WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 60 |

Под словом “иллюзия” обычно понимаетсячто-то уничижительное, от чего мы должны освободиться, если подозреваем, чтоэто у нас есть. Так вот, в двадцать лет иллюзий должно быть достаточно длятого, чтобы выполнять наши первые обязательства активно, интенсивно ипродолжительное время, одновременно приобретая некоторый жизненный опыт.

Задачи, которые мы призваны решить в этомвозрасте, удивительны и противоречивы, иногда они нас подавляют, но большинствоуверено в одном: воля ведет к успеху, и с ее помощью можно преодолеть все.

Молодому человеку может не хватать денег, итогда он берет ссуды, так как его траты превышают возможные доходы. Он можетиспытывать дьявольское искушение “поставить все на карту”. Нам кажется, чтостоит только все правильно рассчитать и направить непреклонную волю на то,чтобы привести в движение соответствующий механизм, и рано или поздно мы сможемуправлять своей судьбой.

Самообман Да, в большей степени. Но такжеи наиболее полезная активная позиция на этой стадии развития. Если бы мы неверили во всемогущую силу нашего разума, если бы мы не были убеждены в том, чтосможем стать такими, какими хотим, то не стоило бы и пытаться это делать. Нассковывают сомнения, но вера в себя, в свою независимость и свои знанияпостоянно придает нам силы.

Только позднее мы обнаруживаем, что спомощью одной лишь логики не можем постичь человеческую душу.

Единственно верный путь в жизни

Почувствовав, что освоились в реальном миреи выбрали свой путь, мы с оптимизмом и энергией несемся вперед семимильнымишагами. Мы с воодушевлением готовы принять прочную форму. Но выбрав нашу первуюнезависимую модель поведения, мы предполагаем, что она будет у нас всегда, иупрямо цепляемся за нее.

Вот почему молодые люди в этом возрастеобычно настаивают на том, что их действия — это и есть единственно верныйпуть в жизни. Любое подозрение, что мы похожи на своих родителей, приводит насв ярость. Самоанализ мешает. Он, конечно, не исчезает совсем, но не являетсяхарактерным для этого периода. Ведь углубленный самоанализ тормозит действие. Ачто, если нам нужно было найти правду Фигуры родителей, неосознаннопринимаемые нами как наш “внутренний сторож”, обеспечивают чувствобезопасности, что позволяет юноше или девушке в двадцать лет бросить вызов всем“великим первым”. Они также являются нашими внутренними диктаторами, которыеотбрасывают нас назад.

Большинство двадцатипятилетних людей свозмущением отвергнут эти утверждения. Это внутренняя реальность, от которойкаждый из нас пытается оторваться. Мы внутренне убеждены, что если мы примемее, то все представления о нашей уникальности рассыплются, словно по мановениюволшебной палочки.

В любом случае все факторы нашей личности,которые могли бы повлиять на выбранный “единственно верный путь в жизни”,должны быть на это время скрыты. Мы не можем знать, как велико влияние на настаких глубинных сил прошлого, как отождествление себя с родителями и действиезащитного механизма, который мы научились применять в детстве. В этом возрастемы уверены, что все можно изменить простым воздействием, а любой недостатокустранить указанием на него.

“Если во мне есть то, что тебе не нравится,просто скажи мне. Я изменюсь”, — говорит влюбленный, который хочет угодить своей избраннице.“Может быть, сейчас он и пьет несколько больше, чем нужно. Но я исправлю его”,— признается невестасвоей подруге.

Свои внутренние силы мы начнеманализировать в тридцатилетнем возрасте, когда наметим определенные ориентиры.До сорока мы будем копаться в нашем подавленном “я”, которого сейчас— в двадцать лет— стараемся незамечать.

Глава9

ЕДИНСТВЕННО ВЕРНАЯПАРА

Эти годы — годы колебаний для пары. Взлетыпоразительны —восторженные, победоносные порывы “мы можем!” Падения — это тяжелые удары,обрушивающиеся на нас. Находясь на гребне наших иллюзий, мы пытаемсяигнорировать неудачи и выбросить их из головы, но, тем не менее, готовыпризнать, что кое-чего все же не можем. Мы с оптимизмом смотрим в будущее.Счастливое время наступит.Мы не поймем, были ли счастливы, пока не покинем период двадцатилетнеговозраста.

Мы не знаем ни своей внутренней жизни, нивнутренней жизни партнера. На этой стадии нами управляют, в основном, внешниесилы. Мир взрослых не заботит, здорова ли психика молодой пары. Этот мир непредставляет, что молодая пара может иметь возможности, одинаково служащие какдля развития каждой личности, так и для обеспечения их общей безопасности. Аведь именно здесь можно достигнуть великолепного компромисса. Как ужеотмечалось ранее, рост личности мужчины и женщины происходит не синхронно.Когда он продвигается, она чувствует себя спящей, и когда она чувствует, чтоготова воспарить, он может впасть в отчаяние. Попытка стабилизировать этотпроцесс — задачадвадцатилетнего возраста.

Среди психологов и социологов, занимающихсяпроблемами семьи и брака, весьма популярно идеалистическое представление оразвитии пары как о параллельном процессе. Мы встречаем это мнение и настраницах женских журналов, и в лекциях по психологии.

Однако даже в относительно стабильномобществе маловероятно, что индивидуумы, составляющие пару, могут развиватьсясинхронно. Элвин Тоффлер в своей книге “Шок будущего” разделяет это мнение иуказывает на то, что такие единичные случаи исчезают при больших социальныхизменениях, как это происходит в Америке: “В быстро развивающемся обществе, гдемногое меняется, где муж продвигается то вверх, то вниз по экономической исоциальной лестнице, где семья снова и снова отрывается от дома и общины, аиндивидуумы отходят от первоначальной религии, а позднее и от традиционныхценностей, было бы чудом, чтобы два человека могли одинаково развиваться”.

Решающим фактором в нашем отрицаниинеравномерного роста личности индивидуумов, составляющих пару, является нашестремление к внутренней гармонии. Обнаружив внутренние противоречия, мывоспринимаем их как свидетельство нашей никчемности или, что болеепривлекательно, недостатков партнера. В первый год супружеская пара обычносчастлива. Где-то на втором году совместного проживания удовлетворение жизньюначинает уменьшаться по параболе, низшая точка которой приходится на возрастпосле тридцати пяти лет. Разрыв наиболее вероятен через семь лет послезаключения брака, когда люди достигают периода осознания своих тридцати.

Такая вероятность, основанная на рядеисследований и статистических данных, не соответствует представлениям о долгомсемейном счастье, которое многие из нас ожидают в свои двадцать два года.

Если отношения в браке остаются стабильнымив течение длительного периода времени, это происходит потому, что супругинаучились балансировать: давая что-то другому, одновременно сохранить чувстволюбви к себе, — иразвили способность к взаимопониманию.

Прежде чем супружеская пара сможет достичьвзаимопонимания, каждый должен обрести свое собственное разумное чувство личнойиндивидуальности. Ранний брак часто замыкает молодых людей друг на друга. Онипопадают под гнет обязательств: действовать как супружеская чета и какродители.*

* Средний брачный возраст вырос до двадцатиодного года для женщин и до двадцати трех лет — для мужчин. Но независимо отэтих статистических данных очевидно, что большинство хорошо образованныхмолодых людей ждут еще несколько лет для того, чтобы закончить обучение илиначать карьеру, прежде чем сдержат слово, данное при обручении.

Еще в 1950 году Эриксон писал, что развитиевзаимопонимания является центральной задачей двадцатилетнего и тридцатилетнеговозрастов. Но система ценностей, принятая в то время под влиянием психоанализа,очень туманно описывала “истинное взаимопонимание” как самоотверженнуюпреданность другому. В то время “я” рассматривалось в общих чертах. Но теперь,когда фокус переместился на автономное развитие партнеров, пары вдвадцатилетнем возрасте должны знать, как сбалансировать свои взлеты и падения.Это большое искусство, но они уверены, что обладают им.

Серена Картер (молодая женщина, с котороймы встречались в главе 6) заверила меня, что она и ее супруг пережили кризиснуюситуацию. Ее письмо было возражением на мою статью, в которой я описала общиепроблемы супружеских пар в тридцатилетнем возрасте. Серена отнеслась к этомубез симпатии.

"Ваши мужчины несерьезны, не уверены в себе,таких не существует. Они заявляют, что во всех их неудачах виноваты жены, ауспехи основываются на их собственных правильных решениях. Не могу представитьсебе, чтобы мой муж подошел ко мне после того, как я разменяла свои тридцать,закончила колледж, но еще не обзавелась детьми, толкнул меня локтем и сказал:„Дорогая, пора тебе развиваться"”.

Ее письмо, несомненно, было проникнутодухом двадцатилетнего возраста. Она уверена в том, что ее жизнь развивается вправильном русле и что с помощью рациональных усилий можно решить все проблемы.

“Я думаю, что вы и ваш муж являетесьидеальными представителями взглядов двадцатилетних. Могу ли я включить вас вмою книгу” —написала я в ответ.

Они с энтузиазмом согласились. Им обоимбыло по двадцать четыре года, они были любопытны. Они недавно переехали спротестантского Среднего Запада и влились в бурлящий людской поток Манхэттена.Серена перенесла это спокойно и бодро. Ее муж, нерешительный блондин по имениДжеб, испытал потрясение. Оба они в одних и тех же выражениях заверили меня,что не было таких проблем, для которых они бы не нашли “счастливогокомпромиссного” решения. Однако в конце нашей первой беседы Серенанеодобрительно посмотрела на меня и сказала (наверное, это может быть девизомдля данной стадии развития): “Почему моя уверенность в себе постоянно сменяетсясомнениями”

Под броней оптимизма большинстводвадцатилетних людей чувствуют себя хорошо. Правда заключается в том, что ниСерена, ни Джеб Картеры не были знакомы с очевидными кризисами взросления.Хорошо, что они, сами того не зная, оказались способными помочь друг другу припроходе через последнюю ступень развития. При чередовании независимости изависимости один помогает другому приспособиться к новой ситуации.

Уж кому-кому, а испуганному Джебу Картеруможно было не говорить о том, что благополучно пережить кризис в возрастедвадцати одного года — это просто подарок судьбы. До этого времени взаимопонимание дляюноши было несбыточным. Он не мог позволить себе это после того, как они сматерью застали отца со шлюхой на старой мельнице по дороге в Иллинойс и Джебувидел, как мать побледнела и начала задыхаться, и словно “резко захлопнуласьдверь” после двадцати пяти лет супружества. Но юноша уже стоял на собственныхногах, учился в университете и в итоге выжил.

Вернувшись из университетского городкаБиг-Тен, юноша поразился, как мал был тот мир, где он провел детство.Численность жителей по-прежнему составляла семьсот пятьдесят человек. Движениепо единственной скоростной автомагистрали, ведущей в Миссисипи, сталозначительно меньше. Ничего не изменилось. На фоне ярких впечатленийстуденческой жизни это место показалось ему игрушечной парусной шлюпкой,которую поместили в стеклянную бутылку.

Одна часть его “я” стремилась забратьсявнутрь, а другая —боялась, что сожмется и не сможет там дышать. Делать в этом городишке былонечего. Работа на шлюзах и плотине да пьяные гулянки — вот и все, что он мог предложитьмолодому человеку. Событием большого значения, о котором долго потомвспоминали, было открытие прачечной самообслуживания в 1965 году.

Юноша не мог сказать, каким образом все этобыло связано с пьянством отца. У Картера-старшего было болезненное самолюбие.Он никогда его не показывал, только молча страдал и жалел себя.

Отец был сменным инженером, проводилкорабли через шлюз. Он работал большей частью в ночную смену и являлся домой,чтобы переодеться, обойдя все таверны на тридцать миль вокруг. Его приятелямипо выпивке были крупные грубоватые мужики, с которыми он вместе работал, иженщина по кличке Дармовое Пиво. Небольшие автомобильные аварии и егоотсутствие дома по ночам стоили нервов его жене, однако она никогда его неискала. Но однажды, когда Джеб приехал на выходные, она настояла на том, чтобынемедленно найти отца.

Они нашли его на старой мельнице. Джеб ждалв автомобиле, а мать пошла туда и застала мужа с женщиной. Вернувшись домой,отец встал в позу оскорбленной невинности. Родители подрались. “Но ведь вседерутся. Это пройдет”, — думал Джеб, молясь.

Проснувшись утром, он впервые услышал, какотец говорит: “Я хотел бы развода. Я хочу этого”.

Юноша испытал шок. Сначала его охватилазлость, а затем он словно оцепенел. Однако постепенно он пришел в себя.

Мать Джеба работала в продуктовой компании.Ее перевели работать в другое место, и она переехала со своим жилымавтоприцепом в другой город.

“Джеб Картер, не беспокойся обо мне. Мнехорошо”, — сказалаона сыну.

Джеб всегда симпатизировал матери. В школеон был самым младшим среди четырех мальчиков, и притом самого маленького роста.До окончания подготовительной школы его рост был четыре фута десять дюймов,*как и у его матери. Она никогда не смеялась над ним, и с ней он часто плакал.Со всеми другими Джеб вел себя сдержанно.

* 1,47 м. (Прим.ред.)

Он боялся, что может оказаться неединственным малышом, который хочет “стать президентом”. Он делился своимичувствами только с матерью, а когда это не удавалось, то скрывал свои чувства,как и отец.

“Я никогда не рассказывал людям о своемвнутреннем состоянии. Поэтому, если они смеялись, я знал, что они смеются ненадо мной”.

Эта “маска” помогала ему до последнегокурса колледжа, пока Джеб не начал думать о том, что скоро учеба закончится. Посовершенно необъяснимым причинам юноша хотел стать инженером. Однако наставникпредостерег его: “Вы ошибаетесь, выбирая эту профессию. Результаты тестовКудера показывают, что вам нравятся люди, а инженерам больше нравятся вещи”.Джеб поблагодарил его. Он достиг хороших успехов, изучая в течение четырех летпрофессию своего отца (“Нужно думать, что все это в конце концов принесет своиплоды”.).

С сознанием долга каждое лето он отправлялдокладные записки в фирму, объясняя, почему отверстия в банках с краской нацелый дюйм не совпадали с техническими чертежами. Летом после окончанияколледжа он ругал себя последними словами. “Оператор был с похмелья”,— написал он на своихдокладных записках, впервые наслаждаясь собственной независимостью. Проблемазаключалась в том, что избрав профессию инженера, Джеб не строил других плановна будущее. “Меня не интересовала карьера в сфере менеджмента, я не хотелнабить себе карман на спекуляциях пригородными участками. Меня ничто непривлекало”.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 60 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.