WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 60 |

В детстве Кэт мечтала найти кого-нибудь, скем можно было бы поболтать по вечерам. Ее родители, люди пожилые, любилитишину и покой. Они возвращались домой после работы. обедали вместе с дочерью ирано ложились спать. Кэт молилась и просила Господа, чтобы опять наступилолето, она поехала бы в лагерь и по вечерам, уютно устроившись под одеялом,шепталась со своими сверстницами.

В четырнадцать лет она сталапереговариваться знаками через окно с соседским парнем, которого представляласебе в роли старшего брата. Так они могли говорить часами. Для Кэт он был окномв мир: от него она узнала о троцкистах, Толстом, театре на Бродвее, о местечке,которое называется Рад-клифф. Вскоре он уехал поступать в Гарвард. Когда летомее друг приехал из Гарварда, они с Кэт уселись на веранде, обнялись и сталиговорить. Мать Кэт позвала ее в дом. “Ты не можешь с ним встречаться,— сказала она.— Он для тебя слишкомвзрослый. Это смотрится нехорошо”. Кэт вскрикнула: “Ты не можешь мне этозапретить. Он мой лучший друг и абсолютно ни в чем не виноват”. Но мать быланепреклонна: “Ты должна сделать, что я прошу, потому что я больна”.

И это было действительно так — с матерью что-то происходило.Кэт не с кем было об этом переговорить. До болезни матери они все делаливместе. Вместе посещали любительский театр и занятия по искусству, любили вещи,которые не нравились отцу. Он был закоренелым холостяком, когда женился наматери Кэт. Мать родила Кэт в тридцать восемь лет и сама воспитывала девочку.Но сейчас, когда мать прикасалась к ней, Кэт чувствовала, что руки ее сталитонкими, сухими и бескровными.

Сидя в одиночестве на веранде, онапереживала, что плохо относится к своей матери. Сейчас как никогда Кэт хотела,чтобы у нее были молодые красивые родители, а отец играл в бейсбол на улице.Она так сильно этого желала, что от осознания своей вины ее чуть не вырвало.

В день смерти матери Кэт настояла на том,что поступит в подготовительную школу. Девушка не показывала своего горя. Онахорошо училась и хотела, чтобы ее результатам порадовался друг из Гарварда.После нескольких тоскливых лет учебы она, наконец, получила отличные оценки:пять А и одну В. Кэт принесла карточку с отличными оценками домой, чтобыпоказать ее отцу. Старый адвокат всегда скрывал свои чувства и не баловал дочьпохвалами. И на этот раз он только спросил: “А почему ты получила В”

Пытаясь заполнить любовью одиночество,вызванное потерей матери, Кэт подпитывала себя перепиской с юношей из Гарварда,к которому так привязалась и которого представляла себе надежным человеком. Вэто время она уже ждала известий о приеме в колледж. Однажды, вернувшись изшколы, Кэт обнаружила два письма. Первое, из Радклиффа, сообщало, что онапринята в колледж. Вне себя от радости девушка хотела сесть на велосипед иотправиться к преподавательнице английского языка, чтобы рассказать о своемуспехе. Она задержалась, чтобы прочитать письмо от своего парня. Оказывается,он встретил другую девушку, которая нравится ему больше. Она помчалась в школук преподавательнице английского языка и разрыдалась у нее на плече.Преподавательница ласково успокаивала девушку, думая, что пришел отказ изРадклиффа. В ответ Кэт протянула ей письма.

Спустя десять лет она снова увидела своегопарня. В мыслях он представлялся ей большим мужчиной, а оказался маленьким искучным.

Смерть матери не сблизила Кэт и ее отца.Он женился через год после того, как овдовел, и мачеха Кэт не понравилась. Онипереехали в Южный Портленд, где у Кэт не было вообще никаких знакомых. С этоговремени Кэт считала, что у нее нет дома. Она лихорадочно искала замену семье.

Летом она бывала в загородном доме, гдеставились драматические пьесы. Она подружилась с хозяевами — супружеской парой актеров. Онибыли молоды, красивы, им было где-то около тридцати двух лет. Детей у них небыло. Все члены труппы относились к ним с уважением. Для Кэт самымзамечательным было то, как они великолепно дополняли друг друга. Женщина быласильной и говорила Кэт: “Ты должна научиться справляться со своими чувствами изащищаться”. Мужчина приветствовал сердечные беседы. В Кэт стала развиватьсянадежда, что и ее брачный союз будет походить на этот. Плюс двадцать четыреребенка.

Кэт мечтала найти своего суженого,человека, который дополнил бы ее. Она хотела, чтобы ее дом был полон детей,чтобы рядом всегда был кто-то, с кем можно было бы поговорить по вечерам. Такимобразом, в двадцать лет она сделала выбор в пользу заботливой женщины.

На последнем курсе колледжа Кэтбезрассудно влюбилась. Шеферд Уэллс Соусби (назовем его так) был на два годастарше ее. Он пришел из Гарварда и присоединился к их актерской труппе. ДажеШекспир не мог бы вообразить более подходящего лица для роли Гамлета. Шефердпригласил ее домой и познакомил со своей семьей, которая представляла собойвеликолепную актерскую династию.

“Вот что мне нужно сделать, — думала она, — выйти замуж за Шеферда, войти вэту чудесную семью и осесть здесь”. Однако нельзя сказать, что этот мужчинадополнял ее (как хотелось бы Кэт). Он критиковал ее произношение слов. Он читалей о Беовульфе и о Чехове на русском языке. Кэт оставила актерскую работу. Онахотела хорошо относиться к своему мужу, помогать ему, а он видел свою судьбутолько на классической сцене. После спектакля в Радклиффе Кэт сказала ему, чтоон был великолепен. Однако она солгала: его игра была ужасной. Только много летспустя она призналась в этом.

Прошел год, Шеферд был призван в армию ипроходил службу в Европе. Кэт работала в телевизионном шоу Гэрри Мура. Онамного времени проводила в Нью-Йорке, у нее были две соседки по комнате инесколько подруг. Целый год она провела без мужчины, зато у нее было свободноевремя, и Кэт проводила его так, как ей хотелось.

Когда Шеферд приехал домой, ей пришлось отвсего этого отказаться. Она вдруг подумала: “Этот год, когда я была одна,оказался самым счастливым в моей жизни”. Но Кэт верила в шаблоны. Она должнабыть такой, какой ее хотел видеть муж. Они вместе вернулись в Европу, и Кэтстала женой военнослужащего, у которой всегда должен быть приготовлен поднос скоктейлем.

По возвращении в Штаты первые, когонавестила Кэт, была актерская супружеская пара, заменившая ей семью. Она нашлаженщину в депрессии и в расстроенных чувствах. “Не говори мне о тех годах,когда ты нас знала”, — сказала она Кэт. Оказалось, что ее муж часто крутил романы сосвоими воспитанницами. Он обрюхатил скучную и глупую сверстницу Кэт, оставилжену, женился на этой девице и переехал жить в Скар-сдейл. А ведь когда-топервая жена напрасно умоляла его завести детей. Но в этот период своей жизни онсчитал, что актеры должны быть свободны. Дети связали бы их по рукам и ногам.

Кэт была потрясена. Она переживала этуисторию сильнее, чем смерть матери. Она сохранила дружеские отношения сактрисой, которая по-прежнему остается для нее сильной и внушающей страхмоделью. Кэт думает, что даже если к ногам этой женщины, пережившей потерюмужа, свалится принц, она его не заметит. Кажется, ей не нужен мужчина. ЭтогоКэт не понимает.

Ей было только двадцать три года, когдаона узнала о страшном событии в жизни своих друзей. Она вдруг начала думать отом, что люди могут меняться ни с того ни с сего. Так в ее душу вторглосьсмятение.

Женитьба на неправильной во всехотношениях Кэт была для Шеферда восстанием против семейных устоев. Поэтому,прежде чем переехать вместе с Кэт в Нью-Йорк, он начал работать над ееразвитием. Она должна была носить шляпки и дамские сумочки, которые подходилибы к туфлям. Он купил ей крошечное жемчужное ожерелье, хотя у нее была широкаякость, как у матери. Однако он так и не смог заставить Кэт спрятать еедеревенскую улыбку, которая открывала крупные широкие зубы. “Ты должна статьчленом клуба нашего городка и заниматься благотворительностью”, — говорил он. Шеферд использоваллюбую возможность привить миссис Соусби модель поведения представителяопределенного класса. Кэт унижало, что ее репутация зависит от соответствиястандарту. К сожалению, раньше она ничего не слышала об этих условностях.

Между тем Шеферд каждый день ходил назанятия в академию драматического искусства, где они на полу изображали львов.Позднее он присоединился к труппе безработных актеров, которая ставила Шекспирав пустых домах.

Через некоторое время у них уже было двоедетей. Кэт обожала малышей и хотела сама о них заботиться, но муж настоял натом, чтобы у них были няни в форменной одежде. Семейный обед начинался ровно всемь часов вечера. За обедом должен был следовать десерт. Это была традициясемьи Соусби. Но все Соусби были сухощавы, в то время как Кэт приходилосьсбрасывать вес после рождения каждого ребенка. Однако она с чувством долгаделала десерт. Все было так, как должно было быть. Но все это было толькоповерхностным. О своих же чувствах Кэт молчала.

“Мне казалось, что я медленно скатываюськуда-то. Мое внутреннее "я" спряталось где-то внизу, у меня уже не было такойуверенности в своих силах, как в то время, когда я училась в колледже. Яглубоко завязла в жизненной модели мужа, но его вины в этом не было. Затемпришло прозрение. Мне было двадцать девять лет, и я почувствовала, что мнечего-то не хватает. Я стала беспокойной. Когда я пришла в грамматическую школуголосовать (все вокруг было приятно и знакомо), меня охватило чудесное чувство.Я подумала: "Вот чем надо заниматься. Я не могу ждать. Завтра же я поеду вКолумбийский университет и запишусь на педагогический факультет"”.

Вот чем Кэт Соусби отличается отклассической модели заботливой женщины периода осознания своих тридцати.Почувствовав призыв расширить свою индивидуальность, она не отступила на раннююстадию и не попыталась зацепить мужа. Вместо этого она начала действовать.(Важно не спутать модель поведения Кэт, отличную от классической, с модельюповедения женщины, которая собирается после замужества заняться карьерой.)Проучившись три года и завершив переход к тридцатилетнему возрасту, Кэт родилаеще двоих детей и была очень счастлива.

“Я чувствовала себя так, словно выбраласьна свет из темного угла. Когда я начала преподавать студентам, мне даже сталонравиться, как я выгляжу. Впервые за долгие годы я почувствовала себяпривлекательной. У меня был муж моей мечты и четверо здоровых умных детей, мытолько что купили отличный дом. У меня была великолепная новая работа, котораямне нравилась, и студенты, которые обожали меня. Я думала о том, что добиласьвсего этого сама”.

Сразу же после того, как Кэт получилановую работу преподавателя в классном учебном заведении, к ним в гости приехаладвоюродная сестра Шеферда. Шеферд целый день был дома, работая над пьесой встихах. По окончании обеда он спросил: “А где десерт”

“У меня не было времени его приготовить”,— ответила Кэт.

Муж вскочил из-за стола и пронесся черезкухню, открывая и с треском захлопывая двери в комнаты. “Так. Теперь тыпреподаешь и перестала заботиться обо мне и моей семье! Нет ни масла, нидесерта!”

Его сестра оставалась за столом. Онапроизнесла: “Смотри, я никогда не ем десерт. Я хочу похудеть. Никто ведь нехочет десерта”.

Шеферд с шумом удалился в спальню.

Гостья, которая как раз разводилась смужем, сказала: “Знаешь, Кэт, он собирается тебя оставить. Тебе, наверное,следует отказаться от преподавания”. Кэт подумала, что она сошла с ума.

Прошло еще несколько лет. Кэт пробовалазакрепить тот мостик, который еще связывал их отношения, с помощью десертов идругих значимых для мужа мелочей. В тридцать пять лет Кэт начали мучитьстрашные предчувствия. Когда Шеферд летел самолетом, ей казалось, что самолетразобьется. Когда она слышала сирену скорой помощи, то думала, что под машинупопал кто-то из ее детей. Она начала винить себя за то, что пошла работать.Хотя Шеферд никогда ничего не зарабатывал, он имел приличные доходы с акций, инеобходимости в ее заработке не было.

Но ей нравилось дело, которым оназанималась. Во время массовой забастовки в учебных заведениях Нью-Йорка Кэтпродолжала занятия, не получая заработной платы. Порой Кэт решалась наэксперименты. Когда выяснилось, что многие черные старшекурсники не понимаютШекспира, она перевела им на язык улицы “Макбет”.

Когда она рассказала об этом Шеферду, оннакинулся на нее:

“Тебе нельзя быть учителем”. Он прочиталей нотацию и ушел из дома ставить классику с группой из церкви. Муж и раньше неприветствовал ее увлечение преподавательской работой, но теперь его неприятиеперешло во враждебность. Скоро между ними выросла каменная стена. Шефердуперевалило за сорок.

Внезапно муж совершенно изменился. Онотрастил хвост на голове и стал носить индийские куртас. Шеферд перевернулся на180 градусов: с классики он переключился на открытый театр и разъезжал струппой из радикальной группы Со-Хо, дома он сидел в позе лотоса и медитировал.Он сказал, что Кэт может заново родиться, если будет делать то же. Она сидела сним и смотрела на пламя.

Даже теперь она пыталась заставить себястать такой, какой хотел ее видеть муж. Однако надежда на то, что она усилиемволи может изменить себя, не оправдалась. Кэт вынуждена была сказать мужу: “Мнежаль, но я не могу ничего сделать”. Шеферд начал проводить ночи с женщиной,которая была его партнером по спиритическим сеансам. Эта женщина сказала ему,что он Гилгуд, Бартон и Брандо * в одном лице. Его отлучки становились все чащеи продолжительнее.

* Джон Артур Гилгуд — английский актер и режиссер.Ричард Бартон —английский киноактер. Марлон Брандо — американский киноактер.(Прим. ред.)

Шеферд окончательно ушел из семьи сразупосле того, как Кэт снова забеременела. Она сделала аборт и была в полномотчаянии.

От этого потрясения Кэт оправилась толькочерез два года. “Мне было плохо, но никто этого не знал. Я пыталась сказатьлюдям, что мне плохо, но они не верили мне, так как внешне я совсем неизменилась. Я чувствовала себя так, будто мне ампутировали руки и нога. Ясмотрела на калек, которых катили по Мэдисон-авеню в креслах-каталках, идумала: “Вот, они ведь живут, хотя их руки и ноги никогда не отрастут. И моитоже. Я навсегда останусь калекой”.

Она взяла жильца, спокойногонеамбициозного мужчину, который любил семейное окружение. Вскоре они сошлись ипрожили вместе два года так, словно были женаты вечность. Однажды в гости наобед заглянул старый друг Кэт, который занимался издательской деятельностью. “Ярад, что ты счастлива”, — сказал он. Внутри у нее все взбунтовалось: “Разве он не видит,что я в тюрьме, что это не я” Следующая мысль была еще страшнее: если онакажется счастливой и умиротворенной, не значит ли это, что она стремится самасебя обмануть

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.