WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |

Законность начала изучения с развитой формыизвестна, но нужно отдавать себе ясный отчет в том, что она представляетрезультат длительного исторического: онто- и филогенетического развитиячеловечества и человеческого индивида. Мы имеем другие структуры, и поэтомуперед нами возникает задача изучения развития характера и отношений личности,этапов и движущей силы этого развития. Развитие представляется при этом преждевсего не фатальным раскрытием предрасположений, а творческим процессомновообразования отношений, который на начальной ступени младенческого развитияосуществляется, как показывают теоретические соображения старых психологов иновый опыт (Уотсон, Бехтерев, Щелованов, Фигурин и др.), путем новообразованияусловных рефлексов.

Первоначальные положительные илиотрицательные реакции на непосредственные внутренние и внешние контактныераздражения с возникновением сосредоточения, нарастанием роли дистантныхрецепторов могут характеризоваться как условно-рефлекторная стадия отношений. Здесь вариации и типы, по мнению указанных авторов, выступают какдоминирующие признаки темпераментов.

В дальнейшем восприятие становится опытнымисточником отношений, в которых определяющей является эмоциональная компонента.Повторные эмоциональные положительные и отрицательные реакции вызываютсяусловно. Интегрируясь речевым аппаратом, они выливаются прежде всего вотношении любви, привязанности, боязни, торможения, вражды. Это — уровень конкретно-эмоциональных отношений.

Деятельность как источник удовлетворениявсе более опосредуется избирательным отношением к лицам социального окружения.Отношения приобретают конкретно-личныйхарактер.

Дальше, социальные правила, педагогическиетребования оформляются как моральные законы вначале внешне, а потом каквнутренние нормы поведения.

Процесс развития связан с тем, что новыеуровни отношений характеризуются иными функционально-психическими структурами.Конкретные представления об объектах отношения сменяются абстрактными ипринципиальными. Непосредственные внешние, ситуативные, конкретно-эмоциональныемотивы сменяются внутренними, интеллектуально-волевыми. Но не только отношенияактивируют функцию, но и, наоборот, развивающаяся функциональная структура является условием реализации отношения:потребность, интерес, любовь мобилизуют функциональные возможности психической деятельности для удовлетворения потребностей иинтересов, но этим уже создают новую потребность, удовлетворение которойподнимает на новую ступень функциональную характеристику на основе овладенияновым опытом, новыми средствами деятельности. Стремление не только мобилизует, но и развивает, двигая к новымдостижениям, которые создают новые стремления, и такдалее.

Наша внутренняя активность проявляетсятенденцией к деятельности, направленной в сторону наибольшего интереса иподнимающейся от внутреннего темного влечения к целеустремленной осознаннойпотребности. Ход развития протекает в условиях непрерывного взаимодействия слюдьми и в такой тесной связи с ними, что отношение к людям становится в борьбемотивов определяющим моментом. Направление активности в соответствии синтересами других рано становится движущей силой поведения и переживаний. Этанадстройка является одновременно внутренней перестройкой человека.

Для формирования характера чрезвычайноважной является борьба непосредственного влечения с требованием окружающих. Ещеболее важным является в этой борьбе добровольность отказа в удовлетворениижелания по мотивам положительного отношения — любви, уважения иливынужденность этого отказа в связи со страхом наказания.

Как показывает педагогический ипсихотерапевтический опыт, мы имеем в первом случае следствием укреплениехарактера, во втором — его подавление, на отрицательное значение которого справедливоуказывали многие авторы.

Не менее важным в развитии является борьбанепосредственного влечения с объективным и внутренним требованием обязанностей,долга, совести и т.п.

В процессе развития, в зависимости от егоистории, отношения начинают определяться действием не преходящего момента, невнешними условиями, но становятся многосторонними, перспективными, внутренне ипринципиально ориентированными, внутренне согласованными илипротиворечивыми.

Черты характера в процессе развитияделаются устойчивыми, но не в силу инертности привычек или конституциональныхмеханизмов, а в силу обобщенности и внутренней устойчивости принципиальныхпозиций. Вместе с тем динамизм отношений, возможности их постоянной перестройкина основе нового осознания действительности делают характер максимальнодинамичным, изменчивым, воспитуемым.

Отсюда вытекают совершенно ясныепоследовательные позиции в вопросе об изменчивости и развитии характера.Педагогика и психотерапия показывают нам примеры поразительной переделки людейс контрастным изменением характера. Достаточно указать на блестящий, поистинечудесный опыт Макаренко, превращавшего, казалось бы, закоренелых бандитов вэнтузиастов коллективной стройки. Этот поразительный результат и менее яркийопыт многих хороших учителей и психотерапевтов, начинающих с установленияличного контакта, изменения отношения с воспитанником или больным,перестраивающих и настраивающих на новый лад его отношения к себе и ко всемуокружающему, показывают нам, как и чем меняется индивидуальное лицо человека,насколько динамичен характер, насколько изменение высших, социально-этическихсторон отношений перестраивает весь характер человека как в содержании егонаправленности, так и во внешней форме его проявлений.

Отсюда можно сделать вывод, чтопринцип отношений позволяет учению о характерепреодолеть формализм и стать на путь содержательного изученияличности.

Этот принцип помогает не только на словахотбросить аналитико-механический, расщепляющий, функциональный подход, нов единстве отношений человека к каждому моменту иэлементу многогранной действительности видеть подлинное единство характера,проявляющееся в многообразии отдельных индивидуальных особенностей.Он позволяет преодолетьметафизические позиции во взгляде на характер и сформировать правильноединамическое его понимание, ликвидирующее теоретические предпосылкипедагогического фатализма.

Этот принцип, наконец, более всегосоответствует диалектико-материалистическому пониманию человеческойиндивидуальности, осознанию принципа историчности, объединяющего в подлиннодиалектическом изучении и материалистическое, и историческое пониманиепсихической индивидуальности. Такое построение психологии индивидуальныхотличий тесно связывается с реконструкцией общепсихологических позиций ипозволяет более правильно рассматривать индивидуальную психологию в единстве собщей психологией и как ее метод, и как область самостоятельныхпроблем.

Принципы и методы исследованияхарактера.

Научные принципы исследования характера,отражающие объективные закономерности его развития, являются результатомобобщения всего накопленного научного материала в этой области.

Методологические вопросы, которые возникаютпри изучении психических особенностей, те же, что и в общей психологии, но онивыступают в несколько ином плане и ином значении в связи с особенностямипредмета.

Прежде всего, когда мы изучаем различиямежду людьми, то естественно, что люди являются нашими объектами изучения.Изучая отличия людей друг от друга, мы, естественно, не должны судить о них посебе, а поэтому объективный метод издавна сопутствовалиндивидуально-психологическим и характерологическим исследованиям, хотя системапсихологических понятий перенималась из общей субъективно идеалистическойпсихологии. Нельзя при этом не вспомнить мысль К. Маркса о познании себя черезпознание другого.

Однако, будучи прежде всего объектом,другой человек интересует психолога как самостоятельно действующий,инициативный индивид, как субъект практики. При исследовании психическихособенностей личность изучаемого выступает в единстве субъекта и объекта. Всвязи с этим возникает вопрос о познании психики постороннего человека.Известны такие ошибочные решения вопроса, как отрицание возможности познанияпсихики другого (А. И. Введенский), интуитивная теория понимания психикидругого (Шелер), внешнее, по существу не психологическое, познание ее(механо-бихевиоризм). Важно остановиться на позитивном решениивопроса.

В. И. Ленин говорил, что именно по делам, ане по чему-либо другому можем мы судить о помыслах и желаниях других людей,т.е. о так называемом внутреннем мире.

В познании этого мира мы идем от внешнего квнутреннему, но это внутреннее представляет не мистический, идеальный мир, арезультат сложного соотношения слов, действий и других объективных реакций— мимических,вегетативных — собъектами, лицами и воздействиями на нас этой внешней материальнойдействительности, в настоящем и прошлом отражаемой сознанием человека.Правильно понять характер этого отражения — значит, правильно понять высшую,нервную деятельность, значит, объективно, материалистически объяснить познаниевнутреннего мира. В этом же плане существен процесс образования так называемыхвнутренних качеств человека, представляющий собою процесс усвоения внешнихвоздействий, особенно внешних требований, которые, сочетаясь с имеющимсяопытом, становятся, как действительный след индивидуального, личного опыта,источником внутренних мотивов и импульсов поведения.

Эти внутренние качества, будучи по генезувнешними, являются основой того, что выступает как проявлениесамостоятельности, как личный фактор.

В связи с этим пониманием внутреннегоправильное освещение вопроса о причинности и целесообразности нужно лишьпотому, что значительное число крупнейших представителей зарубежной психологиизанимает явно телеологические позиции (Штерн, Адлер, Геберлин, Кюнкель,Гоффман, Утитц и др.).

Принцип развития, являющийся основойдиалектического понимания в индивидуальной психологии или характерологии, илитенденциозно извращался, или проводился непоследовательно и во всяком случаедалеко еще не получил своей глубокой и последовательной реализации. Еслифатальная и антиэволюционная теория неизменности характера потерпела рядпоражений как явно несоответствующая действительности, то скрыто, в видеположения об относительно большой роли врожденного, она проникла в зарубежнуюнауку во всякие формы конституционализма. Под покровом теории «созревания»психики она проникла и в теорию развития В. Штерна, по которой все психическиеновообразования являются лишь созреванием зародыша. Она скрывается и подблагородной маской учения о кривой развития характера Г. Гоффмана (H. Hoffmann,1928), согласно которой характер на разных его стадиях — не что иное, как выявлениезародышевых тенденций, управляющих ходом развития. Таким образом, развитиеиндивидуальности представляло, согласно этим учениям, реализациюнаследственного фатума, а среда лишь оформляла особенности человека. При этоммногочисленные средоведческие исследования, как правило, игнорировали изменениесреды в историческом процессе, изменение среды человеком и возможности переходачеловека в другую среду. Важность вопроса о взаимодействии наследственности исреды выдвигает в качестве первоочередной задачу исследования закономерностейразвития психических особенностей человека и проблему движущих сил развитияэтих особенностей.

Изучение закономерностей и движущих силэтого развития связано с задачей конкретно-исторического изучения личности впроцессе общественного развития. При этом всюду, как в общественном, так и виндивидуальном развитии, наблюдается борьба нового со старым, и наша задачазаключается в том, чтобы в изучении хода индивидуального развития вскрытьконкретную характеристику процесса этой борьбы. В сложной структуре личностиновое переплетается со старым, при революционной перестройке общества староеявственно выступает как пережитки, задерживающие развитие, поэтому следуетуделять им большое внимание.

Будучи общественным индивидом, человекостается организмом. Однако если теория общественного развития человека быласоздана классиками марксизма, то теория развития физиологических основ психики,теория развития высшей нервной деятельности до последнего времени отсутствовалаи лишь в XX веке была создана И. П. Павловым. В связи с этим перед психологией,общей и индивидуальной, встали задачи конкретного изучения психическогоразвития на основе синтеза общественно-исторического иестественно-исторического понимания человека и построенияобщественно-исторической (а не биосоциальной и не социально-биологической)теории природы личности и организма человека в их единстве. При этомнебесполезно кратко упомянуть о значении соотношения социального ифизиологического в психологическом и психологического с физиологическим. Этисоотношения не раз служили предметом полемики и оценивались неверно.Неправильно было бы считать общественное только содержанием, а физиологическое— только формой. Еслисодержание целей действия несомненно общественно, то и способы действия, т.е.динамика поведения, общественно регулируются. Вместе с тем, если динамиканервных процессов обусловливает форму психической деятельности, то предметноесодержание деятельности тоже представляется физиологически как сложнейшийкомплекс раздражителей и их следов. Поэтому социальное и физиологическое вчеловеке соотносятся, как разные аспекты единого объекта.

Проблема соотношения психического ифизиологического относится прежде всего к общей психологии, но специально виндивидуальной психологии и учении о характере возникает вопрос об этомсоотношении не только для таких свойств, которые являются отражением в психикеболее простых физиологических процессов, но и для более сложных. На войне частосталкивалось сознание долга и чувство страха, в условиях блокады Ленинграда— сознание долга ичувство голода. Эти соотношения простых и сложных качеств личности, чрезвычайноярко характеризуя индивида, вскрывают роль непосредственно органических исложно социально обусловленных тенденций в его психике.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.