WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 28 |

-..удивительно выразительныеглаза...

- Кретин!

-..благородный голос, что-то артистическое,аристократическое...

какое-то неповторимое обаяние, что-тознакомое...

- Идиот!

- А-А-А! Признайтесь, вы снимались вкинофильме таком-то! Не может

быть! Ну значит, в таком-то! Ах, да!

Вы выступали вчера по телевидению-сконцертом, я вас видел! Значит,

ошибся, позавчера!

Вы ученый, вы чемпион, вы поэт, вы ведетерепортаж о футбо...

Никакой защиты, только атака, свирепаяблагожелательность! И что бы ни

говорилось и ни делалось далее, гражданинСам-Такой-От-Такого-Слышу уже в

вашей власти.

Человек заказал себе могильную плиту снадписью:

ОН ПОБЕДИЛ САМОГО СЕБЯ,

но уполномочен сообщить, что еще не совсем,борьба продолжается, Добро

лупит Зло хуками слева и справа, прямыми в челюсть ибоковыми по почкам.

Сидя с Доктором на приеме, я не раз удивлялсяего мученическому

долготерпению: некоторые специально приходят, чтобывыливать на него ушаты

душевных помоев, но это ладно, это приходится выносить имне, - зачем,

однако, терпеть хамство, зачем поощрять и дажепровоцировать

издевательства Ведь не какие-нибудь буйные...

Он же всякий раз уверяет, что никакогодолготерпения нет, просто есть

такой метод лечения и называется он опять же канализациейили

отреагированием, а психический мордохлест (термин Доктора)может принимать

самые разнообразные облики: от исступленных бредовыхобвинений до

тончайших сарказмов, той ажурной небесной иронии, котораяпорой

проскальзывает и в самых страстных любовных признаниях.Бить в литавры

святости, стало быть, преждевременно: ад организациядисциплинированная,

держит план.

Помню я и другого доктора, симпатичногомолодого мужчину, работавшего в

беспокойном отделении (для подростков). Он жаловался мнена необыкновенную

легкость общения после рабочего дня в клинике, чрезмернуюлегкость, от

которой ему делалось не по себе. "Крылышки прорезаются.Вот-вот

вознесусь..." Только к концу очередного отпуска он снованачинал нормально

обижаться, спорить, требовать уважения, возмущатьсянесправедливостями и

т. п., чтобы опять стать ангелом, ему требовалась ровнонеделя обычной

работы. И, глядя на его метаморфозы, я думал, как цененподход к здоровым

взрослым как к больным детям, и как полезно иногда, радиупражнения,

воображать, будто жизнь-это психоклиника без стен и дверейили зоопарк без

клеток.

Дана Р.

Есть ли вопросы!

...Сколько времени прошло.. По часамдвадцать две минуты, по ощущению

- и мгновение, и целая вечность. Мы сидим, Д. С. ходит иговорит, внимание

и невесомо, и страшно напряжено, кажется, этот человекумеет сжимать и

разжимать время.

-..Что же касается типа "ненаказующего", тов суровом мире нападения и

защиты он, пожалуй, наиболее удивителен. Но если есть итакой - значит, на

чем-то держится... Тоже весьма условно, можно разделитьэтих людей на три

типа:

добродушные, или природно (физиологически)добрые,

равнодушные,

неравнодушные, или духовно (сознательно)добрые...

(Большой пропуск текста по техническимпричинам. - В. Л.).

- Дмитрий Сергеевич, а можно спросить..(Опять гривастенький.)

- Да, пожалуйста.

- Скажите, Дмитрий Сергеич, а вы сами какойНаказучий или ненаказучий

Добродушный или неравнодушный Если можете ответить,конечно.

(Ой. Вот наглец.)

- Могу ответить. Добродушие исключено.Наказующий и самонаказующий.

Примерно в равной пропорции.

Нужны ли подробности..

- Нет. Спасибо.

- Тогда, пожалуй, на этом я и прервусь. Естьли еще вопросы

Д. С. бросил взгляд в сторону гривастенького,но тот молчал, опустив

голову, и до самого конца не сказал больше ни слова. Сминуту молчали все,

так что стало слегка даже не по себе-что же, неужели всетак уж ясно Или

наоборот, так неясно... А вдруг и вопрос-обнаружит твоюскрытую

активность...

Д. С. тихо присел на край дивана, рядом сНарциссовым. Съежился, стал

как бы невидимым. В это мгновение мне стало его вдругужасно жалко. Вот и

спрошу сейчас: жалость-это что, тоже формапроявления...

Пускай глупо...

- Можно мне - поднялся Нарциссов.

- Можно. Не обязательно вставать.Можно...

- Дмитрий Сергеич... Вот я тут не совсемпонял.

Насчет изнанки трусости... Я могу говоритьоткровенно

- Тут все свои.

- Хорошо... Допустим, человек по природесвоей трус... Вот видите, не

могу...

- Можете.

- Ну... значит, так: я из категорииравнодушных. Но главное, трус.

Объявляю всем присутствующим, что я трус. И вот сию минутуот страха

признаться в трусости...

- Да ясно, ясно, - сердито буркнул Л. И. -Сами такие.

-..Ну так вот... Я хочу спросить: почему моятрусость... Мой подлый

страх никак не выворачивается в эту самую агрессивность...Я боюсь не

боли, нет, боли не боюсь. Однажды на спор с самим собойизжарил вот этот

палец на спиртовой горелке, видите - рубцы

Могу повторить... Я боюсь именно самого фактадраки, участия в драке.

Боюсь и поражения, и победы, психически боюсь,понимаете.. Один раз я,

так сказать, преодолел этот барьер, и что из этого вышло,страшно

вспомнить теперь... Все-таки расскажу... Четырнадцать летмне было, отчим

был еще жив. Он воспитывал меня. Воспитывал более всегокриком, а иногда и

оплеухами...

И вот после одной такой безответнойвоспитательной оплеухи я поклялся

себе, что в следующий раз дам сдачи, дам изо всех сил,чего бы это ни

стоило. Ждал, готовился, даже провоцировал... Я уже былдовольно крепкий

парень, на физическую слабость вообще никогда не могпожаловаться. И вот

она пришла, эта долгожданная оплеуха, пришла, как всегда,неожиданно, как

раз в тот момент, когда я был апатичен и чистоавтоматически сказал ему

что-то непочтительное - что именно и в ответ на что, забылсовершенно,

причем сразу же... И вот она, оплеуха, свежевыпеченная,горячая - а я стою

перед ним, как всегда, обалдело, щека звенит... Ивдругвспомнил. И...

Дальнейшие кадры памяти походят на смутный и многократносам себя

перевравший сон.

Моя судорога, упирающаяся в его переносье, вупругий и хрупкий хрящ,

обтянутый живой желтоватой кожей, - и этот тихий тканевойвскрик,

беззвучный треск под костяшками... Тут же хлынула кровь, вдва ручья...

Будто отворились шлюзы, будто ждала и не выдержала... И онзаплакал - вы

понимаете - он заплакал, слезы полились в такие же дваручья,

перемешались с кровью, и все это на пол, на пол, настены... А он стоит и

фыркает, и пыхтит на месте, как паровоз, и вдруг забегал,забегал вокруг

меня и себя...

Вот как теперь, бледно-приблизительно...Постигшее меня самоощущение...

Дмитрий Сергеевич... Простите занатурализм... Он меня больше не

трогал. И не вспоминал... А через два месяца умер.Инфаркт...

Болевой шок

Все молчали. Д. С. медленно поднялсяи

Болевой шок (продолжение)

все молчали. Д. С. медленно поднялсяи

Болевой шок (окончание)

все молчали. Д. С. медленно поднялся иобъявил семиминутный перерыв.

Курящим разрешил курить у окна, а Нарциссова увел с собойв кабинет. О чем

они там беседовали, никому не известно.

В. Л.

Мне известно,

о чем говорили Доктор и Антуан. Речь шла отом, что Д. С. называет

ложным равнодушием и что в психиатрии именуется"болезненным душевным

бесчувствием" (нередкий спутник депрессий). Говорили такжео ложной

трусости.

Привожу часть диалога (сразрывами).

А н т у а н...и раньше думал, а сегодняокончательно понял, что этой

сдачей сократил ему жизнь, убил фактически... Ведь в длянего был

"объектом", да.. А когда "объекта" не стало, когдаотрубился - все это у

него пошло на себя, так ведь получилось Разве нетак..

Доктор...Все происходило в обоюдномослеплении.

Вина общая.

А н т у а н...не покончу с собой толькопотому, что трус.

Готов к любой пытке, лишь бы волочить этубодягу и дальше. Боюсь

небытия.

Доктор. Это не трусость. Это приказ жизни -жить.

Антуан. Бессмысленный инстинктсамосохранения...

Жить в сознании собственного ничтожества, вмерзейшем равнодушии ко

всему и ко всем...

Доктор. Трусость есть сокрытие трусости.Ничтожество есть неосознание

своего ничтожества.. И насчет своего равнодушиязаблуждаетесь. Если бы вы

были действительно равнодушны, как бы вы могли стольтяжело переживать

равнодушие Нет, равнодушие претензий к себе не имеет. Увас другое.

Антуан. Что

Доктор. Самонаказание, загнавшее вас в самогосебя.

Низкая самооценка, происходящая изнеуясненного притязания на высокую.

Это и не дает вам нормально чувствовать. Вы не чувствуетелюбви к людям

только из-за давящего убеждения, что вы должны еечувствовать.

Как только вы почувствуете, что свободнылюбить или не любить,

сочувствовать или не сочувствовать - все тотчас же станетна свои места...

...И все потому, что вы не привыкли веритьсебе и мыслить

самостоятельно. Живете по чужим оценкам, которыенеосмысленно считаете

своими. Вам никогда не приходило в голову, что этот вашстрах драки-

ПРАВИЛЬНЫЙ страх, высокий страх, а не низкий Что этоинстинкт

самосохранения души, а не тела

Антуан. Нет, такое не приходило...

Доктор. А почему Все тот же стереотип"настоящего мужчины" Вы же сами

только что рассказали, как это выглядит. Разве непонятно,что это человек

возмутился в вас, что это Его протест. Его болевой шок...Мерзость,

безумие всякой драки, животная бессмысленность всякоймести...

Антуан. Но где-нибудь в темном переулке...Защитить женщину, быть

все-таки мужчиной... Биологический долг...

Доктор. Это уже долг духовный.

Антуан. Но вот этого-то я и не смогу! НЕСМОГУ.

Доктор. Вы уже бывали в такихситуациях

Антуан. Заранее избегаю.

Доктор. Я в свое время вел себя точно так же,потом

иначе... Защитить вы СМОЖЕТЕ, я этоЗНАЮ.

Антуан. Если бы я мог поверить...

Дана Р.

Старые счеты с самим собой

...После перерыва наперебой заговорилимужчины (все, кроме окончательно

замуровавшегося гривастенького). Д. С. то молчал, товставлял реплики,

спорил, смеялся и так увлекся дискуссией, что все, апо-моему, и он сам,

забыли, кто он и для чего нас собрал. Я пересталастенографировать и

вместе с другими представительницами своей половинычеловечества не без

интереса наблюдала за внезапно возникшим мужским клубом(дойдет ли дело до

нас..), где оживленнейшим образом обсуждались проблемытакого порядка:

Как поступить, если некто наступил тебе наногу, заметил это, но

злонамеренно не извинился

Вариант Н. Н.: язвительно извиниться илиуничтожающе поблагодарить

(Реплика Д. С.: возможно ответное нокаутирующее"пожалуйста"). Вариант К.

М.: по возможности нечаянно наступить ответно. Вариант Д.С.: если тебе

встали на правую ногу, подставь и левую - ему будетудобнее, а тебе не так

больно.

Уступать или не уступать первому лыжню, еслинавстречу тебе (не с горы,

не в гору, а по ровной плоскости) движется человек твоегопола и примерно

твоего возраста

Вариант Антуана: всегда уступаю первым изтрусости. Вариант Н. Н.: жду

до последнего сантиметра, беру на пушку, а потом уступаюодну левую лыжню.

Вариант К. М.: всегда уступаю первымпринципиально.

Вариант Д. С.: то же самое.

Какие формулы самовнушения следуетпроизносить, когда в час "пик" в

толпе, на подходе к эскалатору чьято дружественная рука,стремясь ускорить

твое и общее продвижение, так надавливает на твою спину,что у тебя трещит

позвоночник

Вариант Н. Н.: не оборачиваясь, нечаяннолягнуть.

Вариант Д. С.: при физической к томувозможности завести свою руку за

спину, поймать надавливающую и сердечно пожать.

Как. поступить, если ты идешь по улице сженщиной, навстречу - двое,

трое или больше здоровенных парней, и один из них, проходямимо, не

сторонится нисколько, а нарочно задевает плечом твоюспутницу, и вся

компания, гогоча, идет дальше

Тут страсти разгорелись уже не на шутку. К.М. (тот самый, что

прикрывался "Огоньком", похожий на олимпийского чемпиона,с сильным

заиканием) утверждал, что нет иного выхода, как догнать идраться, сколько

бы ни было подонков и какова~бь1 ни была твоя перед нимифизическая

беспомощность. Л. И. сказал, что он догонять бы не стал,но остановился бы

и кое-что крикнул им вслед, например: "Эй ты,.., полегчена поворотах",

после чего, как резонно заметил Антуан, непременно догналибы его самого,

вместе с дамой. Сам Антуан тоже не нашел иного варианта,кроме как

догонять и драться, но, добавил он, криво усмехаясь, личноя за исполнение

этого номера не ручаюсь. Д. С. молчал, гривастенькийбеспокойно ерзал, Н.

Н. (тот, что во время ожидания занимался аутотренингом),раскрасневшись,

объяснял, что догонять и драться надо сразу же,моментально, не давая себе

времени струсить, а им опомниться, бросаться в бойпо-сумасшедшему, с

диким истошным воплем, для чего требуется прежде всегохорошо расслабиться

и хорошо знать систему йогов...

- А можно мне вставить словечко - невыдержала я. - Как

представительнице заинтересованного пола...

-Да, да, конечно! Мы васслушаем...

Все напряженно смолкли.

- По-моему, тут спасти положение может толькоженщина.

- То есть как - заволновалисьмужчины.

- А очень просто. В сей же миг, как толькопроизошел этот самый толчок,

не медля ни доли секунды, броситься на тонкую шею своегоспутника с

душераздирающим криком: "Не надо!! Умоляю тебя, не надо!!Подумай обо мне,

о детях, слышишь, умоляю тебя!! Тебе мало одного срока,хочешь еще!!

Ребята, бегите, спасайтесь, он отсидел восемь лет, у негонож, пистолет,

он невменяемый, у него справка из психдома, он мастерспорта но самбо!.."

Ну вот в таком духе. И побыстрей, с применением силы,увести спутника

подальше от места происшествия.

К моему удивлению, вместо бурныхаплодисментов последовало сдержанное

молчание на грани глубокой подавленности. Л. И., обнявобеими ладонями

лысину, пробормотал что-то вроде: "Ну вам оно, конечно,видней",

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.