WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |

Останавливаясь на указанных чертах как натриединстве, характеризующем личность человека, в другой работе, здесь мыотметим лишь два момента: 1) в этой триаде черт личности выражены свойства,специфичные для человека в отличие от животных; 2) в этих свойствахобъединяются учитываемые уголовным кодексом общественно-юридические черты спедагогическими требованиями общественно-нравственного формированиячеловека.

Характеризуя этими чертами человека,представляющими ядро его личности, позволим себе коснуться сложного вопросаразграничения в психике человека собственно личности и психического. Речь идето понятийном разграничении в психическом целостном образовании собственноличностного психического и просто психического. Здесь, возможно, многосхоластики и ненужных словопрений. Но бесспорно то, что существование этоготермина отражает психическую действительность, и мы хотим содействоватьупорядочению и уяснению этого вопроса. Выделяя в психике свойства,характеризующие высшую инстанцию — личность, мы, конечно, не изолируем ее и не отрываем ее отостальной психики, признаем и подчеркиваем, что личность существует в психикечеловека. Она на все стороны накладывает свой отпечаток, но так же, как и вцельном мозге, мы разграничиваем роль и функции коры от функций различныхсистем подкорковых образований, так и в психике различаем разную роль различныхобразований этой сложнейшей системы. Более элементарные, в принциперегулируемые и ведомые компоненты психического играют роль материала, средств идинамизаторов этой активной деятельности личности. Отметим только рольактивности, включая роль темперамента иэмоциональности (да простят нам это объединение,которое в некоторых планах можно допускать, как в свое время делал это И. П.Павлов).

Хотя у животных нет личности, но разнуюстепень активности, различные темпераменты и степень эмоциональности, например,у хорошо изученных собак, никто не отрицает.

Другая важная группа психических свойствотносится к сенсорно-речевой познавательной деятельности и памяти. Ум животных при разных его степенях иформах стал предметом научного исследования, хотя ни личности, ни сознания уживотных не признают. Познавательные способности — интеллект — являются важнейшим средством иусловием формирования и проявлений личности.

Самое широкое и центральное психологическоепонятие представляет характер как своеобразие психики человека. На основаниидлительного изучения важного для психологии вопроса о соотношении понятий оличности, отмечая здесь довольно большие разногласия, упомяну о заключении,которое существенно для обсуждаемой темы. Личность — это высший уровень психики,регулирующий всю психическую деятельность. Характер — это психика человека в еесвоеобразии. Характер включает личность, играющую при нормальном его развитиируководящую роль.

Обсуждение вопроса о соотношениибиологического и социального в психике приводит, таким образом, к проблемампсихической типологии. Психическая типология является в ее сравнительных данныхметодом решения рассматриваемой проблемы. В этом плане интересна медицинскаяпсихология, которая, используя клинические психологические данные, освещаетчаще биопсихологическую сторону проблемы, а педагогика — социально-психологический план.Для того, чтобы эти типологии достаточно правильно освещали проблему в целом,они должны иметь генетический характер. Недостатком клинико-психологическойтипологии, характеризующей преимущественно пограничные формы патологическогоразвития, главным образом, психопатии, например, клинико-психологических типовП. Б. Ганнушкина (1964) или Э. Кречмера, является отсутствие социогенеза вучете основных черт личности. Недостатком социально-педагогических типологий(А. Ф. Лазурский, Э. Шпрангер) является абстрактность. В этих работахпредставлен личностный момент, скорее, как идеологические категории, которые уА. Ф. Лазурского, правда, иллюстрированы литературными и историческимипримерами (1921). В наших более ранних работах мы не разграничивали сдостаточной четкостью понятий личности и характера, но подчеркивалось значениеполюсов коллективизма и индивидуализма для персонологической типологии. Этоттипологический стержень, учитывая верхнюю регулирующую в нормальном развитиироль социального как коллективного, имеет значение не только для типологииличности, но и для всей психической типологии и типологии характера.Недостатком, с точки зрения типологии человека, работ других авторов являетсянедоучет этого и разрыв персонологического и психологического, а такженедифференцированное включение персонологического в характерологическое. Вовсяком случае отличительной чертой работ советских авторов (Б.Г. Ананьев, 1949;А. Г. Ковалев, 1950; А. Н. Божович, 1968 и др.) является то, чтосоциально-педагогическое направление кладет в основу типологии понятиеличности, ее отношений с людьми.

Сейчас у нас доминирующей стала проблемаличности и коллектива. Теснейшая связь этих понятий не освобождает отнеобходимости их раздельного рассмотрения, причем проблема коллектива иколлективов, проблема их развития, их типологии и их взаимодействия остаетсяпроблемой социальной психологии, а проблема особенностей личности, поведенияличности в своем коллективе, взаимодействия лица одного коллектива спредставителями другого при учете роли коллектива в формировании егоособенностей, что раньше достаточно не учитывалось, является проблемойперсонологии или психологии индивидуальной. Если к этому добавить учетпсихологии малых и больших групп и значение их для отдельного человека, станетясным то обилие новых и важнейших проблем, которые встают передпсихологией.

Бесконечно многообразие как одновременного,так и последовательного сочетания плюсов и минусов в развитии биологическойстороны человека и его социальной и психологической сторон. Если с оговорками омногообразии полярных, комбинированных, промежуточных типов постоянно возникаетречь о темпераментах и о 4 основных их типах, то не без основания, в связи срассматриваемым вопросом, мне кажется полезной в социальном, педагогическом имедицинском плане следующая четырехчленная схема соотношения биологических исоциальных, полноценных и неполноценных сторон личности. Представим квадратныйлист, верхняя половина его — социально положительное, нижняя — социально отрицательное, праваяполовина —биологически положительное, левая — биологически отрицательное. При бесконечной пестроте, которая темболее велика, чем больше количество наносимых на карту свойств человека,возможна интегральная оценка, столь же вероятная, как оценка 4 темпераментов. Внашей схеме по 4 квадрантам могут быть выделены четыре основных типа: 1) типсоциально и биологически полноценный; 2) социально полноценный прибиологической неполноценности; 3) биологически полноценный, а социальнонеполноценный и 4) социально и биологически неполноценный. Выделение этихчетырех типов важно уже потому, что ставит вопрос о рамках правильногопонимания материалистического монизма. Не менее важно и то, что решение вопросао социальном и биологическом в смысле объяснения принадлежностирассматриваемого субъекта к тому или иному из указанных 4 типов может бытьправильным только при достаточно полном знании истории его общественногоразвития, т.е. его конкретной, соматической и общественно-трудовойистории.

Не возвращаясь непосредственно к теместатьи, коснемся той сферы опыта, где биогенное выступает в особо тесной связис социопсихогенным, а именно, области судебной психиатрии, судебной экспертизы.Хотя здесь мы сталкиваемся с отрицательной областью в характеристике нашейпроблемы, но она существенна не только по заостренности, с которой выступаютпсихические свойства человека и условия их формирования. Если в отношении формпсихического регресса и распада личности морально-правовая характеристикаличности явно соответствует клинической картине, то в случаях криминальнойпсихопатии вопросы оказываются значительно сложнее. Существенным для патологииличности при этом являются морально-юридическая неадекватность поведения,особенно в диспропорции повышенной агрессивной эффективности и пониженнойположительной реактивности, односторонне эгоцентрические тенденции поведения,преобладающие даже над ясными доводами рассудка.

Преодоление ломброзианства инеоломброзианства заключается не в том, чтобы в легко доступных для объяснениясоциально-отрицательных ситуациях развития показать социогенез преступности, ав том, чтобы вскрыть глубокие корни криминальности там, где они оказываютсячрезвычайно замаскированными. Во всех сложных случаях обнаруживаетсянеобходимость глубокого индивидуально-исторического исследования. История жизнипоказывает значимость метода тщательного субъективного и объективного анамнеза,обнаруживая, как условия не только формируют возбудимость и агрессивность (тоявную, то скрытую, внешнюю подавленность и скрытую озлобленность), но и какизменяют вегетативный тонус, общую соматическую реактивность и реактивность вотдельных системах. При соматических заболеваниях не только меняются реакции,но и возникают нарушенные отношения: раздраженность срывает моральную регуляциюповедения, повторяющиеся психофизиологические состояния голода и истощения идругие перенапряжения, связанные с ненормальностями в существовании и общении,измененное психическое состояние создают ту картину патогенной спирали, вкоторой условие или воздействие вызывает отрицательное свойство; отрицательноесвойство даже при положительном условии влечет за собой отрицательную реакцию,а при прежних условиях ухудшенную реакцию. Эти тенденции, нарастающие по типунаматывающегося клубка или снежного кома, затрудняют выправление личности.Исправление прочной спирали требует «взрыва» или «срыва» как типичногокомпонента или момента перестройки личности.

В случае сочетания соматического исоциального нарушения эта задача особенно трудна. При исходном соматическомнарушении сплошь и рядом не замечают или предвзято отвергаютсоциально-психические нарушения. В случае социально-психологического началачасто недооценивается соматическое состояние. Можно прийти к выводу, вернее,подтвердить положение материалистического монизма о том, что нет психическогобез соматического, но в случаях пограничных и невыраженных форм необходимтщательный анализ рамок изменения психического и соматического и вызывающих ихсоциальных явлений. Заслуживает внимания то, что патологическое изменениепсихики давно отмечено и патология психического является основой определениявменяемости, но, несмотря на богатые в настоящее время технические возможностидиагностики, ни степень, ни длительность соматических, в данном случаебиохимических, изменений в большинстве случаев определить невозможно. Решениевопроса зависит от того, насколько выражены реакции и насколько в связи сжизненной динамикой ситуации нарушается соматика. При этом обращает внимание насебя то, что чем больше выражены соматические изменения, тем при сохранномповедении признается выше сила социогенетической регуляции. Это показывает, чтов социально-поведенческой регуляции решающую роль играют, если так можновыразиться, общественно-исторические, социально-психические церебральныефакторы.

Здесь необходимо сделать несколькозамечаний о том, о чем мысли возникали и по ходу предшествующего изложения. Этопроблема сознательного и его роли в регуляции поведения. Мы совсем не разделяемгипертрофированного представления о той детерминирующей роли, котораяприписывается бессознательному З. Фрейдом. Наши данные и данные Г. В. Гершунипоказывают, что сознательно воспринимаемое представляет лишь узкий участоквосприимчивости организма. Знаменитая концепция воронки Шеррингтона, на которуюнередко ссылаются как на незыблемую истину, является лишь частично истинной,так как узкое сознательное восприятие сопровождается расширяющим и убывающим вясности сознанием по мере удаления от центра. Именно эти неподотчетные попроисхождению компоненты восприятия в результате интеграции создают фон,влияющий на сознательную деятельность, определяющий состояние и настроение. Этоинтересно для анализа структуры сознательной мотивации и имеет значение длярассматриваемой нами проблемы. Что касается узкой части «воронки» реакции, тоона оказывается иной, чем предусматривает схема Шеррингтона, так как на фазенеотработанной реакции она выявляется иначе, чем на этапе сформированнойреакции. Она первоначально моторно недифференцирована. Помимоанимально-моторной части, в ней надо учитывать меняющуюся по состояниювегетативно-реактивную часть, вначале широко охватывающую организм. Это жезаставляет различать фазы реакции.

Однако не только это отграничивает нашепонимание от фрейдовского. Самым главным и принципиальным является основное длянас деление психических процессов и психическихобразований на процессуальное и потенциальное. Чтотакое процессуальное — все знают, и пояснение здесь не требуется. Психическиеобразования — этоприобретенные или врожденные потенциалы реакций и действий. Сюда относятсяспособности, знания и навыки с обеспечивающей ихпамятью интеллект или ум как потенциал осмысливаниянового отношения, какпотенциал его избирательности, определяющий направление и характер реакций идеятельности. Таким образом, каждый момент текущей реакции определенпотенциалами функциональных возможностей, отношений, идущих из индивидуальногои общественного опыта.

Самой существенной для рассматриваемой намипроблемы является та часть ее, которая представляет специфически фрейдовскуючасть характеристики бессознательного — проблема вытеснения. Вытеснение как художественнообразный термин не является строго научным, так как им обозначаютсяпсихологически разные явления. Вытеснить — значит, забыть, не думать, невоспринимать. Можно не хотеть думать о неудаче, можно не хотеть думать обопасности, можно попытаться не думать о своем аморальном поступке. Конкретноэто все разные вещи. Они объединяются одним отрицательным знаком — Не. Это положение толкнулонекоторых наших авторов на попытку объяснить вытеснение физиологическиммеханизмом отрицательной индукции. Однако многообразие явлений, отчастиупомянутое выше, не позволяет его свести к простому и однородному понятию. Мнекажется, дело сводится к тому, чтобы здесь выделить две категории фактов:эмоционально-волевой реакции отвергания (подобно психофизиологическому актуотвращения) и акту сознательно волевого управления. Указывая эти факты,подлежащие, правда, более глубокому и убедительному анализу в физиологическомплане, вместе с тем замечу, что формулы: «не хочу об этом думать» или «мне былопротивно об этом вспоминать» — вошли в речевой обиход задолго до Фрейда. Речь идет о влиянииэмоционального и волевого отношения к содержанию мышления и воспоминания,недостатки которых и в болезненном и криминальном поведении отчетливосказываются, но в физиологическом плане еще не имеют научногообъяснения.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 48 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.