WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 30 |

Я думаю, что у всякой семьи есть своясумасшедшая тайная основа. Семейные мифы и ритуалы, семейные стрессы похожи напсихотическую жизнь снов, к которой ночью причастен каждый из нас. Мы живем наэтой тайной основе, точнее наше психотическое “Я”проживает нас. Сознание — лишь тонкая корочка набессознательном процессе, господствующем над нашей жизнью. И важнейшая частьпсихотерапевтического процесса состоит именно в этих прекрасных моментахсвободы, творчества, терпимости, радости, рождающихся из творческих инеразумных сторон жизни семьи. Взаимодействие терапевта с семьей стимулируетпоявление новой близости, в которой есть место любви, гневу, здоровомусоревнованию и целостным отношениям личности с личностью.

За сорок лет преподавания психотерапии ястал понимать, что любой пациент приходит в первый раз со своим набором тайных,несформулированных, но связывающих его по рукам и ногам убеждений — о терапевте, о терапии и ееопасностях. Постараюсь кратко перечислить эти тайные убеждения.

Пациенты думают: то, что случилось с ихдругом, родственником, соседом или любимым артистом, может случиться и с ними.Подобные мысли могут быть и позитивными, и негативными. Пациенты мечтают очудесном мгновении изменения, которое переделает всю их жизнь, или жебеспокоятся о неприятностях, которые могут случиться: кто-то в семьезаболеет, из-за хитрости злого врача они станут совсем беспомощными, лишь намиг ощутят спокойствие и надежность, а потом потеряют их. Пациенты такжебоятся, что терапевт будет презирать их потому, что они старались изо всех сили ничего не смогли с собой сделать. Боятся воплощения своих кошмаров, усилениягруза вины, боятся, что их выставят на позор, унизят или подвергнуттаинственному гипнозу, который лишит их силы.

Я открыл одну еще более серьезнуюпроблему — терапевтыплохо осознают свои скрытыеубеждения, которые приносят с собой в психотерапию. Они думают, что пациентприходит к ним открытым и с жадностью принимает терапевта, чем избавляет его отчувства бессилия; они думают, что имеют грандиозное значение для тех, ктопросит о помощи; их сбивает с толку фантазия, что пациентам можно передать своизнания и что понимание терапевтом самого себя изменит их жизнь, хотя оно и несмогло изменить жизнь самого терапевта. Еще вреднее идея, что целенаправленноесознательное вербальное взаимодействие с пациентом — суть происходящего и основа дляжеланного изменения. За этой скрытой мыслью лежат совсем невидимые дляпсихотерапевта убеждения, что достаточное количество знания позволит прийти кцели всегда, что люди силой своей воли могут заставить свою жизнь стать другой, чтотерапевтам по силам заставить пациента заставить изменить свою жизнь. Плохо и то, что за всемиэтими невидимыми гипотезами скрыты векторы переноса, влия­ющие на терапию больше, чем любойявный фактор.

Когда вы первый раз видите пациента, егоскрытый контракт (о котором сам он ничего не знает и, разумеется, не выражаетего словами и о котором обычно ничего не знает терапевт) гласит: вы будетехорошей мамой и подтвердите, что его плохая мама виновата во всех егопроблемах. Тайно вы принимаете этот перенос и соглашаетесь стать желанноймамашей, дающей безопасность и силу; одновременно независимость от своей семьии полную принадлежность ей. С точки зрения такого переноса, отчасти возникшегоеще до вашей первой встречи, любой шаг терапевта становится предательством.Ваше приглашение привести на вторую встречу супруга, родителя или детейсовершенно разрушает созданную проекцию. Пациент обычно просит отложить такиеизменения терапевтического процесса до той поры, пока его отношения стерапевтом не установятся окончательно, а за этим стоит параноидная идея, чтоконтракт был нечестным с самого начала и терапевт просто занимаетсяманипуляциями. Даже если пациент соглашается с вами, он ощущает, что егошантажируют, и тогда та же ситуация повторится снова на более глубоком уровне иеще болезненней.

Чтобы преодолеть подобную ловушку, надо,договариваясь о первой “встрече с незнакомцем”, установить все возможныеспособы защиты терапевта. Не стоит начинать никакой терапии, пока не прояснятсяграницы ответственности каждого и не разрушится фантазия эйфорическогопереноса. Да и само согласие на терапию условно. Терапевт волен отказаться отдальнейшего после первой встречи. Никогда не стоит предполагать, что терапевтобязан продолжать заниматься с клиентом до бесконечности просто потому, чтопервая встреча прошла хорошо.

Все это необходимо осознать по той простойпричине, что пациент будет структурировать свои отношения с терапевтом в том жекомпульсивном повторяющемся стиле, как и раньше, при всех своих предыдущихобращениях за помощью. Успех терапевта зависит от того, удастся ли емувырваться из колеи, невидимо ведущей к неудаче терапии.

Границы между поколениями

Просьба о помощи со стороны пациента всегдаозначает регрессию. Пациент может просить о помощи по-разному. Младенческаяустановка как бы говорит в нем: “Мамочка, поцелуй, чтобы перестало болеть”.Если он похож на ребенка, просьба о помощи будет примерно следующей: “Папа,сделай это, пожалуйста. Я маленький, а ты сильный”. Пребывая на уровнеподростка, пациент скажет: “Давайте встретимся и вместе сделаем то, что неполучается у меня одного”. Иногда пациент может оказаться старше и его просьбабудет звучать так: “Помогите мне преодолеть мои победы над самим собой”;“Помогите мне не быть таким преуспевающим”.

Терапевту предоставляется возможность статьприемным родителем или временным взрослым для временного ребенка. Когда границамежду поколениями взрослых и детей остается неприкосновенной, у пациентапоявляется возможность регрессировать в полной мере и наслаждаться своимединством и теплыми отношениями с терапевтом. Постепенно он сможет создаватьсвою собственную систему ценностей, стать родителем самому себе и оставитьвременного родителя, чтобы реально строить собственную жизнь.

Простейшие средства для определенияграниц —административные по своей природе вопросы, которые решает любойпрофессиональный психотерапевт: кто должен прийти, как долго будет длитьсявстреча, что на ней будет происходить.

Во-вторых, для определения границ важноизбегать общения с пациентом на равных. Терапевт должен говорить на языкеродителя. Такой язык можно назвать также языком предположений.

В-третьих, охрана границы требует оттерапевта, чтобы он неделился с пациентом своими сомнениями, неясностями, недоразрешенными вопросами.Терапевт должен поддерживать ощущение, что за ним последнее слово, оставляяпациенту возможность соглашаться, не соглашаться или оставаться при своеммнении. К тому же терапевт настаивает, чтобы все свои решения пациент принималбез его участия. Роль терапевта состоит лишь в том, чтобы помочь пациентудумать об этих решениях, несмотря на то, что пациент неизбежно воспользуетсявыводами терапевта и на их основе будет принимать решения. Если пациент делитсясвоими выводами, терапевту лучше попытаться их опровергнуть.

Стадии психотерапии

Можно разделить процесс психотерапии наследующие стадии: предтерапия, первая встреча, ранняя стадия, рабочая стадия,стадия полного альянса, тупик, тяжелый тупик и заключительнаястадия.

Предтерапия.Часто эта предварительная стадия полностью отсутствует. Человек приходит наприем в результате формальной процедуры отбора и приема, в которой вы неучаствуете. Вы не можете заранее исследовать ситуацию и войти в нее. Кто-тодругой принимает решение. Вы сразу начинаете с обсуждения фрустраций,опасностей и альтернативных ходов в случае неудачи с обеих сторон альянса,осознавая при этом, что сам альянс несовершенен, искус­ственен и находится под угрозойоказаться абсолютно никчемным.

Теперь предположим, что стадия  существует — в форметелефонного звонка. Пациент выражает потребность избавиться от боли и чувствабессилия, а дело терапевта — предполагать, что за этим стоит. Он вполне может кое-что узнать ожизни пациентов: о непрофессиональной терапии, об использовании алкоголя вкачестве терапии, о терапевтических ресурсах семьи, о предыдущейпрофессиональной терапии. Нелишне узнать и о главном кошмаре жизни пациента,его тотальном чувстве бессилия и безнадежности.

На этой стадии мы стараемся узнатьчто-нибудь о патологии и надежде, определяем, что такое есть терапия, решаемфинансовые вопросы и вопрос времени, а также устанавливаем свой контроль наддальнейшими решениями — как если бы кто-то попросил вас вложить деньги в рискованнуюзатею. Станете ли вы предлагать свои ресурсы, не зная, получите ли что-нибудьвзамен Вам стоит отложить все решения на потом, в том числе и решениенаправить пациента к кому-либо еще, и забросать его вопросами: Почему именно сейчас Какова проблема Кто еще вовлечен Почему комне Вы движетесь туда-сюда между ограниченнымпониманием и созданием ясной картины ситуации.

Нормальное развитие стадии предтерапиинарушается из-за таких вещей, как искренность, принятие, эмпатия, соперенос иэмоцио­нальныйрезонанс, возникающий в ответ на проблему в терапевте, вместо ее исследования ианализа. Нарушается нормальное развитие этой стадии и когда терапевт как быпредлагает образец своей терапии на пробу, устраивая показательное кормлениепациента, или когда он пропускает какой-то ключевой факт — богатую тетку, внебрачнуюбеременность, проблемы с законом, негативный перенос. Если в терапевтевозникает резонанс в ответ на боль пациента, на его ситуацию, он автоматическипопадает в трудное положение. Если же он сам об этом резонансе незнает — положение ещетруднее!

Свидание с незнакомцем —вторая стадия психотерапии. Это встреча, где обе стороны крайне подозрительны,что естественно. Но терапевту следует быть более параноидным, чем пациенту,поскольку именно он контролирует встречу. На свидании с незнакомцем терапевтявляется девушкой, опасающейся “забеременеть”. Эта стадия тщательнозапланирована и основана на технике. Здесь структура психологическойпроституции четко отграничивается от подлинной любви.

Процесс первой встречи похож на родовыесхватки, когда болезненные сокращения матки готовят женщину к родам. Сюдавходят и сама встреча, и тщательная диагностическая оценка того, что произошлона ней: как развивалась предварительная игра сопереноса с ее защитнымотрицанием будущего, удалось ли продвинуться глубже предложенной пациентомнечестности, удалось ли справиться с ловушкой “терапевт останется в дураках”,побыть самому “козлом отпущения”, научить пациента воспринимать тебя каквременного родителя. Обучение правилам терапии может (или должно) включать в себя перенос безответного сопереноса, появляющегося у терапевта из-за страха перед проблемойсопереноса. Фактически это расчищает место для полезного сопереноса терапевта идля его свободы быть сумасшедшим.

Вторую стадию психотерапии искажаетнарушение контракта на самой первой встрече. Кто-то из членов семьи не пришел,изменено время или сферы ответственности и т.д. Типичный пример: пациент вконце встречи, когда его просят заплатить, говорит: “Я не знал, что надоплатить. Разве первое интервью не бесплатное” Терапевт нарушил процесс, ставблаготворителем пациента — как родитель, который дарит ребенку индейку наРождество.

Процессу психотерапии может помешать истрах неудачи у терапевта, заставляющий его подбадривать пациента, даватьнаркоз или обнадеживать. Бывают помехи, происходящие от внутреннего чувствавины терапевта за то, что он не может ответить так полноценно, как этотребуется пациенту. Когда окружающие ждут от вас волшебного исцеления,нормальное развитие ранней стадии находится под угрозой. Особую тяжестьприносят такие пациенты, как приятельница и соседка вашей тети, мамина школьнаяподруга, кто-то, направленный вашим любимым коллегой (хотя положение можноулучшить, поделившись с пациентами своими опасениями и преду­предив их о сложности ситуации).Эта стадия заключает в себе возможность добиться успеха, признав свое поражениеи обсудив свою боязнь неудачи с пациентом.

Средняя стадия.Ранняя часть средней стадии — второе свидание, процесс подготовки к альянсу, репетицияпсихотерапии, пробный соперенос. Она дает возможность остановить внутрисемейнуюлюбительскую психотерапию, выставить на обозрение семейный симбиоз, поговоритьо необходимости менять “козлов отпущения” или даже самому поиграть эту роль дляпробы. Развитие средней стадии может быть нарушено наркозом поддержки,несвоевременным исследованием будущего, скрытым бредом терапевта или резонансомего эмпатии, разрушительным действием сплетни.

Центральная рабочая стадия. Это, главным образом, слушание, развитие альянса, в которомсемья все больше и больше принимает на себя ответственность за каждый новыйшаг, за течение процесса, за каждую встречу с терапевтом. На этой стадиинеобходимо вырваться за культурные рамки языка, поведения и открытости, а такжеза рамки времени, чтобы не развивались бредовые мысли о том, что психотерапиядолжна быть короткой или долгой. Есть возможность изменить ход переноса, уйтиот установившегося переноса, чтобы стало ясно: вы не усыновили эту семью на всюжизнь, а лишь на время стали приемным родителем. Хорошая возможность игры сосвоим сумасшествием, и вы можете дать понять, чтоподобные взаимоотношения — не любовь и вы не сверстник для семьи и никогда им нестанете.

Развитие этой стадии нарушается, когдатерапевт начинает тревожиться, забывать о необходимости соединиться в команде сдругим терапевтом, когда позволяет семье контролировать терапию или самначинает контролировать жизнь семьи. Надо уважать культурную цельность жизнисемьи, иначе она разрушится.

Стадия полного альянса. Терапевт должен следовать за пациентом, разворачивая по горизонтали то, что происходит внастоящее время, разворачивая по вертикали прошлое и будущее, достигаятреть­его, четвертогопоколения. Терапевт делится своими фантазиями, своими снами и кошмарами.Развитие стадии полного альянса нарушается возможным обменом ролями: либо семьявключает в себя терапевта, либо терапевт усыновляет семью, по сути превращаясьиз временного родителя в родственника.

Тупик. Из тупика,наступающим вслед за полным альянсом, можно выйти, открыв пациенту какую-точастицу самого себя, рассказав о собственной терапии (включая сюда мысль, чтовы забыли о своем терапевте), о страхе перед неудачей, о страхе остаться впустом гнезде, о том, что вы просто играете роль, о факте вашей неизбежнойсмерти как терапевта и как человека. Разрешить подобную ситуацию мешаетстремление обойтись без посторонней помощи или неведение, что вам нужна помощь.Выйти из тупика может помешать то обстоятельство, что терапевт раскрывает жизньсвоей собственной семьи; проблемы гордости и роста.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.