WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 48 |

Изучение трудовых процессов у аномалийныхоберегает нас и от противоположной односторонности, которая сводила бы кигнорированию биологической стороны вопроса. Проблема отношения не устраняетвопроса о способностях, о функциях, о работоспособности, но ставит его иначе ив первую очередь выдвигает положение о том, что функциональный анализ и оценкамогут быть даны только на основе учета отношения. Трудовой процесс может бытьнарушен потому, что нет рабочей установки, нет желания работать или роль этихмоментов крайне незначительна — вместо активно-положительного отношения выступает индифферентизмили даже негативизм. Трудовой процесс может далее нарушаться, если в условияхразвития не сформировалось умения, основанного на знании и навыке работы; онможет быть нарушенным, если по своей трудности требует более сложнойпсихологической структуры, более высокого психического развития (в частности,развития интеллекта), чем имеется у работающего; наконец, он может бытьнарушен, если требования затраты сил и энергии, которые труд предъявляет,превосходят нервнопсихические или психофизиологические возможности личности,предъявляя чрезмерные требования физиологической выносливости.

И проблема интеллекта, и проблемааффективно-волевой стороны деятельности в связи с аномалийным детством требуюттакже глубокого пересмотра. Статически-биологизаторская позиция в областиизучения интеллекта в настоящее время успешно преодолевается, в смысле еепреодоления на основе учета с точки зрения личности в целом и условий ее ходаразвития. Этот целостный подход заключается, как нам представляется, вследующем: во-первых, интеллектуальные функции рассматриваются с учетомотношений, о чем выше говорилось, во-вторых, каждая интеллектуальная операцияучитывается как часть в системе целого, как часть, характер которой связан соструктурой целого и определяющих процессов. Известно, что процесс восприятиявидоизменяется в своей структуре при развитии интеллекта и из бессвязногоперечисления разрозненных деталей превращается в организованную, внутреннесвязанную систему.

Развитие интеллекта идет в направлениипроцесса образования структурных единиц. Степени умственного недоразвития— это степениэлементарности структур. Однако если целое определяет часть, то не нужнонедооценивать роли отдельных частей в формировании целого. Так, глухонемота ислепота, т.е. выпадение функций отдельных периферических аппаратов, дают каждаясвой определенный тип интеллектуальной деятельности с развитойнаглядно-образной конкретной частью у глухонемых, с развитием абстрактнойсимволики и недостаточностью конкретно-образного материала в мышлениислепых.

Еще больше внимания должен привлекатьвопрос об аффективно-волевой динамике личности аномалийного ребенка. Старойассоциативной интеллектуалистической психологии с конца XIX в. Фрейдпротивопоставил аффективно-волевую концепцию психоанализа с учением о динамикевлечений, желаний и т.п. Найдя признание только среди определенного кругапоследователей психоанализа, это учение побудило психологию к критическомупересмотру своих позиций. Это повлекло за собой учет аффективно-волевойдинамики в системе экспериментально-психологического исследования К. Левйном иего школой.

Эта ветвь Gestalt-психологии в основупсихологического эксперимента, исследующего преимущественно нормальных ианомалийных детей, положила учение о «потребностях» личности, о«квазипотребностях», устанавливая динамику связи личности с окружающим наоснове потребностей личности, выясняя возникающие в этих условиях положения,тенденции поведения и переживания. Работами школы Левина экспериментальнодоказано, в какой степени эффективность нашей деятельности, и даже в техпроявлениях, которые ранее обычно анализировались с точки зрения функций имеханизмов, зависит от аффективно-волевой динамики. Так, в работе Зейгарникпоказано, что при воспроизведении незаконченных и законченных действий первыевоспроизводятся в количестве, вдвое большем, чем вторые. Здесь выступаетзависимость воспроизведения, т.е. того, что обычно рассматривалось в планефункций и механизма, от динамических тенденций к завершению целого, тесносвязанных с вопросом о потребностях.

Еще более важным в связи с нашей основной задачей изучениятрудовой деятельности аномалийных детей является разграничение понятийутомления и «насыщения». Психологическая экспериментатика, оторванная от жизни,от живой личности человека, в вопросе работоспособности легко попадает в пленобманчивой ясности абстрактно-аналитической схемы в кривой работоспособностиКрепелина. Понадобилась перестройка в экспериментальных установках, выразителемкоторой явился Левин для того, чтобы вернуть нас к известному и учитываемомувсеми практически работающими факту зависимости эффективности деятельности нетолько от механизмов утомления и упражнения, но и от желания работающего, Левинпоказал дифференциальную симптоматологию утомления и насыщения, их динамику, ихособенности в связи с особенностями личности, ее состоянием и т.п.

Работы сотрудников Левина, однако, ни вкакой мере не делают его точку зрения для нас целиком приемлемой. Не говоря обином понимании личности и потребностей, мы должны подчеркнуть, что системапонятий Левина основана не на конкретно-историческом анализе личности; подобновсем другим буржуазным теориям, исходя из ограниченного материала иопределенных ситуаций, она универсализирует частные закономерности. Вчастности, для нас важно то, что экспериментальные исследования его основаны наизучении условно-добровольной, экспериментальной или игровой деятельности.Специфичность этих условий, в которых отсутствует действительная необходимостьи безусловная значимость реальной трудовой деятельности, позволяют лишь отчастиучитывать их, но в основном пользоваться иной системой понятий.

Сознание объективной, общественнойзначимости труда определяет в первую очередь отношение к процессу трудовойдеятельности.

Наряду с этим принципиальным, сознательными положительным отношением может стать интерес к труду, или к процессу труда; вположительном отношении к труду могут доминировать утилитарно-эгоистическиемоменты. Интерес и активно-положительное отношение могут усиливаться в связи суспехом или неудачей. Отношение к труду может быть не только грубоутилитарно-эгоистическим, но и эгоцентрическим, так как успешное выполнениезадачи поднимает человека в своих и чужих глазах. Каждый из компонентовотношения может быть более или менее выраженным, может иметь положительный илиотрицательный характер.

Однако вся ситуация очень далека от тогофизико-механического поля и динамики его векторов-сил, которое дается Левином.Она прежде всего представляет собой социальную ситуацию и социальную динамикувзаимоотношений между людьми в процессе работы и между человеком и его работойв системе человеческих целей. Динамика и структура трудового процессаопределяются относительной ролью всех перечисленных компонентов. В процессеработы структура отношения меняется, например, изменяется состояние: бодростьсменяется утомлением, с течением времени интерес к процессу может падать, объемподлежащей выполнению задачи уменьшается по сравнению с тем, которыйпредставлялся в бодром состоянии; даже представление о значимости цели можетменяться в связи с меняющимся состоянием. Таким образом, изменение психическогосостояния отражается на продуктивности работающего. Подъем, увлечение, интересделают нас нечувствительными к утомлению; увлекшись работой, мы не замечаемусталости. Есть основание думать, что в этом направлении и не былоэкспериментальных исследований, что в данном случае можно говорить не только осубъективном чувстве усталости, но о действительном объективном меньшемизменении организма в связи с работой, меньшем утомлении.

Насыщение соответственно сказанному выше, снашей точки зрения, представляет не что иное, как изменяющееся в отрицательнуюсторону в связи с процессом работы отношение к этому процессу, без нарушениясилового фонда организма, тогда как утомление представляет изменение этогофонда.

В работах Левина при насыщении илиутомлении экспериментатор побуждает испытуемого продолжать работу. Однако вдействительности вопрос не ограничивается только столкновением тенденциипрекратить работу и внешних стимулов к ее продолжению. Дело осложняетсявозникновением противоречия в самих установках. Отрицательноеконкретно-эмоциональное отношение к данной работе в данный момент сталкиваетсяс сознанием необходимости работы. Конфликт желания отдохнуть с сознаниемнеобходимости работать создает специфический человеческий процесс. Развитиеспособности к усилию, составляющему характернейшую сторону трудовойдеятельности, теснейшим образом связано с общим психическим развитием человека,представляя вместе с тем существенную задачу воспитания.

Эти проблемы оставлены совершенно в тениработами школы Левина и должны занять видное место в исследовании какнормальной, так и больной личности.

Целесообразное действие человека выраженоне только в системе средств работы, но и в системе управления его динамическимиресурсами, расходование которых у человека, в отличие от животных, регулируетсяне непосредственным импульсом внутреннего влечения или внешнего стимула, амотивами сознательного отношения; при этом, чем более высокие требованияпредъявляет человеку поставленная задача, чем больше, следовательно, расстояниемежду целью и наличным уровнем средств ее достижения, тем больше требуемаямобилизация и тем больше прилагается усилия. Усилие возникает всегда там, гдеавтоматический уровень напряжения или автоматический тип действия оказываютсянедостаточными. Оно поэтому всегда связано со структурно и динамически болеевысоким уровнем деятельности и требований. Как процесс более высокого порядка,как точка роста, как точка оптимума усилие нарушается очень легко, а потому уаномалийных детей мы всегда встречаемся с недоразвитием или расстройствомусилия. Поэтому понимание сущности усилия, симптоматологии его представляетсяочень существенным в плане нашей задачи.

Поведение регрессивного больного илиздорового животного характерно тем, что оно связано с непосредственными,внутриорганическими или внешне-средовыми стимулами (reizbedingt, как говоритГольдштейн, или соответственно reizgetrieben). Это позволяет Левину искатьобъяснения поведению в динамике сил поля. Но даже и для аномалии такая позицияоказывается неудовлетворительной. Она недостаточно учитывает множественностькомпонентов отношения и конкретную обусловленность их историей личности исвязанное с этим многообразие содержания и значения ее опыта.

Рассматривая усилие в функциональном плане,мы, как при всяком функциональном анализе, подвергаемся опасности отрывафункции от содержания, и здесь следует поэтому подчеркнуть, что усилиенаправляется на различные цели, в связи с отношением личности кдействительности, и опыт ее прошлого позволяет ей, развивая ее способности,вместе с тем развивать их неравномерно в различных направлениях, позволяет ейнеодинаково овладеть ее действительностью. В этом отношении чрезвычайно важенвопрос не только соотношения степени усилия и содержания, на которое ононаправлено, но и соотношения усилия и навыка, который приобретает человек, вчастности, ребенок в процессе его развития. Отсутствие навыка обезоруживаетусилие и делает его неэффективным, как мы видим на случаях так называемого«трудного детства».

Все изложенное об аффективно-волевойдинамике показывает нам, насколько недостаточным являетсяодносторонне-функциональный анализ и насколько даже попытки, стремящиеся наоснове натурализации исследования вскрыть закономерности живойдействительности, еще далеки от решения этой задачи.

Переходя непосредственно к аномалийнымдетям, естественно поставить вопрос о том, как представить многообразие формдетской аномалийности соответственно указанным точкам зрения и какие отсюдавытекают практические следствия в смысле задач коррекционнойвоспитательно-образовательной работы. Изучаемые нами детские аномалиипредставляют прежде всего аномалии развития. Нормальный человек в процессеразвития из новорожденного организма становится общественно развитой личностью.Поэтому система патотипологии должна строиться в конкретно-историческомплане.

Первый момент, с которым мы сталкиваемся,это «органические» субстратные, в первую очередь мозговые, возможности развития, органические предпосылкивключения в систему общественных связей, отношений и сложных форм деятельности.Все категории истинной олигофрении представляют различные степени и формынарушения органических возможностей развития. Психическое развитие и отношенияздесь страдают в первую очередь вследствие пониженной пластической способности,именно способности образования сложных психических структур. Дефект здесь необусловлен ни направлением отношений, ни структурой их; исходными иопределяющими являются не внешние условия и непосредственно определяемые имиотношения, а неспособность к достижению высокого уровня развития и,следовательно, высокого уровня отношений.

Врожденные аномалии развития этим неограничиваются. Так, сюда должна быть присоединена группа психопатий иневропатий, характеризуемых нарушением в первую очередьфункционально-динамической стороны и представляющих обусловленные этим аномалиисо стороны направления и психического уровня. Неустойчивые, противоречивые,возбудимые, реактивно-лабильные и т.п. — такова обычная номенклатурахарактерных представлений этой группы.

Аномалия первой группы может бытьобусловлена поражением как самого мозгового вещества, так и общеорганических(например, эндокринных) условий его деятельности. Во второй группе может бытьто же самое, хотя резко возрастает роль неблагоприятныхсоциально-педагогических условий формирования личности. Наконец, третья группа(слепота, глухота и их комбинации) представляет собой частную формунедостаточности, при которой, в сущности, дело идет о выключении одной извоспринимающих систем и особенном типе развития, причем индивиды этой группы неотличаются от обычного здорового индивида ни по своему уровню, ни понаправлению последнего, но своеобразны по специфическому изменению сенсорныхмеханизмов опыта и обусловленному им характеру опыта, по материалу и способупсихической переработки. Таким образом, при рождении мы имеем две основныегруппы детей: а) аномалийных ab ovo с тремя подгруппами и б) нормальных. Этигруппы общепризнанны, так что обоснование их нужно считать излишним.Существенно сказать о второй группе, конституциональной невро- и психопатии,представляющей очень расплывчатое понятие в силу наших ограниченныхвозможностей учета тех прижизненных патогенных влияний, часто имеющих место враннем детстве, которые, оказывая свое вредное действие, прошли незамеченнымипо малой осведомленности родителей, или даже были забыты. Мы уже не говорим отом, что буржуазное учение нередко рассматривает как психопатов с нашей точкизрения вполне нормальные личности.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.