WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |

В хозяйственно-политическомразвитии за восемь месяцев истекшего года ключевым был сам ходборьбы между двумя полюсами общественных сил. Именно логика этой борьбыдоминировала при принятии всех важных решений в экономической исоциальной сферах. Соображения экономической целесообразности оказывалисьподчиненными задачам политического противостояния. Именно политические факторыдоминировали в решениях об обмене купюр и санкционировании прямоговмешательства органов МВД и КГБ в хозяйственную деятельность предприятий(включая совместные). То же можно сказать о демонстративном снижении налогов вроссийском законодательстве (для стимулирования выхода предприятий из союзногоподчинения), дискуссии о частной собственности на землю. И, наконец,политический фактор вызвал появление в 1991 году различных антикризисныхпрограмм (прежде всего, В.С.Павлова, Г.А.Явлинского, Е.Ф.Сабурова): впринципиальном отношении программы существенно друг от друга не отличались, вних предлагался в целом очевидный набор стабилизационных мер, хотя акцентделался на разных моментах (финансы, приватизация, западная помощь, сильныйцентр).

Особое место занимает повышение цен 2 апреля.Этот шаг, снявший на какое-то время "денежный навес" и несколькостабилизировавший ситуацию на потребительском рынке, не мог дать сколько-нибудьдлительного экономического эффекта, поскольку решал проблему "запасов", а не"потоков". Однако он имел серьезные социально-психологические последствия,выведя важнейшую сферу советской экономики - ценообразование - из привычногосостояния неподвижности.

2.2. Перераспределение власти и либеральныйвыбор России

Если общая ситуация в народном хозяйствестраны определялась противоборством политических полюсов, то в основеконкретных экономических и политических решений лежало соотношение власти междуразличными социально-политическими группами и регионами некогда единого СоюзаССР. Этот фактор нельзя недооценивать, поскольку его влияние на экономику в1991 году было значительным, а то и решающим. С одной стороны, многие и средиреформаторов, и среди консерваторов увидели на рубеже 1990-1991 годов реальнуювозможность укрепления своих политических позиций и реализации экономическойдоктрины через разрушение колеблющейся центральной власти. С другой стороны,ослабление центра оказалось естественной закономерностью рушащегосяхозяйственного организма. В условиях нарастающего кризиса, когда проблемаэлементарного выживания приобретает все более значительные контуры, на первыйплан выходят внеэкономические ценности и связи (национальные, культурные,территориальные и т. д.), которые начинают доминировать в организацииобщественного процесса. Локализация экономического пространства оказывается втаком случае неизбежной, а ее мера в конечном счете определяется совокупностьюразличных факторов (национально-этнических, географических, политических,культурно-исторических). Именно этот процесс активно развивался на территорииСССР в истекшем году, причем он сопровождался настойчивыми и, как правило,успешными попытками локальных (территориальных) общностей поставить подконтроль важнейшие ресурсы своего региона, игнорируя общехозяйственные задачи ипотребности. А в обстановке распада финансовой системы такая ситуацияведет к всеобщей бартеризации хозяйственных связей, дифференциации регионов ипроизводителей. Потенциально в преимущественном положении оказываютсяобладатели топливно-энергетических и продовольственных ресурсов, а труднеевсего приходится промышленным центрам с преобладанием передовых внаучно-техническом отношении отраслей. Все эти тенденции вполне явственнообозначились в первой половине 1991 года. В наибольшей мере они проявились вотношении союзных республик, а в крупнейших из них пошли вглубь.

Августовский путч стал, безусловно,переломным моментом в социально-политической жизни страны. Главными его итогамистали фактическая ликвидация союзного центра (а вскоре и Союза ССР), разрушениекоммунистических структур власти, дискредитация (на время) консервативныхполитических сил и поддерживающих их организаций (прежде всегоколхозно-совхозного и военно-промышленного лобби). Победа над путчистамиспособствовала некоторому замедлению тенденции к локализациивнутриреспубликанских пространств, а в ряде республик подобная опасность былапочти полностью ликвидирована. Перед республиками, провозгласившими в течениекороткого времени свою независимость, открылись перспективы самостоятельнойэкономической политики, а для их руководителей - перспектива персональнойответственности перед своим народом за результативность осуществляемыхмер.

Складывавшиеся обстоятельства требовали,следовательно, резкой динамизации рыночных реформ. В особенно сложном положенииоказалось руководство России: экономическое положение республики было тяжелым,социальное напряжение росло, а популярность Президента, основывавшаяся ранее восновном на критике действий союзного руководства, срочно нуждалась врешительных и эффективных шагах в экономической сфере. Было ясно, что шаги эти- из области непопулярных мер. Но даже решаясь на радикальные экономическиемероприятия, руководство России оказывалось в политическом тупике - реформатребует четко очерченного и в основном контролируемого политическогопространства, а его-то как раз и не было.

Первоначально предпринятая попыткадоговориться в рамках единого межреспубликанского экономического соглашениябыла обречена на провал: руководители республик СССР, вступая в переговоры,имели совершенно различные и даже противоположные намерения относительноконцепции будущего хозяйственного устройства своих республик (от сохранениянеокоммунистического строя и статус-кво в межреспубликанских связях долиберальной рыночной реформы и перехода на цены мирового рынка в отношенияхмежду республиками). Поскольку переговоры затягивались, а фактор времениработал против руководителей-реформаторов, Россия в конце октября официальнообъявила о самостоятельном начала глубоких рыночных реформ. Вскоре этапрограмма была поддержана и всеми другими партнерами по межреспубликанскимпереговорам.

Практическая реализация этого курса тем неменее будет сталкиваться (для России) с рядом трудностейэкономико-политического характера. Во-первых, сохраняется размытостьполитического пространства. Формальная поддержка российского курса другимиреспубликами будет сопровождаться попытками выгадать экономические преимуществадля себя за счет интересов России. Образование СНГ дает для этого легальныеполитические формы. Спектр действий контрагентов здесь будет чрезвычайно велик- от требования субвенций партнерам до прямого нарушения достигнутыхдоговоренностей.

Во-вторых, серьезные проблемы будет создаватьлокализация российского пространства, распад его не только на национальные, нои на географически и экономически замкнутые собственно экономическиеобразования. Этот процесс, начавшийся уже в первом полугодии и замедлившийся вавгусте - сентябре, получил толчок в конце года. Открытый сепаратизм Чечни иТатарии дополняется двусмысленной позицией ряда других национальных республик,идущих по пути явочного повышения своего юридического статуса. В российскихкраях и областях заметна тяга к формированию особых политических иэкономических структур, характерных как раз для государственных образований,обсуждаются вопросы создания Дальневосточной республики, Красноярской иУральской республик, региональных объединений в центре России. Фактически саналогичными требованиями выступает руководство Московской мэрии. Взначительной части областей вводятся ограничения на вывоз сельскохозяйственнойи других видов продукции (например, в Ленинградской, Волгоградской,Воронежской, в Якутии). Заметно стремление усилить местный контроль заденежно-кредитной сферой (проработка вопросов введения купонной системы вПоволжье, "уральских франков" в Екатеринбурге, своей валюты в Приморье, минфинав Чите), а также непосредственно влиять на политику цен. Именно экономическаядезинтеграция российских регионов будет, очевидно, в ближайшее времяпредставлять повышенную опасность для осуществления политики стабилизации.Противопоставить этому процессу можно было бы упреждающую реформуадминистративно-территориального устройства России и процесс превращенияв реальную федерацию равноправных субъектов (земель) с четко обозначеннымиширокими политическими и экономическими правами.

Отсутствие ясного экономико-политического иправового пространства будет препятствовать и решению ряда конкретных ичрезвычайно важных задач при реализации стабилизационной программы: нетгарантии соблюдения на местах российского экономического законодательства,вызывают сомнения возможности предусмотренных налоговых поступлений вгосударственный бюджет (их будут задерживать местные власти, особенно в бывшихавтономиях), реализации государственной программы приватизации (во всякомслучае, в том виде, в котором она задумывается правительством) и т. д.Практически неизбежными становятся в этих условиях конфликты по вертикали -между российскими и местными властями, особенно по линии исполнительной власти.Жесткие и унифицированные экономические подходы "кабинета реформ" придут вострое столкновение с областными (краевыми) руководителями, даже еслипоследние будут лояльны к демократическим лозунгам и лично кБ.Н.Ельцину.

По мере углубления экономического кризиса ираспада единого Союза ССР происходят важные изменения в системе политическойвласти и механизме ее реализации. Уже в рамках СССР был начат процесс усиленияисполнительной власти в ущерб законодательной по широкому кругу вопросов, ипрежде всего - экономических. Явным показателем этого являетсяповсеместный переход к президентской форме правления (среди республик бывшегоСССР исключения составляют лишь Беларусь и прибалтийские государства), а такженеуклонное расширение полномочий президента, вторжение его в сферузаконодательной деятельности. Происходит усиление роли руководителейисполнительной власти на местах, причем в России, Казахстане и ряде другихреспублик реализуется тенденция к замене института выбранных руководителейместных администраций назначаемыми Президентом. Более того, в 1991 годунаметились явные тенденции к "деинституционализации" президентской власти, к ееперсонификации. Личные качества, имидж политика играли чрезвычайно значительнуюроль. Власть концентрировалась не просто в руках у президента, но именноданного Президента. В ходе президентских выборов происходило соперничество непрограмм, а личностей. (На выборах 12 июля в России, по данным опросовобщественного мнения не более 15% населения опиралось на программыкандидатов). А отсутствие популярных фигур в составе ГКЧП стало существеннойпричиной поражения августовского путча.

Сдвиги в пользу сильной исполнительной, азатем и авторитарной власти вполне естественны с общеисторической иконкретно-экономической точек зрения: выход из глубокого экономического кризисатребует принятия многих жестких и непопулярных мер, болезненно отражающихся натекущем материальном положении широких слоев населения.

Поэтому встающие тут задачи не могут бытьрешены посредством обычного парламентского механизма, который изначальнопризван согласовывать интересы различных социальных слоев, ориентируясь видеале на достижение консенсуса между ними. То есть в условиях рыночных реформдемократически избранный и зависящий от настроений избирателей Верховный Советстановится носителем популистской идеологии, что и показали дебаты в российскомпарламенте в ноябре - декабре. Неизбежен острый конфликт между парламентом иправительством радикальных реформ, который будет развиваться по наиболееболезненному типу "кто - кого". Компромиссы здесь вряд ли будут возможны, иконфликт разрешится падением одной из сторон или обеих (последнее - в случаесоциального взрыва или военного переворота).

Аналогичные в общем-то процессы происходили ина локальном уровне, причем интересным стало в 1991 году формирование феномена"районного лидера", обладающего нередко высокой легитимностью и апеллирующего,в отличие от обычного популизма, не столько к интересам малоимущих, сколько кносителям традиционных для данной общности (народа) ценностям. Этот феномен,по-видимому, еще будет развиваться в национальных (нерусских) регионах России,неся с собой источник постоянной опасности для деятельностиПравительства.

Вместе с тем, процессы персонификации наобщероссийском уровне, активно развивавшиеся в течение 1991 года, к концу егопроявили тенденцию к спаду. Личность вождя вызывает ныне все меньший интерес: внароде явно растет безразличие к лидеру. Сказывается общая усталость истремление к стабилизации ситуации от кого бы она не исходила.

2.3. Рыночная реформа и социальнаянапряженность

В 1991 году происходил постепенный отказруководителей СССР и России от явного или скрытого популизма (включая заявленияо возможности выхода из кризиса без снижения жизненного уровня людей). Веснойсоюзное руководство, а осенью - российское встают на путь выработкинепопулярных мер. Оценивая ситуацию по республикам бывшего СССР, можно сделатьвывод, что готовность идти на непопулярные меры была прямо связана слегитимностью существующих режимов. Социальная демагогия была в наибольшей мереприсуща консервативным, коммунистическим или неокоммунистическимвластям.

В общем можно сказать, что народ был готов кподобному развитию событий. В течении 1991 года нарастали скептическиенастроения у основной массы населения и одновременно происходило постепенноевнедрение в общественное сознание понимания невозможности выхода из глубокогокризиса без значительных социальных жертв. Как весной, так и осенью болееполовины населения (по данным опросов) ожидало в будущем ухудшенияэкономической ситуации, и прежде всего дальнейшего роста цен. 2/3населения России в декабре не верили в возможность преодоления кризиса безвременного ухудшения условий жизни, что свидетельствует как о невысокойраспространенности надежд на "экономическое чудо", так и об отсутствии явныхпризнаков "революции ожиданий".

Важным фактором является и сохраняющийсявысокий уровень доверия к Президенту России, хотя здесь надо отметить рядмоментов. Доверие 50-60 процентов населения к Б.Н.Ельцину (столь же высокиепоказатели демонстрируют руководители Украины, Казахстана и Армении) вомногом является результатом его политической активности. Это подтверждаетправильность решения Президента возглавить правительство, так как его общаяпопулярность несколько сдерживает негативное отношение населения к проводящемужесткий курс Кабинету.

Общедемократические лозунги одержали победу вдни августовского путча, когда против ГКЧП активно выступила интеллигенция,предприниматели, рабочие высокополитизированных центров и молодежь. Они несоставляли большинства населения, но это была наиболее активная его часть припассивной позиции большинства, нейтрализовавшего, по сути дела, возможностьактивного выступления люмпенизированных слоев городского населения - оплотатоталитарной (у нас - неокоммунистической) идеологии.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 35 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.