WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 56 |

После смерти Ленина жесткое идеологическоепротивостояние двух линий еще более обострилось. В. И. Ленин как вождьреволюции имел непререкаемый авторитет в глазах общества. Обе стороны сражалисьза "чистоту марксистско-ленинского учения", преследуя свои цели. При этом,используя работы Ленина, относящиеся к качественно отличающимся по обстановкепериодам, они могли подтверждать свою точку зрения соответствующими цитатами.Существенное влияние на состояние идеологии оказывала инерция общественногосознания, еще не переключившаяся с Гражданской войны на мирное время (вспомнимрассказ Алексея Толстого "Гадюка").

Со второй половины двадцатых годов начинаютпроявляться негативные стороны действий идеологов. Еще в начале 20-х годовпроходили свободные дискуссии, где каждый мог высказывать любые идеи, даже еслиони шли вразрез с философией марксизма. Но постепенно в идеологической сферерастет число приспособленцев и людей со сдвигами. Приведем два конкретныхпримера. К середине 20-х годов на передний план выходит пламенный идеологмарксизма Д. А. Деборин, который был меньшевиком с 1907 по 1917 г. и считалестествознание низшей формой знания по сравнению с диалектической философией.Он отрицал теорию относительности как софистику, подобную махизму и юмизму.Другим известным идеологом марксизма того времени был А. К. Тимирязев, сынвыдающегося естествоиспытателя России К. А. Тимирязева. В отличие отмалограмотного в физике Деборина А. К. Тимирязев был профессионалом в физике.Он работал под руководством крупнейшего физика дореволюционной России П. Н.Лебедева, активно участвовал в революционном движении, но у него был пункт.Воспитанный на классической физике А. К. Тимирязев отрицал теориюотносительности, считая ее заблуждением. Уже в 20-х годах его статьи с критикойтеории относительности не могли печататься в физических журналах, ввидуабсурдности утверждений. Но его охотно печатают в философских журналах, где онговорит, что теория относительности противоречит диалектическому материализму.Это была одна из первых попыток использования философских аргументов вфизике.

Однако отпор в дискуссиях, оказанныйспециалистами, вынуждает деборинцев к отступлению. К концу 20-х годов появилосьдаже постановление ЦК по этому вопросу, подведшее временную черту поддеятельностью Деборина и его последователей.

Вторая революционная волна, начавшаяся в1928 г., меняет идеологическую ситуацию в стране. Начинаются нападки наисторические традиции и развертывается массированное наступление на науку вцелом. Для этого был использован жупел идеализма. Как отмечалось, борьба с нимимела значение в период подготовки революции, но стала совершенно бессмысленнойв 20 и 30-е годы. Лидерами "новых революционеров" становятся две мрачные фигуры— А. А. Максимов и Э.Кольман. Максимов считал, что в области естествознания классовая борьбавыражается в форме борьбы основных философских течений: материализма иидеализма. И с этих позиций он обрушивается на квантовую механику и другиеконкретные науки. Кольман в 1931 г. в своей статье "Вредительство в науке" /9/,посвященной урокам "дела Рамзина", писал:

"Незачем, кажется, пространно доказыватьвсю несостоятельность и вздорность утверждения, будто теоретическая работапрактиков-вредителей может остаться нетронутой вредительским ядом, будтосуществует вообще какая-то "свободная" от политики, от миросозерцания научногодеятеля, непорочная, "объективная" бесклассовая наука, каким-то чудомизбежавшая общей участи в этом мире, резко разделенном на два лагеря,находящиеся в непримиримой классовой борьбе. Но все попытки выгородить; своюякобы объективную теоретико-научную деятельность со стороны людей, которые самисознались в том, что они были законченнейшими вредителями на практике, имеют,однако, определенное принципиальное значение. Они показывают, что разбитыйнаголову классовый враг не думает сдаваться окончательно, а старается окопатьсяна самых недоступных, хитро замаскированных позициях — на теоретическом фронте, желаясохранить за собой командные высоты науки...

В технике, в естествознании и в математике,где силы диалектического материализма несравненно слабее, чем в наукахсоциально-политических, сделано пока еще очень мало для выявления работыученых-вредителей, но и те отдельные факты, которые известны, с достаточнойочевидностью говорят о том, что какой бы абстрактной и "безобидной" на первыйвзгляд ни казалась та или другая ветвь знания, вредители протянули к ней своилипкие щупальцы...

На самом деле,-продолжает рассуждатьКольман,-не станут же вредители писать прямо, что они за реставрациюкапитализма, должны же они искать наиболее удобной маскировки. И нет болеенепроницаемой завесы, чем завеса математической абстракции. Математическиеуравнения сплошь да рядом придают враждебным социалистическому строительствуположениям якобы бесстрастный, объективный, точный, неопровержимый характер,скрывая их истинную сущность".

В этой же статье Кольман установил признакитеоретических работ ученых-вредителей, зная которые можно их "выявлять" Первый— "подделка подсоветский стиль", т. е. использование цитат классиков марксизма. Второй-"исключительное обилие математических вычислений и формул, которыми так ипестрят вредительские работы". Последний пункт особенно впечатляет.

Но наступление "революционной" линии напередовую науку, осуществляемую под флагом борьбы с идеализмом, стало встречатьотпор. После 1933 г. на страницах журнала "Под знаменем марксизма" появилисьнормальные статьи, освещавшие методологические проблемы в науке. Большойрезонанс имела статья А. Ф. Иоффе /10/, где отмечалось, что критика философаминовой физики базируется на недопонимании не только физики, но и основдиалектического материализма. В защиту науки на страницах журнала выступали идругие крупные ученые: С. И. Вавилов, Л. Д. Ландау, В. А. Фок, И. Е. Тамм, Я.И. Френкель. О конкретных идеологических сражениях 30-х годов подробноговорится в монографии /11/.

Между тем группировка А. М. Деборина, Э.Кольмана, В. М. Миткевича А. К. Тимирязева, трактуя идеализм как главногоидеологического врага народа, переходит от дискуссии к наклеиванию политическихярлыков и фактическим обвинениям в контрреволюции. Приведем заключение статьиМаксимова /12/, написанной в 1937 г.

"Особое внимание заслуживает также тообстоятельство, что подпавшие под влияние идеализма советские физики составляюткомпактную группу (Френкель. Тамм, Фок, Бронштейн, Шпильрейн, идущие за ними А.Ф. Иоффе и С. И. Вавилов и некоторые другие). Эта группа пытается отождествитьсебя с коллективом советских физиков в целом "располагает почти безраздельнымвлиянием в ряде журналов и некоторых руководящих научныхорганизациях...

Академик В. Ф. Миткевич,ученый-орденоносец, с большой четкостью поставил вопрос о "цвете" политического"меридиана" у физиков, придерживающихся идеалистических воззрений. ОтносительноИ. Е. Тамма он заявил, что "всем также достаточно ясно, какого цвета ; меридианпроф. И. Е. Тамма". При этом он имел в виду цвет, отличный от красного... В. Ф.Миткевичем было брошено и другое обвинение по адресу В. А. Фока; В обоих этихобвинениях содержится совершенно своевременный и правильный сигнал об опасностисмыкания реакционных философских воззрений с враждебными СССР политическимитечениями... Поэтому ученый СССР, попавший под влияние буржуазной идеологииможет при упорном отстаивании своих ошибочных взглядов стать рупором враждебныхСССР сил и сомкнуться с контрреволюционными элементами".

Как видим, команда идеологов, записныхборцов с идеализмом, на деле била прямой наводкой по подлинной науке, поинтересам государства, Она шла под лозунгом марксизма-ленинизма, стреляяцитатами из работ Ленина, хотя, как отмечалось, эти работы были направлены наконсолидацию сил во время подготовки революции, и к рассматриваемому периодуотношения не имели.

Хотя команда идеологов являлась как бынаследницей линии перманентной революции, она получила поддержку отгосударственников. Дело в том, что И. В. Сталину было необходимо утверждение вобщественном сознании преемственности и непрерывности курса социализма, начинаясо времен революции. Данной цели служил выход "Краткого курса истории ВКП(б)".Для разработки этого направления, своего рода символа веры социализма, ииспользовали команду идеологов. Ее борьба против новой науки казаласьабстрактной и не имеющей практического значения.

Уже перед войной оформившаяся кастаидеологов заняла уникальное положение. Идеологи ни за что не отвечали. Подобноакадемику Деборину они могли быть откровенно малограмотны в вопросах, которымизанимались. Главное занятие — безудержное восхваление марксизма-ленинизма, классиков марксизма исуществующего руководства. Идеологические кадры находились вблизи вершиныпирамиды власти, в них вливались люди без принципов, малограмотные, ни за чтоне отвечавшие и стремящиеся сделать быструю карьеру. Шел стремительныйантиотбор кадров. Они стали заманчивой целью для внедрения агентов влияния. Таквозникала ахиллесова пята советского государства.

2.2. Начало информационно-психологическойвойны.

Стратегия США.

Почти сразу после окончания второй мировойвойны, в которой СССР и США были союзниками, развертывается холодная войнапротив СССР. Ее началом считают известную речь Черчилля, произнесенную им вФултоне. Первоначальные планы действий США подразумевали военное решение.Предполагалось до 1948 г. начать превентивную войну, опираясь на монополию США.За первые 30 дней намечалось сбросить 133 атомные бомбы на 70 советскихгородов, из них 8 — наМоскву и 7 — наЛенинград, в дальнейшем предполагалось сбросить еще 200 атомных бомб. Правдаконтрольные расчеты показали, что стратегическая авиация США в 1949— 1950 гг. еще немогла нанести СССР непоправимый удар, который сделал бы его неспособным ксопротивлению. Подробно программа США по уничтожению населения СССР с помощьюядерного оружия (план Дропшот) рассмотрена в книге Брауна /13/, (см. также/14,15/).

Одновременно в ЦРУ началась разработкаопераций психологической войны. Это понятие в уставном документе американскойармии (наставление N33-5) определяется так:

"Координация и использование всех средств,включая моральные и физические (исключая военные операции регулярной армии, ноиспользуя их психологические результаты), при помощи которых уничтожается воляврага к победе, подрываются его политические и экономические возможности дляэтого; враг лишается поддержки, помощи и симпатий его союзников и нейтралов илипредотвращается получение им такой поддержки, помощи или симпатий; создается,поддерживается или увеличивается воля к победе нашего собственного народа и егосоюзников; приобретается, поддерживается и увеличивается поддержка, помощь исимпатии нейтралов" (цит. по /14/, см. также /15/).

18 августа 1948 г. Совет национальнойбезопасности США принял директиву 20/1 "Цели США в войне против России". Этадата обычно считается началом информационной войны США против СССР. Директива20/1 была впервые опубликована в США в 1978 г. в сборнике "Сдерживание.Документы об американской политике и стратегии 1945 — 1950 гг." /16/. Ввиду важностиэтого основополагающего документа, он целиком воспроизводится ниже (цит. по/17/):

"Правительство вынуждено в интересахразвернувшейся ныне политической войны наметить более определенные ивоинственные цели в отношении России уже теперь, в мирное время, чем былонеобходимо в отношении Германии и Японии еще до начала военных действий сними... При государственном планировании ныне, до возникновения войны, следуетопределить наши цели, достижимые как во время мира, так и во время войны,сократив до минимума разрыв между ними.

Наши основные цели в отношении России, всущности, сводятся всего к двум: а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которыхпридерживается правительство, стоящее у власти в России.

Наши усилия, чтобы Москва приняла НАШИКОНЦЕПЦИИ, равносильны заявлению: наша цель — свержение Советской власти.Отправляясь от этой точки зрения, можно сказать, что эти цели недостижимы безвойны, и следовательно, мы тем самым признаем: наша конечная цель в отношенииСоветского Союза —война и свержение силой Советской власти.

Было бы ошибочно придерживаться такой линиирассуждений.

Во первых мы не связаны определенным срокомдля строгого чередования периодов войны и мира, что побуждало бы нас заявить:мы должны достичь наших целей в мирное время к такой-то дате или "прибегнем кдругим средствам...".

Во-вторых, мы обоснованно не должныиспытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций,несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциямитерпимости и международного сотрудничества Не наше дело раздумывать надвнутренними последствиями, к каким может привести принятие такого родаконцепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несем хотькакую-нибудь ответственность за эти события... Если советские лидеры сочтут,что растущее значение более просвещенных концепций международных отношенийнесовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Нашедело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события... Какправительство мы не несем ответственности и за внутренние условия вРоссии...

Нашей целью во время мира не являетсясвержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию такихобстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогутсмириться и которые им не придутся по вкусу. Возможно, что, оказавшись в такойобстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует совсей силой подчеркнуть — то их, а не наше дело... Если действительно возникнет обстановка,к созданию которой мы направляем наши усилия в мирное время, и она окажетсяневыносимой для сохранения внутренней системы правления в СССР, что заставитСоветское правительство исчезнуть со сцены, мы не должны сожалеть по поводуслучившегося, однако мы не возьмем на себя ответственность за то, чтодобивались или: осуществили это.

Речь идет прежде всего о том, чтобы сделатьи держать Советский Союз слабым в политическом военном и психологическомотношении по сравнению : с внешними силами, находящимися вне пределов егоконтроля. Мы должны прежде всего исходить из того, что для нас не будетвыгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территориюСоветского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможнокак ввиду обширности территории, так и численности населения... Иными словами,не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русскойтерритории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять,что конечное урегулирование должно быть политическим.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 56 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.