WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 60 |

Суть этой истории в том, что жизньвзрослого человека отнюдь не является ровной дорогой. Изменения возможны ипредсказуемы, и это нужно понять.

Новая концепция зрелости включает полныйжизненный цикл и подтверждает старые предположения. Если человек воспринимаетсвою личность не как механизм, сформировавшийся по окончании детства, а какпроцесс развития, то жизнь в двадцать пять или тридцать лет или при переходе всредний возраст будет интригующей, обещающей сюрпризы и радости открытия.

Особенно хорошо это понимают мистики ипоэты. Шекспир пытался донести до нас, что человек при жизни проходит семьступеней (посмотрите монолог “Все ступени мира” в пьесе “Как вам этопонравится”). За много веков до Шекспира в индуистских трактатах были описанычетыре определенных состояния человека, четыре ступени жизни, каждая из которыхвызывает последующую: обучающийся; владелец дома;уединенная жизнь; и завершающая ступень, на которой“человек равнодушен ко всему и ничего нелюбит”.

Первым психологом, который разделилжизненный цикл на ступени, была Эльза Френкель-Брунсвик. Описав в 1930 годудуховное богатство человека, позднее она переработала свои взгляды в теорию.Она предприняла первую попытку связать психологию с социологией. ЭльзаФренкель-Брунсвик проанализировала биографии четырехсот знаменитых людей— таких как королеваВиктория, Джон Д. Рокфеллер, Казанова, Дженни Линд, Толстой, Гете и др.,— рассматривая ихчерез призму внешних событий и субъективного опыта, и сделала следующий вывод:каждый человек проходит через пять четко разграниченных фаз. Это былопредзнаменованием восьми ступеней (три для взрослых) жизненного цикла, которыепозднее выдвинул Эрик Эриксон.

Основываясь на некоторых данных, мы можемпредполагать, что Эриксон на протяжении всей жизни создавал себе имя. Рожденныйв еврейской семье, покинутый отцом еще до рождения, он взял себе фамилиюЭриксон, что означает: Эрик, сын Эрика. В 1939 году, спасаясь от нацизма, онпокинул Европу, стал американским гражданином и поселился в штате Калифорния. ВБеркли он начал заниматься проблемами кризисов в периодах развития человека.

В книге “Детство и общество”,опубликованной в 1950 году, Эриксон популярно и четко изложил свою концепциюжизненного цикла. Он создал схему, показывающую, как последовательноразворачивается жизнь. Каждая ступень заканчивалась кризисом. Причем “кризис”рассматривался не как катастрофа, а как переломный момент, период, связанный собостренной чувствительностью и повышенным потенциалом. Эриксон осторожноотметил, что не рассматривает все развитие человека как серию кризисов.

Однако он считал, что психическое развитиеличности происходит в процессе прохождения через критические точки.“Критическая точка” характеризует моменты принятия прогрессивных илирегрессивных решений. В этих точках человек добивается достижений или терпитнеудачу, получая будущее несколько лучше или несколько хуже, но в любом случаеизмененное.

Эриксон описал три ступени зрелости. Онопределил центральный вопрос развития в каждый период как основу, которуюличность может обрести или потерять. На первой ступени зрелости главнымвопросом является интимность (близость), а альтернативным — уединение. Главным вопросом на второй ступени зрелости являетсяпроизводительность,процесс, при котором индивидуум становится творческой личностью в новом смысле,принимая на себя добровольное обязательство передавать опыт новому поколению(молодым коллегам). Главным вопросом на третьей ступени зрелости являетсяцельность, на этой ступеникризис среднего возраста может быть удачно разрешен.

Я почувствовала интерес к работам Брунсвик,Эриксона и других исследователей. Моим руководителем стала Маргарет Мид. Японяла, что упускаю что-то важное, когда пишу о людях в манере, к которойпривыкла. Я рассматривала только фрагменты, отдельные главы из их жизни. Я неучитывала, что люди движутся во времени. А это могло бы многое объяснить.

Мне необходимо было свести воединомножество статистических данных и еще не записанных историй жизни разных людей.Я медленно обрабатывала кучу материала по семейным проблемам, бракам, разводами т. п., когда мне принесли справку из статистического отчета бюро по переписинаселения:

“Средняя продолжительность брака доразвода, по данным последних пятидесяти лет, равнялась семи годам”.

Решено. Я поняла, что должна добитьсястипендии от фонда Алисии Паттерсон и пройти дневной курс обучения по теме“Стадии развития зрелого человека”.

Помню, в Хантере проходил симпозиум“Обычные кризисы среднего возраста”. Люди здесь были самые разные: мечтатели,искатели, порицатели, пессимисты, неудачники, впавшие в разочарование последвух-трех браков, оставленные женщины среднего возраста и нервные мужчины,переживающие климакс. На их лицах можно было прочитать смутную надежду— все хотелиуслышать, что же было нормального в кризисе, который, как они думали, коснулсятолько их.

Скромный и привлекательный седой профессорсоциальной психологии Дэниел Левинсон начал описывать жизнь мужчин в возрастеот восемнадцати до сорока семи лет. Он и его сотрудники в течение несколькихлет изучали группу мужчин разных профессий. Левинсон отметил, что для детей июношей существуют основные принципы развития, а в развитии взрослых имеютсяпериоды, в течение которых необходимо решить определенные задачи. Человекпродвигается от одного периода к другому лишь в том случае, если начинаетработать над решением новой задачи развития и создает новую структуру своейжизни.

Согласно расчетам Левинсона, ни однаструктура не может оставаться неизменной больше семи-восьми лет. И исследованияподтвердили эти данные.

Доклад Левинсона заинтересовал меня, хотя ивызвал множество вопросов. Оказалось, что его руководителем была ЭльзаФренкель-Брунсвик. Я подошла к профессору и попросила объяснить, как работать сбиографическим методом. Он проявил необычайное великодушие и, не считаясь современем, прочитал несколько первых биографий. “Великолепные интервью с хорошорасставленными акцентами, — сказал он. — Вы рассматриваете человека в широком смысле”. Это меня окрылило.“Но не делайте пустых замечаний. Если они хотят поговорить о чем-то важном, топозвольте им это сделать”. Я подумала, что тогда обработанный мной материалпригодится уже лишь геронтологам.

Тема развития взрослого человека была ещетолько на стадии роста. Совершенствовались теоретические разработки в Гарварде,Беркли, Чикаго, UCLA.* После посещения этих академических центров я убедилась,как различны взгляды на этот вопрос. Кроме того, большинство исследованийпроводились мужчинами и основывались на изучении мужчин же.

* UCLA — University of California LosAngeles —Калифорнийский университет, Лос-Анджелес. (Прим.ред.)

Что ж, вероятно, школьное обучение юношей идевушек может быть раздельным. Но мы не сможем понять развитие мужчин, если неуслышим мнение женщин, которые приводят их в этот мир; женщин, которых мужчинылюбят, боятся, ненавидят и от которых во многом зависят — так же как и женщины зависят отмужчин.

Наконец в UCLA мне удалось обнаружитьработу психиатра Роджера Гоулда, который провел предварительное исследованиебелых людей среднего класса в возрасте от шестнадцати до шестидесяти лет,включая и женщин. Результаты неглубоких интервью были любопытными, ноповерхностными. Психиатр позднее объяснил, что ему было очень важно взятьинтервью и у мужчин, и у женщин. Он попросил почитать некоторые из собранныхмною историй и дал их детальные объяснения.

Я в своей книге ставила три основных цели.

Во-первых:обозначить именно внутренние изменения индивидуума в мире, где большинство из нас занятыпрежде всего внешними проблемами, и проанализировать их. Я хотела дать людям,которые, как и я, запутались в проблемах своего возраста, доступный способсамоисследования, с помощью которого они могли бы осознать и разрешитьконфликт.

Во-вторых:сопоставить темпы развития мужчин и женщин. Фундаментальные ступени расширениявозможностей личности, которые откроют человеку путь к полному расцвету егоиндивидуальности, одинаковы для обоих полов. Однако мужчины и женщины редкосталкиваются с одинаковыми вопросами в той же ситуации и в том же возрасте.

В третьих:исследовать предсказуемые кризисы семейных пар. Это, кстати, вытекает из второйцели. Так, супруги-одногодки очень различаются по синхронизации во времени.Если в возрасте двадцати лет мужчина быстро приобретает уверенность в себе, тозамужняя женщина обычно теряет уверенность в себе, которую имела в юности.Когда мужчина переходит рубеж тридцати лет и хочет начать оседлую жизнь,женщина часто становится беспокойной. После сорока мужчина чувствует себястоящим над обрывом, он оставил позади свою силу, энергию, мечты, расстался силлюзиями, а его жена в то же время, вероятно, полна амбиций и готова взятьновую высоту.

Возможно, при прочтении первой половиныкниги читателю может показаться, что я больше симпатизирую женщинам. Это всепотому, что в первую половину своей жизни я наблюдала внешние ограничения ивнутренние противоречия у женщин. Однако совершенно противоположное получаетсяво второй половине моей жизни, поэтому читатель может решить, что втораяполовина этой книги больше посвящена мужчинам.

Использование слова кризис для описания стратегическоговзаимодействия в стабильные периоды и в критические переломные моменты внеслонекоторую сумятицу. “А как же я У меня-то не было кризиса”, — часто говорят люди, словнозащищаясь. Наше понимание греческого слова “кризис” имеет уничижительныйоттенок, оно включает в себя личную неудачу, слабость, неспособностьпротивостоять внешнимсобытиям, которые вызывают стресс. Поэтому критические переходы между ступенямия буду называть просто переходами (из одного состояния в другое).

Моя работа развивалась поэтапно. Сначаламеня очень заинтересовала эта проблема. Затем в одном из нью-йоркских журналовя опубликовала статью под названием “Поймать свои тридцать”, где изложила тему,которой занимаюсь. Я получила сотни писем от людей всех возрастов, которыеписали, что в статье речь шла о них. Это дало мне толчок. Затем мною овладелапаника. Предположим, что десять человек серьезно отнеслись к тому, что янаписала. Большинство из нас за всю свою жизнь не окажут влияния на десятьнезнакомых людей. Я испугалась ответственности. Я стала заниматься однообразнойработой: прорабатывать книги по психиатрии, психологии, биографии, проблемныестатьи, длинные исследования и невероятно скучные распечатки со статистическимиданными. Я перестала ходить на приемы, где раньше часто бывала, замкнулась всебе и погрузилась в раздумья.

Постепенно я научилась не зависеть отавторитетов. Я стала полагаться на истинность жизненных историй, которые ясобиралась проверять, и обогащать теорию, добавляя оригинальные взгляды. Ястала доверять своему собственному мнению.

Всего я собрала сто пятнадцать историй.Обработав биографии, я стала рассматривать многие семейные пары вместе. Этопомогало прояснить многие сложные вопросы и позволяло понять психологиюиндивидуума.

В “оседлую группу”, предназначенную дляисследования, я включила здоровых, мотивированных людей, которые составляютсредний класс.

Во-первых, в начале исследования я должнабыла выбрать представителей среднего слоя американского общества для того,чтобы выявить основные закономерности.

Во-вторых, именно представители этой группыстановятся носителями наших социальных ценностей. Они также являются основнымиэкспортерами нового образа жизни и новых отношений для других классов.Исследование Дэниела Янкеловича показывает, что приблизительно через пять летпосле того, как среди представителей среднего класса формируются определенныевзгляды на секс, семью, работу и образ жизни, их наследует молодой рабочийкласс.

Наконец, я выбрала эту группу потому, чтообразованный средний класс имеет максимум вариантов и минимум препятствий привыборе своей жизни. Их не сдерживают традиции, как тех, кто рожден богатыми исоциально сильными, и они не обладают той же стабильностью. Они болееобразованы и состоятельны, чем рабочий класс, живущий чуть выше черты бедности,однако не имеют привилегий.

Только американский средний класс имеетвозможность изменить и улучшить свою жизнь. А вместе с миром приходит и хаос.Следовательно, именно на примере среднего класса, переживающего стрессы, победыи поражения, мы, вероятно, сможем наиболее четко увидеть, по какому пути зрелыйчеловек движется от одной ступени развития к другой. И такие наблюдения дадутнам несравненно больше информации, нежели изучение реакций на внешниепрепятствия или распределение людей на категории по особенностям поведения.

В книге описаны истории людей отвосемнадцати до пятидесяти пяти лет. Среди них мужчины-адвокаты, врачи,администраторы, менеджеры среднего звена, министры, профессора, политики истуденты, а также мужчины, занятые в производстве, в средствах массовойинформации, ученые и те, кто имеет собственное небольшое дело; женщины,добившиеся всего в жизни, сделавшие карьеру, и женщины, которые традиционнозанимаются воспитанием детей.

Хотя многие из моих респондентов выросли вмалых городах, впоследствии многие из них оказались в таких центрах, какНью-Йорк, Лос-Анджелес, Вашингтон, Сан-Франциско, Чикаго, Детройт, Бостон,Нью-Хэвен и Дэйтон. Некоторые затем переехали в пригород, другие в лесныерайоны, в районы пляжей штата Калифорния. Половина респондентов развелась.Некоторые пары не имеют детей. Ряд женщин сами ведут домашнее хозяйство. Оченьтрудно точно указать распределение респондентов по вероисповеданию, так какмногие люди утратили веру или отказались от религии, которую исповедовали вдетстве, и ищут новые формы духовности. Приблизительно треть имеетпротестантские корни, другие две трети равно распределились между католиками ииудеями.

Я думаю, часть моих читателей будетнедовольна. Возможно, я услышу: “Вы пытаетесь систематизировать стольизменчивые явления. Это вздор”. В опровержение я могу сказать лишь одно: те,кто изучает человеческую личность, имеют дело не столько с наукой, сколько сискусством, интуицией, проницательностью.

Существует много исследований на темуразвития зрелого человека, границы этой области определены, и нам есть о чемпоговорить.

Я не исключаю, что многие читатели найдут вэтой книге что-то обидное для себя. Некоторым людям, которые точно подойдут подописание, это не понравится, они это не примут и, вероятно, будут оскорблены,получив книгу по почте от своего бывшего товарища. Но это к лучшему. Если вывсе прочитаете и останетесь довольны, я буду считать книгу не удавшейся. Нашажизнь постоянно изменяется, а реакции на нее субъективны. Однако я должнапризнать, что была поставлена в тупик, когда столкнулась с первыми замечаниямимоих друзей и коллег. Их оценки одних и тех же биографий оказались оченьпротиворечивыми.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.