WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 60 |

Однако есть и другие вундеркинды, которые,добившись суперуспехов, преодолевают связанные с ними чувства и переживаютобновление, поставив свой талант на пользу общества или руководя следующимпоколением.

Как показало исследование, проводившееся вМичиганском университете, каждый из двадцати вундеркиндов, попавших в полезрения исследователей, радикально изменил свою карьеру и стал в середине жизниобщественным активистом. Один врач-терапевт, имевший вполне состоятельнуюклиентуру, оставил врачебную практику и создал клинику для бедных. Уважаемыйакадемик работал над изменением национальной социальной политики.Мужчины-вундеркинды, подвергшиеся детальному опросу профессора психологииДжудит Бардвик, проживали в Бостоне, Нью-Йорке и в Энн-Арборе (штат Мичиган).Хотя это исследование и было выборочным, оно открывает нам важные взаимосвязи вжизни таких людей.

Характерно, что все эти энергичныедвадцать человек настаивали на том, что никогда не испытывали кризис, связанныйсо средним возрастом, не ожидают его и не чувствуют, что идут к своей смерти.Они не занимались самоанализом. За некоторым исключением (врач, академик)работа, которой занимались эти люди, не была социально полезной, но онивознаграждали сами себя, воспринимая свое дело как большую самоценность. Тем неменее этические вопросы мало беспокоили их до тех пор, пока они не достигаливершин.

Поскольку их жены практически не работают,а если и работают, то неполный рабочий день, мужчины из исследования Бардвик свозрастом начинают опасаться за своих детей. Скоро их жены уже не будут влиятьна детей, и отцы знают это. Ясно видны противоречия между их первоначальнымизаявлениями о том, что жены являются прекрасными женщинами (читай: прекраснымиженами и матерями), и их суждениями в конце, когда дети становятся взрослыми.Три четверти мужчин этой группы не уважают свою жену как человека.

До тех пор, пока их отпрыски не раскрылисвоих планов, поведение этих людей оставалось необузданным и эгоцентричным.Неудачи в карьере только подхлестывали их на еще более интенсивные действия, ноони не были готовы к кризису в брачном союзе. Мужчинам, которые с нимстолкнулись, наверное, просто повезло. Только они смогут перейти к зреломувозрасту и произвести честную самооценку.

Все вундеркинды, которых я изучала,пережили кризис при переходе к середине жизни.

Вовсе не обязательно, чтобы они испыталикризис в карьере, необходимо, чтобы они почувствовали внутренний удар, которыйзаставил бы их подвести итоги. Ощутив одиночество, когда их жены вышли из игрыили стали алкоголичками, некоторые вундеркинды пытались написать о своихэмоциональных потерях: “Но она была великолепной матерью”, или: “Она былабазовым компонентом моего успеха”. Иногда, со слезами на глазах, эти людипризнавались: “Я был преступно бесчувствен по отношению к ней”.

Типичным вундеркиндом является БарриБернстайн.

Он просиживал в кинотеатре Квикуэй натретьем ряду, просматривая все фильмы, и мечтал, что когда-нибудь его назовутМистер Кино. После этого он оставил бы послание для Джона Уэйна * и начал вестипереговоры о правах на суперсценарий. Родители с трудом вытаскивали ребенка изкинотеатра, чтобы он поел.

* Джон Уэйн - знаменитый киноактер(Прим. ред.).

В семнадцать лет он нашел работу в отделепочтовой корреспонденции на крупной киностудии. После перерыва, вызванноговойной в Корее, он постепенно пробился в крупное агентство по подбору талантов.В тридцать лет он уже имел кругленький счет в банке и много других прихотей ипричуд холостяцкой жизни. Никаких привязанностей. Никаких отвлечений. Он жил вполулюксе пятизвездного отеля “Манхэттен”. У него была служанка, котораяподбирала за ним носки, а также бесчисленное количество “взаимозаменяемыхмоделей” для встреч, когда он хотел устроить вечеринку (хотя это бывалонечасто). Эти модели не возражали против того, что работу Барри любил больше,чем их, так как он называл их фамилии директорам картин, которые подбиралисостав актеров.

Его родители ничего не знали об этом. Ониполучали небольшое жалование и все время пытались как-то улучшить свою участь.Они и не подозревали об успехах сына.

В отсутствие наставника опорой для Баррибыла отдаленная модель. Его идолом был Джон Кеннеди. Барри участвовал вкампании, поддерживающей Кеннеди в борьбе за пост президента. Причина, покоторой он был страстным поклонником Кеннеди, заключалась в следующем: “Ондоказал, что молодой человек может быстро продвигаться и выполнять работу также хорошо, как это делает старший по возрасту мужчина”. Вера в это давала Баррижизненную силу.

Единственным свидетельством изменений,произошедших в нем при переходе от двадцатилетнего к тридцатилетнему возрасту,было неясно выраженное чувство неудовлетворенности собой. Как объяснил самБарри, ему все еще не хватало возможности проявить свою индивидуальность вкинобизнесе. Он был спицей колеса. А колеса были в Лос-Анджелесе. Но пока, втридцать два года. он не собирался менять условия своей жизни. Пустота, которуюон ощущал, легко компенсировалась его достаточно высокими доходами и тем видом,который открывался из его окоп на реку Ист-Ривер.

Однажды служанка разбудила Барри, когда онотлеживался дома в кровати после перенесенной двусторонней пневмонии.

“Плохие новости, сэр. Они застрелилипрезидента”.

Барри, еще не отошедший ото сна, смотрелна нее, ничего не понимая. Вскоре подошла девица, с которой он встречался, истала его успокаивать. Три дня он бессмысленно смотрел телевизор.

“Этот случай заставил меня посмотреть нажизнь под другим углом зрения, — вспоминает Бернстайн. — Я вдруг понял, что все моистарания, сомнения и материальные приобретения ничего не значат. Это был периодэмоционального потрясения. Казалось, что в жизни не осталось ничего важного.Рядом была милая девушка, внимание которой было сосредоточено только на мне.Все, что ей было нужно, — это заботиться обо мне. Мое отношение к ней изменилось. Мы сталиходить вместе, как дети. Сразу после покушения на президента я предложил ейвыйти за меня замуж. Это было очень просто. Я сказал, что она может прекратитьработу, как только забеременеет, так и произошло. Я никогда не заставлял ееснова идти работать. Мы были прекрасной супружеской парой. Я хочу сказать, чтокаждый считал наш брачный союз прекрасным”.

В тридцать семь лет Барри Бернстайн сталруководителем производства одной из крупных голливудских кинокомпаний. Онисступленно занимался своей работой.

“Внезапно я подумал: "Боже мой, я занимаювысокий пост. Любой может прийти ко мне, любой, но не моя жена. Она в это времяобо мне уже не заботилась"”.

Первые два года брака были счастливыми.Она заботилась о нем, а он — о том, чтобы она забеременела. Иногда (обычно в тот день, когдакиноакадемия присуждала награды), чтобы продемонстрировать свое счастье другим,они устраивали маленькие домашние вечеринки. Гости с благоговением гладилиживот Лорны. Она была очень молода и гордилась своей сексуальностью, котораяпоможет ей нарожать детей. Барри был ее Вселенной, ее защитой.

На одной из таких вечеринок у Лорныначался болевой приступ. Это была внематочная беременность. После операции вней что-то надломилось, в нее и Барри вселился страх. Страхи Лорнысопровождались вспышками гнева. Иллюзорные представления о том, что ее организмработает превосходно и что муж обеспечивает ей безопасность, были развеяны. Онане была готова принять темную сторону жизни и отождествить ее с собой. Лорнаобвинила в этом мужа. Как он, муж, защитник, мог позволить дьяволу вселиться вее организм Он должен был освободить ее от этого кошмара. В последующие годыона все больше и больше разрушала свою личность, надеясь, что муж спасет ее иосвободит от страхов.

Бернстайн решил избавиться от своихстрахов, вскочив в экспресс, называемый Успехом. За год до этого события двановых театральных агента предложили ему войти в их команду. Их деятельностьокружала тайна. О них говорили, что они очень жестоки. Барри, посоветовавшись сЛорной — это было ещедо ее внематочной беременности, — решил не связываться с этими пройдохами и не уходить из уважаемойкинокомпании, в которой работал. А сейчас он уже не мог чего-то ждать. Вера всвою смертность уже вошла в него.

Лорна была на седьмом месяце беременности,когда новые партнеры Барри сказали ему, что пришло время переехать вЛос-Анджелес.

“Как я могу уехать от моего гинеколога Отмоей семьи, друзей” — умоляюще спрашивала она его.

“У тебя есть я. В Калифорнии тоже можнонайти хорошего врача. Я уже подготовился к переезду, у нас будет прекрасный домс мебелью, вот увидишь”.

“Я увяз в бизнесе. Я работал семь дней внеделю как сумасшедший, — вспоминает Барри. — Я мало занимался семьей или вообще не занимался. Каждый говорилмне: "Если хочешь, чтобы жена была довольна, купи ей дом, дай ей что-то, за чтоона будет держаться". Я купил ей дом. Но она не участвовала в моих делах. Лорнаненавидела приемы и кинопросмотры, поэтому я ходил на них один. Я не знаю, чемона занималась, да меня это и не интересовало. Мы по-прежнему спали в однойпостели, но сексуального влечения к ней у меня уже не возникало... Я все ещезаботился о ней, но сексом мы не занимались.

Чтобы забыться, я еще больше нагружал себяработой. Я строил свои взаимоотношения с компанией. Я начал чувствовать своювласть. Лос-Анджелес — небольшой город. Если у вас власть, вас все любят, все угождают”.

Бернстайн переживал головокружение отуспехов.

При первых признаках депрессии онзаставлял людей угождать ему сильнее. Он наслаждался от их “да, сэр”. Он могсозвать своих вассалов в воскресенье после обеда и выплеснуть на нихраздражение. Они же с сознанием долга заверят его:

“Вы хороши, вы хороши”, — и депрессия пройдет. Чемнапряженнее он работал и чем больше люди угождали ему, тем выше он возносился.Разве обычный человек может испытать неудержимый соблазн возвыситься над всемии заставить взрослых людей прыгать перед собой

Барри Бернстайн сейчас занимал высокийпост и действительно стал волшебником, Мистером Кино, как мечтал об этом вдетстве. Его внутренние чувства были полностью заморожены. Он жил с иллюзией,которая многих вундеркиндов приводит к смертельному концу: я должен спешить иосуществить свою мечту, а успех даст мне окончательную власть — над моей собственной жизнью, наддругими людьми, над временем, над смертью. В действительности же успехсимволизировал собой как раз обратное. Бернстайн регрессировал до нарциссизмаочень маленького мальчика, который воображает себя властелином горы. В его миреостался только один человек, который ожидал от Барри человеческихвзаимоотношений, —его жена. Он игнорировал ее.

В 1970 году, в одну из суббот раздалсятелефонный звонок. Киноиндустрию поразил жестокий кризис, затронувший икомпанию Бернстайна. Барри имел все основания считать, что его сделаютпрезидентом. Настоящий глава компании, как его убеждали, считал Бернстайнасвоим протеже. Этот же звонок смешал все карты. Руководство решило освободитьсяот Мистера Кино. Звонивший сказал, что ему выплатят его долю. Компаниязакрывалась в течение недели.

“Я помню его указание: компаниязакрывается, Бернстайн уходит. Это походило на некролог”.

Для человека, который считал себянеотделимым от кинобизнеса, это означало конец Бернстайна. Если компанияумерла, то умер и Мистер Кино. Чего же больше Было даже трудно доказать, чтоБернстайн вообще существовал. Президент компании, к которому, как считалБернстайн, он так близок, не отвечал на его звонки. Успехи в кинобизнесезакончились, ушли и неудачи.

Он вышел из игры. Его друг, который нанекоторое время уезжал из дома рисовать картины, предоставил Бернстайнудомработницу для его дома в Беверли Хиллз. Первые несколько недель он вставал,одевался, ездил по городу кинозвезд и пытался звонить людям. Затем его охватилапаника. Он перестал одеваться. Он перестал открывать занавески, оставался втемноте. Недели проходили за неделями, незамеченными один за другим уходилимесяцы.

“В моем положении вы не можете пойти иискать работу. То есть я хочу сказать, что у меня было достойное положение вобществе. Положение, при котором вас приглашают или нет. Я дошел до того, чтодаже перестал выходить в бассейн. Я стал обманывать себя. Я превратился взатворника”.

Прибегнув к старому способу борьбы сдемонами в своей душе, Бернстайн нашел молодую девушку, которая его обожала.Барри надеялся, что она избавит его от тревожных темных мыслей. “Все время япроводил с.ней. Она заботилась обо мне”. Вскоре Бернстайн начал замечать то, очем давно судачили соседи: Лорна спивалась. Она, казалось, сигналила ему:“Спаси меня!” Однако он не отвечал на этот страстный призыв. Лорна тяжелозаболела, и хирургу пришлось несколько изуродовать ее тело. удаляя опухоль.Барри предложил ей сделать пластическую операцию, и она согласилась. Операцияне удалась, и гнев жены удвоился: он снова предал ее. Бернстайн подал наразвод.

Однажды утром ему позвонили соседи. Лорнаприняла избыточную дозу снотворного, дети выбежали в пижамах на улицу и позвалина помощь. Приехав в свой старый дом, Бернстайн увидел обрюзгшую синюшнуюженщину. Она валялась на постели, расползшаяся, похожая на воздушный шарик,разделенный на сегменты, который продается в цирке. Когда она пришла в себя, онотправил ее в психиатрическую клинику.

Бернстайну сейчас сорок три года. У негозамечательная работа. Некоторые из людей, на которых он работает, прежде былиего вассалами и угождали ему. Все люди, которые о нем заботились: его подруга,жена. мать, отец, —отказались его поддерживать, отошли от него или умерли. Ему пришлось принятьэти потери. Теперь Барри научился видеть себя таким, каков он есть на самомделе.

“Знаете, что самое важное в этом Я знаю,что смогу выжить и уже не испытываю паники. На этом этапе жизни вы начинаетевидеть различие между проблемами, которые сами себе навязываете, и внешнимисобытиями, на которые невозможно повлиять. Я никогда не собираюсь статьпрезидентом компании, сейчас меня больше занимают мои дети. Я чувствую себятак, словно мне двадцать два года, но моя борода поседела, а на лице видныморщины. Жизнь возьмет свое, от нее не скроешься. Теперь я меньше наслаждаюсьматериальными благами, а больше забочусь о своем внутреннем удовлетворении. Уменя было детское, поистине невротическое отношение к жизни. Для меня мужчинабыл жеребцом, главное для которого — фантастически удовлетворитьженщину в постели или выйти и дать кому-то по зубам. Сейчас я научился тому,что же такое мужчина. Я понял, что значит быть человеческим существом. Не хочусказать, что я доволен собою. Видит Бог, я не закрываю глаза на своинедостатки. Но зато я знаю, кто я есть”.

Успех не продвинул Бернстайна по путиразвития личности —это сделали неудачи и анализ собственной человечности.

Pages:     | 1 |   ...   | 31 | 32 || 34 | 35 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.