборов просто избирает денежный трансферт в пользу группы особых интересов (ГОИ).

Такая модель из двух периодов определяет игру, идущую между П, К и гражданами (избирателями). В начале игры выбор типа П. рассматривается как ход природы. Вероятность того, что данный механизм (или проект) приведет к высокой степени выгоды также рассматривается как ход природы. Выбор только за П., так как обычный гражданин знает только некую предварительную вероятность реализации какого-либо варианта. П. затем должен выбрать трансферт в пользу ГОИ и принять решение относительно того, применять ли данный механизм или нет. Варианты его выбора рассматриваются и гражданином. Если данная политика реализуется, природа выбирает вариант благ, которые она (политика) приносит гражданину. Успех работы П. в первом периоде - тройной (D, T, B), где (D, T) - пара, относящаяся к трансферту в рамках принятия решения о проведении данной политики, а В - выгоды от ее проведения.

В конце первого периода проводятся выборы. Природой определяется тип С., и граждане получают полную информацию о нем λC. Зная λC., и результаты работы П. в первом периоде, гражданин решает, за кого он будет голосовать. По окончании выборов, победитель принимает решение о трансферте - игра окончена.

Стратегия деятельности П. включает два компонента: первый - правило, конкретизирующее выбор политики и принятие решения по трансферту в первом периоде для каждого возможного типа П. и каждого случая реализации θ. Второй компонент- правило, определяющее решение о выделении трансферта во втором периоде, при условии, что П. будет переизбран. Решения, принимаемые в ходе второго периода, зависят только от типа П.

Стратегия же его соперника (С.) - просто правило, определяющее трансферт, который С. осуществит в случае своего избрания, и опять-таки такое решение будет зависеть от типа С.

Стратегия гражданина - правило, определяющее вероятность того, что он переизберет П. Это правило будет зависеть от результатов первого периода деятельности (D, T, B), и изначальной репутации С λC.. Кроме стратегии гражданина, мы также должны указать его веру в наличие относящихся к выборному процессу скрытых деталей. К числу последних относятся тип П. и реализация θ в течение первого периода. Из числа указанных факторов только тип П. соотносится с решением гражданина. Вера его в тип П. будет зависеть от изначальной репутации П. и результатов его деятельности в течение первого периода его работы.

Уравнение Бейса (Bayes) в отношении данной игры включает стратегию П., стратегию С. и стратегию «веры» (поведения, диктуемого расположением и доверием к данному политику) гражданина, удовлетворяющую четырем качествам.

Во-первых, вера гражданина соответствует стратегии П. в том смысле, что они - производные от параметров Бейса, по возможности “осовремененных”. Во-вторых, стратегия гражданина оптимальна, с учетом веры и стратегий П. и С. В-третьих, стратегия П. оптимальна, с учетом стратегии С. В-четвертых, стратегия С. оптимальна. При наличии определенных допущений возможно установить, что λ* в (0, 1) такова, что в любом уравнении с монотоническими видами веры поведение, по крайней мере, одного типа П. неэффективно, если изначальная его репутация λI выше, чем λ*.

Важно подчеркнуть, что механизмы или типы политики в указанных моделях имеют следующие ключевые черты: во-первых, они приносят косвенную выгоду ГОИ. Во-вторых, они могут или не могут быть выгодны для всего остального общества. В-третьих, у граждан меньше информации, чем у политиков, о том, будет ли данный механизм выгодным. В-четвертых, граждане не могут в полной мере проследить была ли реализация механизма в их интересах, поскольку результаты ее стохастические. Модели содержат предположение о том, что любая политика (или механизм), у которой (ого) есть указанные четыре черты, может быть реализована даже в случае, когда данный вид политики может быть использован для распределения трансфертных ресурсов в пользу ГОИ. Остальные черты подразумевают, что (наказание) ущерб за проведение такой политики может быть ниже, чем ущерб от осуществления прямых денежных трансфертов. Что касается второй характеристики, даже честные политики при определенных условиях будут реализовывать такую политику, а при третьей и четвертой характеристиках граждане не могут проследить, выполняются ли указанные условия.

Все указанные черты (характеристики) присущи многим видам регулирующей или лицензионной политики. Например, национальные компании получают временные субсидии “молодому производству” на “обучение в процессе работы”. Указанные субсидии могут (не могут) принести выгоду гражданам, в зависимости от того, какой объем “обучения” эти субсидии способны вызвать к жизни.

3. Политэкономический подход к перераспределению ресурсов

В принципе, возможно значительно упростить моделирование перераспределения ресурсов путем ограничения концепции политической конкуренции, которая в явной форме не присутствовала в моделях, представленных в предыдущем разделе. Результаты моделирования, представляемые в данном разделе, могут быть интересны, с точки зрения возможности их реализации в переходной экономике.

Рассмотрим модель, включающую фирму, политика и представителя граждан, которые находятся во взаимодействии бесконечное число периодов (см., в частности, Brainard и Verdier, 1994; Coate и Morris, 1999). В течение каждого периода фирма принимает решение о том, в каком из двух секторов работать. Фирма может также переключать свою деятельность из сектора в сектор, но это дорогостоящий шаг. Наличествует также некая государственная политика (субсидии или ценовой контроль), которая благоприятна для одного сектора, но дорого обходится обществу в целом. Для каждого периода политика определяется П. В конце каждого периода П. сталкивается с проблемой выборов и наличия С. Победитель на выборах становится П. на следующий период. Исход выборов решает избиратель. Политики ценят свои должности, и гражданин обретает некоторое влияние на процесс принятия решений, обещая не переизбрать П. на следующий период, если он будет проводить данную политику. Однако фирма может лоббировать свои интересы перед П. Лоббирование принимает форму предложения “ политического вклада” (или взятки) для того, чтобы воздействовать на принятие им решения. Следовательно, в процессе решения относительно реализации данной политики П. должен найти компромисс между кратковременными выгодами от “вклада” фирмы и долгосрочными потерями, вызванными проигрышем на выборах.

Обозначим два сектора, в которых может работать фирма, как А и В. В начале периода 1 фирма работает в одном из них. Стоимость переноса операций фирмы из одного сектора в другой - s. Если фирма работает в А в течение любого произвольного периода, ее прибыль составит πA. Ее прибыль в секторе В зависит от государственной политики. Решение относительно проводимой политики в период τ в {1, 2,.....} обозначается как pτ ∈ {0, 1}, где pτ = 1 означает проведение политики. Прибыль фирмы в В в период τ составляет πB(pτ), где πB(1) > πB(0). В течение каждого периода фирма должна принять решение, каков будет ее “ вклад” в П. как плата за реализацию политики, а также, во-вторых, в каком секторе ей работать. Пусть bτ обозначает “вклад” фирмы в период τ, а Lτ ∈ {A, B} - нахождение фирмы в конце указанного периода. Мы делаем следующее допущение:

Допущение 1: πB(1) – 2s > πA и πA – 2s > πB(0).

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.