WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |

Она встретила скульптора, работающего вобласти рекламы. Правда, сейчас он находился в периоде бездействия. Он пережилуже три инкарнации. “Я хочу продолжить себя духовно”, — сказал он.

“Да, да”, — ответила Розалин.

Когда она уходила, Борден преподнес ей вкачестве прощального подарка кредитную карточку. Она выехала в первый деньНового года на “Ровере ТС2000” вместе со скульптором и своими детьми. Детисидели на заднем сидении. Им понравилось рвать простыни в номерах мотеляГоварда Джонсона, в то время как взрослые покуривали какие-то сигаретки, держаих шпилькой для волос. Говард Джонсон кормил их, так как Роза-лин оплачивалаеду и ночлег своей кредитной карточкой. Они ехали дальше, ориентируясь по картепогоды и переезжая из прохладных зон в теплые. Они следовали по маршруту 66 изЧикаго в Техас через Аризону, где стояла теплая погода, а затем направились вКалифорнию. Это была полная свобода.

Скульптор проявил интерес к графствуМарин. Розалин сказала, что она была тесно знакома с некоторыми парнями вБиг-Шур. Там “отрывались” люди искусства.

Розалин думала: “Я не представляю, чтобудет дальше. Раньше я всегда точно знала, что со мной может случиться”.

После ухода Розалин Борден порвалотношения с другой женщиной — слишком уж она за него цеплялась.

Вот еще один тип реакции на периодосознания своих тридцати: отступление. Если не сработал принцип передачизависимости от родителей к мужу и женщина не видит смысла идти вперед, толчокможет задать обратное направление, туда, где девушка находилась до того, как ееромантические иллюзии были отравлены реальностью. Она пытается снова и сновапройти период отрыва от родительских корней. Она ищет новых людей и группы, вкоторые можно влиться. Это биография женщины, которая выбрала отступление.Однако встречаются и мужчины, занимающие такую позицию.

Спустя некоторое время, поварившись вкотле общинной жизни в Биг-Шур, Розалин поняла, что если даже на Восточномпобережье произойдет ядерный взрыв, эти люди просто ничего не услышат об этом.Там не было телевидения, печатных изданий, общения в том смысле, как егопонимала Розалин. Вся жизнь состояла из трех вещей: наличия грузовика, рубкилеса и музыки. Сначала Розалин подумала, что сама виновата в том, что чувствуетсебя здесь не в своей тарелке. Она пыталась ходить на вечеринки, которыеустраивались в ближайшей коммуне, пробовала погрузиться в шумный мир, слушаяигру на бамбуковой флейте и удары барабана. Однако она увидела, что эти людииграют на музыкальных инструментах незамысловато и бездарно. Ей казалось, чтоони вообще не слышали о существовании правительств, войн, настоящих газет. “О,нет, — решила она,— эти люди простоскучны”.

Она жила благодаря своим поездкам внебольшие городки Сейфвей и Кармел. Это было возвращением в цивилизованный мир.Она никогда не покупала сразу все, что нужно, и приезжала туда каждый день,иногда даже по два раза. В магазине на роскошных полках ее ждал целый рядпериодических изданий. Она начинала погружение в этот увлекательный мир сознакомства с международными новостями и прочитывала газеты от корки до корки.Но здесь не было энергичных людей. И Розалин опять превратилась в механизм длясовершения покупок. Со старой жизнью ее связывала эта тонкая нить.

К этому времени выяснилось, что ее“прославленный” скульптор оказался “пустым местом”. Его нисколько не смущало,что они не работали, он наслаждался жизнью в Калифорнии. Больше всего Розалиногорчало, что он материально зависел от ее чеков на алименты. Он прекраснопереносил эту зависимость, а это приводило Розалин в ярость. Ее все сильнеетянуло в город. Наконец она забрала его и детей и переехала в Кармел. Здесьхотя бы было телевидение.

Я встретилась с Розалин после того, какона присоединилась к женщинам, “плывущим по течению”. Многим из них исполнилосьтридцать — тридцатьдва года, когда их непрочные брачные союзы, которые сначала были“великолепными”, распались. В аэропорту меня встретила оживленная разведеннаяженщина, оказавшаяся старшей в группе таких же “плывущих по течению” подруг. Еемашина представляла собой кучу металлолома. Подруга, врезавшаяся в ее машину,сказала:

“Классно я в тебя сегодня врезалась”.Старшая рассмеялась. Здесь существует только одно правило: ничего нельзяпринимать всерьез. Здесь на дорогах бесчисленное множество поворотов. Онизаканчиваются, когда этого меньше всего ожидаешь, и на горизонте появляетсяхолодное озеро, в котором выдры играют съедобными моллюсками, как дети спогремушками. Здесь нет обычных цветов, кроме дикой сирени и редковстречающихся красных водяных лилий. Розалин арендует маленький домик. Еслисмотреть на озеро, можно увидеть Пойнт-Лобос, окруженное обнаженными породамиместечко, в котором, по слухам, впервые приземлился НЛО. Многие из тех, ктоживет здесь, приехали неизвестно откуда и неизвестно зачем. Кармел — это образ жизни.

Большинство знакомых Розалин — люди зрелого возраста. У нихесть сбережения, и это позволяет им теперь “остановить мгновение” жизни. Люди,живущие на холмах и у холмов, делают свой выбор и остаются один на один сжизнью в домах из стекла и бетона, временно изолированные друг от друга. “Мыздесь смотрим на жизнь следующим образом, — говорит старшая: — Не принимать ничего близко ксердцу, что бы ни случилось”.

Розалин провела здесь уже два года. Онадала себе слово продержаться три года, исповедуя основное правилокалифор-нийцев: не принимать ничего близко к сердцу. Туман ее девическихиллюзий рассеялся, и она столкнулась с неискоренимым чувством пустоты.

“Думаю, я такая же, какой и была. Мне неудалось обрести никакие возвышенные поэтические чувства”.

Переселившись в Калифорнию, она каждыйдень делала одно и то же: погрузившись в себя, переключала телевизионныеканалы, читала статьи в журналах и ела сладости — и все это одновременно. Она неконцентрировала свои мысли на чем-нибудь. Ей важно было просто чем-то занятьсебя. У нее был и иной выбор: контакты с другими людьми.

Другие люди. Вероятно, в том, как онаописывает их — сосмешанным чувством уважения, — и лежит ключ к разгадке ее затруднительного положения. Сейчас онауже не стремится не походить на ничего не делающих поклонников Сиддхартхи инаслаждающихся жизнью отшельников. “Они меня разочаровали”. В тридцать два годаРозалин начала, наконец, возвращение в мир взрослых. Это происходило медленно имучительно.

Однажды она сидела после обеда на берегуидиллического озера, вся в слезах, и думала:

“Я очень сильно завишу от других людей идругих вещей, так как сама из себя ничего не представляю. У меня нет работы. Уменя есть дети. В моей жизни не было ничего, кроме материнской заботы. Воттак”.

Даже осознание своего зависимого положениябыло для нее шагом вперед. Это можно было представить как восстание Розалинпротив своих родителей. Она оставила этот конфликт неразрешенным: простоперенесла свою зависимость на идеального мужа, затем на искусственноводруженного на пьедестал любовника, затем на местечко Сейфвей, а в последнийгод — на Кармел. Онапыталась заполнить внутреннюю пустоту различными событиями.

В процессе борьбы за личную независимость,как пишет Эдит Якобсон в статье для журнала американской ассоциациипсихоаналитиков, такие люди могут умалить заслуги своих родителей и спрезрением отойти от них в юности. Но, став взрос--шми, они продолжаютподражать им, возлагая надежды на других людей или группы, чрезмерновосторгаясь ими, затем снова начинают выступать против фантомов своих родителейи ищут другой объект для восхваления и подражания. Не разрешив этот конфликт,они зацикливаются на юношеском этапе развития.

Розалин говорила: “Меня беспокоитвозвращение в мир. Я думаю, что это нужно делать медленно и постепенно. Вследующее лето я переезжаю в Лос-Анджелес. Мне не хватает уверенности в своихсилах, и я не знаю, смогу ли найти для себя работу и быть интересной. Я такжене знаю, удастся ли мне выйти из этого состояния и что-нибудь сделать. Но ядолжна попытаться”.

Иногда чувство долга является подарком.

Через несколько месяцев Розалин все жепереехала в Лос-Анджелес. Ее дети рыдали на заднем сидении: “Мама, мы хотимвернуться к папе”. Мать добродушно подшучивала над ними: “Дети, мы увидимпальмы, Голливуд и кинозвезд”.

Когда я встретилась с Розалин варендованном ею домике на Голливудских холмах, она уже совершила следующий шаг.В пишущую машинку было вставлено ее резюме. Мы говорили о ее возможной работе вкачестве корректора сценариев. Но в действительности я думала о другом. Розалиндолжна была вновь обрести индивидуальность, которая была у нее пятнадцать летназад, и освоиться с нею.

“Все здешние жители — евреи из Бруклина, как и я! Мнес ними интересно, таких людей я раньше не встречала. Это можно сравнить развечто с возвращением домой”.

Пройдя весь цикл развития, Розалинвернулась в Нью-Йорк. Она получила работу в крупном издательстве. Через год— ей уже стукнулотридцать пять —Розалин позвонила мне с острова Файр: “Я выехала сюда с детьми и человеком,которого мы все любим, и сейчас пишу книгу”.

Это была уже третья ее книга.

Вернемся в период осознания своихтридцати. Когда мы в первый раз говорили об этом периоде, казалось, что еготрудности неразрешимы. Мы встретились с супружескими парами, в которых из-занепоследовательности и отсутствия взаимопонимания накапливалось напряжение. Номы также наблюдали супружеские пары, которым удавалось найти выход из этогоположения. Проблема этого периода далеко не всегда связана с карьерой. Людирешают ее, занимаясь карьерой и не занимаясь ею. Некоторые люди решают ее,осознав свое зависимое положение, кто-то продолжает с ним мириться. В любомслучае проблему надо решать, а не закрывать на нее глаза. Роз, например,обнаружила свой путь, экспериментируя с альтернативным образом жизни, которыйоказался более удобным для нее. Если бы она оставалась механизмом длясовершения покупок, то в середине жизни пришла бы к мужу и гневно обвинила его:“Ты виноват в том, что я не раскрыла свои творческие возможности”.

Период осознания своих тридцати требуетиндивидуального подхода, но в любом случае необходимо одно — желание изменений.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ: ЯУНИКАЛЕН

Вероятно, кто-то возмутится: “А при чемтут я Я абсолютно не похож на тех людей, о которых вы тут говорите. Они простозависят от условностей нашего общества. А я уникален”.

Люди отличаются друг от друга различнымимоделями поведения в зависимости от того, какой выбор они делают вдвадцатилетнем возрасте. У нас только одна жизнь. Любой выбор означает для насограничение одной линии развития и более полное развитие другой. В зависимостиот различных моделей поведения каждый из нас по-своему разыгрывает свою роль вжизни.

Эти различия заинтриговали и сначала дажеозадачили меня. Хотя для прохождения каждого периода существует много моделейповедения, последовательность бывает только одна. Левинсон категорическиутверждал, что любой период развития должен постепенно проходить путь от А доВ. Человек не может совершить прыжок от А к С. Единственный путь к D лежитчерез решение проблем на этапе С. Альтернативы нет. Моя концепция периодаосознания своих тридцати стала более стройной, когда я использовала дляописания термины, которые Левинсон применяет для характеристики периодовразвития человека.

“Верно, что человек должен входить в мирвзрослых в возрасте двадцати двух — двадцати восьми лет до перехода к тридцатилетнему возрасту(двадцати восьми —тридцати двух), до готовности вступить в период обретения корней (тридцати двух— тридцати девятилет). Но тогда что же остается женщине, которая отстала от остальных Муж,которому вот-вот исполнится тридцать, поворачивается к жене и говорит: "Махнемв мир взрослых. Теперь я хочу, чтобы ты пустила корни".

Не сведет ли это их обоих с ума”

Левинсон заключил, что, вероятно, женщинане может гармонично сочетать две линии карьеры (в семье и вне семьи) до техпор, пока не достигнет тридцати — тридцати пяти лет. “Возможно, когда женщина начнет пониматьнеобходимость объединения, окажется, что многое уже сделано на скорую руку: онауже развелась или семье был нанесен ущерб, который вряд ли можно как-нибудьисправить”.

Я попросила Левинсона отойти от теории исвязать его понимание брака с моей идеей о периоде осознания своих тридцати. Онрассказал, что, хотя они с женой избрали другую модель поведения, результатоказался таким же. Мария Левинсон вышла замуж, будучи студенткой университета,долгое время не имела детей и вместе с мужем работала над исследованием,которое переплело их жизни. “В тридцать лет у нее было сильное желаниеизмениться и перейти от работы над своей карьерой к семье”. За последующиешесть лет Мария стала более домашней. Когда он хотел привлечь ее к совместнойработе над книгой, как это было раньше, она заинтересовалась, но ее мучилисомнения.

“Я думал, что она зациклилась на семье,— признался Левинсон.— Хотя в этомпроявляется вся сложность развития женской натуры”. Он прекратил попыткизаинтересовать ее своей работой.

Куда приведет людей выбор, сделанный вдвадцать лет Какие модели поведения потребуют от них расширения своего “я”, акакие — подавленияОдни, вероятно, будут эксплуатировать партнера, другие — страдать от своего зависимогоположения. Следует, однако, помнить важную вещь: эти модели поведения неявляются фиксированными нишами. Если вам не нравится ваша модель поведения, выможете изменить ее. Обычно люди переходят из одной колеи в другую по меренакопления опыта и изучения себя. На самом деле, некоторые из приведенныхпримеров показывают, что люди не придерживались постоянно одной моделиповедения.

Вовсе не обязательно, чтобы высочувствовали человеку, чья история жизни была приведена в книге, особенно еслиэто очень похоже на вашу модель поведения. Однако поймите, не книга рассказалаоб этих моделях поведения людям, а люди сами принесли свои истории для этойкниги. Моя же работа заключалась в описании, а не в поиске, и я не пыталасьдобиться популярности. Только собрав и сравнив все сто пятнадцатьавтобиографических историй, я разбила их по типам моделей поведения и получилакакое-то представление об этом вопросе. Поэтому эти модели поведения являютсяописательными, но не предписывающими.

В двадцать лет человек пытается доказатьсвою уникальность. Равновесие, обретенное при достижении тридцатилетнеговозраста, облегчает людям анализ своих истоков и постепенное принятие техчастей своего “я”, которые были оставлены без внимания при выборе вдвадцатилетнем возрасте.

Изучение этих не принятых ранее вовнимание частей нашего “я” начинает занимать сейчас нашу внутреннюю жизнь.

Глава15

МОДЕЛИ ПОВЕДЕНИЯМУЖЧИН

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.