WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |

Молодые, одинокие, здоровые женщины могутприобрести богатый опыт, продлевая эксперимент поиска. Отказавшись отсамоопределения при выборе безопасности брачного союза, они получают большесвободы. Они могут завязывать сексуальные взаимоотношения. Они могутпримериваться к тому или иному образу жизни. Поскольку у них нет рыночныхнавыков и опыта работы, они должны выживать за счет своего ума и способностей.Многие поддерживают себя, занимаясь плетением, консервированием, производствомукрашений и другим надомным трудом. Одни путешествуют с родео, другие работаютна предприятиях, третьи пытаются перехитрить систему, изобретая уловки подвидом благотворительности, или просто умеряют свои желания.

Однако роль перекати-поля трудна для обоихполов. Мужчины такого типа часто не могут найти работу. И частью выгоднойсделки для них является отказ от семейных обязательств. Даже в наиболеерадикальных слоях нашего общества воспитание все еще считается делом женщины.

Женщины же не могут отказаться отопределенных обязательств. В 1969 году я встретила и описала молодых женщин,которые приняли решение игнорировать традиционные соглашения и воспитыватьребенка вне рамок брачного союза. Тогда они в первый раз заявили о себе.

Я хорошо помню Лорну. Она былапредставителем первого поколения хиппи. Она говорила: “Я росла, и мне труднобыло сделать выбор и решиться на что-то: так много было возможностей”. Девушкавыбрала бродяжничество, которое было знамением времени. Это привело ее отклассических занятий по наклонной дорожке в Ист-Вилледж, а затем и в коммунуХайт.

Несмотря на разговоры о любви к каждому,никчемная жизнь в коммуне не предлагала моногамной любовной связи. Лорнапрекратила принимать противозачаточные пилюли.

“Обстоятельства не подходили для этого, номне исполнилось двадцать четыре года. Пришло время рожать ребенка”.

Когда у нее только появилось такоежелание, Лорна продолжала мотаться на микроавтобусе между Калифорнией иНью-Йорком. На третьем месяце беременности она ощутила в себе внутренниеизменения, а увидев свой силуэт в витринах магазинов, была просто поражена. Унее появилась осознанная потребность в любви. Она все явственнее чувствовала,что ей чего-то не хватает.

Даже после рождения дочери Лорнапродолжала вести прежний образ жизни, оставшись в коммуне. Однако ее дни сталииметь начало, середину и конец. Лежа с девочкой на матрасе в маленькомпространстве между двумя занавесками, счастливая Лорна думала: “Я должнаспланировать свою жизнь”.

Через несколько месяцев Лорна окончательноразочаровалась в коммунах. Вероятно, она начала употреблять наркотики. Однакоребенок понуждал ее к принятию решения. Лорна арендовала крошечный домик иобнаружила, что хочет жить одна.

Многие одинокие матери проходят черезвсевозможные препятствия и становятся настоящими взрослыми людьми. Время идет,ребенок подрастает. Жизнь принимает ясные очертания и становится упорядоченной,женщина обретает цель.

Новости о Лорне приходили ко мне от еематери. Лорна перестала быть неустойчивой женщиной. Она создала свою ферму, еежизнь насыщена работой. Она живет с дочерью и мужчиной, за которого вышлазамуж. Он художник и зарабатывает на жизнь столярными работами. Сейчас Лорнапутешествует только тогда, когда отвозит на рынок свои керамические изделия. Азатем стремится домой. Дом стал неотъемлемой частью ее жизни.

Она прекратила бродяжничать в тридцатьлет.

Я собираюсь предоставить последнее словоМаргарет Мид. Выслушав мои рассуждения насчет моделей поведения, она сказала,что единственный путь к соединенной (интегрированной) жизни — это отказ от игры по ролям.

“Некоторые мужчины больше заинтересованы вчеловеческих отношениях, чем в общественных достижениях. Они хотят сначалапостроить дом, завести семью, детей, нежели ходить в офис каждый день. В то жевремя есть женщины, которые просто не подходят для дома и воспитания детей. Намнужно иметь представления о различных вариантах: мужчина старше, женщинастарше, мужчина уходит на работу, женщина уходит на работу, оба уходят наработу на неполный рабочий день, один из них работает один год, в следующемгоду работает другой — тогда ни одна из моделей поведения не будет выглядеть странной.Тогда все различия сведутся к тому, что "эти люди ездят в Европу каждый год", а"те люди никогда не выезжают в деревню летом". Это просто будут интересныеразличия, не более того”.

ЧАСТЬШЕСТАЯ:
ДЕСЯТИЛЕТНИЙПЕРИОД ПОДВЕДЕНИЯ ИТОГОВ

Глава17

УСТАНОВКА НА ПЕРЕХОДК СЕРЕДИНЕ ЖИЗНИ

Тридцать пять лет — это буквально середина жизни.Отметка половины пути. Конечно, мы не слышим никаких звуков гонга, но поройвдруг ощущаем приступы острой боли. Глубоко внутри начинают оформлятьсяощущения безопасности и опасности, времени и безвременья, энергичности изастоя, ощущения себя и других. “Я достигопределенного момента в жизни. Мне нужно все обдумать, проанализировать,оценить прошлое и спланировать будущее. Зачем я все это делаю Во что ядействительно верю” Мы осознаем тот факт, чтовпереди — уже другаясторона горы и у нас осталось не так много времени,чтобы узнать правду о себе.

Течение жизненного цикла прерывается. Этимысли приводят нас к периоду, который продолжается приблизительно с тридцатипяти до сорока пяти лет и может быть назван десятилетием подведения итогов.Если мы позволим себе, то переживем в этот период полный кризис личности.

Понимание приходит часто неожиданно иостро, как прозрение. Мы не знаем, что с этим делать, и теряемся. Ни один измолодых людей не хочет поверить, что приходит его конец. Но мысль о смертивнедряется в нас, независимо от того, как мы себя чувствуем и насколько хорошонаше реальное состояние. Многие из нас начинают прислушиваться к признакамстарения и думать о преждевременной кончине.

Целесообразно ли это Нет, этонерационально. Если наши мрачные предчувствия были логически верными, то страхв нас должен накапливаться по мере старения и вызвать преждевременную смерть.Обычно этого не бывает. По мере стабилизации после перехода к середине жизнимысли о смерти уходят все дальше и дальше.

В этой главе исследуются некоторыепредсказуемые внутренние изменения, которые многие из нас почувствуют в этотпериод. Сначала впереди будет лишь темнота, распадение на части внутреннего“я”, затем мелькнет свет, и мы увидим, как стороны нашего существа компонуютсяпо-новому.

Невозможно предположить, что люди, которыеиспытывают тяжелый кризис, всегда выходят из него, заново возрождаясь. Но те,кто решается на переоценку ценностей, обретут истинное знание о себе и выживут.

Темнота в конце туннеля

Мы редко обращаем внимание на то, чтосоотношение безопасности и опасности внезапно меняется. Часто нам просто не дотого, потому что в начале перехода к середине жизни мы чувствуют себяподавленными. В двадцатилетнем возрасте, полные оптимизма, мы могли легкоследовать определенным маршрутом по темной стороне, плывя от одного каналаэнергии к другому, наши сущности были наполнены. Крепкие тела, лучший секс,большие достижения в карьере, больше друзей, более высокая заработная плата— о, как мы любилидемонстрировать наши силы! Нам казалось, что мы будем становиться все сильнее исильнее. Эти силы защищали нас от непризнанной правды.

Спросите тех, кому за тридцать пять, когдаони в первый раз почувствовали, что стареют. Было ли это, когда женщина, стоянагишом перед зеркалом, вдруг увидела, что живот обвис, а грудь уже не такаяпышная

“Втяни живот, мама”.

“Да он втянут”.

Многие из нас отмечают сначала трещины вфизической оболочке и видят их с искажениями, словно в кривом зеркале. “Японял, что достиг среднего возраста, когда однажды проснулся и обнаружил волосв двадцать три дюйма, торчащий из уха”, — говорит один из героев комедии.

Что мы скрываем от зеркала, мы замечаем внаших друзьях, детях, родителях. Это знак, что мы скоро станем другими.Встречаясь с бывшими одноклассниками, мы слушаем об их достижениях, но нас этосовсем не трогает, зато мы замечаем в этих людях перемены, свидетельствующие отом, что они стареют.

В тренажерном зале тридцатипятилетняяженщина ловит себя на том, что разглядывает женщин, которым далеко за сорок.Замечая у них на бедрах синеватые впадины, она думает, раздеваются ли они ещедома перед мужьями.

Нас начинают терзать перепады настроения.Сумасбродный оптимизм утром сменяется депрессией за ланчем. Женщина шутит, что“рехнулась от начавшегося климакса”. Однако сама-то она в это, конечно, неверит. У нее регулярно происходят месячные, а она знает, что пик сексуальностидля женщин приходится на тридцать восемь лет. Мужчина же вспоминает, что ЧарлиЧаплин зачал ребенка в восемьдесят один год.

Проблема состоит в том, что, достигнувполовины пути, мы уже видим, где этот путь заканчивается.

Изменения в чувстве времени

Входя в десятилетний период кризисов,каждый из нас ожидает изменения в чувстве времени. Как и мрачные предчувствиясмерти, разрушение чувства времени наиболее ярко проявляется в начале переходак середине жизни. Мужчины и женщины, которые занимаются карьерой, начинаютдумать: “Время уходит. Что же делать Успею ли я добиться всего, на чтонадеялся”

Для женщин-домохозяек время удлиняется:“Сколько еще времени у меня осталось! Что я буду с ним делать, когда уйдутдети”

Социолог Бернис Нойгартен обращаетвнимание на различие в изменении чувства времени у обоих полов. Для мужчинпродвижение по карьерной лестнице тесно связано с изменениями личности, аздоровье — свозрастом. Женщины, вероятно, видят царство невообразимых возможностей, которыепредоставляются им в среднем возрасте. Первоначальное чувство опасности изастенчивости может проявиться в укреплении сил. У большинства из них впередиеще много принцев.

Изменение чувства времени подталкиваеткаждого из нас к большой задаче, связанной с серединой жизни. Все нашипредставления о будущем должны быть уравновешены с учетом мысли о времени,которое нам остается прожить.

Изменение чувства энергичности череззастой

Осознание того, что время уходит, частоподавляет нас, и тогда с присущей нам инертностью мы начинаем думать: “Сейчасуже слишком поздно начинать что-то новое”. Нами овладевает скука. Как пишетБарбара Фрид, “у нас скука смешана с диффузией времени”. Обычная скука можетбыть излечена путем обретения нового опыта. Диффузия времени является болееглубокой болезнью, которая начинается с утраты уверенности в будущем инежелания верить, что есть что-то, к чему нужно стремиться.

Доверие — это основа надежды, котораясформировалась в раннем детстве. А теперь мы вернулись назад, пытаемсясоотнести наши потребности с тем временем, когда они будут удовлетворены. Рядомс нами нет человека, который позаботился бы о нас в этой ситуации. Мы сами— наша надежда. Мыдолжны пережить застой и воспользоваться временем, которое у нас еще осталось.“Да, я могу измениться. Еще не поздно начать то, что я все время отодвигал всторону”,

Парадокс заключается в том, что послевыхода из кризиса чувство депрессии и апатии нас покидает, несмотря на то, чтоу нас остается меньше реального времени. Мы опять видим будущее в правильнойперспективе, потому что у нас опять появились вера и цель в жизни.

Изменение в ощущении самого себя идругих

Ага, сегодня сын впервые обыграл вас втеннис. Или он спрашивает у вас разрешения взять спальные мешки и расположитьсяс подругой на лужайке. Вы всю ночь не спите, а утром расспрашиваете его обобычных вещах. Однако по выражению его лица понимаете: ваш сын знает, что васдействительно интересует.

Ваша дочь удивляется, если в магазине выпримеряете суперсексуальный туалет: “О, мама, это же просто отвратительно”.

Дети-подростки абсолютно не терпят, еслиродители в середине жизни имеют те же романтические фантазии, что и они.

Вы смотрите на своих родителей и видите,как они ослабли. Они уже не так хорошо видят. Они хотели бы, чтобы машину веливы. Они периодически начинают болеть. Кто же будет следующим, думаете вы. Вы ибудете, а кто же еще, вам ведь уже сорок. Вы следующий в поезде поколений,сменяющих друг друга, а за вами идут ваши дети.

Ощущая себя в роли ребенка по отношению кродителям, вы все еще чувствуете себя в безопасности. После их смерти выостаетесь один. “Сегодня многие люди в первый раз переживают смерть в тридцатьпять — сорок лет,когда уходят их родители”, — отмечает Маргарет Мид. Смерть родителя признается наиболеесильным кризисным моментом для детей.

Ваше любопытство становится болезненным.Вы никогда до этого не читали некрологов, а сейчас замечаете и возраст, иболезнь. В первый раз в своей относительно здоровой жизни вы становитесь внекотором смысле ипохондриком.

Люди в среднем возрасте часто говорят:“Все мои друзья умирают от рака”. Конечно, не все их друзья умирают именно отрака. Но достаточно одного или двух, и это уже воспринимается как шок. Намговорят о долгожительстве. Почему же так много людей серьезно заболевают вконце сорокалетнего возраста Поскольку смертность среди детей резкосократилась за последние годы, выживает большее число людей, которые моглиумереть при рождении. Они благополучно проходят период детства, однако, неявляются такими физически крепкими, как наши бабушки и дедушки, выживавшие вболее трудных условиях. Следовательно, как следует из анализа статистическихданных по продолжительности жизни, в стране постоянно увеличивается число людейсреднего возраста и соответственно число людей, восприимчивых к смерти всреднем возрасте.

В двадцать пять лет, если в жизни вашегодруга или родственника происходит трагедия, вы сопереживаете, но довольноотстранение, так как это случилось не с вами. После тридцати пяти вы начинаетеощущать тревогу и больше беспокоиться о своей жизни, пока еще не слишкомпоздно. Это все к лучшему.

Парадокс заключается в том, что смертьстановится персонифицированным понятием, но при столкновении с ней вашажизненная сила получает подпитку энергией. Перед лицом такой опасности вы какбы начинаете вторую жизнь.

Крушение иллюзий

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 | 43 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.