WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 60 |

Кроме того, есть еще коллеги, которыередко хорошо относятся к чужому успеху. Карен Хорни отмечала: “Даже победителив американской жизни чувствуют себя неуверенно, так как считают, что людиотносятся к ним со смешанным чувством восхищения и враждебности”. Многиеуверены, что их квалификация так же высока, как и квалификация победителя и чтоон оказался наверху лишь благодаря удаче, связям, отталкивающим тактическимприемам или моральным проступкам, которые готов совершить во имя коммерческогоуспеха или чего-то еще. Они, в свою очередь, ждут любой возможности для того,чтобы сыграть на слабости победителя. Во многих случаях человек, который прошелдолгий путь, прежде чем добился успеха, глубоко огорчается, когда коллегинабрасываются на него с критикой, в то время как он думал, что они его наконецпризнают и будут уважать.

Однако нельзя убеждать себя в том, что кактолько личность добьется успеха или станет сильной, то тотчас же автоматическипропадет голос “внутреннего сторожа”. Работа, направленная на развитиеличности, происходит внутри человека. Мы должны выполнять эту работу, если нехотим превратиться во взрослых детей. Только когда мы отнимем власть у этого“внутреннего сторожа”, только тогда освободимся от него. Мы теряем нашего“внутреннего компаньона”, который на протяжении многих лет заставлял насчувствовать, что за нами наблюдают и мы находимся под защитой.

Радость заботы

Как же нам сгладить неизбежноенесоответствие между мечтой и реальностью

Эриксон говорит, что это становитсявозможным по мере продвижения через кризис и обретения производительности.Производительность означает добровольное обязательство заботиться о другихлюдях в широком смысле этого слова. Если у вас есть дети, это еще не значит,что вы обеспечиваете производительность. И если у вас их нет, это не означает,что вы препятствуете производительности. Определение Эриксона включает в этопонятие становление более продуктивной и творческой личности. Взрослые, которымне хватает чувства производительности, предупреждает он, будут переживатьпродолжительный период застоя. Часто такие люди начинают баловать себя, словносвое собственное единственное дитя.

Многие мужчины в сорокалетнем возрастенаправляют свою энергию на продвижение по жизни. Они начинают получатьудовольствие от обучения других людей или от борьбы за социальнуюсправедливость. Некоторые мужчины, так же как Делорон, отходят от чистыхматериальных ценностей. Другие становятся консультантами. Я знаю биржевогоброкера, который все еще делает деньги, но в свободное время помогает спасатьеврейских беженцев по всему миру. Более спокойные мужчины, движимые чувствомдолга и ответственности, могут начать работать в правительстве илимуниципалитете и выполнять работу, которую никто не хочет делать, но котораядолжна быть сделана. Другие мужчины могут не заметить изменений в работе или непризнать изменение своих интересов, однако, оставаясь работать в корпорации,все больше посвящают времени обучению молодых мужчин, улучшению качествапродукции или услуг в социальной сфере.

Проблемы производительности

На каждого промышленного или финансовогомагната, который затем становится филантропом, и каждого руководителяпредприятия, который становится наставником, приходится несколько десятковменеджеров среднего звена, считающих, что они не будут хорошими менеджерами,пока не начнут получать проценты с продажи освежителей для рта. Почувствовавсвою значимость при анализе прибыли и потерь, они подсчитали все ценностикорпоративной системы. Нескольким американским компаниям было предъявленообвинение в том, что они сделали из производительности бизнес. Сколько разменеджер в середине жизни, желающий освободить от канцерогенных ингредиентовудобрения или внедрить новый надежный и полезный продукт, который не обещаеттакой же прибыльности, как освежитель для рта, услышит в свой адрес: “А выскажите это акционерам!”

Переживая за защитными решетками кризис,связанный с серединой жизни, многие менеджеры среднего звена понимают, что онидешевы и их много. Когда им стукнет сорок лет, они уже знают свой потолок.Молодые сотрудники представляют для них угрозу, поэтому они стараются их необучать. Вместе с конфликтом производительности они испытывают страх передриском, который усиливается с каждым днем.

Однажды вечером на банкете я сидела междудвумя сорокалетними бородачами. Они занимались разработкой туалетной воды водной из компаний по производству косметики в Калифорнии, которая насчитывала всвоем составе четыреста менеджеров среднего звена. Седобородый мужчинаобратился к чернобородому и сказал, что недавно видел старого приятеля поколледжу: “Помнишь, он был чемпионом по прыжкам в воду”. — “Ну, скажешь тоже, чемпионом.Когда его отправили на Олимпийские игры, он был только запасным в команде”.

Седобородый невозмутимо продолжил свойрассказ. По его словам, их бывший коллега летает по всей стране и участвует воткрытии торговых центров. Он прыгает с крыши на маты. Он стал“человеком-бутылкой шампанского”. Как-то он упал мимо матов и сильно повредилпозвоночник, после чего несколько месяцев провел в больнице. Тем не менее,сейчас он снова продолжает прыгать с крыш. “Ты можешь себе представить, каксебя чувствует человек, который летит на самолете в Де-Муан,

зная, что может умереть при прыжке с крышина газоне перед торговым центром”

Чернобородый ответил: “Я не уверен, сказалбы я своим детям, что занимаюсь прыжками с крыш и что это и есть моя работа.Мне пришлось бы все время ходить вокруг да около, говорить детям чепуху идержаться за работу, которую я ненавижу”.

Мужчина, чувствующий, что его не поняли ине оценили по достоинству, часто переживает бурю в душе. Эти переживаниявызывают у него язву и избыточный вес. Он сидит в ресторане, ест, опухает,говоря себе, что он “не должен, но пришло время”, а потом приступает кмедленному самоубийству. Любой человек, который хочет ему помочь, подтолкнуть кпересмотру приоритетов, — жена, друг, консультант по менеджменту — становится его врагом. Он можетприбегнуть к самообману: начать выпивать или превратиться в ипохондрика,считать жену монстром, оставить семью, — прежде чем обратит внимание натот беспорядок, что творится у него внутри. Если бы ему нужно было рассмотретьдесятую часть того, что делает его таким жалким, он бы не обращал внимания наостальные девять десятых. Однако переоценка приоритетов означает изменениемногих аспектов его старой жизни, поэтому он предпочитает ничего не менять.

Идеальным решением для него было быосвободиться от машин, закладных и шестидесятичасовой рабочей недели инаправить дух на изучение других вариантов деятельности или взаимопонимания, наобдумывание которых у него не хватало времени, так как он был одержим идеей“добиться успеха”. Никто не может дать человеку готовое решение. Я знаюнесколько мужчин, которые присоединились к добровольным пожарным дружинам ихорошо себя чувствуют, работая физически и заботясь об общинах. Другие идут вкулинарную школу, или изучают поэзию галлов, или проводят выходные в мотеле сженой, заново познавая ее. Результатом таких выходных, проведенных в любви ибеседах, может стать решение: “Давай, попытайся сделать это”. Начнитесовместное предпринимательство, которое вы так долго откладывали в сторону.

Смелость изменить карьеру

Теперь многим администраторам необходимоприспосабливаться. Они хотят выйти в люди, но часто на деле узнают, что этоочень тяжело, и в конце концов получают лишь работу квалифицированногорабочего.

Я проверяла это наблюдение с помощьюДжеймса Келли, консультанта по менеджменту, прошедшего обучение в Гарварде. Онактивно работает с администраторами крупных компаний и согласился мне помочь.Исходя из своего обширного опыта, он считает, что “для нас ясен мужчина,который проработал двадцать лет в крупных компаниях и достиг высокого уровнякомпетентности. Однако этого недостаточно для того, чтобы перейти в верхнийэшелон руководства и получить власть и престиж. Он и так занял в бизнесе болеевысокое положение, чем заслуживает. Он получает слишком много денег за свойтруд — больше, чемзарабатывает на нем корпорация. Он знает это. Они тоже знают это. Но если егопоставят на какую-то другую должность пониже, то он будет считать, что его неоценили по достоинству”.

У консультанта по менеджменту есть дваспособа обращения с менеджерами среднего звена, которые находятся в кризисе,связанном с серединой жизни. Одного человека он убеждает, что должность,которую тот занимает, соответствует его знаниям и опыту и он хорошо проявляетсебя в ней. Однако ему не следует мечтать о том, чтобы стать президентомкомпании, это просто неразумно. Другим он говорит буквально следующее:“Убирайся. У тебя много денег и времени. Начни что-нибудь другое”. Скольковремени реально потребуется менеджеру среднего звена дтя такого изменения— это уже другоедело.

“Для этого обычно требуется несколько лет,— говорит Келли.— Эти мужчиныявляются трудоголиками, им страшно остановиться и оказаться в застое. А онидолжны отказаться от работы, которую хорошо знают, и начать какое-то другоедело. Это очень сложно”.

Вы можете спросить: “Зачем нужна втораякарьера” Вот простой факт. Люди живут дольше и поддерживают хорошую физическуюформу, если не принимали на себя обязательства выполнять одну и ту же работу втечение сорока лет, тем самым предопределив свой застой. Вторая карьера— это возможный путьреализации нашей жизненной энергии.

Многие администраторы начинают думать также. По результатам исследования Американской ассоциации менеджмента, в 1972году семьдесят процентов менеджеров среднего звена собирались в обозримомбудущем изменить карьеру. Это не говорит об их неудовлетворенности своейработой. Скорее, они “активно ищут сферу новых интересов, чтобы сделатькарьеру”.

Мужчина, который считает, что обязанпостоянно поддерживать жену и детей, не может, наверное, рассчитывать наудачную новую установку в середине жизни. Или все же может

Ход конем

Добросовестно проработав тридцать лет вкрупной нефтяной компании, мистер Гиффорд попросил перевести его в Мэйн. Егопросьбу удовлетворили и сказали, что он может приступить к работе в Мэйне.Сумма, указанная в следующем чеке на зарплату, была вполовину меньше той, чтоон получал в Бостоне. Никаких предупреждений не было.

Его сын, молодой Гиф, посмотрев на это, поокончании колледжа пошел работать в маленький местный театр. Это быланеустойчивая жизнь без каких-либо надежных обязательств (он, например, не могбы сказать, почему женился), но, тем не менее, в течение семи лет это былаприятная жизнь. Затем он стал быстро взрослеть. Это совпало с разводом. Гифзнал, что ему делать на следующем этапе: он хотел стать помощником по связям собщественностью у сенатора. Ему было двадцать девять лет.

Воодушевленный своей идеей, он поехал вВашингтон. Очень скоро он убедил женщину, к которой всегда стремился,отказаться от своей независимости, скитаний по Европе и мечты получить степеньбакалавра. Она вышла за него замуж, и у них родился ребенок.

“Чувство власти... Маленький мальчик изМэйна внезапно оказывается в столице страны. Знакомится с ведущимижурналистами, называет их по именам. У него появляется чувство, что он обладаетвлиянием. Если он читает газеты и находит что-то, требующее исправления, тозвонит сенатору. Он прекрасно зарабатывает, может позволить себе обедать вгороде. Вся система его жизни была безопасной и удобной”.

Периоды обретения корней и расширения вличной жизни и в профессиональном влиянии для тридцатилетнего Гифа быличудесными.

Однако положение изменилось, когдасенатор, на которого работал Гиф, решил выдвинуть свою кандидатуру впрезиденты. Мужчины вокруг Гифа начали подниматься как на дрожжах, так каксенатор был сейчас постоянно в центре внимания. По естественному законувыживания в Вашингтоне, когда так много людей начинают наделять властью, пускайэфемерной, право действовать по доверенности делает одних членов сенаторскойкоманды жадными, а других — озлобленными.

“Я приходил вечером домой совершенноопустошенный. Я больше уже не мог играть с детьми. Я даже не мог говорить.После рюмки вина усталость проходила, и я мог рассказать жене, что произошло задень. Она по сути своей оптимистка и старалась меня поддержать. Но у меня былотакое чувство, что я стал пленником. Сенатор мог позвонить в три часа ночи.Затем нас начали раздражать поездки. У меня крепкий тыл, дом, семья, но ячувствовал, что не принадлежу самому себе”.

Это типично для людей в тридцать пять лет.Обозначив границы своей беговой дорожки, многие из нас начинают ещестремительнее ползти по этой горе к вершине успеха.

Реакция Гиффорда была другой. Оностановился и огляделся вокруг. “Конечно, прекрасно было бы работать напрезидента, но если это не получится, что я буду делать Мне скоро исполнитсятридцать пять лет, а я не имею ни профессии, ни независимости. Я мог бы,конечно, вернуться к руководству театром, но где Я не мог бы начать всесначала. Так какие у меня были варианты Мне нужно было посмотреть на вещиреально, а реальностью для меня был Мэйн. Как только я сказал сенатору, чтоухожу из его команды, я уже не мог больше ждать ни минуты, ни секунды”.

У Гифа было столько же обязательств передсемьей, сколько у обычного среднего мужчины, возможно, даже больше: от двухбраков у него было пятеро детей. Тем не менее, интуиция подсказывала ему:“Отправляйся в Мэйн, пока не поздно”. Он последовал этому совету. Следующие двагода промелькнули как одно мгновение. Он работал на губернатора Мэйна,одновременно искал возможности для осуществления своих обязательств, окончилкурсы по торговле недвижимостью и открыл собственное риэлтерское бюро.

К сорока годам Гиф стал независим.Торговля недвижимостью — очень тяжелое дело, однако он занимается этим с огромнымоптимизмом. Когда у него нет дохода, они с Энни живут на свои сбережения, ноэто тоже хорошо. Зимой они устраивают себе отпуск и отправляются кататься налыжах.

В результате того, что Гиф произвелпереоценку ценностей в тридцать пять лет при переходе к середине жизни, его нестрашит первое проявление чувства, которое приходит к мужчинам к сорока годам,заставляя их ощущать себя экспрессивными, мягкими как женщины, заботящимися осемье. И действительно, он получает удовольствие от того, что дает волю этомучувству, а не стремится его подавить. “Я сказал Энни, что она может вернутьсяна работу в любое время, когда захочет. Если она сможет достаточнозарабатывать, пожалуйста, я останусь дома и буду смотреть за детьми. Я ихобожаю. И, если честно вам сказать, сейчас я люблю красить дома и строитькоттеджи”.

Pages:     | 1 |   ...   | 46 | 47 || 49 | 50 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.