WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |

Я позвонил и сказал: “Приведите,пожалуйста, всех, кого только можно”. И они пришли: отец, мать, трехлетний сын,и годовалый, и шестилетний. После тяжелого двадцатиминутного разговора овозникших проблемах я прервал интервью: “Все, я больше не могу. Вам придетсяуйти и вернуться сюда через неделю, а я приведу свою жену в качествеко-терапевта, потому что ваши проблемы — это слишком много для меняодного. Так что прошу меня извинить”.

Оказалось, что у годовалого ребенка былаогромная голова из-за гидроцефалии, и его лечил невропатолог. Шестилетнийвыглядел вполне нормальным. У отца наблюдался синдром гипервентиляции, так чтоему приходилось из-за этого бросать все дела и по полчаса сидеть, чтобыотдышаться по четыре раза в день. Это был настолько серьезный случайгипервентиляции, что он почти еженедельно попадал в больницу, где его кололисильными лекарствами, давали кислород и всякое прочее.

Я спросил:

— А какпоживает ваш отец

Он ответил:

— Мой отецумер.

— Как этослучилось

— Инфаркт.Я делал ему искусственное дыхание рот в рот, но он умер.

Вот как можно заработатьгипервентиляционный синдром! Я спросил:

— А вашамама

— В полномпорядке, правда, она запила после смерти отца.

— А кто ещеу вас алкоголик

— Я былалкоголиком, но завязал четыре года назад и после смерти отца не выпил никапли. Но после его смерти алкоголичкой стала мать.

На этом месте я сломался. На следующейнеделе, когда они вернулись, я сказал:

— Мне нужнобольше народу. Ваших родителей, всех братьев и сестер.

— У менявосемь братьев и сестер, — ответил отец.

— Вот ичудесно. Пускай придут все со своими супругами и детьми.

— Этоневозможно. Я как раз собираюсь написать им всем, что больше не разговариваю сними.

— А чтослучилось

— Каждыйраз, как мать напьется, она начинает звонить всем мо­им сестрам и братьям ирассказывает всякие гадости про других мо­их сестер. А потом все ониобвиняют меня, потому что я самым по­следним покинул дом, хотя сейчастуда вернулся жить мой старший братец со своей женщиной и двумя детьми, и онитратят все деньги моей матери на себя и обворовывают ее.

Потом выяснилось, что в семье отца его матьвсегда таскала деньги у отца. Каждое утро, когда отец выходил из дому на работув сопровождении кого-нибудь из детей, он говорил: “Послушай, зачем ты таскаешьу меня деньги из кармана Я тебе всегда готов дать денег”. А дети никогда непризнавались, что это проделывала его же­на. Все они уже выросли, женаты,родили детей.

Так в чем проблема Ребенок пописал передтелевизором!

Мы с Мюриэл провели около десяти встреч сэтой семьей, все увеличивающейся из-за наплыва новых людей, а кульминациейстало появление пьющей матери, крайне раздраженной тем, что дети, которых онарастила и для которых была служанкой, плохо к ней относятся. Вся эта шайкарешила, что они пойдут к бармену, которого все они прекрасно знали (ясное дело,каждый в этой семье выпивал, и бармен был их лучшим приятелем), и скажут, что,если он не перестанет отпускать виски их матери, они никогда не будут у неговыпивать. Мать начала плакать, Мюриэл гладила и утешала ее.

Последнее интервью оказалось простобаталией. Я, воспитанный в среде Новой Англии в штате Нью-Йорк, был простопотрясен, глядя как восемь взрослых братьев и сестер одновременно дерутся другс другом: сотни децибел гремели со всех сторон. Я сидел с открытым ртом. Моимать с отцом сражались между собой тихо, прикрыв дверь спальни, я их никогда неслышал. Такова политика семьи, надо знать, что не бывает семьи содной-единственной проблемой и не бывает честных презентаций. Эти люди былиочень симпатичными. Они мне понравились, но бесчестно говорить, что у нас однапроблема — мальчикпописал перед телевизором!

Вы можете взять власть в свои руки тольков один момент: когда обвините членов семьи во лжи, услышав их первый рассказ осимптоме. Вы сразу начинаете с того, что пытаетесь понять, что же происходит.Если бы я принял на веру предложение социального работника взять семью с тойпациенткой к себе на семейную терапию, тогда бы три терапевта, больница и матьс отцом были в ярости, поскольку я брался за то, что у них у всех неполучилось. Ею занимались уже десять лет, а социальный работник наивно думала,что все можно начать как бы сначала. Вы не можете себе представить, как часто ясталкивался с подобными вещами!

Не так давно я проводил семинар в Торонто.В семье, выбранной для демонстрации, приемный брат изнасиловал свою новуюма­ленькую приемнуюсестру. Его арестовали и поместили в тюрьму. Отец и мать уже обращались кпсихотерапевту, так что я начал со своего обычного вопроса: кто еще был средиучастников этой си­туации Кто первый занимался с семьей К кому они обратились сосвоей проблемой сначала В результате я выявил шестерых профес­сионалов, которые по-разномуработали с этой семьей последние семь лет. Мать и ее первый муж ходили к одномутерапевту, отец и его бывшая жена — к другому, потом возник этот брак, и тогда они ходили со своимидвумя детьми от предыдущего брака еще к одному терапевту, и, наконец, судназначил социального работника для ­защиты детей, оставшихся дома, поскольку дурной брат изнасиловалмаленькую сестренку, которая почему-то жила с ним в одной спальне.

Я собрал всех специалистов вместе ипредложил рассказать об их работе с семьей, а семья сидела тут же и слушала.Сразу стало видно, что трое из шестерых профессионалов соревновались друг сдругом, стремясь доказать, что именно они помогают семье. Женщина, которуюназначил суд, негодовала, что семья ничего не получает от работы с терапевтами;терапевт, работавший с мальчиком, возмущался, что того не отпустили из тюрьмына эту встречу. Когда они закончили свои дискуссии, мне стало ясно, что, еслибы они все исчезли, семья, возможно, справилась бы с проблемами сама. Что я ипредложил, и представительница суда меня поддержала. Семнадцатилетний мальчикдолжен был выйти из тюрьмы уже через четыре недели, и я думаю, они справились.Мы отошли в сторону, чтобы предоставить семье возможность жить.

Когда кто-то звонит вам и говорит: “У менявозникла проблема. Сможете ли вы мне помочь” — надо быть внимательным, потомучто политика извращает все что угодно, и дело решает ваша смелость. “У менябыло три жены, много гомосексуальных отношений в прош­лом и сейчас один гомосексуальныйпартнер”. Вам надо только лишь спрашивать! И вы бесцеремонно говорите: “Междупрочим, есть ли в вашей семье случаи инцеста” И папа отвечает: “Ох, да, я нехотел про это говорить, но...” Смелым можете быть только вы, и только в самом начале. Мы какмамаши, если же мы думаем, что не похожи на сказочную мамашу, то лучше поискатьсебе другую работу.

Однажды я около года был супервизоромгруппы, состоящей из трех социальных работников из сельской местности вМиннесоте. Я только общался с ними по телефону и никогда их не видел. Они жилив какой-то сельской местности, где был один врач, один полицей­ский, еще не знаю кто, может быть,деревенский почтмейстер. И целых три социальных работника! Наконец, я поехалнавестить их, и что же я увидел Группа только что закончила трехнедельныекурсы по подготовке торговцев сельхозтехникой. Работники собирались заниматьсяпсихотерапией полдня в неделю, а все остальное время — торговать техникой. Так что,если у вас есть вариант работы, где не нужно быть мамашей, советую его неупускать!

Я всегда любил работать с ко-терапевтами.Ко-терапия удивительна: вас двое, двое людей, заботящихся о ребенке. Достаточнотрудно растить ребенка вдвоем, я это знаю, пробовал шесть раз! Думаю,невозможно это делать одному, потому что неизбежно возникает психологическийинцест между разными поколениями. Мать и ребенок, играющие в партнеров исверстников. Она становится ребенком, он — взрослым, потом наоборот, как визвестном английском стишке о лестнице: я сижу на ступеньках, в серединелестницы, и другой такой лестницы нет. Я не в комнате и не на улице, и мысли вмоей голове начинают кружиться, кружиться, мне кажется, я нигде или где-тоеще.

Я думаю, такое случается в психотерапии,где вы действуете сами по себе, как фальшивая проститутка. Вы предлагаете подделку.Это не настоящая любовь, а искусственный, прописанный, назначенный заместительблизости и человеческих взаимоотношений. Только от вас зависит успех илинеудача. Они принесли все, что у них есть. Может быть, немного, но себяцеликом. А вы — невесь. Вы отчасти дома с женой, отчасти со своим собственным терапевтом, сдетьми, на прогулке с собакой — есть множество мест, где вы можете находиться. Так что вам стоитбыть более параноидным, чем вашим клиентам. Вам надо подозревать себя, их,сомневаться, может ли изменить эту большую систему ваше маленькое вторжение.Сегодня политики думают в одиночку поменять мир. Надеюсь, мне не позвонят спредложением помочь с осуществлением этого проекта. Просто отвечу: “Извините, ясейчас как раз умираю”.

Меня кто-то просил побольше рассказать осемьях с одним родителем, потому что сегодня таких одиноких женщин,воспитывающих детей, очень много. Рад буду это сделать. Крайне печально, чтопримерно 93% таких семей возглавляют женщины. Это ужасно. Ужасно характеризуетмужчин, и что касается мужчин, то, я думаю, они совершенно безнадежны инавсегда такими останутся. Они влюблены в вещи и не замечают людей до самойстарости, и мы это терпим. Наверное, виноват естественный отбор. В эволюциивыживали женщины, оберегавшие пещеры и детей, и мужчины, убивавшие животных иотнимавшие у всякого встречного все, что можно. Через сто миллионов поколениймы страдаем от этих последствий.

Когда Бог утомится, уйдет на покой ипередаст свое дело мне, я сделаю так, чтобы второго ребенка рожал мужчина. Этобы все перевернуло. Но чего я не могу понять, так это того, почему одинокиеженщины живут только со своим ребенком. Почему не с другой одинокой матерью сдетьми Почему не со своей матерью Или — забавная идея — почему не со свекровью И ещеодно обобщение. Послед­ние двадцать лет я занимался исключительно семьями, и онипостепенно заставили меня думать системно. Я не хотел этому верить — только через мой труп! Но мнепришлось узнать, что все семьи, как это ни печально, одинаковы, и еслиприлагать то, что ты знаешь о семье вообще, к любой семье (не ожидая ихсогласия, оно не имеет отношения к делу), это будет метатерапия. Терапия бессознательного, ане их фантазий, рационализаций или социопатии. Тогда имеешь дело с реальнойсемьей.

Так вот, причина всего разрыва междумужчиной и женщиной в том, что мать влюбляется в ребенка. Потому мужчина иуходит. Мать выходила замуж, думая найти другого человека, который любит также, как она. Но такого нет, разве что им может оказаться другая женщина или еесобственная мать. Она получает убогий суррогат, да и тот портится, как толькопоявляется ребенок, к которому она открывает настоящую любовь. В нашем миребезусловное принятие можно найти только у младенца до девяти месяцев. С тогомомента, как во младенчестве мы начали играть в гляделки, все становятсясоциопатами. Мать открывает новую любовь, глубочайшую биопсихосоциальную связьсо своим ребенком, а отец — в стороне. Для равновесия он влюбляется — в трактор или свой “Мерседес”, впсихиатрические теории или в другую женщину. Это происходит неизбежно, если уматери нет силы держать своего мужа рядом.

Скажу о себе. Однажды я участвовал врадиопередаче, и ведущий спросил меня: “Как вы можете говорить о разводе, когдасами женаты 46 лет и ни разу не разводились” Я услышал свой ответ: “Да ведь яразводился пять раз и всегда с одной и той же женщиной”. Лишь через два дняменя осенило: когда родилась шестая, я не разводился. Я чувствовал себяотвергнутым ради пяти предыдущих младенцев. Когда моя жена уходила к очередномуребенку, я обращался к психиатрическим теориям, к стажерам, студентам, еще чертзнает к чему. Но к рождению шестого я уже достаточно нагулялся — с 1937 по 1955 годы — и первый раз был способеностаться в близости со своей женой во время ее беременности и развития романа свнутриутробным любовником.

Может быть, в один прекрасный день мужчиныокончательно поймут, что та материнская любовь, которой они ищут в объятияхженщины, не становится лучше из-за того, что женщина новая. И тогда постепенно,если у них хватит смелости и они устанут убегать, они могут превратиться извоинов и теоретиков —в людей.

В Миннеаполисе я проводил семинар подназванием “Мужчины —народ безнадежный”. Там было четыреста человек, половина мужчин и половинаженщин. Целый день я разговаривал о безнадежности мужчины, и хотите знать, чемэто кончилось Ничем. Были аплодисменты и испуги, но я получил только однузаписку — от женщины,с робкими возражениями на то, что она услышала. Ни одной записки, ни одногоответного выпада ни от одного мужчины я не получил за целый день. Я думал, чтопросто теоретизирую, но вышло, что это на самом деле так!

Психотерапевт

Я считаю, что люди выбирают образ жизни ипрофессию на основе своих психологических программ. Эти программы частозадаются гипнозом раннего детства в семье, что потом сужает и структурируетнаправление жизни в нуклеарной семье взрослого человека, в семье общества, всемье народов или всех его друзей. Как психиатр я убежден, что мы выбираем этуобласть потому, что озабочены нашим собственным безумием и надеемся егопреодолеть, чтобы не разрушать самих себя. А безумие часто сопряжено сглупостью; пытаясь найти необходимое для нашего безумия кормление грудью, мывынуждены сталкиваться с людьми, абсолютно не материнскими в самом простомсмысле этого слова. По вине нашей грандиозной глупости мы попадаем в неприятноеположение, и дело может даже кончиться тем, что мы окажемся в психушке, гдетакая мерзкая еда!

Человеку же, стремящемуся статьпсихотерапевтом, свойственны два этапа развития. Сначала он пытается отомститьза свое несчастное детство и недостаток родительской заботы. Затем, чтобызащититься от ужаса своей мстительности, он решает исцелить мать и отца от их плохихкачеств (или исцелить еще каких-то родственников). Эта внутренняяфантастическая программа самогипноза ужасает человека предполагаемой ееопасностью или невыполнимостью. Он хватается за возможность исполнить программус помощью объекта переноса — с другом, например, который в этом случае становитсяпсихологическим сотрудником.

Когда этот процесс развивается, человекстановится все больше озабочен патологией других людей, напоминающих патологиюего матери и отца, как он это себе представляет. Может даже развитьсясклонность к психологической порнографии: интерес к “грязным историям”, коллекционирование и символическаяинтерпретация случаев из жизни, трагедий, падений, болезней и т.д. Сексуальные,анальные и криминальные истории.

Pages:     | 1 |   ...   | 26 | 27 || 29 | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.