WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 30 |

Родители, дети и дедушки-бабушки с обеихсторон образуют систему трех поколений. Это смесь двух разных стилей жизни:семья родителей папы и семья родителей мамы — и они находятся в одной комнатев течение восьми—двенадцати часов. Такое вмешательство — что-то вроде насильственнойсоциализации. Поскольку они живут как бы в одном доме отдыха, между нимивозникает взаимодействие. Терапия словно взрывает расширенную семью, добавляясимптомы, наблюдающиеся у мужа и его родителей, к симптомам жены и ееродителей.

Два разных стиля жизни вступают в прямойконтакт. Терапевтическая команда открывает семейные напряжения и стили жизниродителей и их детей. Каждая семья хорошо умеет защищать собственный стильжизни и по-своему поддерживать гомеостаз, но когда два разных стиля смешиваютсяи вынуждены вступить во взаимодействие, возникает новое напряжение. Тот факт,что это происходит в лабораторных условиях и длится два или три дня, даетучастникам возможность в течение долгого времени реагировать на подобноепереживание, а также помогает переносить стресс во время самой интенсивнойвстречи.

Если общество — родитель семьи, то расширеннаясемья — родительсупругов, как сами супруги — родители своих детей. И такая большая семейная встреча за три днястановится для семьи средой обитания, очень наглядной исильнодействующей.

В семейной терапии чем больше участников,тем меньше нужен профессиональный терапевт. Как я уже говорил, при большойвстрече трех поколений семьи наша роль заключается в том, чтобы бытькатализаторами взаимодействия и найти для встречи время и предоставить место.Собственно говоря, не надо даже и вести встречу. Наша забота, наш отклик наболь семьи, выраженную или невыраженную, видимую или ту, о которой мы лишьдогадываемся, является необходимым наркозом. Благодаря тревоге и напряженностиожидания, появляющихся в сознании людей, в процессе подготовки встречи уженакопились темы для обсуждения. Так что вопрос состоит только в том, чтобыкто-то осмелился и заговорил. Терапевт, если хочет, может структурироватьситуацию, рассказав немного о системной теории и развеяв фантазии о том, что онбудет помогать.

Как только движение пошло — обычно заговаривают о семейнойситуации самые старшие, — битва началась, и терапевту остается только сесть и смотреть.Зачастую стресс бывает таким огромным, что он не может ничегодобавить — ситуацияслишком горяча, чтобы пытаться войти в нее. Традиционный терапевтический подходтут не работает, поскольку у такой встречи своя особая динамика и, возможно, еене удастся повторить из-за проблем со временем, местом и расписаниемучастников. Тем не менее, за один, два или три дня ­интенсивной работы можно достичьзаметного прояснения эмоционального климата, открытия новых возможностей,детриангуляции в некоторых патологических треугольниках, оживлениявзаимоотношений между группами людей, бывших близкими в прошлом, а такжеразрешения войн, которые открыто или тайно шли в нескольких ­поколениях.

Цена, которую платит семья, — это стресс, кровопролитие ивыход на поверхность семейных призраков. Может быть, последнее — самое важное. К счастью, есливстреча удается, призраки вернутся и будут помогать в лечении и давать наркоз.Денежная цена встречи зависит от ситуации, о ней договариваются заранее. Болеевысокая “цена” — нашетребование на несколько дней отказаться от коалиций, от стереотипов илюбительской психотерапии в семье. Каждый должен сдерживать свой внутреннийдиалог и не делиться им с другими.

Можно обозначить роли двух терапевтовметафорически: “Доктор Витакер будет хореографом, миссис Витакер отвечает залибретто, а вы, члены семьи, — танцоры, собранные для постановки балета. Никакой психотерапии небудет, пока все не соберутся вместе. Доктор Витакер 49 лет занималсяпсихиатрией — сдетьми, взрослыми и психотиками, 30 лет обучал психиатрии, а последние двадцатьлет занимался только семейной терапией. Миссис Витакер 49 лет воспитываласвоего мужа и шестерых детей, она опытная участница семейного танца, в которыйвключаются и два предыдущих поколения. Вместе они представляют собой команду.49 лет совместной жизни превращают их в единое целое, совершенно отличающеесяот каждого отдельно взятого”.

Я думаю, что стрессы в семье — результат глубокихбиологических, серьезных психологических, значимых социальных причин. Он такжеявляется результатом ситуаций. Время, которое мы проводим вместе каксверхсемья, должно предоставить членам семьи свободу думать, слушать, говоритьи брать себе на заметку. Я предполагаю, что семейная жизнь является диалектикойколебаний между соединением с другими и индивидуацией, причем невозможноразрешить это напряжение ни движением к полной индивидуации (что приведет лишьк изоляции), ни движением к полному соединению (что приведет только кпорабощению, к нелепой психологической смерти).

Наша терапевтическая работа — это эксперимент, микросистемасемейной жизни в сверхсемье, куда вошли мы вместе с миссис Витакер как командапосторонних. Наша команда, во-первых, пытается ­создать движущийся портрет семьи.Во-вторых, мы становимся для семьи “зеркальным домом”, отражающим всенаправления. Мы предполагаем, что все члены семьи — наркоманы своей биологическойсемьи — живутгипнотическими пережитками прошлого. Метафорически семья — наше федеральное правительство,а люди — отдельныештаты.

Мы начинаем с истории, с портрета семьи вее развитии, стараясь избегать всяких почему и не позволяя людям говорить осамих себе. Начинают старшие члены семьи.

Мы обращаемся к старшемупоколению:

Опишите как можно короче родителей вашего(вашей) супруга (супруги), какими они были в то время, когда у вас появилисьсвои дети;

ваших родителей, какими они были, когда вамисполнилось 10 лет;

вашу собственную родительскую команду,какой она была первые 10 лет после рождения детей;

ваших детей — не отдельно, а вовзаимоотношениях друг с другом с 5 до 15 лет;

как умер ваш супруг или ваша супруга(смерть физическая или гибель брака).

Затем поворачиваемся к среднемупоколению:

Опишите взаимоотношения между всеми вашимибратьями и се­страми, исключая вас самих, т.е.отношения между вашим братом и вашей сестрой, между вашими братьями, междувашими сестрами и т.д.;

отношения между вашей мамой иродственниками папы, между папой и родственниками мамы;

отношения между вашими папой и мамой совсеми изменениями, которые произошли в них за те годы, что вывыросли.

И, наконец, обращаемся к третьемупоколению:

Опишите взаимоотношения между любыми двумяиз братьев и сестер, между родителями и изменения в этихотношениях;

взаимоотношения между вашим отцом иродственниками мамы, между мамой и родственниками папы.

Даже те, кто хоть чуть-чуть сталкивался стерапией нуклеарной семьи (которая представляет собой семью двух поколений),могут заметить, что большая семейная встреча отнюдь не вариант групповойтерапии. Это иной организм. Он состоит из отдельных людей и из подгрупп,подчиненных целому семьи. Такое целое — не просто два поколения семьи.Оно включает других кровных родственников — отдельных людей, подгруппы с ихдинамикой, а также интроецированный семейный стиль, восходящий к прежнимпоколениям семьи.

Цель подобной встречи — преодолеть раздробленностьсемейных подгрупп и, что почти так же важно, помочь узнать и открыть другихчленов семьи — ихстили и стереотипы поведения. Она дает и переживание целостности самогосебя. Меня могут спросить, не является ли такая встреча просто попыткойвоссоздать семью прошлых дней. Я не намерен переделывать мир. Я лишь хочуустановить каналы общения для поддержки семьи. Просто тот факт, что можнопозвонить своему родственнику и попросить помощи, попросить обратной связи иливсего-навсего поболтать, очень значим для человека, одинокого всоциально-манипулирующей и холодной городской среде.

Любопытно, что многие семьи обращались комне последние двадцать пять лет после неудач индивидуальной терапии. Но оченьнемногие после семейной терапии идут на индивидуальную! Интересно, что большаясемейная встреча не приводит людей ни к семейной, ник индивидуальной терапии. Как будто она самодостаточна и терапевтическиотвечает на нужды людей, а не служит лишь прелюдией к чему-то более внутреннемуили более яркому для нуклеарной семьи.

Идея о передаче власти в руки семьи, чтобыта сама была своим терапевтом, — целый переворот для моего мышления. Только в самые последние годымне стало ясно, что цель семейной терапии — вернуть семье ответственность запроцесс изменения, а не произведение изменения. Семейный организм вполнеспособен сам себя перестраивать, как и создавать хаос. Власть нужна терапевтутолько в самом начале терапии; как только он отбирает ее у семьи, то вынуждаетснова принять эту власть. И тогда члены семьи делают все, что нужно, справляясьсо своими симптомами и стрессами, с которыми они пришли к терапевту, силой этойвласти.

Можно по-другому определитьстарую-престарую концепцию невроза переноса: передача власти в рукисемьи — это способизбавиться от мучительного невроза, который пыталась вылечить индивидуальная терапия.

Развеем прах величайшей в нашем мирелжи

Недавно мне пришлось использовать методбольшой семейной встречи для борьбы с величайшей ложью нашего мира: “Я женилсяне на твоей растакой-то семье”. Как я уже много раз говорил, я верю, чтобрак — это не событиемежду двумя людьми, а контракт между двумя семьями. И неважно, участвуют ли вэтом непосредственно семьи, знают ли об этом, одобряют или нет. Недавно япредложил жениху собрать вместе его семью и семью невесты на встречу досвадьбы, чтобы эти две семьи могли познакомиться прежде, чем разовьется обычнаязлоба на женщину или мужчину, похитивших “нашего” ребенка. Вот способпредотвратить обычный кошмар взаимного ­отвращения, который можетвоцариться между семьями на ближайшее тридцатилетие.

Ко всеобщему изумлению, за день до свадьбытакая двухчасовая встреча восемнадцати человек при наличии видеокамерысостоялась. Исход ее оказался на удивление благоприятным для всех, в том числеи для меня. Я старался “смягчить” систему, говоря, что жених и невеста должнылучше узнать друг друга, и поэтому решили провести встречу, где можнопредставить себе картину воспитания в той семье, где он или она привыклиобитать. Я предупредил молодых о том, что брак часто становится двустороннимпсевдотерапевтическим соревнованием, где каждый является и терапевтом, ипациентом для другого. И брак — также борьба за того, кто создает новую семью по модели семьисвоих родителей.

В двухчасовой встрече переплетались темысемейных философий, примеры разных стилей жизни, некоторые мифы, обсуждалсявопрос, почему одна семья всегда стремилась сохранить мир, адругая — всегдаборолась. Встреча проходила тепло и свободно, несмотря на то, что двоеродителей одного из молодых не встречались с момента развода. В конце встречидве пары родителей прочитали в один голос заявление, написанное молодыми, вкотором они (родители) отка­зывались от права контролировать жизнь своих детей и отпускалисвое­го ребенка вновую жизнь.

Это могло бы стать новым ритуалом, спомощью которого наука о поведении, становящаяся новой религией, помогала бычеловеку развестись с семьей родителей и вступить в брак с чужой семьей. Такойритуал приглашал бы родителей вступить в лигу двух семей. Если обычно ритуалысвязывают и объединяют отдельных людей, то этот ритуал объединял бы двесемьи.

4. ПРОЦЕСС ПСИХОТЕРАПИИ

Панорама психотерапии

Психотерапевт как приемныйродитель

Наиболее подходящая метафора дляизображения роли психотерапевта — работает ли он индивидуально, с парами или семьями — это родитель. Быть родителем значит изаботиться, и функционировать. То есть недостаточно лишь беспокоиться облагополучии другого, чтобы быть родителем, — нужно добровольно отодвинутьсвою личность в сторону, чтобы функционировать, действовать в интересахдругого. Подобно тому как родитель не имеет права драться с ребенком в полнуюсвою силу, нельзя, занимаясь психотерапией, быть только личностью. Необходимо поставить свою личность в рамки дисциплины.

Цель родителя-терапевта состоит в том,чтобы предоставить пациенту возможность быть самим собой в большей мере;открывать новые границы своей деятельности, новую свободу быть разгневанным илиблизким, чтобы стать центром собственного бытия. Эта свобода возникаетблагодаря тому, что терапевт (родитель) управляет ситуацией, отвечает забезопасность, создает подходящую среду. И тогда пациент может изменятьсоциальные правила и систему контроля, действующие в его повседневнойжизни.

Изолированность терапевтической ситуациипозволяет пациенту быть сумасшедшим без той дурной изоляции, которая превращаетсумасшествие обычной жизни в кошмар. Это сумасшествие в пределах жесткихграниц, установленных профессионалом. Одна из причин, почему брак так помогаетбыть хорошими родителями, заключается в том, что брак дает опыт безопаснойпривязанности, а она является основой для свободы полнее заботиться о ребенке.Если на самом деле основной симптом человека — это бред слияния, иллюзия, что,вступив в союз с другим, мы навсегда излечились от боли одиночества, тогдапсихотерапия представляет собой избавление из нашей первой тюрьмы, то есть изсемьи, в которой выросли. Мы открываем, что возможна другая привязанность,дающая убежище, —искус­ственная ивременная, но все же реальная. И если удается стать самостоятельнее и сильнее,мы можем вернуться в эту семью на положении равных, а не узников.

Образ терапевта-родителя помогает понять ито, что значит быть пациентом. Если ты пациент — делай ставку на свободу. Если жеты терапевт, то помни, что твоя дисциплина, а не только твоя забота, необходимыпациенту. У психотерапии много своих льгот и преимуществ. Одно изних — это постепенноеизбавление от власти фантазий, препятствующих нашему желанию полнее быть самимисобой.

Последствия психотерапии, когда онаэффективна или полезна, как и результаты родительского успеха, многообразны.Одно из самых главных — свобода от прошлого, от всегдашнего страха, что “это” случитсяопять. Есть и другие “побочные продукты” успешной терапии — свобода отзываться на чужиенужды; свобода находиться в контакте с другими; открытие, что существуем насамом деле мы, существуютони и существуюя (а то, что мы играем вразных социальных пьесках, не обязательно должно нас уродовать). Развитиеспособности присутствовать — “изюминка”, которая помогает отличить просто адекватную,компетентную, приспособленную личность от личности цельной. В конечном итоге благодаряпсихотерапии мы учимся сам процесс жизни проживать как терапию, как процесснепрерывного роста.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.