WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 60 |

“Что нового” — спросила я.

“О, все сразу. На этой неделе книга с моимифотографиями представляется прессе. В следующем месяце я устраиваю выставкусвоих работ, а модный фотожурнал посвятит половину своего издания моим работам.Это как в сказке”.

Миа пронеслась мимо меня, а я вспомнила отой истории, которая произошла несколько лет назад. Ей было тридцать пять лет,она делала одну попытку за другой, пытаясь избежать крушения собственнойличности. После перехода к середине жизни она рискнула отбросить все, что, какее учили, гарантирует ей безопасность и богатство. Она ушла от мужа, которогодругие обожали, и выдержала годы отчуждения от детей. Недавно, как сказала Миа,она даже освободилась от своего наставника, который первый вложил ей в рукифотоаппарат. Обнаружив, что она более талантлива, он стал ругать ее.

“У меня есть любовник, который живет вдругом конце страны, — говорила она. — Мы встретились на творческом семинаре. Он очень известный человекв нашей профессии и уважает мою работу. Я уже не претендую на что-то, не боюсьбыть лучше или хуже. Он не отвлекает меня. Я не давлю на него. А когда мывместе, то это похоже — ух! —на плавание нагишом в первый раз. Я снова нравлюсь своим детям. И меня неволнует, что моя грудь обвисла. Мне сорок один год, и я летаю. Иногда язамечаю, что смеюсь на улице!”

Причина для беспокойства была у нее втридцать лет, но она сама обеспечила себе безопасность. Как и многие еесверстницы, Миа запуталась в своей жизни и остановилась в развитии. Она немогла прорваться и развиваться в прогрессивном направлении, так как сначала ейнужно было сделать много подготовительных шагов. Последовал продолжительныйнервный срыв.

Ей не было смысла торчать этим летом вПуэрто-Рико с тремя детьми на руках в двухкомнатных апартаментах недалеко отпляжа, куда выходили сточные трубы Сан-Хуана. Ее муж находился в несколькихчасах езды от города в лесном лагере. Это было похоже на него: добровольнонаходиться там, где он мог принести наибольшую пользу общине, — он был активистом-проповедником.Один раз в неделю преподобный отец навещал семью. Миа видела его только заобедом, остаток времени он проводил на пляже и в воде, совершенствуя свое тело.

Августовская жара была невыносимой. Наковре размножались тараканы. Всю неделю она кричала на детей. А когда повоскресеньям приезжал муж, готова была швырять предметы в зеркало. Он проводилдома ночь. Однажды, когда он приехал, она не выдержала: “Если я еще разнаклонюсь к ребенку, то просто переломлюсь, — заплакала она. — Закинь его на крышу”. Ответа непоследовало. “Ты не хочешь поговорить со мной. Пожалуйста, поговори со мной. Ябоюсь. Я вот-вот сломаюсь”.

Ее просьбы не тронули преподобного отца.Только сейчас она поняла, что он был из тех людей, которые могут испытыватьсострадание и жалость лишь к посторонним. Большинство студентов колледжа,которые были у него на лекциях, восхищались его философским умом, он знал ответна все вопросы. Он мог успокоить родителей, чьи дети пытались совершитьсамоубийство, вдохновить молодежь на высокие дела, утешить умирающих. Нопреподобный отец не испытывал никакой жалости к своим самым близким людям. Онне видел и не слышал, что происходит в семье. Его эмоции были скрыты подстальной броней.

Такие люди часто уходят в духовенство,политику, психиатрию или выбирают любой другой род занятий, который позволит имбесстрастно помогать другим с позиции гуру и одновременно защитить себя отопасности проявления взаимопонимания к самым близким людям.

Если бы Миа прислушались к своиминстинктам, она никогда не вышла бы замуж за преподобного. Но в двадцать двагода нас привлекают не столько открытость и взаимопонимание, сколько власть.Властный голос был у ее отца, человека, который мог сделать то, чего не моглаона. Отец Миа был известным музыкантом, он объездил столицы государств всегомира и оказывал влияние на всех, кто шел за ним. Его внутреннее “я” пожираловсе. Ему было легко угодить: нужно было только сказать “да”.

Да, она хотела быть на сцене. В пять летона стала обучаться танцам, а с одиннадцати уже занималась и помимо школы.Девочка хотела знать, что о ней говорили в школе. Она была одинока. Пройдя всепроблемы полового созревания в одиночку, Миа долго догоняла сверстников.

Физиология не позволила девушке статьбалериной, как этого хотел отец. Ее грудь набухла, бедра налились и ягодицыстали округлыми. Она вышла из периода полового созревания. Ее формы были хорошидля занятий любовью, но не для сцены. В судьбу Миа были внесены коррективы. Онастанет актрисой.

“Я также хотела угодить матери,— говорит она в сорокодин год, — но понялаэто только теперь. Мать говорила мне:

"Перестань кусать ногти. Никто не возьметтебя замуж. Перестань читать книги, никто не возьмет тебя замуж"”.

В двадцать два года Миа воплотила своюмечту в жизнь и стала актрисой в театре на Бродвее. Однако актерская жизнь ейскоро надоела. В этот момент преподобный, с его Прустом и Достоевским, с егорассказами о муках на войне и бедности, с его друзьями-профессорами, вошел в еежизнь. Но не только новизна ощущений пленила ее.

Однажды она услышала, как молодой человекговорил с ее отцом. Вместо того чтобы беспрекословно соглашаться с ним во всем,как это делали многие другие, он спокойно и аргументирование изложил своемнение. Миа была очарована.

“Тогда я сказала себе: "Уважаемый,приятный, солидный, официально признанный человек, сильная личность— он спасет меня, онобеспечит мою безопасность. Он сделает, что я скажу, не то что мой отец".Правда, у меня было какое-то предчувствие, что наш брачный союз невозможен. Яне хотела его, но думала, что должна”.

В двадцать лет Миа пыталась подменить своевнутреннее “я”. Временная мечта для нее существовала только в голове ее отца,это показало замужество Миа. Она уговорила мужа завести ребенка. “Я была вотчаянии и хотела иметь детей, чтобы удостовериться в реальности своегосуществования”. Когда детей стало уже трое, она испугалась такой тяжелой ноши.Ей не хватало общения с другими людьми. Пытаясь расширить круг общения, Миапредложила мужу проводить его занятия дома. Это внесло некоторое оживление в еежизнь. Дом наполнился студентами, было интересно. Но потом все расходились подомам, и Миа снова оставалась одна с детьми и проблемами.

Иногда она мягко начинала: “Мы должны коео чем поговорить”.

В его глазах появлялась паника. Затем,словно получив инъекцию морфия, он внезапно засыпал мертвым сном.

“Разве мы не можем поспорить об этом”— умоляла она.

“Ты такая большая, и это сводит тебя сума”, — отговаривалсяон. Преподобного мог тронуть расизм, Вьетнам, положение женщины в Пакистане.Однако абсолютно не волновало, что рядом медленно увядает женщина, с которой онночью спит бок о бок. Но если дать ей возможность высказать наболевшее, томожет получиться так, что его внутренние чувства откроются. А этого он не хотелсебе позволить.

“Через семь лет меня стало тянуть к другимлюдям, — вспоминаетМиа. — Я была какопустошенный сосуд. Я ничего не могла ему дать. Я поддерживала полтора десяткаего учениц, но для меня они все были женщинами, которые отнимали у моего мужавремя, энергию, страсть, волю. Мне ничего не оставалось”.

Давайте рассмотрим, что такое расширение.Это универсальное стремление реализовать свой внутренний потенциал, котороеприсуще человеку при переходе к тридцатилетнему возрасту. Эта внутренняяпотребность должна быть преобразована в активную деятельность, но возможен иуспокоительный регрессивный шаг к более раннему этапу развития. На одном изпутей конфронтация с “внутренним сторожем” может быть отодвинута на какой-тосрок. Миа попробовала все пути и способы.

Не дожидаясь в Пуэрто-Рико, пока вселопнет, Миа быстро собрала вещи и вернулась домой. Она объяснила свой отъезднеобходимостью делать записи для слепых и готовить речи для выступления передКорпусом мира. С детьми она вела себя очень деспотично. “Я должна быть чем-тозанята — это важнеевсего.

Когда он вернется в ноябре, то увидит, чтоя сделала последнюю попытку не разрушить то, что есть, и мы начнем все заново”.

Мнение о том, что наши личности могут бытьизменены по команде, относится к двадцатилетнему возрасту. Миа была уже слишкомвзрослой, чтобы верить в такие иллюзии. Накануне Нового года она пережилакороткую вялую любовную связь с одним из товарищей преподобного мужа. Егостатус был таким же, как ее. Они любили одного и того же мужчину и с обидойдовольствовались кусочками его личной жизни, в то время как преподобныйнабирался профессионализма. Они тайно встречались в автомобиле, представляя,что это их романтическое увлечение. В жизни Миа не было секса, а ее телотребовало любви для получения наслаждения.

Порой она думала, что лучше бы ей былостать плохой плоскогрудой танцовщицей.

За день до пасхи, в конце поста, когда вдоме все смолкло, преподобный священник позвал ее в спальню наверх. Так онговорил с ней впервые.

“Я понял, что жизнь устраивает тебя лишьтогда, когда в ней присутствует секс, — сказал он. — Я знаю обо всем, однако не хочу,чтобы ты чувствовала себя виноватой. У меня тоже была любовная связь вПуэрто-Рико”.

Он не просил у жены оправдания. Она такжене чувствовала себя виноватой.

“Я не могла уйти от него из-за детей,— объясняет Миа.— Они были слишкоммалы. Однако я чувствовала, что это просто дело времени”.

На протяжении этого перехода поведение Миапревратилось из регрессивного в самодеградирующее. Она ходила по магазинам,разглядывая витрины. Каждый день эту женщину с отличной фигурой можно былоувидеть гуляющей в городе. Ее лицо ничего не выражало. Она рассматривалавитрины магазинов, словно девочка-подросток, которая поставила себе цель найтиподходящие туфли. Тележку она привычно тащила за собой. Она забывала, что детиждут ее в школе. По вечерам, одурманив себя изрядным количеством спиртного, онаготова была лечь в постель с любым студентом факультета. Такие неожиданныевстречи проходили одинаково: быстро, сухо, анонимно. Если бы она хотела узнатьфамилию последнего мужчины, с которым ложилась в постель, ей достаточно было бызаглянуть в адресную книгу факультета.

“Я умирала. Но в тридцать один год явнезапно влюбилась. Влюбилась по уши. И поняла, что я упустила. Ситуация быласовершенно нереальной. Мальчику оказалось девятнадцать лет. Но он понимал меня,как никто другой, включая и мою мать. Он видел мои слабости. Он умел обращатьсяс моим чувством вины. Пока муж наверху писал очередную проповедь, я по семьчасов подряд пила со студентом чай и беседовала на кухне. Внезапно я прозрела исмогла понять свое состояние. Мои отношения с детьми наладились, потому что яполучала энергию от другого человека. Три года я вела двойную жизнь”.

Это было возвращением к юношеской любви,которая большей частью состоит из разговоров и которую она не испытала вмолодости. В этом исследовательском, нарцистическом союзе один на один, несвязанном брачными обязательствами, Миа смогла начать идентификацию своейличности через обратную связь с другим.

Тридцать пять лет стали для нееводоразделом. В ее жизнь вошло абсолютно новое чувство — желание самовыражения.Артистическое средство. Избрать независимый путь к достижениям, мастерству, кобретению уверенности в своих силах и к признанию других людей. Привыкшаяреализовывать себя в мужчинах и детях, она говорит о новом предмете любви темиже словами, которыми описывала бы любовника:

“Я соблазнилась фотографией”.

Для таких ассоциаций были причины. Мужчинавложил камеру ей в руки и показал, как ею нужно пользоваться, он стал еенаставником и также любовником.

Результаты всех исследованийсвидетельствуют о том, что наличие такой фигуры (или ее отсутствие) оказываетогромное влияние на развитие личности. Для мужчины в двадцатилетнем возрасте— это наставник,который смотрит на него как на молодого взрослого человека, а не как на юношуили сына, поддерживает его мечты и помогает ему их осуществить. Он не являетсяродителем, а служит средством для карьеры, моделью. Он также принимает критикуот молодого человека, помогая ему преодолеть полярность отношенийотец—сын. Левинсонсчитал, что отсутствие наставников является серьезным препятствием для развитияличности. Для развития личности женщин имеется и другое препятствие, оно, какправило, не относится к мужчинам. Для мужчин наставник и любимый человек(другая ключевая фигура) — обычно два разных лица.

У женщин наставников значительно меньше.Действительно, когда я спрашивала женщин о наставниках, большинство из нихвообще не понимало, о чем я говорю. И если мужчина проявляет интерес круководству молодой женщиной и готов предложить ей совет, то за этим, какправило, скрывается сексуальный интерес. На этом основаны различные союзы:продюсер и кинозвезда, профессор и студентка университета, доктор и медсестра,режиссер и актриса и т. д. Поразительно в этом то, что отношения междунаставником и ученицей завязаны на сексуальной основе. Наставник частоопасается: что случится, если она обретет уверенность в себе и пойдет дальшебез него Он может держать палец на пульте управления, критикуя ее работу илиотказывая ей в эмоциональной поддержке. Женщина может переживать трудное время,находясь в поисках равновесия, так как ее профессиональные, эмоциональные исексуальные чувства подпитываются от одного и того же человека. И, вероятно,этот человек будет играть роль отца, помогающего ей развиваться.

С другой стороны, женщина, котораястремится сделать карьеру и у которой не было наставника, ощущает нехваткучувства поклонения и эмоциональной зависимости, даже если она и не знает, какэто назвать. Почти 80% профессий, связанных с принятием решений и оценкой,осваиваются только с помощью системы наставничества.

Изучая биографии разных женщин, я поняла,что почти все из них, кто добился признания в карьере, были в той или инойстепени воспитаны наставниками.

К такому же выводу пришла и МаргаретХенниг в своей докторской диссертации в Гарвардском университете (1970), изучаядвадцать пять высокообразованных женщин-руководителей. Все они в начале карьерыподчинялись начальнику-мужчине. Находясь под защитой наставника, они направлялисвою энергию на дальнейший профессиональный рост. Наставник помогал этимженщинам поверить в свои способности и выступал в роли буфера между ними идругими членами компании, которые боялись способных женщин.

Промежуточный роман Миа с наставником изанятия фотографией привели к кризису развития личности, который продолжался унее в течение следующих пяти лет, пока длился переход к середине жизни. Всеначалось с веселого обсуждения вопроса. Вот как описал это ее наставник.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.