WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 ||

Вот что такое процесс, и любое отклонение от него (козабоченнос­ти илитревоге) — погоня замиражом. Все завершается не прогрессом, всезавершается окончанием процесса. Тогда пациент самнайдет, когда и куда прогрессировать, так, как он того хочет, и дляудовлетворения своихстремлений.

Терапевт как время и место

Психотерапевту бывает мучительноосознавать, что из человека, который нужен и важен, он превращается просто внекое определенное время и место. Значимость таких вещей, как время и место,помогает понять терапевтическая модель Карла Роджерса, построенная вокругфеномена изолированности психотерапии, где так важно, чтобы терапевт невовлекался ни в какие треугольники отношений. В нашем теперешнем пониманиипсихотерапии терапевт должен то вовлекаться в треугольники, то отделяться,превращаясь в свободного от триангуляции человека. Эти два состояния даютвозможность манипулировать переносом для терапевтической пользыпациента — и виндивидуальной и в семейной терапии.

Одна из трудностей терапевтическойарены — это бредвеличия, предлагаемый нам пациентом. Терапевта обожествляют, наделяя еговсемогуществом и всеведением. Предполагается, что пациент — центр мира для терапевта (как итерапевт — дляпациента). Если терапевт верит в этот бред величия, терапия не принесетпользы.

Альтернативный ход — войти и быть одновременно идейственным, и отделенным от пациента — гораздо более ценен, нодостигается с большими трудностями. Этого можно достичь, показав пациенту своетерапевтическое бессилие. Так можно по-настоящему научиться стать честным.Когда вы испытаете такой трюк на деле, то поймете, как он чудесно работает (чемпользовался и Ганди). Но осте­регайтесь думать о времени и вообще размышлять, иначе вспышкамысли вызовет у вас напряжение мышц или понос. Если уж вам так необходимадвойная картина происходящего, представьте себя в реальности и убедитесь, чтовы и в самом деле бессильны. Действительно, прожитьжизнь пациента может лишь один человек — сам пациент.

Когда не надо делиться со своимпациентом

Терапевту важно в своей экзистенциальнойпозиции делиться собой, своими переживаниями с пациентом. Но существуют иограничения. Вот их список:

1. Не стоит непосредственно открыватьсяновым пациентам, когда вы не столько психотерапевт, сколько психиатр илипсихолог.

2. Стоит делиться не своими глобальнымипроблемами, а лишь небольшими порциями вашей патологии, эксцентричности; можноделиться свободными ассоциациями, фантазиями, психосоматическими симптомами,особенно теми, что появляются во время общения с пациентами.

3. Не стоит делиться свежими личнымипроблемами, поскольку они перегружены эмоциями, которые лягут лишним грузом напациента, и без того обремененного своими переживаниями.

4. Не стоит делиться теми проблемами, скоторыми вы сами в данный момент готовы обратиться к посторонней помощи. Этоисказит терапевтический альянс (как если бы пациент старался “хорошо себя вестипри мамочке”, потому что она очень расстроена).

5. Когда терапевту некуда обратиться запомощью или если он сам никогда не был пациентом в психотерапии, тогдаатмосфера близости терапевтических отношений может соблазнить терапевта, и онстанет использовать пациента для своего собственного роста. Но открытость итребование откровенной обратной связи должны служить для блага пациента, а недля того, чтобы превратить его в терапевта.

6. Не стоит выставлять на обозрениесражения, которые происходят в вашей собственной семье. Если пациентканапоминает вашу жену, можно признаться, что она раздражает вас, потому чтопохожа на одного человека, с которым вы находитесь в конфликте. Важно неперегружать переносом вашу жену и детей. Поскольку они не знают, откуда этопроистекает, не их дело заниматься тем, во что это выливается!

Когда полная откровенность неадекватна,невозможна или нежелательна, вы можете сослаться на следующуюситуацию:

“Извините, что сегодня мне не хватаетэнергии. Пришлось ночью сидеть с больным ребенком”.

“Извините, что я сегодня немного не всебе. Болит голова после вчерашнего праздника”.

“Может быть, я покажусь вам каким-точудным, так простите: сейчас у меня происходит один важный конфликт, не имеющийк нам отношения, но поглощающий часть моего внимания”.

“Простите, но придется вам пять минутподождать, пока я приду в себя. Я еще не отошел от тяжелой ситуации спредыдущими пациентами”.

Все эти непрямые объяснения дают пациентупонять, что он не отвечает за ваше экзистенциальное состояние, и показывают,что к вам нельзя относиться как к машине. Такие косвенные объяснения похожи навысказывания, рисующие ваши отношения с пациентом в данный момент:

“Извините, что я не откровенен с вами, нопока еще я не чувствую к вам тепла”.

“Вы все еще чужая для меня”.

“Я пока только психиатр и еще не чувствуюсебя вашим психотерапевтом”.

“Вы настолько пробуждаете во мне мужчину,что мне трудно ощущать себя вашим врачом”.

Телесные переживания

Традиционно психиатрия обращала вниманиена некоторые аспекты внутренней жизни терапевта. Самый очевидный изних —интеллектуальное понимание терапевтом переживаний пациента и того, чтопроисходит между терапевтом и пациентом. Когда терапевт находит слова дляописания действующей динамики, эти слова помогают ему сознательно построитьзаранее запланированные интерпретации. Так предполагалось. В последние годыстановится все более привычным, что терапевт во время терапии делится спациентом своими свободными ассоциациями, фантазиями, мечтами, подробно говорито личных переживаниях, связанных с пациентом и только сейчас осознанныхтерапевтом в процессе общения. С распространением практики ко-терапии ииспользования консультанта рождаются все новые идеи о том, что может бытьэффективным для пациента. При этом используются самые разныеуровни.

Тем не менее, лишь немногие терапевтыпользуются свободой рассказывать пациентам о переживаниях своего тела. Можноудивляться, насколько “по делу” у терапевта появляются тупые боли в кишечнике,онемение половины лица или тела, неожиданное желание чихнуть, пойти в туалетили, как это было у одного моего коллеги, шевеление мошонки — эти ценные для терапии явления,обычно скрываемые от пациентов. Мы ожидаем от пациента контакта с глубинами еголичности, а сами остаемся на однообразном интеллектуальном уровнеобщения.

Наши телесные ощущения, когда мы ихвыражаем, так же сильно действуют на пациента, как и наши свободные ассоциацииили фантазии. Нередко, начиная с телесного симптома, спонтанно переходим ксвободным ассоциациям или важным инсайтам. Вчера, например, мы с одним стажеромбеседовали с пациенткой, которая училась на последних курсах нафизико-химическом факультете. И через какое-то время я начал ощущать жжение вжелудке. Поделившись этим переживанием, я тотчас же вспомнил, что в Окриджевидел сотни похожих на пациентку ядерных физиков. Если бы я не обратил вниманияна этот телесный симптом, наверное, не осознал бы того, что идентифицировал еес этими людьми, и не заметил появления моего переноса.

Если вы начали чихать, можно сказатьпациенту: “Что-то происходящее между нами заставляет меня чихать. Как выдумаете, что бы это могло быть” Возможно, пациент тотчас же ответит: “А у меняпоследние десять минут сильно болит задница”. Внезапно вы вдвоем начинаетепереживать глубокое чувство вашей общности друг с другом.

(N + 1)-й терапевт

Психотерапия все больше становится самойзаурядной вещью —чем-то вроде новой религии, и неудивительно, что пациенты переходят из церкви вцерковь, от одного терапевта к другому. И многие наши пациенты используют нас,чтобы в очередной раз доказать себе, что психотерапия не помогает. Они приходятк нам уже с богатым опытом, подтверждающим это убеждение. Таково положениевещей.

Что можно с этим поделать, когдаприходится быть (N + 1)-м терапевтом Многие из нас, страдая манией величия,полагают, что наша техника и наши личные качества позволят справиться спроблемой и вылечить пациента. Но лучше заранее обезопасить себя от краха, ккоторому приводит этот бред, чтобы не страдать потом серд­цебиениями и не вздыхать. Очевиднаодна вещь: при первой встрече надо дотошно выяснять, как пациенты пыталисьранее справиться со своими проблемами с помощью профессионалов инепрофессионалов. Сюда входит перечисление всех предыдущих психотерапевтов,список измен —сексуальных и психологических, всех групп общения и религиозных групп, всехпрочитанных по теме книг. Такой обзор поможет вам представить, чего ожидать отпациента, который скорее всего будет воспроизводить те же игры, в результатекоторых он оказался в тупике вместе с предыдущим терапевтом, вынужден былпокинуть его и пришел к вам.

Вторая тактика: необходимо с огромнымподозрением еще в самом начале относиться к себе — прежде чем разовьется бред, чтовы будете исключением в этом ряду неудач. Лучше всего, чтобы предотвратитьразвитие подобного бреда, пригласить предыдущего терапевта на первую встречу.Но еще лучше отослать пациента назад к своему предыдущему терапевту дляразрешения проблемы негативного ­переноса, которая привела его к вам. В это сплетение стресса,тревоги и негативного переноса как раз и надо войти пациенту. Ваша поддержкаможет заставить его совершить это, и тогда вы окажетесь, во-первых, впрекрасных отношениях с предыдущим терапевтом и, во-вторых, вас не удастсяпоймать на крючок, что обыкновенно кончается еще одной неудачей.

Если пациент отказывается вернуться кпредыдущему терапевту, а того не удается пригласить на первую встречу, хорошопригласить кого-нибудь из прошлых терапевтов на вторую. Если и это невозможноили почему-нибудь нежелательно, надо пригласить консультанта, которыйфактически станет вашим ко-терапевтом, даже если больше и не появится навстречах. Им не обязательно должен быть кто-то опытный. Это может быть коллегаили сравнительный новичок — даже непрофессионал, поскольку очень важно, чтобы кто-то вовнешнем реальном мире свидетельствовал, что работа профессиональна.

Если почему-либо консультант не можетприйти, стоит расширить фантазии, с которыми вам предстоит встретиться, ипопросить пациента привести кого-нибудь из его реального мира. Лучше всего супруга,супругу, мать или отца, брата или сестру; если же они недоступны, в этом случаеподойдет кто угодно из окружения — его подружка или ее парень, начальник, секретарша, ближайшийдруг. Когда на встрече присутствует кто-то из мира пациента (или вашего мира),это сильно снижает заботу о том, как отнесутся ко всему они. Они вторгаются в любую психотерапию, иэти они влияют отнюдь нетолько на пациента —и на вас. Мой бывший терапевт... мой бывший супервизор... мои коллеги... моипациенты... — всетолпятся рядом со мной, когда я открываюсь перед новым пациентом и становлюсьранимым.

Видео — еще один ко-терапевт

Видеоаппаратура может использоваться длямногих целей. Меня больше всего интересует использование видео в качествеконсультанта для семьи. Мне нравится также, что видеозапись может быть моимконсультантом. Она входит в систему терапевтической семьи. Но я также пользуюсьи видеокамерой как средством терапевтической манипуляции. Я получаю от нееобратную связь, чтобы объективнее относиться к собственной субъективности.Раньше говорили, что человек должен быть объективным, то есть отдаленным ихо­лодным, но это дляменя совершенно неприемлемо. Или можно быть субъективным — слабым, неполноценным ималоэффективным. Над обоими этими крайностями возвышается возможностьобъективно относиться к своейсубъективности, в чем нам и помогаютвидеосредства.

Не стоит преуменьшать их возможностей.Видеокамера (в качес­тве ко-терапевта) помогает не превращаться в заботливую мамашу дляпациента. Она дает возможность диссоциировать, служит для контакта среальностью, что позволяет вам расслабиться и играть, вместо того чтобызацикливаться на своих реакциях или искать нужные мысли.

Поскольку одна из задачпсихотерапии — бытьместом и временем для метаобщения, видеозапись может выполнять и эту функцию.Еще более ценно, что она помогает приостановить метаобщение вне терапии,благодаря чему люди прекращают растворяться, убегая в свои собственные мысли.Вместо этого они приносят свои тревоги на следующую встречу с психотерапевтом.Его кабинет с видеокамерой может стать приглашением: “Давайте обсудим то, чтопроисходит, остановимся и поглядим вокруг”.

Одна супружеская пара просматривалавидеозапись прошлой встречи непосредственно перед следующей. Муж сказал, чтоувиденное очень его расстроило и впечатлило. Он увидел, как прячется за толстойстеной вежливых манер, и заметил, что ни разу в течение часа не взглянул нажену:

“Я сам себе показался фальшивым. Япо-новому ощутил, как обманываюсь в отношении самого себя. Я выгляжу прекрасными компетентным профессионалом, но за этот час я ни секунды не был самим собой.Я просто испугался, увидев себя на экране”.

Его жена продолжила: “Я беспокоюсь за наси теперь понимаю, как мне не хватает живых чувств”.

“Мне кажется, если я откажусь от этойстены, — ответилмуж, — менярастопчут, а затем съедят, или я сам заставлю людей меня растоптать. Вчеравечером звонили мои родичи. Я общался с ними из-за этой стены. Для них моиманеры — признаккомпетентности, а я не понимал всей правды, пока не посмотрел запись. Теперьпонимаю, что сразу перепрыгнул от роли сына моей матери к роли отца дочери. Яникогда ни с кем не был на равных, не был сверстником. Я понял, что таким жечеловеком был и мой отец, а я-то все время гордился, что не похож нанего”.

Такова магия движущихсякартинок!

Дар безусловного принятия

Много лет назад Карл Роджерс высказалутверждение, что одним из основных условий успешнойпсихотерапии является состояние бе­з­условного принятия (unconditionalpositive regard). Я всегда считал, что это состояние свойственно толькомладенцам до девятимесячного возраста. Но мне пришлось пересмотреть мое мнениепосле одного удивительного переживания, связанного с доктором Альберто Серрано,директором клиники Детской психиатрии и психического здоровья в Сан-Антонио вштате Техас. Много лет назад я заезжал к нему на обратном пути послеконференции в Мехико. В течение одного дня я мог наблюдать его клиническоетворчество в сфере защиты психического здоровья большого, говорящего на двухязыках города. Я был на первой встрече, на которой присутство­вали сразу три супружеские пары,каждая со своим терапевтом, социальным работником. Я наслаждался, глядя, каквторая и третья пары вдруг вспоминали вещи, о которых сначала забыли упомянуть,услышав аналогичный рассказ первой пары.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.