WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 56 |

"Огромный зал, столы с яствами. Справа,поперек, для ЦК, а перпендикулярно, в три шпалеры — для остальных. Молчаливыемальчики за стульями, чисто вымытые, пробор, салфетка, готовы и налить, иподать, и вынести... Оживленное харчение. с редкими одобрениями с главногостола, здравицами (хотя без всякого горячительного). Одна здравица заСолженицына. Он встал, далеко от меня, лицо бледно-серое, рядом Твардовскийвидится курносо. Зал хлопает чуть ли не стоя".

В это время А. И. Солженицын обретаетширочайшую известность. О нем говорят все средства массовой информации, еговыдвигают на Ленинскую премию. О его умонастроениях свидетельствует обращение вЦК КПСС к помощнику Н. С. Хрущева В. С. Лебедеву (цит. по /9/):

"Я глубоко взволнован речью НикитыСергеевича Хрущева и приношу ему глубокую благодарность за исключительно доброеотношение к нам, писателям, и ко мне лично, за высокую оценку моего скромноготруда. Мой. звонок Вам объясняется следующим: Никита Сергеевич сказал, что еслинаши литераторы и деятели искусства будут увлекаться лагерной тематикой, то этодает материал для наших недругов и на такие материалы, как на падаль, полетятогромные, жирные мухи. Пользуясь знакомством с Вами и помня беседу наВоробьевых горах во время первой встречи наших руководителей с творческойинтеллигенцией, я прошу у Вас доброго совета. Только прошу не рассматривать моюпросьбу, как официальное обращение, а как товарищеский совет коммуниста,которому я доверяю. Еще девять лет тому назад я написал пьесу о лагерной жизни"Олень и шалашовка"... Мой "литературный отец Александр Трифонович Твардовский,прочитав эту пьесу, не рекомендовал мне передавать ее театру. Однако, мы с нимнесколько разошлись во мнениях, и я дал ее для прочтения в театр-студию"Современник" О. Н. Ефремову, главному режиссеру театра. Теперь меня мучаютсомнения, учитывая то особенное внимание и предупреждение, которое быловысказано Никитой Сергеевичем Хрущевым в его речи на встрече по отношению киспользованию лагерных материалов в искусстве, и сознавая свою ответственность,я хотел бы посоветоваться с Вами — стоит ли мне и театру дальше работать над этой пьесой... Если Выскажете то же, что А. Т. Твардовский, то эту пьесу я немедленно забираю изтеатра "Современник" и буду над ней работать дополнительно. Мне будет оченьбольно, если я в чем-либо поступлю не так, как этого требуют от нас,литераторов, партия и очень дорогой для меня Никита СергеевичХрущев". Вскоре после этого обращения Идеологический отдел ЦК резко меняетсвою позицию. Восхваления сменяются обвинениями, наступает необратимоеотчуждение Солженицына от власти. Идеологи направляют его на нужную им"стезю".

Вся эта процедура роднит дело Солженицына сделом Бродского. Производство диссидентов идет по отработанной схеме. С точкизрения нормального человека характерной чертой большинства дел была их внешняябессмысленность и многим казалось, что их проводили идиоты. Это относится вчастности к делу А. Синявского и Ю. Даниэля и прошедшего за ним дела "четырех"(А. Гинзбурга, Ю. Галанскова и др.). Так же как и дело Бродского они подробно,во всех деталях излагались в СМИ Запада. Вот выдержка из последнего словаподсудимого Александра Гинзбурга на процессе "четырех" 12 января 1968 г./10/:

"Итак. меня обвиняют в том, что я составилтенденциозный сборник по делу Синявского и Даниэля. Я не признаю себя виновным.Я поступил так потому, что убежден в своей правоте. Мой адвокат просил для меняоправдательного приговора. Я знаю, что вы меня осудите, потому что ни одинчеловек, обвинявшийся по статье 70, еще не был оправдан. Я спокойно отправляюсьв лагерь отбывать свой срок. Вы можете посадить меня в тюрьму, отправить влагерь, но я уверен, что никто из честных людей меня не осудит. Я прошу суд ободном: дать мне срок не меньший, чем Галанскову", (В зале смех. крики: "Больше.больше!")".

В результате деятельности идеологов попроизводству диссидентов постепенно среди западных левых формировалсянегативный образ Советского Союза. Ряд людей, оказавшихся на Западе, вчастности В. Некрасов, А. Галич, В. Максимов, А. Зиновьев, никакого отношенияне имели к антисоветской деятельности, более того многие из них осталисьсторонниками социализма, патриотами своей страны, но они выступали противзаведомой лжи идеологов, причем подаваемой в грубооскорбительной,отталкивающей, вызывающей форме.

С начала 70-х происходит качественноеизменение в положении диссидентов. Теперь новоиспеченные диссиденты оказались вцентре внимания западных СМИ и приобретали всемирную славу и известность. Онистали получать денежное содержание, им присуждают награды и премии, в том числеНобелевские (Пастернак, Бродский, Солженицын, Сахаров). Диссидентствостановится профессией, в которой появляются свои плюсы, она становится дажепривлекательной.

В 60-е годы реальное влияние диссидентов ещеничтожно мало, но идеологи уже поднимают шум. Они клеймят в печати фактическинеизвестных до этого, часто ни в чем неповинных или ничего не значащих людей. Врезультате их имена гремят и в СССР и во всем мире.

Интеллигенция в концешестидесятых.

Наряду с производством диссидентов идеологиразвертывают кампанию по нравственному разложению интеллигенции, другимисловами, по производству "скрытых" диссидентов. Интеллигенцию — писателей, артистов, ученых— начинают вовлекать вмассовые действа по осуждению диссидентов, включая выступления на собраниях,заявления с подписями основных сотрудников институтов. Причем это осуждениедолжно было проводиться в подавляющем большинстве случаев при отсутствииреальной информации. При сборе подписей использовались различные методывоздействия. Так, например за отказ подписать заявление, осуждающее Сахарова,сотрудник научного института был предупрежден, что ему не дадут защититьготовую диссертацию, после чего он сдался. Некоторые шли на хитрость, неприходя в институт в день сбора подписей. Большинство же людей, работавших внауке в тот период, особо не задумывалось над своей подписью. Многие ставилиподписи искренне, и на то были причины, так как действия некоторых диссидентовпроизводили отталкивающее впечатление. Например, ходило по рукам произведениесамиздата о А. С. Пушкине, из которого следовало, что более извращенную,порочную и омерзительную личность, чем Пушкин, трудно себепредставить.

Но главное состояло в том, что появилисьлюди, и их число росло, готовые поддержать любые действия идеологов, ихнеобоснованные нападки, люди, готовые выслужиться и извлечь из этого конкретнуюпользу для себя. В их шумном и яростном осуждении диссидентов не было ни гранаубеждений. Ради личной выгоды, личных интересов они были готовы пойти на все.Они могли менять цвет как хамелеоны. Подавляющее большинство деятелейлитературы и искусства, с особой страстью осуждавших диссидентов и славившихсоциализм, стали к концу 80-х "демократами". Когда Солженицына в 1974 г.выслали из СССР, в газетах были опубликованы многочисленные отклики, клеймящие"литературного власовца". Например, писатель Александр Рекемчук пишет в"Литературной газете" в заметке "Клеветник":

"Откровенный контрреволюционер, врагсоциалистического строя, всех многотрудных побед и свершений нашего, народа,Солженицын не обошел своей ненавистью и советскую литературу, рожденнуюОктябрем.

Он пытается оплевать все, что свято длямиллионов умов и сердец. Со страниц сочинения "Архипелаг Гулаг" многократносрывается брань по адресу Горького — одного из мировых художниковслова, основоположника литературы социалистического реализма, великогогуманиста. Глумясь над творчеством Маяковского, он с издевкой цитирует именноте строки, которые посвящены Ленину, обращены к комсомолу, к деятелямискусства,— мы знаемих наизусть и повторяем, как клятву.

Ныне Солженицын, а с ним и вся зарубежнаяфабрика-кухня антикоммунизма возопили о том, что отклики советских людей, в томчисле писателей, на появившиеся в "Правде" и "Литературной газете" статьи о егопадении и гражданском бесчестии имеют де чересчур резкий и суровыйтон...

На мой взгляд, тон их можно счесть дажеслишком сдержанным в сравнении антисоветским содержанием и в сравнении сразнузданным "стилем" самого Солженицына".

Через десять с небольшим лет А. Рекемчукстанет одним из руководителей антикоммунистического объединения писателей"Апрель".

К концу 60-х годов заметно меняетсясамосознание интеллигенции в целом. Интеллигенция заявляет о себе как ведущейполитической силе в событиях в СССР и странах Восточной Европы. В свое время С.Н. Булгаков отмечал, что для дореволюционной интеллигенции чужд сложившийсямещанский уклад и есть чувство вины перед народом, за счет которого она ест ипьет. Тогда на переднем плане стояла "вера наизнанку" (атеизм). Детальныйанализ состояния интеллигенции на рубеже 70-х годов провел Ф. Кормер /11/,который отметил резкое отличие от прошлого, буржуазность современнойинтеллигенции: в манерах, в одежде, в обстановке квартир, в суждениях, встремлении к обеспеченности и благополучию. Идеалом теперь служит жизньамериканского или европейского коллеги, хотя гораздо напряженнее работающего,но свободного и хорошо оплачиваемого. Другое отличие — склонность к иррационализму,неверие в прогресс, следование за социальной модой. Противопоставляя себя, каки раньше, власти, интеллигенция не доходит до открытого разрыва. В Ф Кормерписал:

"Ей нечего было противопоставить. В еесознании не было принципов, существенно отличавшихся от принципов,реализованных режимом. Поэтому, если вообразить, что в какой-то момент террорбыл бы снят и интеллигенция получила бы свободу волеизъявления, то вряд лиможно сомневаться, что ее свободное движение быстро окончилось бы какой-либоновой формой тоталитаризма, установленной снова руками той жеинтеллигенции".

И, наконец, как характерную черту, следуетотметить принцип двойного сознания интеллигенции, т. е. двойственный подход,сочетающий взаимоисключающие оценки ко всему окружающему социуму.

3.2. Эволюция КПСС и ееидеологии.

"Партия наш рулевой".

Партия в СССР была частью государственнойструктуры и одновременно идейным руководителем общества. И в Гражданскую, и вВеликую Отечественную войну в массе своей коммунисты отличались идейнойубежденностью. Еще Маяковский писал: "Если бы выставить в музее плачущегобольшевика, весь день в музее торчали ротозеи, еще бы, такого не увидишь и ввека". Неоднократно отмечалось, что в гитлеровских концлагерях наибольшуюстойкость проявляли священники и коммунисты. Партия и по убеждениям, и почисленности представляла собой огромную силу.

Перед пятой колонной идеологов стояла задачаразложить партию изнутри и превратить ее в колосс на глиняных ногах.Естественно, поскольку они не могли выступать в этом направлении открыто, тодействовали исподволь, постепенно, шаг за шагом. Начиная с середины 50-х годовв стране возникает своего рода культ партии. На всех съездах, пленумах ЦК,любых торжественных мероприятиях всячески подчеркивалась роль "ленинскойпартии" — КПСС. Странашла под ее "мудрым руководством" от победы к победе. Партия олицетворяла собой"ум, честь и совесть". В докладе Л. И. Брежнева на ХХШ съезде так говорилось ороли партии /12/:

"Наша ленинская Коммунистическая партияявляется руководящей и направляющей силой советского общества. Она объединяет всвоих рядах наиболее передовых представителей рабочего класса и всехтрудящихся, руководствуется боевой революционной идеологией рабочего классавсего мира —марксизмом-ленинизмом, уверенно ведет советский народ вперед по путистроительства коммунизма, направляет и организовывает жизнь социалистическогообщества, успешно выполняет роль учителя, организатора и политического вождявсего советского народа.(Аплодисменты)".

Говоря о задачах партии, Л. И. Брежневвыделяет главное:

"Главное теперь состоит в том, чтобы ещевыше поднять уровень всех звеньев идеологической работы партии. Мы должныпомнить ленинское указание о том, что вне сознательного труда и общественнойдеятельности нет и не может быть коммунистического воспитания. Всяидеологическая работа должна быть тесно связана с жизнью, с практикойкоммунистического строительства, без этого, как не раз подчеркивал В. И. Ленин,она превращается в политическую трескотню. Мобилизация трудящихся на успешноерешение задач по созданию материально-технической базы коммунизма, формированиенаучного мировоззрения, коммунистической морали у всех членов общества,воспитание всесторонне развитой личности — таковы цели идеологическойработы партии... Наша партия всегда придавала первостепенное значениевоспитанию сознательной дисциплины у всех членов общества... Важное место вработе партийных организаций должно занимать воспитание бережливости усоветских людей, заботы каждого о сохранности и умножении общественногодостояния".

Эти выдержки из доклада служат нагляднойиллюстрацией того обстоятельства, что КПСС уже перестала быть обычной партией.Она стала частью государственной структуры. При этом партийное руководствостояло над государственным, могло контролировать, поправлять и сменятьпоследнее. Но кто и как контролирует партийное руководства всех рангов В этомзаключался один из ключевых вопросов дальнейшего развития страны.

Каждое решение, принятое в узком кругувысшего руководства, освящалось именем 15 млн. членов партии, не имевших кэтому действу никакого отношения и даже не информированных должным образом. Современ Хрущева в пропаганду вошли положения типа: "партия разоблачила Сталина","партия начала перестройку". Слово "партия" служило прикрытием действийидеологов. В реальности же значение роли рядовых членов партии в принятиирешений даже на местном уровне постепенно снижалось. Руководители разных ранговбыли связаны между собой множеством формальных и неформальных связей. Ониприобрели свойство "непотопляемости". Будучи снятыми с одного руководящегопоста за развал работы, они перебрасывались на другой. Так шло становлениепартноменклатуры.

Операция "Собор".

В жизни партии рубежным событием стал пленумЦК КПСС в 1957 г., на котором из руководства партией были исключены Маленков,Каганович, Молотов и "примкнувший к ним" Шепилов. Решающую роль на пленумесыграли секретари обкомов, которые стали приобретать со временем все большийвес. Постепенно формируется партийная олигархия. Если во времена И. В. Сталинапри потере действенного контроля снизу был крайне жесткий контроль сверху, чтозаставляло руководителей разных рангов интенсивно работать и думать, то нарубеже 50 — 60-х годовон приобретает формальный характер. Возникает и постепенно проникает во вся ивсе система связей, которая раньше в какой-то мере сдерживалась жесткойцентрализацией, возможностью отставки любого лица, какое бы высокое положениеоно не занимало.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.