WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 60 |

“Это была моя маленькая месть, когда оноставил меня, —начала она, сняв пальто. — Я переделала свою норку”. Это симпатичная женщина с великолепнойфигурой и веселым, несколько морщинистым и красным от косметики лицом. Онаговорит, как в наркотическом опьянении, описывая одну из самых ярких выходокмужа. Затем ее глаза широко открываются и загораются, как прожекторы. Онаобладает чувством юмора и оживляется, рассказывая о прошлом.

Я спросила, как сейчас обстоят ее дела. Онане стала рассказывать, как жила эти четыре года после ухода мужа, но описалапоследний ужасный год их совместной жизни. Тогда время для нее остановилось.Она застряла в том времени и все еще продолжает ставить себе препятствия напути к развитию индивидуальности. Многие из них вполне реальны: четверо детей иапатия, наступившая после того, как она была оставлена мужем. Однако то, какона рассматривает эти явления, мешает ей сделать поворот от ее нынешней роли ккакой-нибудь другой и убежать из “тюрьмы”, в которую, как она думает,превратилась через двадцать лет ее глупая мечта о жизни в пригороде. “Нашбрачный союз действовал всего один час в неделю, когда мы обсуждалихозяйственные дела”.

Все было не так, как должно было быть. Онавспомнила свой скучный маленький промышленный город, где работала в телефоннойкомпании, и увлечение “высоким, стройным и красивым” смутьяном, которыйсобирался поступить в университет. “Я сделала все, чтобы он обратил на менявнимание. Я мечтала переехать в Нью-Йорк и сделать карьеру. Это казалосьневозможным. Мой отец работал на заводе. Мы были бедны”.

Когда ей шел восемнадцатый год, наавтобусной остановке она встретила его. Когда они достигли двадцатилетнеговозраста с его стандартными иллюзиями, у них уже выработался типичный стереотипповедения: он делал деньги, а она заботилась о нем, оставив свою мечту статьделовой женщиной.

“Он поразил меня своими амбициями, это былчеловек, который добивался всего, а я только могла быть ему поддержкой. Я быларедактором в университетской газете и всегда хотела заниматься журналистикой.Одно время мне даже стало казаться, что все получится. Он мечтал быть похожимна Эдварда Марроу и также стать миллионером в сорок лет. До свадьбы у нас с нимбыли романтические отношения. Но как только я стала хозяйкой в его доме, онначал видеть во мне мать. А его мать во всем ему противоречила”.

Она была абсолютно права в этом. Я ужеслышала это из уст самого комментатора, который только недавно увидел каменьпреткновения в их отношениях.

“Террор начинается с матери, — сказал он. — Я боюсь, когда на меня давят.Мать любит вас, но она и давит на вас. Она не дает вам упасть и ушибиться. Явижу женщину в образе матери. Она всегда интересуется, где и с кем вы были,почему сделали то-то и то-то. В вас закрадывается страх почувствовать себяплохим мальчиком. Вы боитесь, что ваша женщина заставит вас чувствовать то жесамое, как будто вам не удалось сделать ее полностью счастливой”.

Мысленно приписав жене черты матери,мужчина таким образом создал удобного козла отпущения, которого мог обвинить вовсех своих страхах и ограничениях. Отговорка типа “она не позволила мне”(появившаяся, когда мать объясняла ему. почему он не может статьпрофессиональным игроком в бейсбол) была автоматически перенесена на жену. Онане мешала ему стать телезвездой. Она никогда не интересовалась егодеятельностью. Когда же она попыталась это сделать, то была тут же остановлена.

“Куда это ты собралась” — спросил он, увидев ее в своеймашине.

“Я думала, что поеду сегодня с тобой ипосмотрю, как ты играешь в гольф”.

“Но там не будет никого из жен”.

“А я бы хотела пойти”.

“А ты не хочешь сидеть у меня на коленяхперед каждой передачей”

Как и многие из нас, этот мужчина сталпросто мастером по использованию любых отговорок, чтобы не подпускать ее ксебе. Он все время твердил жене, что был “плохим мальчиком”, и это позволялоему легко удерживать ее на дистанции, как мать.

“Я ущипнул эту девушку в библиотеке”,— начинал он.

“О чем ты говоришь”

“О, ты знаешь, все парни делают это. Этомелочь”.

“Если это мелочь, то почему ты тратишь наэто так много времени” Ее злость, ослабленная чувством зависимости, легкопроходила. А его признание помогало ему снова почувствовать себя “хорошиммальчиком”.

Но он не мог проявлять нежность поотношению к жене. “Я не осознавал, что просто уклонялся и увертывался,— рассказывал он мне.— Глубоко в душе ячувствую любовь и нежность, однако мужчины почти никогда не проявляют этичувства по отношению к своим женам из опасения, что те их подавят”. Этого рискалегко можно избежать, проявив чувство взаимопонимания вне ближайшего круга,например, с чужой женой где-нибудь в номере отеля.

Его жена вспоминает: “Казалось, что онговорит: "Вот тебе моя совесть. Тебе решать, заботиться о ней или нет, пока ябуду бездельничать"”.

Между мужем и женой строится целая цепьтаких секретных посылок: “Моя жена очень общительна. Пусть она заботится онашей светской жизни” или: “Я творческая личность. Слава Богу, что я женат наорганайзере”. В большинстве случаев человек передает другому то, чем ему или ейне хочется заниматься, и это может быть прекрасно. Процесс становитсядеструктивным, если один партнер передает другому необходимые функции своего“я”. Взяв на себя ответственность за свою совесть, комментатор должен был быотказаться от флирта, с помощью которого дистанцировался от интимныхвзаимоотношений. Предоставив жене останавливать (или не останавливать) его, онмог продолжать оставаться проказником-мальчишкой, доставляя себе удовольствие.При этом он, естественно, не рассказывал жене, что стал встречаться с другимиженщинами.

Для сохранения дистанции со своей госпожойон использовал другой механизм. Он стал придираться к мелочам: “Я началухаживать за милой австралийской девушкой, прекрасным человеческим существом,— объяснял он.— Икры ее ног быличуть-чуть тяжеловаты. Целый год меня это не раздражало, однако потом ее икрыстали казаться мне все толще и толще. Через некоторое время я видел уже толькоих. У другой женщины раздражающим фактором могла стать прическа или манераодеваться. Полгода или даже год я болтался по миру как недоносок, пока непонял, что это не для меня. Я превратился в безжизненного, сухого, холодногочеловека. Подсознательно я наделял женщину качествами своей матери или сестры,и это затем отталкивало меня. Все, что она ни делала, было плохо. Я простоискал причину, чтобы уйти от нее”.

Дома, конечно, его жена всегда всесмягчала. Он вечно искал, к чему придраться. Ее юбки были слишком короткими, агруди — слишкомбольшими. Она была недостаточно соблазнительна дома. Или очень энергичновыражала восторг в момент оргазма, что снижало его потенцию. Он отказывался отконтрацептивов из-за ее “спонтанности”. Затем он грозил уйти от нее, если онане позаботится о последствиях. Так продолжалось до ее второго аборта в возрастетридцати двух лет.

“Думаю, я тогда уже знала, что все начинаетразваливаться”, —говорит эта женщина сегодня. Она оставалась в переходе к тридцатилетнемувозрасту и думала, что муж обеспечивает eй безопасность. Желая расширить кругсвоих возможностей, она научилась водить машину и устроилась работать в банк.Поняв, что может добиться успеха в учебе и легко заводит друзей, она обрелауверенность в себе. Так они продвигались по жизни.

“Почувствовав себя комфортно, я началаверить, что жизнь принесет мне удовлетворение”, — говорит она.

В тридцать лет, когда хочется осесть изаняться хозяйством. она настояла на том, чтобы он приобрел домик в пригороде,который закрепил бы ее чувство безопасности.

“Работа все больше и больше отрывала его отдома, поэтому мы с ним сталкивались нечасто. Наши отношения успокоились.Немножко повзрослев, я осознала преимущество стабильного финансового положения.Я играла в теннис на закрытом корте и завтракала с друзьями, расплачиваясь зазавтрак. Пропасть между мной и мужем увеличилась, когда он приблизился ксорокалетнему возрасту. После двух лет страшных унижений я почувствовала, чтонаступает кризис. Он даже не брал меня за руку. Я говорила: "Боже мой, нашамолодость проходит. Разве мы не можем поговорить Разве мы не можемприкоснуться друг к другу Что случилось Ты что, убил кого-нибудь"”

В сорок три года он признался, что причинойего отчуждения была любовная связь на стороне. Жена со слезами набросилась нанего, исцарапала. На следующий день он ушел. Четверо детей тесно прижались кматери, как охрана. Уходя, он прокричал; “Я не могу вас выносить, дети. Вы— мусорная куча. Яухожу от вас!”

Есть и другие пути вскрытия нарыва всупружеских отношениях, но поскольку взрослые учатся решать различные проблемыв основном так, как это делается в кино и телепередачах, то внешне спокойныйуход из семьи кажется естественным. Однако в кино не показывают, что случаетсяпосле такого ухода. В реальной жизни уход одного из партнеров вызывает чувствобеспокойства и деградацию личности другого.

Каждый день он звонил ей и просилразрешения вернуться назад: “Я болен. Я разрываюсь на совещаниях. У менястрашное расстройство желудка”.

Она поставила условие, которое он долженвыполнить, чтобы вернуться в семью. Она потребовала, чтобы он посетилпсихиатра. И стала ждать его прихода. Она придавала очень большое значение этойвстрече. Думала, что он придет и начнет просить прощения, хвалить ее, покрайней мере, проявит уважение.

“Где почта Что у нас есть поесть”— были его первыеслова.

Все случилось так, словно он никогда неуходил и кризиса в их отношениях не было. Больше того. За две неделиодиночества она сделала поразительное открытие: муж вовсе не обеспечивал еебезопасности. Ничего не случилось с ней после его ухода. Разве что несколькоглубже стало чувство эмоциональной опустошенности, но ведь оно было всегда.

“Он продолжал жить своей собственнойжизнью. Мне же приходилось сидеть дома и воспитывать детей. Ничего неизменилось. Когда я поняла, как это ужасно, я заплакала. Но переживания помоглимне понять, какой жизнью мы живем. Я это реально почувствовала”.

В этом году он уходил из семьи пять раз.

Чувство комфортности пришло к ней не отрасширения ее свободы (она прошла курсы агентов недвижимости, а затем ничего неделала), а от отчуждения своих переживаний. “Каждый раз после его очередногоухода мне становилось лучше в моей тюрьме”.

Они посетили консультанта по семейнымотношениям. Однако ее мужу нужен был не этот специалист, а “адвокат”. Емухотелось, чтобы “адвокат” представил его как жертву, а ее — как злодея. Все свои выступленияон начинал с вопроса, обращенного к ней: “Почему ты не разрешила мне...” Всебыло бесполезно. Наконец он предложил жене провести так называемую “терапию”, иона ухватилась за это предложение, как за спасительную соломинку.

В ходе беседы специалист по семейнойтерапии сказал:

“Меня не перестает удивлять, как великотерпение некоторых женщин”.

Обновив мебель и покрасив жалюзи в своей“тюрьме”, она решила впервые устроить прием. Это он привык искать развлечения иконтакты только в своей общественной жизни. Он никогда не хотел иметь такихдрузей, которых принимают дома. Взрыв открытого неповиновения свидетельствовало возросшем самосознании женщины: “Я стала чувствовать себя увереннее ипрекратила быть пассивным, слабовольным человеком, каким была все эти годы. Моймуж уже не знал, что со мной делать”. К черту разрешение! Она организовалавеликолепный “стол”, пригласила полсотни гостей и с головой окунулась впразднование своего дня рождения. Ей исполнился сорок один год. Муж тожеприсутствовал, подчинившись ее воле, но для него это было большой нагрузкой.

“Когда муж ушел, — ей нравилось повторять этуфразу, — я не знала,что он уже жил с другой женщиной”. Затем последовал рассказ о ее проблемах сденьгами, об автомобильной аварии у одной дочери, аборте у другой. Все это былосвязано с человеком, который ушел от них четыре года назад. “Телефоннаякомпания периодически предупреждает нас об отключении телефона за неуплату. Мойадвокат звонит его адвокату, тот звонит ответчику. Вот такая у меня сейчасжизнь”.

Человек со стороны скажет: зачем тратитьгоды, вяло подбрасывая бомбы и разжигая войну, которая уже закончилась Почемуона не продолжает развиваться Причина довольно типична: она будетрассматривать его как врага, которого можно обвинить во всех проблемах, до техпор, пока не поймет, что ее враг находится внутри. Пока же она продолжает своюборьбу с фантомом злодея.

Я описала женщину, обеспечивающую заботу.Эту модель поведения выбирают женщины, которые не собираются претворять в жизньсвою мечту. Такая женщина становится вспомогательным звеном для карьеры мужа исредством для производства детей в обмен на финансовую поддержку. Многиеженщины выбирают такую модель поведения, считают возможным позднее понимать еев широком смысле и не допускают разрыва брачного союза. Женщине, котораязаботится о других, удается преодолеть переход к середине жизни без кризисаличности. Она не управляет развитием своей личности и не хочет этого.

Если вдруг процесс проявления заботыпрервался (а это обычно случается при переходе к середине жизни), то выуслышите вопль человека, который заботился о других, например, как этослучилось с женой телекомментатора: “Я любила быть матерью. Я любила бытьженой-домохозяйкой. Мне нужно было, чтобы меня любили. А я никогда нечувствовала, что меня любят”.

Инициативная женщина

Это только половина истории. Что же можносказать о женщине после тридцати пяти лет, которая идет на риск и принимаетутверждающую сторону своего “я” Я беседовала с женщинами, которые использоваливсе свои способности, не реализованные до тех пор, пока они обеспечивалиразвитие карьеры мужа и воспитывали детей. Одни занялись живописью,литературой, фотографией, творческими занятиями любого рода. Вторые, внутреннеперестроившись, вернулись к своей прежней профессии. Третьи использовали своинавыки в управлении семьей для работы в различных агентствах, или открылисобственное дело, или занялись продажей недвижимости, или подыскивали себеофис. По сравнению с увядающими орхидеями-женщинами, которые “удачно вышлизамуж”, но оставались духовно спящими, эти бегонии, расцветшие вторично,выглядели более милыми, более таинственными, более возбуждающими, чем врасцвете молодости.

Такой женщиной является Миа. В последнийраз я встречалась с ней, когда она отмела мысли о своей бесполезности. Ядогадалась об этом, как только увидела ее. Мы были на званом приеме, связанномс организацией международного женского фестиваля искусств. Здесь было много женбогатых людей, которые пытались узнать, что они получат, если станутспонсорами. Миа была другой. Она была художником со своими собственнымиправами.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.