WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 30 |

Иногда я встречаю пациентов, с которыми“это” произошло. Их язык меняется драматически: они начинают говорить внастоящем времени. Одна моя пациентка, мать двух дочек, больных анорексией, ижена специалиста по системному анализу, недавно сказала мне: “Я позвониладочери, чтобы сказать о назначенной на сегодня встрече, потом – вам, и вы были недовольны. Тогдая позвонила ей снова, зная, если что-то изменилось, то застану ее, а есливсе остается по-прежнему, ее не будет дома”. В жизненный процесс пациенткиудивительным образом пришло “сейчас”, настоящее время. Как бы ни поворачивались  обстоятельства, она  заранее  готова несуетясь их принять. Интересно не то, что женщина стала такой, а то, каксильно она была этим удивлена.  Настоящее – вовсе не обычное местонашего обитания.

Такой экзистенциальный прыжок совершаетхронический алкоголик, внезапно решившийся измениться, что совсем не похоже наего обычные пустые обещания. Это полная перемена жизни – не только поведения, но ивосприятия. Хотя и у таких историй бывают неожиданные последствия. Много летназад я лечил пару, и жена, страдающая хроническим алкоголизмом уже летдесять-пятнадцать, совершила экзистенциальный прыжок. Это настолько бросалось вглаза – и мне, и еемужу, – что вближайшие выходные, абсолютно не понимая, почему это происходит, он запил изагулял на четыре дня. Человек, не пивший в течение десяти лет. Как будтоподобная роль была такой необходимой принадлежностью семьи, что он на неделюприсвоил себе паттерн поведения жены, к своему собственному ужасу и ееизумлению. К счастью, это у него прошло.

Подобное изменение произошло и упсихопатичной женщины тридцати двух лет с восьмилетним стажем брака, котораяспала со своим предыдущим терапевтом и крайне сопротивлялась перспективесупружеской терапии. Оказавшись у меня, она ушла в себя и находилась в такомподобии кататонии много месяцев, злобно возмущаясь зависимостью своего мужа оттерапевта, издеваясь над его исповедями перед терапевтической командой.Наконец, через шесть или восемь месяцев, она сказала мне: “Почему вы неразговариваете со мной” Я чест­но ответил: “Я вам не верю”. Тут она запустила в меня чашкой кофе,целясь в лицо! В ярости я загнал ее в угол и начал пороть словами до тех пор,пока она не пришла в ужас; возможно, ее первый раз с самого детства такэмоционально изнасиловали. После чего наши отношения стали очень теплыми. Итерапия пошла совсем по-другому, после нее пациентка стала жить болееполноценно, по крайней мере, те два года, что находилась в моем полезрения.

Если вы познакомитесь с несколькими людьмив нашем мире, совершившими прыжок в “сейчас”, то обнаружите, что наиболее яркоев них – их личность,другими словами, способность присутствовать. Барбара Бец замечает:“Стержень динамики психотерапии – в личности психотерапевта”. Я по-своему говорю об этом так: “Язнаком с несколькими людьми в этом мире, которые всего-навсего скажут:раз-два-три, и это станет для тебя значимым переживанием”. Один из них ЭланГрег, медицинский директор Фонда Рокфеллера. Другой – Исаак Зингер, еврейскийписатель, нобелевский лауреат. И проповедник из Уэлса, которого я встретил вовремя учебы в колледже. Я услышал его выступление, оно произвело на менявпечатление, и я захотел с ним поговорить. Хотел поговорить о том, что делатьсо своей жизнью. Разговор был тихим. Когда настала пора прощаться, проповедниксказал: “Передай мои наилучшие пожелания твоему отцу”. Он это сказал ни с тогони сего, а я услышал ошеломляющее утверждение ценности собственного бытия. Мысовсем не разговаривали о моем отце, но он своим таинственным способом как бывидел меня всего.

Другой опыт – моя встреча с Грегори Бейтсономв 1939 году, когда я стажировался по психиатрии. Я написал  несколько  писем к  различным светилам с просьбой познакомиться с ними на ежегодной встречеАмериканской психиатрической ассоциации. Так два или три раза я встретился сБейтсоном. Мы шли с ним в бар отеля, заказывали какую-нибудь выпивку. С Грегорине хотелось говорить – он самовоспламенялся! Я учился у него сосредоточиваться,находиться полностью в одном конкретном месте, все вкладывать в однонаправление. В этом и состоит экзистенциальный прыжок: сужать свой мир, пока не окажешься в настоящем времени.

Изменение языка, сопровождающее подобныйпрыжок, связано с исчезновением грамматики условных предложений, сисчезновением мифологических “я бы хотел”, “должно было бы” – всяких было бы, могло бы, должно (не должно) было. Это похоже на состояние маниакального пациента, называющего до250 предметов в кабинете; он не думает, он просто видит и называет. Человек, находящийся в “сейчас”,позволяет течь своему бессознательному потоку, пересекающему мозолистое тело иобщающемуся с вербальной, аналитической частью мозга. В компьютер не заложишьпрограмму его согласия или несогласия с прошлыми умозаключениями, теориями,правилами, привитыми его родителями, культурными требованиями и т.д. Все онипо-своему чудесны, если похожи на сексуальный импульс, который можно по желаниювключить или выключить. Чудесно, что я могу их слушать, когда люди, находящиесявокруг меня, их не различают.

Оставаться ребенком: противоядиеметажизни

Единственное зрелище, еще более печальное,чем ненормально взрослые дети, которые после четырех лет ведут и чувствуют себяпо-взрослому, это взрослые, эмоционально оставшиеся детьми, но интеллектуальноборющиеся за то, чтобы играть во взрослых. Глядя на все это, я укрепляюсь вубеждении, что есть способ сделать жизнь более привлекательной. Если родителимогут побыть детьми (точнее, как быдетьми) со своими собственными детьми, тогда и онисмогут быть са-ми собой. Это дает детям не только чувство, что ребенком бытьвесело, не только радость играть со своими родителями, но и возможность открытьсамих себя; а если родители будут достаточно смелыми в этой игре, они тожемогут открыть самих себя. Родители могут превратиться в четырехлетних детей,играя в лошадки или возясь с кубиками на полу, а дети – играть во взрослых, резать мясоили раскладывать по тарелкам картошку и салаты, в то время как папа сидит надетском стульчике и хнычет, что не хочет есть. Или папа, придя домой посленапряженной работы, может насладиться превращением в ноющего ребенка, которыйговорит четырехлетней дочке: “Потри мою шейку, я так устал”.

Для ребенка перемена ролей приятна: девочкавидит, как папа стал маленьким, и сама играет в маму. Даже не знаю, для кого изних это полезнее –для девочки, играющей в маму, которая наберется смелости в один прекрасный деньстать всамделишной мамой, или для папы, играющего в ребенка, когда он и в самомделе чувствует себя как ребенок. Думаю, если он научится так играть, этоотодвинет его инфаркт минимум на пять лет.

Еще лучше, когда в игру с маленькиммальчиком – папойвключается и мама, становясь маленькой девочкой. А двое настоящих детейотсылают своих маму и папу спать в восемь часов, а сами продолжают смотретьтелевизор. Или, уложив родителей спать в детские кроватки, дети играют в папу смамой на большой постели. Наверное, такой обмен ролями важнее для самихродителей, но и для детей это будет хорошим исследованием того, что такоевзрослый.

Гибкость ролей, право поиграть на семейнойсцене предохраняют семью от тяжелой серьезности и суровости, от того стиляжизни, который мы называем “Американской готикой”. Игра – необходимая часть жизни. Онарасширяет сосуды и расслабляет мускулы; смягчает пресловутую целеустремленность, главное заболеваниесовременной культуры. Она даже предохраняет от другого заболевания – метажизни и метакоммуникации. Яуже упоминал, что мы умудряемся так много разговаривать о разговорах, чтоничего не говорим. Как если бы мы все время играли в аналитические игры, дажене сознавая и не показывая виду, что это развлечение. Посторонний подумает, чтовсе происходит “на самом деле”, и вскоре никто уже не может отличить, где игра,а где нет.

Возможно, развитие права ребенка быть самимсобой – самая важнаяфункция родителей. Ту степень близости и честности, которая может проявиться вовзаимоотношениях с нашими родителями, больше нигде не встретишь. Поэтому, чемпсихологически обнаженнее родители, тем более ребенок растет готовым коткрытости (своей и других) в будущем. Увидев, что мама может выйти из себя ипотерять контроль, ребенок освобождается от кошмарных мыслей, что вдруг онко-го-нибудь убьет или кому-нибудь навредит своими плохими чувст-вами.Открытие, что мама может физически бояться папы, а папа – мамы, превращает страх ребенкаперед мощью этих двух великанов из удушающего ужаса и кошмара бессонных ночей вобычную часть человеческой жизни.

Ребенок, открывший мужественность мамы иженственность отца, сделал существеннейшее открытие и о самом себе. Ребенок,обнаруживший смешную сексуальность в отношениях между родителями, сам можетиграть со своим чувственным, похожим на сексуальное, влечением к маме или папе;и у такого ребенка будет много преимуществ в будущем. Табу инцеста настольковелико в нас, что радость чувственности в семье часто полностью скрыта, хотяона сильно влияет на будущие отношения детей в браке. Флирт внутри семьи прививает детям человечность в их будущейвзрослой любви и отнимает у любви привкус нарушения запрета.

Близость: золотой телец

Поскольку близость – один из полюсов диалектики“принадлежность-индивидуация” и поскольку у большинства людей потребность вблизости, стремление к ней намного превосходят способность ее выносить,– мы большей частью всфере близких взаимоотношений являемся жертвами поверхностных социальныхотношений, страдающими под давлением мира. Если предположить, что шизофрения– болезньпатологической цельности, патологическая нужда в близости, а на самом делегаллюцинации – этоспособ создать близость без другого человека, то возникает вопрос: а откуда жевообще берется способность к близким взаимоотношениям

Очевидно, что она начинается с глубокойблизости с матерью –внутри утробы и в момент рождения. Сама травма рождения привя-зывает ребенка кматери как противодействие параноидной панике, боли, ужасу холодного воздухавнешнего мира, глубокому страху от нехватки кислорода. Всему этому противостоятласка, знакомый запах, тепло, невербальная, но ощутимая близость с мамой.Ребенок растет, и близость выражается в том, что он ласкает сам себя (пальцырук и ног, лицо, все тело), и потом из ласки к себе вырастает желание поласкатьдругого (отца или еще кого-то, кроме матери). И каждый такой шаг сопровождаетпараноидная паника, что союз с мамой разорвется. “Она не смотрит на меня,”“мама уходит из комнаты” – каждый раз воскресает ужас рождения, страх, что мама уйдет и невернется, и останется только холод этого мира.

Если ребенок ощущает, что ласкать другого(отца, бабушку или дедушку, брата, сестру, няню) можно и что это приятно, онготов воспринимать близость в нежности между мамой и папой или когда еголаскают  оба  родителя. Сначала это восприятие тактильное, но, по мереразвития ребенка даже и визуального восприятия ласкиродителей может оказаться достаточно для того, чтобы создать у ребенка напряжение, необходимое  для  развития  его  способности кблизости.

Надо понять, что любая близость зависит отусловий, она обусловлена: под ней скрывается паранойя. Даже близость с самимсобой обусловлена осознанием того, что нельзя верить самому себе, иначеобязательно будешь обманут. Способность жить с этой неотъемлемой от жизнипаранойей учит смеяться над самим собой, что, по мнению Гарольда Сирлса,помогает исцелиться от шизофрении.

К тому же любая роль – и роль близости, и роль паранойи– это бегство отвозможности быть. За всемиролями, поступками, действия­ми, функциями, неважно, простыми или сложными, поверхностными илиглубокими, лежит способность быть, выражающая степень интеграции левого и правого полушарий мозга,степень свободы быть собой. Из этой свободы проявлять себя рождается смелость ибеспечность, потому что на самом деле доверия нет. Доверие – просто игра, за которой прячетсясмелость – рискнуть,стать ранимым и нести последствия этого решения.

Можно предположить или заподозрить, чтосуществует такое явление, как “личность”, но нельзя доказать ее существование.Ясно только, что  человек  является  чем-то  более  или  менее  цельным, и этацельность зависит от человека и обстоятельств. А вот способность быть  не  появляется и не исчезает, нестановится большей или меньшей в зависимости от обстоятельств. Она простосуществует сама по себе.

Хотя слово близость часто употребляют, оно имееттакую же не-определенность, как и слово любовь. На самом деле есть три родаблизости: бред близости,иллюзия близости иреальная близость.

Бред близости,как и многие психотические состояния, это мощный поток эйфории, в котором сияетяркий образ другого человека. Род психологической галлюцинации, с которой частоначинается психоз двух людей. В большинстве таких психозов вдвоем бредразвивается медленно, а исчезает довольно быстро (за часы, дни, недели). Как идругие психотические переживания, он совершенно не зависит от реальности иразума, хотя человек при этом может нормально воспринимать другие стороныреальности. Если бред взаимный, он усиливается влиянием второго участника и влюбом случае не поддается опровержениям и никакому словесному,интеллектуальному или даже очень личностному вмешательству.

Иллюзия близостихорошо описывается библейскими словами: “стать одной плотью”. Из-за нее обычнои возникает эта загадочная “одна плоть”, и ее появление крайне усложняетсяпроцессами триангуляции, с помощью которых пара пытается избежать диалектики“принадлежность-индивидуация”. Иллюзия близости подобна другим иллюзиям: это негаллюцинация, но некоторое искаженное восприятие, небольшой обман сознания.Прекрасный пример символического переживания, переживания, меняющего стильжизни и личность человека, качество его межличностныхвзаимоотношений.

Реальная близостьлучше всего представлена взаимоотношениями матери и ребенка, которого она носитв себе; хотя даже тут близость несовершенна: ребенок изолирован в своем плодномпузыре. Тем не менее, именно это самый глубокий род близости. Психологическимать воспринимает ребенка в своей утробе как саму себя. Роды и глубокая близость прикормлении грудью физиологически и психологически соответствуют переживаниямматери при ее вынашивании, родах и кормлении. Другими словами, мать сновапроживает – телесно ипсихологически – своесобственное появление на свет и глубокую близость с собственнойматерью.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.