WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 56 |

На базе того, что получит каждыйгражданин. может возникнуть и частная собственность, и разные виды коллективнойсобственности, и новая государственная собственность. Государственнаясобственность будущего — это не осколки или остатки тающего айсберга бывшейсоциалистической собственности. Государственная собственность тоже будетпринципиально новой. так как на госпредприятии будут работать люди у которыхесть свой "капитал"-в виде облигаций, которые они не захотели вложить "в дело",предпочтя оставаться наемными работниками у государства и получать сверхгосзарплаты ренту на облигации.

Ясно. что в конце концов все облигации,распределенные между членами общества, по законам товарного производства,перераспределятся. Возникнет неравенство. Но при демократическомразгосударствлении неравенство будет итогом равного старта и честнойконкуренции.

Но в любом случае, при любых подходах безразгосударствления нет перестройки. Оно — фундамент всего.

Неудивительно, что более или менееустойчиво новые Советы действуют в двух аспектах: когда надо разрушать старое икогда надо определить самые общие линии на будущее. Но как только надо решитьчто-то конкретное, появляется разброс мнений депутатов, отражающий разбросмнений слоев нынешнего общества и их неоднозначное отношение к будущему.Возникают бесконечные дебаты, которые никак не могут завершиться принятиемкаких-то конструктивных решений. И причина не в личностях депутатов, а в самойсоветской системе.

За этой неспособностью принять что-то,кроме самых общих деклараций о перестройке, стоят не только личные особенностинынешнего депутатского корпуса и особенности его формирования, но и особенностиего социальной базы.

Все гораздо сложнее. Дело в том, чтоновая, послеперестроечная система не вырастает естественным образом изпрошлого, из административного социализма. Напротив, ее надо искусственно,извне насаждать на перекопанное поле прежнего строя. Денационализация идесоветизация должны прийти извне".

После денационализации наступает этапдефедерализации. По районам страны (желательно наиболее дробным) проводитсяреферендум о том, в какой из республик хотели бы жить жители района, и побольшинству голосов на месте СССР формируется три, четыре, а то и пять десятковнезависимых государств. Принимается режим свободных переселений, при котором тереспублики, откуда уезжают люди, обязаны нести все расходы, включая постройкудомов на новых местах жительства и переезд из республик только после готовностиэтих домов.

Независимые республики в новых границахформируют демократическую власть. А потом эти республики решают: нужен ли новыйСоюз республик Будут ли в нем подсоюзы (например, союз русских республик— Россия, или союзнескольких украинских республик — Украина, или общий союз России, Украины и Белоруссии)

Программа Г. Х. Попова говорит сама засебя. Здесь четко видно, что лозунг "Вся власть советам", активноиспользовавшийся демпечатью в начале и середине перестройки, носил временныйхарактер и предназначался для совков, для быдла, толпы. Но в конце перестройкиГ. Х. Попов может уже спокойно говорить о том, что никакая советская власть(власть снизу) не нужна. Необходима сильная исполнительная власть — чиновники, которые будутвыполнять указания сверху. Развернутая демпечатью критика"командно-административной системы" оказалась также блефом — она нужна была лишь длярасшатывания СССР. Здесь Попов фактически разоблачает "перестройку", которая ссамого начала преследовала другие цели, чем провозглашала. Ликвидация советскойвласти — это, по мыслиПопова, возвращение к нормальной жизни или к общечеловеческим ценностям поГорбачеву.

Все наблюдаемое развитие показывает, чтосовременное народное хозяйство состоит из предприятий, связанных с другимитысячами нитей. Соответствующие связи и кооперация складывались десятилетиями.Даже развитые государства Европы сейчас не способны действовать в одиночку. Г.Х. Попов, намечая в одночасье разбить СССР на 50 государств, разрывалустановившиеся связи, вел фактически дело к уничтожению современнойпромышленности, к вынужденному переселению, дискриминации и в конечном счете кгибели миллионов людей. Не понимать этого он не мог. Откуда же такаяиррациональная жестокость и почему ей не было дано отпора

4.4. Бесы.

Шабаш.

Информационная война включает в себя нетолько внешнее воздействие, но и использование внутренних закономерностейобщественного сознания. Так, на третьем этапе информационно-психологическойвойны было использовано (в частности Горбачевым и Ко) комплексное шоковоевоздействие для того, чтобы привести общественное сознание в неустойчивоесостояние. При этом возникают положительные обратные связи, развиваютсясамоускоряющиеся, самоорганизующиеся процессы, появляются отклонения от нормы.И как известно из синергетики, в таких состояниях возможно управлениепроцессами с помощью относительно малых, но координированных воздействий,остальное довершает стихия.

Именно такая ситуация создалась в конце80-х годов, когда возникла неустойчивость, произошли скачкообразные изменения вобщественном сознании и массы людей потеряли ориентацию. В такое время, какотмечал крупный русский философ Н. А. Бердяев, проявляется иррациональноеначало, или, если использовать религиозные термины, на поверхность выходятбесы. О таких периодах ярко и резко писал классик русской литературы ФедорМихайлович Достоевский в своем романе "Бесы" /25/:

"В смутное время колебания или переходавсегда и везде появляются разные людишки. Я не про тех так называемых"передовых" говорю, которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотяочень часто с глупейшею, но все же с определенною более или менее целью. Нет, яговорю лишь про сволочь, во всякое переходное время подымается эта сволочь,которая есть в каждом обществе, и уже не только безо всякой цели, но даже неимея и признака мысли, а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство инетерпение. Между тем эта сволочь, сама не зная того, почти всегда подпадаетпод команду той малой кучки "передовых", которые действуют с определеннойцелью, и та направляет весь этот сор куда ей угодно, если только сама несостоит из совершенных идиотов, что, впрочем, тоже случается... В чем состоялонаше смутное и от чего к чему был у нас переход — я не знаю, да и никто, я думаю,не знает... А между тем дряннейшие людишки получили вдруг перевес, стали громкокритиковать все священное, тогда как прежде и рта не смели раскрыть, апервейшие люди, до тех пор так благополучно державшие верх, стали вдруг ихслушать, а сами молчать; а иные так позорнейшим образомподхихикивать".

Дирижируют этой обстановкой "передовые", вданном случае — пятаяколонна (идеологи КПСС) и часть примкнувшей к ней переродившейся верхушкипартии. Их цели буквально совпадали с формулировкой Петра Верховенского вромане "Бесы":

"Вы призваны обновить дряхлое изавонявшееся от застоя дело... Весь ваш шаг пока в том, чтобы все рушилось: игосударство и его нравственность. Останемся только мы, заранее предназначавшиесебя для приема власти: умных приобщим к себе, а на глупцах поедем верхом... Мыорганизуемся, чтобы захватить направление; что праздно лежит и само на нас ротпялит, того стыдно не взять рукой".

Поставленные цели также удивительносовпадают со словами Аллена Даллеса, произнесенными еще в сороковые годы (цит.по /26/):

"Литература, театры, кино — все будут изображать самыенизменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать такназываемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческоесознание культ секса, насилия садизма, предательства...

И лишь немногие... будут догадываться илидаже понимать, что происходит... но таких людей мы поставим в беспомощноеположение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать".

Здесь Даллес четко характеризует обстановкупериода неустойчивости (бифуркации в терминах синергетики) и методику егоиспользования. Главная задача этого периода, с точки зрения организаторовинформационной войны, — не временная деморализация народа, а духовное покорение, духовноезакабаление народа, считающего свое подчинение нормой. Для осуществления этойзадачи страна должна уничтожить свое прошлое, окрасив своих выдающихся людей,героев и кумиров в черный цвет, представив всю свою историю царством абсурда. Ивот в моду входят откровения философа Померанца, одно из которых опубликовано вЛитературной газете /27/:

"Россия и в 19 веке попахивала абсурдом (иЕвропа, и не-Европа). От этого острое чувство абсурдности у Герцена ("ДокторКрупов", "Афоризмата Тита Левиафанского"), у Достоевского в "Записках изподполья". Советская Россия — абсурд в квадрате (прыжок в утопию не может не углубитьабсурдность жизни). А перестроечная Россия— абсурд в кубе...

Объяснить все это возможно. Но жить вэтом, даже объясненном, трудно...

Бросается в глаза, что в Восточной Европестарые люди помнили нормальную жизнь; и весь народ был готов к ней вернуться. Ау нас неизвестно, к чему возвращаться, и страшно прыгать в неизвестность.Во-вторых, тоталитаризм был навязан там оккупантами; у нас он победил вгражданской войне (то есть имел своих пламенных сторонников) и прочно вошел втрадицию. В-третьих, коммунизм дал общую идею, чтобы восстановить и расширитьимперию... И никакого скорого выхода из путаницы нет. Жить в России— жить в абсурде.Вернуться в Россию —вернуться в абсурд.

Я много лет переписываюсь с БорисомХазановым. Еще до своего отъезда в Мюнхен он созерцал в одном из своих эссефантастическую возможность собрать тысячу русских интеллигентов на необитаемомострове и продолжать русскую культуру без России.

Для рационалиста жить в обстановке абсурданевыносимо, переход от профанического абсурда к сакральному не скрашивает емужизнь — и заедаеттоска. Попав на Запад, почувствовав родной воздух интеллектуальной, социальнойи правовой ясности, он вернуться в интеллектуальный ад неспособен".

Как видим, согласно Померанцу, народ вРоссии в течении целого ряда поколений, начиная с XIX века, живет в обстановкеабсурда. Он даже опасен для цивилизации, поскольку несет с собой тоталитаризм(если в Восточной Европе он был навязан оккупацией, то в России он вошел втрадицию). Конечно каждый истинный демократ одобрит идею Хазанова отобрать 1000интеллигентов и продолжать русскую культуру без России. К сожалению, Померанцне уточняет, что же делать с основной массой неполноценных, тоталитаризованныхлюдей, остающихся пока на территории бывшего СССР.

В конце 80-х откровения и открытия типатворений Померанца заполняют СМИ, входят в повседневное обращение. Открываешьжурнал /28/ и читаешь "Великие стройки вандализма". Что это Оказывается :Днепрогэс, Турксиб, Магнитка и т. п. Берешь сборник анекдотов, читаешь: "Стоитамериканский автомобиль в Москве, под ним в грязи лежит человек, прокалывающийшину, — Что ты тамделаешь — Я хочувдохнуть воздух свободы". Из выступления : "О какой экономике можно говорить вРоссии — это экономикатроглодитов". Пришлось даже услышать вздох сожаления: "Эх, а почему нас незавоевали немцы" В этот период все штатные ораторы начинали свои выступления санафемы советскому прошлому, а кончали — поклонами Западу. А еслипоявившиеся надежды не оправдаются, то для неполноценного, нецивилизованногонарода, с врожденным тоталитаризмом, берущим начало с Ивана Грозного,предлагается простой и естественный выход. И в экономическом, и в социальном, ив идеологическом плане страна подводится к положению колонии. Указывается нанеобходимость арбитража ООН на территории страны, ввода "корпуса мира", а такжеконтролеров и наблюдателей и даже подразделений из США. В газете "Куранты" от9.01.1992 г. приводится высказывание: "Мы честно шли к этому финалу, да и чтоплохого в статусе колонии". И далее обсуждается как стать колонией — для чего рекомендуется обратитьсяк бизнесменам Запада за помощью.

Отречение от советскогопрошлого.

Характерная особенность конца перестройки— тотальное отречениеот советского прошлого, от дела отцов, дедов, прадедов, от тех, кто сражался нафронтах во имя будущего, отдавая все силы и даже жизнь. Особенное усердие здесьпроявляли бывшие пламенные борцы за коммунизм — идеологи КПСС, высшие партийцы,деятели СМИ, которые столь же пламенно осуждали тоталитарное прошлое.Постепенно эта кампания стала приобретать формы массовой истерии.

В свое время великий писатель-сатирикЯрослав Гашек в рассказе "Идиллия винного погребка" /29/ описал четырехзавсегдатаев погребка, делившихся друг с другом фактами обольшевиках:

"Фабрикант стеклянной посуды дополнил этифакты сведениями о том, как большевики в России поступают со своимисобственными писателями и журналистами. С Горького заживо содрали кожу ибросили его в яму с негашеной известью. Аверченко раздели донага присорокапятиградусном морозе и поливали водой до тех пор, пока он не превратилсяв огромный ледяной сталактит.. Теффи поджарили на конопляном масле, а потомзамариновали в уксусе. Борисом Соколовым зарядили царь-пушку в Кремле ивыстрелили в сторону Ходынки. Если уж большевики творят такое с собственнымилюдьми, если они зажарили вдову Толстого, а через Мережковского пропустилиэлектрический ток в два миллиона вольт, от чего он сошел с ума, то нечегоудивляться тому, что они учинили в Харькове с тремя внуками и внучкой БоженыНемцовой.

Старик, сидевший за соседним столиком,встал и подошел к четырем знатокам русской жизни.

—Господа,— сказал ондрожащим голосом,—господа... это... ошибка... Я сам... сам внук... Божены Немцовой. Мы...вернулись... только вчера... из России. Мы все... живы... С нами, извините...ничего не сделали. Разрешите мне... подсесть к вам, я...

Не важно, кто вы такой,— пробасил старший инспекторстрахового общества.—Этот столик для наших друзей, а не для тех, кто заступается забольшевиков".

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.