WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 56 |

— Особуюмощь имела бомба замедленного действия, заложенная под партию. Здесь этапноезначение имел Пленум ЦК КПСС 1957 года, осудивший в резолюции Маленкова,Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова, на котором определяющуюроль играли региональные руководители. После Пленума резко ослабевает контрольсверху. Секретари обкомов, союзных республик постепенно становятся своего родаудельными князьками; возникают местные элиты; развертывается процессрегионализации партии. При этом накладывается запрет на публикациюпроизведений, где выведен негативный образ партийного работника. Но главное,был снят всякий контроль (в том числе КГБ) с высшей партноменклатуры— членов ЦК,секретарей обкомов. Существовала инструкция для органов государственнойбезопасности, согласно которой запрещалась оперативная работа (включаяпрослушивание, наружное наблюдение и т. п.) над депутатами, партийными,комсомольскими, профсоюзными работниками высокого ранга. Даже если вследственных делах КГБ нити вели к ее представителям, то они обрывались,расследование прекращалось /15/. Любые материалы на высшую номенклатуру(например, случайно проявившиеся по другим делам) подлежали уничтожению. Можносказать, что высшая номенклатура получила право на безнаказанную измену Родине.Партийная верхушка, находящаяся под контролем идеологов КПСС, "укрепляла" КГБ спомощью спецнаборов из бывших партийных и комсомольских работников, средикоторых значительный процент составляли люди, отработавших свое насоответствующих должностях и не имевшие перспектив на дальнейшее продвижение попартийной линии. В отличие от США, где в ЦРУ включались специалисты высокогокласса, спецнаборы состояли из людей, занимавшихся в основном выступлениями,заседаниями, представительством. Таким образом, пятая колонна создавалаусловия, предохранявшие ее от раскрытия.

Все эти деяния были позднее названыволюнтаризмом Н. С. Хрущева Но, конечно, это не так. Хрущев был марионеткой вруках идеологов КПСС. Тогда, в пятидесятые годы, получив фактическую власть встране, каста идеологов, выступавшая под забралом "марксизма-ленинизма", сталанаталкиваться в своей деятельности на постепенно растущее явное и неявноесопротивление на всех уровнях. Выше уже говорилось об отпоре попыткам идеологовотбросить СССР назад, задержав его научно-технический прогресс, и о выдающемсяорганизаторе этого отпора — академике Игоре Евгеньевиче Тамме. Состояние общественногосознания было таково, что любая попытка изменения общественного строяокончилась бы катастрофически для ее организаторов. Необходимы были егомедленные постепенные преобразования. На рубеже 60-х годов идеологи меняют своютактику — наступаетвторой этап информационно-психологической войны.

Глава 3. Второй этапинформационно-психологической войны.

3.1. Создание системы идеологи— диссиденты.

Особенности второгоэтапа.

Первый этап психологической войны,завершившийся к концу пятидесятых годов (примерно в середине правления Н. С.Хрущева), протекал в бурный период противостояния в верхах, переменах видеологических концепциях и смене политической власти. К реальному (теневому)руководству страной пришли идеологи КПСС. В результате первого этапапсихологической войны в монолите общественного сознания появились глубокиетрещины.

Как стало ясно впоследствии, задачей второгоэтапа, охватывающего период в четверть века (60 — 70-е, начало 80-х годов), сталодальнейшее расширение и углубление образовавшихся трещин и приведениеобщественного сознания в рыхлое неустойчивое состояние. На этом этапе теневоеруководство страной осуществляли идеологи КПСС. В своей весьма нетривиальнойкниге "Сила и бессилие Брежнева" А. Авторханов дает следующую характеристикумонопольного положения секретаря ЦК М. А. Суслова (цит по /1/):

"Суслов — последняя инстанция в ЦК,которая определяет, что есть марксизм-ленинизм, и которая решает, как надо егодальше развивать. Ему одинаково подцензурны как школьные учебники, так и"реформы" Косыгина, ноты Громыко, указы Подгорного, приказы Гречко и, конечно,речи Брежнева. Как шеф-идеолог Суслов начиная с 1948 г. главное лицо в ЦК посвязи с заграничными коммунистическими партиями. Он представлял КПСС и вКоминформе. От имени ЦК КПСС он принял самое ближайшее участие в составленииизвестных документов международного коммунистического движения — документов международныхкоммунистических Совещаний 1957 и 1960 гг. Он был руководителем делегации КПССв переговорах с Коммунистической партией Китая по урегулированию спорныхвопросов.

При Брежневе Суслов второй человек, но такойвторой, который пользуется большей властью, чем любой его предшественник напосту второго секретаря. Брежнев — Генеральный секретарь милостью Суслова и только до тех пор. покаСуслов этого хочет.

Дело в том. что аппаратом ЦК, а значит, игосударством наряду с Первым, или Генеральным, секретарем юридически руководитвторой секретарь. Но поскольку Первый секретарь большую часть времени занят"большой политикой" и ее репрезентацией, то второй секретарь — фактический хозяинвласти.

В этом контексте имя Суслова следуетпонимать в более широком смысле, а именно — как целостную группировкуидеологов КПСС. С внешней стороны все в этот период казалось установившимся,неизменным. Даже отставка Н. С. Хрущева прошла мирно и гладко. Вторая частьданного этапа получила название эпохи застоя. Но под внешней почти неизменнойоболочкой шаг за шагом, капля за каплей (дропшот) наносились ударыпсихологической войны. Как и на первом этапе все кампании идеологов проводилисьпод знаменем социализма и в его "защиту". Они имели двойное дно и истинный ихсмысл для подавляющего большинства казался неясным. Типична для тех лет реакцияслушателей семинара в ФИАНе, где выступал философ — борец против идеализма: "Ну какже можно быть таким идиотом" Но думается, что никакими "идиотами" идеологи небыли.

Можно выделить три конкретных направления ихдействий на этом этапе.

Во-первых, организацию оппозиции(диссидентского движения) внутри страны (использовавшаяся при этом методикабудет подробно описана ниже). В результате, с одной стороны, можно было успешнобороться с людьми, стремящимися к определенным переменам в интересах СССР, сдругой —компрометировать свою страну неадекватными действиями по отношению кдиссидентам.

Во-вторых, подрыв идеологических основсоциализма путем торможения общественных наук, догматизации марксизма-ленинизмас приданием ему черт пародийности.

В-третьих, создание условий для разложенияКПСС.

Все эти задачи не могли быть решены извне ирешались изнутри. Их выполнение требовало последовательного проведения целойсовокупности мероприятий в течении весьма длительного времени.

На данном этапе открываются также новыевозможности, связанные с повышением роли информации. Появились каналывоздействия на население в целом. В каждый дом постепенно входило телевидение.Несмотря на помехи, очень многие стали слушать зарубежное вещание на СССР.Война приобрела характер информационно — психологической.

Ценитель литературы иискусства.

Для организации предпосылок диссидентскогодвижения необходимо было, хотя бы и на пустом месте и под надуманнымипредлогами, создать противостояние между "линией партии", представленной насамом деле идеологами — пятой колонной Запада, — и творческой интеллигенцией. Наэтот подвиг "подвигнули" выдающегося ценителя литературы и искусства Н. С.Хрущева. Его первые речи в период "оттепели" на приемах советских писателей итворческой интеллигенции в ЦК КПСС в мае 1957 г. /2/ содержали еще весьма общиеположения:

"Мы хотим консолидации, сплочения всех силлитературы и искусства на принципиальной основе, а не за счет уступок иотступлений от принципов марксизма — ленинизма... Весь вопрос в том,с каких позиций и во имя чего ведется критика. Мы вскрываем и критикуемнедостатки для того, чтобы устранить их как помеху на нашем пути, чтобы ещеболее укрепить наш советский строй, позиции коммунистической партии, обеспечитьновые успехи и более быстрое движение вперед".

Но в целом он единственно осудил МаргаритуАлигер и "клеветническое сочинение" Дудинцева "Не хлебом единым".

В полной мере талант Хрущева как ценителялитературы и искусства развернулся в начале 60-х. Наглядная картинапроисходившего представлена в воспоминаниях и записях известного художникаБориса Жутовского /3/, который, как и Эрнст Неизвестный, подвергся высокойпартийной критике.

"В силу обстоятельств или по таинственнойпредназначенности я на короткое время оказался действующим лицом одной изкампаний властей против искусства...".

После выставки в Манеже были организованывстречи правительства с творческой интеллигенцией.

"... Из прочитанного ниже вы, читатель,поймете, сколько энергии, невежества, ярости выплеснулось на головы участниковэтих встреч. Но сперва как я туда попал. По сценарию необходимо было заполучитьработы "негодных художников" в залы, где предполагалось это проводить, дабывоочию продемонстрировать "бесплодность формалистических исканий и попыткистирания идеологических граней". Сказано — сделано. Телефон мой надрывалсяот звонков с просьбами, а потом и требованиями привезти работы. И именно те,которые вызвали "справедливую критику" и были предметом "внимания и разговора"главы государства со мной на выставке в Манеже. А таких работ было четыре, иразговоров столько же. Мне же этого совсем не хотелось".

Но пришлось, и Жутовский попадает напросмотр, где демонстрировались его картины. Оценку выставке даетХрущев.

"Н. С. ХРУЩЕВ. С писателями положениехорошее, но надо чистить. Вам это делать!.. Вот это — скульптура (Указывая на работыЭрнста.) Я их спросил, не педерасты ли вы Педерастами бывают в 10 лет, а вамсколько (Видно, он перепутал педерастов с онанистами).

Я политик, а не художник. Посмотрите наавтопортрет Б. Жутовского. Если вырезать в фанере дыру и приложить к этимпортретам, я думаю, что 95 процентов сидящих здесь не ошибутся, какая частьтела будет в дыре на картине Жутовского. В вас, Б. Жутовский, была искра божия,вы ее закапываете —это формализм... Кто дал вам право так презирать народ..

Неизвестный смотрит свысока. Он— медиум. Он создал,а мы думаем — чтоэто Хочется плюнуть, т. Неизвестный. Я сказал Шелепину: где они медьберут...

Вот позвал Шостакович, три джаза— живот болит. А яхлопаю. Малодушие. Когда джаз— колики. Может, это и старорежимно, я люблю Ойстраха. Постоим застарину, чтобы не поддаваться упадничеству... Что делать с Неизвестным иЖутовским Если не понимают— уезжайте. Поддерживать это направление не будем. С Кеннеди мыпошли на компромисс, внутри государства этого быть не может...".

На следующей встрече в свердловском залеКремля (март 1963 г.) происходит следующий диалог:

"А. ВОЗНЕСЕНСКИЙ. Как и мой учительМаяковский, я не член партии...

Немедленно в разговор включился на глазахраспалявшийся Н. С. Хрущев.

Н. С. ХРУЩЕВ. Не афишируйте. Предатель.Посредник. Наших врагов. Ты не член моей партии, господин Вознесенский! Ты нена партийной позиции. Для таких самый жестокий мороз... Обожди еще, мы тебянаучим. Ишь ты какой Пастернак.. Получайте паспорт и езжайте к чертовойбабушке. К чертовой бабушке!

Зал неистовствовал. А. Вознесенский недоговорил, ушел с трибуны".

Во всей этой истории, рассказанной Б.Жутовским /3/, обращает на себя внимание полная бессмысленность обвинений, ихрезкость, нарочито обидный характер. При всем при том критикуемые деятелиискусства и писатели не нанесли никакого ущерба или урона советской власти.Видна скрытая цель —показать, что советская власть против искусства (также как она была противнауки в начале 50-х).

В июне 1963 г. состоялся Пленум ЦК. Сдокладом выступал секретарь ЦК по идеологическим вопросам Л. Ф. Ильичев. Ончетко выделил главное оружие противника /4/.

"Искусство втянуто в водоворот идейныхбитв, оно находится на "баррикадах сердец и душ". Здесь не может быть перемирияи примирения, идейных уступок и компромиссов. Наши идейные противники включаютв свой арсенал такое оружие, как формализм, абстракционизм, декадентство, хотятзасорить наше поле идеологическими сорняками, чьи семена выведены идейнымиселекционерами капитализма".

В это время в печати развернуласьожесточенная кампания против художников — абстракционистов. По тону печатисоздавалось полное впечатление, что именно здесь таится главная идеологическаяугроза. Все мероприятия проводились под знаменем утверждения ленинскихпринципов. В докладе Ильичева говорилось /4/:

"Позиция нашей партии поидейно-художественным вопросам известна, она обоснована в трудах нашего учителяи вождя Владимира Ильича Ленина, изложена в Программе КПСС, конкретизирована иразвита в замечательных выступлениях Н. С. Хрущева. Партия проводила и будетпроводить ленинскую линию-бороться за партийность и народность, за идейность ивысокую художественность. Никакой почвы под собой не. имеют опасения, чтокритика формалистических" абстракционистских тенденций в искусстве может будтобы привести к творческому застою, к возрождению методов руководства искусствомпериода культа личности и т, д. Во всей нашей жизни восстановлены ленинскиенормы, ленинские принципы руководства, в том числе в руководстве литературой иискусством. (Аплодисменты).

Надо отказаться от какой-либо предвзятости,помнить, что борьба идет не против людей, а за людей, против плохих идей.(Аплодисменты).

В то же время тем, кто рассчитывает, чтоборьба с идейными шатаниями и извращениями — "временная" кампания, котораяскоро пройдет, что "все забудется", пока же можно отсидеться и отмолчаться, мыговорим: не выйдет. Дело идет о серьезных вещах, партия ведет не кампанию, апоследовательную борьбу за утверждение ленинских принципов во всех областяххудожественного творчества. И ни один честный советский художник не можетсегодня выступить в роли этакого "стороннего наблюдателя", замыкаться в себе, атем более упорствовать в своих ошибках и заблуждениях, искать сочувствия,апеллировать к отсталым и антиобщественным элементам".

Эта позиция была высказана и в решенииПленума /5/:

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.