WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |

Есть еще и другой ход, по сути своей“хирургический”, требующий не меньшего мастерства от терапевта, чемчетырехминутная операция по удалению аппендикса от хирурга. Это тактика, спомощью которой терапевт забирает контроль у членов семьи, отвернувшись от них.Все равно что повернуться спиной к одинокой прекрасной женщине или непоцеловать девушку на свидании, хотя тебе и очень хочется. Это делает ихответственными за следующий ход и похоже на подход к аффективно-голодномуребенку, рекомендуемый Рене Спитцем: надо, осторожно приближаясь к нему спиной,протянуть руку, потом отнять, потом снова протянуть. Восстановитькон­троль, поделившисьощущением безнадежности и исповедуясь в своем бессилии. Может быть, это самыйсильный метод работы. Семье страшно слышать от специалиста, который должен быим помочь, что тот не видит надежды разрешить эту ситуацию. А с другой стороны,если семья решила продолжать терапию, она осознает, что надо приложить всеусилия, чтобы изменить ситуацию. Вы были чест­ны и не закрывали глаза нареальность. Представьте ситуацию, когда к психотерапевту приходят супруги,страдавшие запоями десять лет, и говорят: “Мы бы хотели преодолеть нашалкоголизм”. Любой терапевт, принимающий это заявление всерьез, обрекает себяна неудачу.

“Критическая масса” семьи

Недавно мы встречались с семьей: мама,папа, сейчас разошедшийся с женой, их дочь с набором проблем школьнойнеуспеваемости и отсутствия мотивации в учебе, новая жена папы. Папа состоит втретьем браке. Он поддерживает и свою первую жену, и эту маму с четырьмядетьми, и в настоящий момент еще и свою третью жену. Пассивность первой жены,сомнения в рационализации помогли ей избежать терапии после двух-трех первыхвстреч год назад. Тогда она пришла, потому что у ее близнецов возникли проблемыс законом. Один из них забрался в чужой дом и украл выпивку на 40 долларов,другой вместе с друзьями сбрасывал велосипеды с крыши невысокого дома. Обоихпоймала полиция.

Мама относилась ко всему с пассивнымлюбопытством и приятной беззаботностью. Единственный раз за первые двадцатьминут интервью она оживилась, обсуждая вопрос, почему другой ее сын, стоящий настреме, не убежал от полиции. Мальчики с улыбкой рассказывали о своихприключениях, а остальные равнодушно сидели, в том числе и старшая, ужезамужняя сестра, так же приятно улыбаю­щаяся, как и мама. Конечно, папы исына-правонарушителя не было. Через двадцать минут мы сказали, что, посколькуэти люди выглядят так, как будто все прекрасно и никакая помощь им нетребуется, что же тогда им мешает встать и уйти Они так ипоступили — встали иушли без особого сожаления.

Фактически мы сказали семье: продолжайтесражаться с законом, пускай мальчики попадут в тюрьму (тогда маме будет легченайти себе нового мужа), пускай бросаются велосипедами с крыши. А еще лучшепусть мама встанет внизу и подставит под эти велосипеды свою голову.Признавшись в своем бессилии, мы помогли им чуть больше повернуться лицом кжизни и со всей прямотой сказали: если вы хотите что-то сделать со своейситуацией, мы вас ждем, но не назначаем следующую встречу, поскольку сейчас выне слишком нуждаетесь в нашей помощи.

Одна из причин замороженности такой встречизаключалась в том, что не собралась “критическая масса”, рождающая настоящийжар. Одно из проявлений мании величия у терапевта — когда он считает, что сможет самсоздать то тепло и одушевление, которые на самом деле семья может породитьтолько из самой себя. Поэтому, отпустив семью, мы дали им свободу переменитьсясамим и предоставили возможность набрать критическую массу.

Синдром Давида и Голиафа

Однажды воскресным утром, когда я работална заднем дворе, к дому внезапно подъехала машина. Оттуда выскочил парень летшест­надцати ипоздоровался со мной голосом маленького мальчика. Он был изумлен, когда я узналего — я работал с егосемьей пять лет назад. Парень был ребенком с манией величия, с которым ядрался. Интеллигентный мальчик из университетской семьи... На первой же встречеон поставил психодинамический диагноз каждому члену семьи, при этом сердитоподчеркивая, что никто не имеет права проделывать это с ним. Черезшесть—восемь встречмальчик увидел, что я не отношусь к нему так, как другие домашние — из-за его выдающегосяинтеллекта. И напал на меня — физически, во время сеанса терапии, и мы дрались примернополчаса. Каждый раз, когда он чувствовал, что я побеждаю, сдавался. Я отпускалего, и тогда он опять набрасывался на меня — до тех пор, пока не убедился,что не может меня победить.

На следующей неделе мальчик рассказал, чтодрался со своим отцом и с изумлением обнаружил, что не может одолеть и его.Раньше он и не подозревал, что не может побить своего отца.

Сейчас это был шестнадцатилетний юноша,теплый и дружелюбный. Мы поговорили с ним о его любви, недавно кончившейсяразрывом, а начавшейся еще четыре года назад. Новая девушка заставила егопостричься, в результате чего волосы стали вдвое короче. Через десять минут мыпожали друг другу руки и попрощались. Он сжимал мою руку крепко — воспоминания о наших отношенияхживы для него и сейчас, да и для меня тоже. Он сказал, что хотел бы как-нибудьприйти и поговорить побольше. Я пригласил его в офис. Разумеется, он не придет.Я привязан к тому кругу, к которому принадлежу. У него есть настоящие родители.Эксперименты не нужны, когда наступает настоящая жизнь.

Семейная терапия в организациях

Многие люди, работающие в каких-нибудьучреждениях, думают, что семейная терапия невозможна, если ее не поддерживает,не понимает или не организовывает руководство учреждения или непосредственныеначальники. Думаю, это не так. Если вы работаете, например, в институте, вклинике, в госпитале или в приюте, вы можете воспользоваться начальной тревогойтех, кто обращается к вам за помощью, чтобы собратьнеобходимую для терапии семейную группу, вместо того чтобы сразу пытатьсяулучшить их самочувствие.

К вам приходит мать и говорит, что у еесына возникли проблемы с законом. Он принимает наркотики или выглядит оченьзамкнутым. Вместо того чтобы выслушивать ее, вы можете сообщить, что нужнособрать необходимых людей. Должен прийти отец, раз он любит сына. Вы не можетепревращаться в какого-то заместителя отца, поскольку эта искусственная рольотстранит настоящего отца от проб­лемы. Когда женщина приведет отца и его мать и отца, и своих матьи отца, и братьев с сестрами, вы можете действовать.

Обсуждая с ней список возможных участниковтерапии, вы наткнетесь на кого-то, кто не захочет прийти, хотя он был бы оченьважен, или на того, кто был бы рад прийти, но его не пригласили. Таким образом,вы направляете энергию ее тревоги на создание более полного терапевтическогоальянса. Постарайтесь, чтобы паника пациентки или ее заявление, что она невидела отца мальчика уже десять лет, не помешали вам собрать всех необходимыхучастников.

“Но вы можете узнать, где он, у матери, апотом попросить его позвонить мне. Тогда я объясню, насколько важно присутствиеотца для благополучия сына”.

Своим бессилием вы перенаправляете еетревогу. Из рассказа матери вы, строя предположения, извлекаете то, что она неупомянула. Вам не нужно изображать детектива: вы лишь настаиваете, чтобысобрать группу людей, которая поможет изменить беспокоящую ееситуацию.

Если вам приходится иметь дело ссопротивлением супервизора, то простым обходным маневром может послужитьследующий ход: вы просите его помочь наблюдать за вашей экспериментальной­попыткой в областисемейной терапии или за попыткой изменить ­административнуюструктуру.

Когда вам удалось собрать на встречунеобходимую группу, прежде всего стоит поинтересоваться, к кому члены семьиобращались до вас. Не пытайтесь помочь им, пока не узнаете этого, иначе онибудут командовать процессом психотерапии. У них больше сил, чем у вас. Выиграете роль, а они нет. Они живут всерьез. Надоузнать историю трех поколений этой семьи, включая семейные стрессы (разводы,болезни, безработица, смерть) и все попытки измениться (с помощью переезда,перемены работы, повторных браков, любительской или профессиональнойпсихотерапии, священника, соседей и т.д.).

При разговорах о семейной истории одна изважнейших ваших задач состоит в том, чтобы убрать со сцены “козла отпущения”.Члены семьи решительно отрицают, что это семейная роль, и отводят от данногосубъекта всякие подозрения. Нельзя позволить говорить о нем. Вам надо узнатьсемью — не ведущегоигрока, не фасад и не официальную версию стресса. Более всего вам стоит искатьто, что сокрыто. Используя свою фантазию, безотносительно к тому, чторассказывает о себе семья, можете задавать вопросы о смерти, ненависти,самоубийствах, убийствах, об инцесте, о разных треугольниках, родственниках,предыдущих супругах и т. д. Надо хорошенько расспросить и обо всех тех людях,кто раньше помогал им, что позволит избежать неудачи, связанной с врачебнымстрахом, что помощь может ухудшить ситуацию. Надо исследовать проблемы ревностимежду братьями и сестрами в семье отца, в семье матери и среди детей внуклеарной семье; проблемы фобии сумасшествия, которые всегда у кого-тосуществуют; признаки усталости от семейных сражений у матери; феномены сходствадетей с кем-то из предыдущих поколений (когда первый сын, например, похож набрата матери или сестру отца). Стоит поделиться своими сомнениями о том, зачемони явились на терапию — в надежде, что все эти люди смогут стать более открытыми. Стоиттакже спросить про другие беременности в семье, про аборты, выкидыши, пронесчастные случаи.

Двигаясь дальше, вы должны ощутить этусемью как единое целое. Осознают ли они себя семьей Смитов Они — настоящие Смиты Осознаются лиграницы между поколениями Понимают ли родители, что они не принадлежат кпоколению детей Понимают ли дети, что не принадлежат к поколению родителейКак выбираются “козлы отпущения” Есть ли кто-то еще в семье, кому члены семьимогут предложить эту роль Боятся ли они какой-то болезни Старческогослабоумия Есть ли в семье скрытый алкоголизм Про все это надо спрашивать,ясно понимая, что семья будет хранить молчание, пока вы не спросите прямо.Существуют ли признаки психологического насилия, грубости Думает ли мать, чтоотец слишком резок Думает ли отец, что мать чересчур мягка

Такое исследование семьи приемлемо длялюбого учреждения. Там любят именно такие вещи! Предоставив возможностьрассказать свои истории, надо ясно выразить семье, что вы уважаете еенеповторимый стиль. Вы не хотите, чтобы они стали похожими на какую-то другуюсемью, вы надеетесь помочь им стать теми, кто они есть, и больше уважать самихсебя. Вы постараетесь стать их приемным родителем, временным дедушкой,временным дядей или временным тренером. Вы хотите помочь им сделаться болеесильной группой, чтобы члены семьи могли справиться со своей тревогой запациента и тревогой за жизнь семьи.

Надо также ясно объяснить, каково вашеместо в системе учреждения: каким вы следуете правилам, как ваше учреждениеруководит вами, как оно распоряжается вашим временем, вашими действиями, как выс семьей можете стать командой, отвечающей требованиям организации. Стоит такжевыразить ваше уважение к этой семье: к цепочке поколений ее прошлого, к еебудущим поколениям, здоровью и сегодняшним опасениям по поводу болезни. Иногдаможно получить удовольствие, разговаривая с трехлетней или семилетней девочкойо том, сколько у нее будет детей, сколько девочек и сколько мальчиков, какогомужа она себе найдет. Такой разговор помогает семье говорить о своем будущемпо-новому.

Большая семейная встреча трех поколений:
план битвы

Большинство новшеств в психотерапиивозникают случайно. Про­фессионалы не любят изобретений, пока забота о пациентене вынуждает их что-то придумывать. Из-за своейнеуверенности при индивидуальной терапии я перешел к работе с парами, а пытаясьвырваться из тупиков работы с парами, — к работе с семьями. И, наконец,я открыл, что можно организовать “большую семейную встречу” (familyreunion).

В 1974 году меня случайно пригласили помочьпровести встречу родственников. Их оказалось больше тридцати, и все они былиразделены на два враждебных лагеря. Большинство из них жили в маленьком городкена Среднем Западе. Вот уже в течение пятнадцати лет третьему поколению одногоклана не разрешали общаться с треть­им поколением другого — и это в городке с населением 50000 человек. Однажды психотерапевт среднего поколения и врач среднегопоколения, устав от этой войны, позвонили мне, и я встречался со всеми этимитридцатью людьми пять дней подряд с утра до вечера. Моя роль заключалась в том,что я только произносил: “Чем я могу вам помочь” — и потом один человек спрашивалдругого: “А где ты был на последнее Рождество Ко мне даже не зашел!” Кто-тоеще говорил: “А почему ты не разговариваешь с моим отцом” Через полминутыначинался полный бедлам.

Год или два после этого я начал устраиватьтакие большие встречи. У меня не было офиса, и стало не так интересноеженедельно общаться с семьями — надоедала нуклеарная семья. Так что для семьи, у которой возниклипроблемы, я начал организовывать большие встречи родственников, включающие трипоколения, всех дядюшек и теток, бывших супругов, новых любовников и любовниц,начальников по работе, иногда даже соседей.

Ко времени выхода на пенсию я уже яснопонимал, что такой подход прекрасен для встречи расширенной семейной группы. Яорганизовывал эти встречи так, что они проходили три дня подряд (по четыретерапевтических часа в день), а их участники жили эти три дня вместе. К своемуудивлению, я открыл, что такие трехдневные встречи недирективной семейнойтерапии заканчиваются самопроизвольно. Когда семейный стресс начинает меняться,участники берут остальное на себя. Позже процесс изменения продолжают развиватьтелефонные переговоры, встречи подгрупп и т. д. Через какое-то время,рассказывая о такой встрече, участники отмечают боль во время и вскоре посленее, но, по обыкновению, отдаленные результаты оказываются позитивными: семья,взяв однажды власть в свои руки, естественным путем меняет себя, ивзаимоотношения оздоравливаются.

В такой расширенной семье можно изменитьлишь один элемент или фактор, и это катализирует изменение всей системы. Вамостается только наблюдать. Вы как бы председательствуете над этим хаосом, и онпонемногу начинает сам собой оформляться и постепенно становится новым, нетаким, каким был прежде. Вы находитесь вне системы, вы являетесь катализатором,а не участником, но каким-то образом ваше присутствие помогает системеизмениться.

Pages:     | 1 |   ...   | 17 | 18 || 20 | 21 |   ...   | 30 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.