WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 60 |

“Я показал тебе простую алхимию света,серебра и определенных химикатов. Но ты должна найти свой путь в фотографии. Яхотел показать тебе то, что эта профессия дала мне. Я хотел, чтобы ты,истощенная и идущая в никуда, остановилась и обрела что-то реальное... Все этовремя, в течение нескольких лет, в тебе что-то развивалось. Внутреннее давлениемогло привести тебя к алкоголизму, самоубийству или, случайно, — к искусству”.

К счастью, фотография оказалась для Миатем, что ей удавалось и что нравилось ее любовнику. Через год это занятие сталодля нее средством к существованию. Она осознала: это было то, что помогало ейудержаться от эмоционального срыва. В любой другой сфере жизни она не моглафункционировать. Она мучительно думала о детях: что с ними делать. “Есть ведьженщины, которые сохраняют идеальные брачные союзы и находят в себе силы,занимаясь домом и детьми, одновременно осваивать новую профессию, — твердила она себе; но затем,вздохнув, заметила: —Я к ним не отношусь”. В своем нынешнем состоянии она могла только причинитьдетям вред. В поисках выхода Миа приняла решение, которое многие из нас сочтутнемыслимым. Она оставила детей своему мужу.

Она попыталась объяснить детям: “Вызнаете, сколько мы с отцом ссорились. Мы не должны кричать на вас, если сердитыдруг на друга, это неправильно”. Младший сын, которому исполнилось девять лет,пожелал иметь такой же гардероб, как у старшей сестры. Она была любимицей. Еслибы он повторил ее в одежде, это, по его мнению, могло убедить их мать остатьсядома. В тот день, когда Миа уезжала из дома, они стояли и махали ей вслед.

Ее глаза горели, сердце учащенно билось— она ехала к свету,она была бродягой. В Манхэттене Миа сняла комнату и оборудовала в нейфотолабораторию. Затем она стала ходить на занятия и делать снимки. Больше онаникуда не ходила и ни с кем не общалась.

“Мне нужно было найти заказы, и выполнитьработу я должна была лучше, чем кто-либо другой. Это меня воодушевляло, но ибеспокоило тоже”.

Вы слышите протестующие голоса Это можетбыть голос двадцатипятилетнего молодого человека, который ищет свое место вмире взрослых, стремясь к карьере и подчиняя все ей.

Для Миа начались тяжелые дни, когда детиприехали в город навестить “сумасшедшую маму”. Она волновалась, простят ли детиее уход из дома. Ее наставник не появлялся до тех пор, пока она все не уладила.“Мы были в таком странном необычном состоянии, когда удивляешься: почему делаобстоят так, а не как должно быть”, — вспоминает она.

Ее снимки становились все лучше, а вототношения с любовником начали ухудшаться. Когда Миа занималась любимым делом,ее глаза загорались, в работе она обретала себя. Но в восприятии ее наставникаэто было предательством. Оригинальность ее представлений превзошли егоожидания. Он был хорош, а Миа оказалась одаренной.

“Как ты это делаешь — писал он. — Я часто спрашивал тебя, зная,что это дурацкий вопрос. Просто кажется, что ты подстроилась к окружающему тебямиру... Это похоже на анализ японской поэмы в стиле "хайку" — это не всякий сможет”.

Они уже не могли устраивать вместепикники, так как его раздражала ее способность находить замечательное в том,что ему казалось обычным. На приемах она опасалась, как бы кто-то не сталхвалить ее работу в пределах его слышимости. А когда они вернутся домой, онвыйдет из себя от ярости, напьется и ударит по глазам, которые видели то, чегоне мог увидеть он. Дело дошло до того, что они перестали вместе гулять поулице.

Рано или поздно любой ученик долженосвободиться от абсолютной власти своего наставника, и тогда он (она) станетвладельцем своей личности. Левинсон говорит о том, что для мужчины после сорокалет фигура наставника уже не может быть столь значимой. Деловые женщины,переросшие своих наставников, вероятно, смогут добиться положения в руководствекомпании. Те же, кто остается по влиянием наставника, не обретают уверенность всобственных силах, не смогут сделать карьеру и, вероятно, превратятся в обузудля своих руководителей, которые в конце концов откажутся от них.

Сдерживать свой рост, подчиняясьнаставнику, было мучением для Миа, ведь она уже подошла к тому этапу развитияличности в середине жизни, когда должна была стать независимой от него. Она немогла сразу разорвать отношения с этим человеком, так как еще не осмеливаласьбороться со своим “внутренним диктатором”. Только когда ей исполнилось сороклет, она смогла сказать “нет” своему “наставнику-отцу”.

Однажды вечером она ударила кулаком пообеденному столу и прокричала: “Ты что думаешь, что ты бог”

“Да”, — ответил он. “Нет, ты не бог”,— просто сказала онаи разрушила его магическую власть.

Сегодня другие женщины восхищаются тем,что сделала Миа: ее страстью, энергией, гордостью, сильной решительностью иправдой. Однако было бы ошибкой оставлять вас в надежде, что Миа нашла гармониюмежду любовью и работой.

Она обрела свою индивидуальность, пройдячерез мучения, и это беспокоит мужчин. Даже таких людей, каким был профессор.Когда они встретились на творческом семинаре, Миа надеялась, что рядом с нейоказался мужчина, который будет свободно наслаждаться ее талантом. Сначала еедуховная сила привлекла его, однако затем он начал ее бояться и даже проявлятьнеприязнь. Сегодня он пытается подорвать уверенность Миа в своих силах, которуюона обрела в процессе усердной работы. Чтобы снова обрести равновесие, онвозвращается обратно к своим милым глупым девушкам-студенткам. “Они замирают,как только он входит в аудиторию”.

Недавно я встретилась с Миа за обедом. Онавыглядела усталой, но довольной. Недавно вышла роскошная монография,посвященная ее работе, а ее видение искусства фотографии нашло общественноепризнание. Наступил ее триумф. Сейчас Миа занята подготовкой своей первойвыставки.

Но на ее горизонте начали сгущаться тучи.В городе появился профессор. Умышленно проигнорировав события в жизни Миа, онпозвонил ей и предложил принять участие в поездке. Она обиделась и разозлиласьна него. Почему он вел себя таким образом

“Он слишком много пьет, курит. Он мчитсяна машине по Лос-Анджелесу с желанием смерти в глазах”. Миа видела, что ондошел до пика своего саморазрушения, переживая кризис при переходе серединыжизни. “Я смотрю на него через его работы. Он настоящий художник и в творчествевыражает свое отношение к жизни. Его последние работы жестоки и непристойны.Они бесчеловечны. А когда я говорю ему об этом, он паникует”.

Знаменитый профессор, как и преподобный,как и отец Миа, относятся к тому типу людей, которых общественный успехотрывает от земных человеческих чувств. Подчиненные такого человека постоянноговорят ему о том, что он бог. Они не требуют от него проявления эмоций. Они непричиняют ему боли и не вызывают у него чувства смущения. Очевидно, каждый, ктооказывается рядом, становится его подчиненным. Как только его начинаетохватывать чувство депрессии, он возвращается к работе, а люди превозносят его,доя них он —корпоративный “гигант”, “Великий Могол” в кино, творческий “гений”. Чувстводепрессии уходит, и он действительно начинает ощущать себя божеством, котороеможет иметь все, что пожелает. И все реже возникает у него желание возвращатьсядомой к жене, которая относится к нему как к обычному человеку.

Профессор женится. Ему сорок три года. Вэтот период каждый человек сталкивается с трудными вопросами, которые долженрешить, чтобы обрести уверенность в себе. Получив сомнительный статус божества,он никак не может успокоиться из-за того, что Миа обрела независимость. Онзвонит ей в пять утра как бы для того, чтобы поставить на место своегоподчиненного.

“Это я”.

“Я знаю, что дальше”

Она пытается сохранить спокойствие, но ееохватывает чувство страха. Инстинкт говорит ей: в том, что профессор привлек еекак художник и сексуальный партнер, скрывается опасность, связанная с ееслабостями.

“Для меня быть с ним равносильносамоубийству. Я не хочу, чтобы это случилось”.

Хотя Миа до сих пор не нашла идеальногопартнера (который был бы равен ей по уровню развития личности и не сдерживал быее дальнейший рост), она все же обрела себя. Сейчас она привыкла доверятьинстинктам, сохраняя свое “я”.

“Мне пришлось потратить много времени ипсихической энергии, прежде чем я достигла профессионального успеха и душевногоравновесия. Я никому не позволю подорвать это состояние. Жизнь так коротка.Какое-то время я буду одна — что ж, в жизни есть вещи и похуже”.

Такая перспектива обретения уверенности всебе может показаться немыслимой двадцатипятилетнему молодому человеку, которыйверит, что жизнь будет продолжаться всегда, и самое плохое в ней — не быть любимым. Но с годамивзгляды меняются.

Жизнь коротка. Время течет быстро. Каждыйиз нас путешествует в одиночку. Никто, кроме нас самих, не сможет уберечь нас.Кроме того, есть часть нашей личности, которую мы не можем изменить илиигнорировать, даже если ценой за это будут разделение и потеря. Мы же должнынайти единство в нас самих.

ЧАСТЬЧЕТВЕРТАЯ:
ПЕРЕХОД КТРИДЦАТИЛЕТНЕМУ ВОЗРАСТУ

Глава13

ОСОЗHАТЬ СВОИТРИДЦАТЬ

“Какой я хочу видеть свою жизнь, что ясейчас делаю и что должен делать”

Достигнув тридцатилетнего возраста, мыначинаем испытывать какое-то беспокойное оживление. Почти каждый из нас хочетвнести некоторые изменения в свою жизнь. Если мужчина послушно выполнял долг,занимая одну из ступеней в корпорации, он начинает чувствовать, что вырос изэтой должности. Если мужчина долгое время учился, например медицине, то в этотпериод жизни он будет озадачен: жизнь состоит из сплошной работы, а играм здесьместа нет. Женщина, сидящая дома с детьми, в этот период стремится расширитьсвои горизонты. Если она стремилась к достижению карьеры, то сейчас чувствуетсильную потребность в эмоциональных привязанностях. Импульс расширения частоприводит нас к действию до того, как мы осознаем, что упускаем при этом.

Ограничения, которые мы ощущаем приприближении к тридцати годам, — это отголоски выбора в двадцатилетнем возрасте, хотя выбор,который мы сделали, был необходим на том этапе развития. Но теперь мы чувствуемсебя по-другому. Мы осознаем сейчас, что какой-то аспект жизни не принимали доэтого во внимание. Это внезапное чувство нехватки становится все настойчивее.Очень часто это начинается как негромкая барабанная дробь — неясное, но настойчивое желаниедостичь чего-то большего.

Неясность и настойчивость, этибезошибочные признаки того, что мужчина вошел в переход к тридцатилетнемувозрасту, мы находим в краткой истории Георга Блехера “Смерть русской новеллы”.

"Иногда я сажусь и говорю себе: „Послушай,тебе сейчас тридцать лет. В лучшем случае ты проживешь еще пятьдесят. Но что тыделаешь Ты с усилием тащишься по жизни. Ты все время чего-то хочешь. Но тыникогда не удовлетворишься тем, что имеешь, и всегда будешь восхищаться тем,чего у тебя нет. Жуй свою котлету, друг. Ешь ее с удовольствием и радостью.Люби свою жену. Рожай детей. Люби своих друзей и имей смелость сказать темлюдям, которые тебя унижают, что они дьяволы и что ты хотел бы расстаться сними. Будь храбр, друг, и имей хороший аппетит!"”

В течение промежуточного периода отдвадцати восьми до тридцати двух лет должен быть сделан новый выбор и должныизмениться или углубиться внутренние ориентиры. В работе появляются большиеизменения, беспорядок и обычный кризис, который сопровождается противоречивымчувством: вам кажется, что вы твердо стоите на ногах, и в то же время вы хотитевырваться из всего этого. Переходный период сменяется более стабильным иустоявшимся периодом обретения корней и расширения.

Обычно в этом возрасте появляетсяощущение, что жизнь, которую вы налаживали с двадцати лет, разваливается. Этоозначает, что нужно найти другую дорогу, ведущую к новым представлениям.Возможен развод или, по крайней мере, серьезный анализ брачного союза. Люди,которые наслаждались одиночеством и отсутствием детей, внезапно ощущают желаниевступить в традиционный брачный союз, завести детей и сидеть с ними дома.

Через несколько лет мы оглядываемся назади удивляемся, почему все эти изменения сопровождаются сомнениями и чувствомрастерянности. Сейчас все кажется таким очевидным. Так происходит потому, чтопереход затрагивает самые глубины нашей личности. Наши внутренние чувствастремятся вырваться наружу. В тридцать лет мы начинаем расставаться с“внутренним сторожем”. Благодаря одной стороне нашего внутреннего “я” сейчас мыстали несколько больше уверены в себе. Другая сторона нашего “я” начала терятькачества, характеризующие ее как диктатора и как соблазнительного сторожа.

Так начинается смелая, хотя частонеуклюжая, борьба с заложенными в нас положительными и отрицательнымикачествами. Мы должны выбрать и сохранить в себе качества, заложенные в нас сдетства, прибавить к ним качества и.способности, которые отличают нас какиндивидуума, и вставить весь этот комплект обратно в более широкую форму.Расширение и открытие внутренних границ дает возможность начать объединение техаспектов нашего внутреннего “я”, которые до сих пор были скрыты.

На основании многих интервью, исследованийи статистических результатов можно предположить, что процесс открытиявнутренних границ личности начинается после двадцати пяти лет, а кульминация,повторная стабилизация и окончание процесса приходятся на возраст сорока— сорока пяти лет.Когда Эльза Френкель-Брунсвик впервые определила границу этого этапа, онаохарактеризовала его как наиболее плодотворное время для профессиональной итворческой деятельности. В начале этого периода (при приближении ктридцатилетнему возрасту) многое должно произойти, так как его начало совпадаетс осознанием окончательного призвания в жизни. Хотя к этому времени многиеличные отношения уже сложились, они, по мнению Френкель-Брунсвик, носятвременный характер. При переходе к тридцатилетнему возрасту большинство людейотбирает наиболее значимые личные связи и продолжает создавать свой дом.

Но это происходит лишь после переоценкисобственной личности.

Практически каждый человек, состоящий вбраке, проверяет свои внутренние ориентиры. В некоторых случаях вопрос сводитсяк следующему: желает ли он сохранить семейный союз По крайней мере, иногдабрачный договор требует пересмотра в свете новых фактов, которые мы узнали осебе или о которых мы не хотели бы знать, так как с большим трудом расстаемся снашими иллюзиями.

Тем не менее, переход к тридцатилетнемувозрасту стимулирует незаметный психологический сдвиг на всех фронтах. “Я”просто начинает забирать больше ценностей, чем “другие”. Сильное стремлениерасширения начинает пересиливать потребность в безопасности. Энергия начинаетприходить изнутри. А что изменилось в чувстве времени

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.