WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |

Когда эти взгляды распространились, сталоочевидно, что остальные теории затрудняли задачу психотерапевта и, конечно, немогли изменить сумасшедшего молодого человека. Например, если психотерапевтсчитал ребенка жертвой негативного влияния родителей, он старался спасти этого«козлаотпущения». При такомподходе психотерапевт объединяется с ребенком против родителей, это усиливаетдисфункциональную природу организации и, следовательно, еще больше запутываетиерархию, вместо того, чтобы изменить ее структуру.

С этой точки зрения, предшествующие теорииможно изучать в смысле того, как именно они мешают психотерапевту.

Органическая теория.

Биологическая или генетическая теорияшизофрении затрудняет работу психотерапевта не только потому, что не существуетникаких доказательств в ее поддержку, но и потому, что проблемы сумасшедшихмолодых людей считаются скорее медицинскими, чем семейными, и поэтому утерапевта нет рычага, чтобы перестроить семейную иерархию. Он может толькосочувствовать родителям, потому что их ребенок неизлечимо болен. Проблемы сталинастолько серьезными, что я в основном отказался от термина «шизофрения». Этот термин делает психотерапевтабеспомощным, и он теряет надежду, работая с такими случаями, особенно если онпо образованию психиатр. Мне не хотелось отказываться от этого термина, нооказалось просто невозможным сосредоточить внимание на психотерапии, когдаиспользовался термин «шизофрения».От диагностических вопросов, от бесконечных дискуссий о том, какие препаратыприменять, никто так никогда и не переходил к психотерапевтическим приемам.Если бы Управление пищевых продуктов и лекарств (Food and Drug Administration)запретило психиатрические препараты, потому что они дают опасные побочныеэффекты и приводят к необратимому неврологическому ущербу, это поколениепсихиатров скорее всего молчало бы на консилиумах.

Термин «шизофрения» служил помехой при обучениипсихотерапии, это и была основная причина, по которой я его отбросил. Яобнаружил, что почти невозможно убедить психиатров или социальных работников(потому что они следуют примеру психиатров), что «шизофреник» может стать нормальным. Они проявлялинерешительность, когда им нужно было побуждать человека к нормальномуповедению, и семья тоже колебалась, потому что так вел себя специалист. Вскоревсе уже обращались с «пациентом» какс неполноценным, и психотерапия терпела неудачу.

Я никогда не мог понять, почему однипсихотерапевты освободились от биологических теорий, а другие не смогли этогосделать. На мою психотерапевтическую работу с такими семьями сильное влияниеоказал Дон Джексон. Он был убежден, что у людей с диагнозом шизофрении нетникаких органических нарушений. Когда я смотрел, как он работает с семьямисумасшедших молодых людей, которые были экспертами в неудачах, меня этовоодушевляло. Мне вспоминается один из таких случаев: эта девушка молчала. Онасидела и дергала себя за волосы, как идиотка. Несмотря на это, Джексонобращался с ней так, как будто она была вполне способна вести себя нормальнопри том условии, что изменится ее семейная ситуация и способы лечения. Семьепришлось согласиться с тем, что она нормальная, отчасти потому, что Джексон былв этом уверен.

Когда я преподавал психотерапию, япробовал разные способы решения этой проблемы. Я обнаружил, что для некоторыхучащихся срабатывало, когда я, несмотря на галлюцинации и бред, говорил, чтодиагноз шизофрении был поставлен человеку ошибочно. Тогда психотерапевт могобщаться с пациентом как с человеческим существом, потому что тот на самом делене был шизофреником.

В отчаянии, я также выдумал новуюдиагностическую категорию, чтобы разрешить эту проблему. Я говорил, что учеловека «псевдошизофрения»; это означало, что у него есть все симптомы шизофрении, но он насамом деле не шизофреник. Эта попытка тоже провалилась, и наконец я простоотбросил категорию «шизофрения». Ястарался избежать этого диагноза и искал другие термины: «сумасшедшие», «свихнувшиеся», «эксцентричные» и «трудные».

Некоторые психиатры избегают этойпроблемы, оставаясь в медицинских рамках и используя новинки современноймедицины. Идея о том, что шизофрения – это генетическое или биологически необратимое явление относится кмедицинской идеологии 19 столетия. В наше время медицина стала более гибкой вдиагностике, врачей больше волнует стадия заболевания, у них больше сомненийотносительно неизлечимости той или иной болезни, они пользуются болеесовременными методиками, применяя лекарства лишь периодически.

Психодинамическаятеория.

Психодинамическая теория основывается напредположении, что проблема находится в душе человека, она не связана с тойситуацией, в которой он живет. И поэтому так трудно, а может быть — невозможно, эффективноиспользовать эту теорию, чтобы изменить организацию. Психотерапевт,придерживающийся психодинамической теории, сосредоточен на неправильномвосприятии организации, которое есть у пациента. В сущности, эта теорияориентирует терапевта на то, чтобы побуждать сумасшедшего молодого человека ксамовыражению, и призывает людей, обладающих властью, быть снисходительными ипозволить ему это. При таком отношении для терапевта почти невозможнопотребовать, чтобы родители взяли на себя исполнительную власть и ожидали отребенка, чтобы он их уважал. Чтобы перестроить организацию, терапевтунеобходимо руководить разговором и направлять его, вместо того, чтобы позволятьему течь свободно и быть средством самовыражения. Снисходительный, пассивныйпсихотерапевт и исправление иерархии – это вещи несовместимые.

Часто клиницисты, придерживающиесяпсиходинамической точки зрения, критикуют более активные методы психотерапии ивозражают против какого-либо принуждения. Но это лицемерие, потому что этиклиницисты часто избегают лечить сумасшедших, то есть они критикуют, но непредлагают ничего взамен. И, что еще важнее, для принуждения они стремятсянанять других людей. Мне вспоминаются такие снисходительные и доброжелательныетерапевты, проводившие психодинамическую терапию в психиатрических больницах, восновном частных. Они утверждали, что психотерапевт должен быть добрым ипобуждать к самовыражению. Эти клиницисты возражали против того, чтобы терапевтсоветовал родителям применять физические методы усмирения, если ребенок начиналбуйствовать. В то же время те же самые терапевты работали в таких учреждениях,где наемные работники справлялись с буйным поведением, пока терапевтыпритворялись, что они этого не делают. Мускулистые санитары с помощью силы ипринуждения учили пациентов как вести себя в палате, а в это время терапевт спсиходинамическими взглядами болтал с пациентом в своем кабинете и в случаенеприятностей вызывал санитаров. В этих учреждениях также использовалисьшоковая терапия, медикаменты, ванны, обертывания и изоляторы, чтобы терапевт спсиходинамическими взглядами получил послушного пациента, с которым он можетбыть добрым и снисходительным. Игнорируя социальную ситуацию и сосредотачиваясьна душе, психотерапевт избегал размышлений о социальной системе, частью которойбыл пациент.

И последний важный моментпсиходинамической теории –это предположение, что все действия людей основаны на агрессии, враждебности исамозащите. Эта точка зрения противоположна взглядам, изложенным в даннойработе. Самое лучшее для психотерапевта – это предположить, что все действия людей, какими быразрушительными они не казались, являются оберегающими. В этом случаечеловеческая доброта создает проблему. Если у жены возникают внезапные приступытревоги, и в этой ситуации к ее мужу предъявляются повышенные требования, лучшевсего предположить, что она оберегает его с помощью этих приступов. Что бы этони было – тревога или гнев,нужно предположить, что одним из супругов движет искренняя забота о другом.Точно так же, в случае с сумасшедшим молодым человеком, лучше всегопредположить, что он не защищает сам себя и не демонстрирует враждебность поотношению к своей семье с помощью беспорядочного и буйного поведения. Вопроссостоит в том, что произошло бы с семьей, если бы он не вел себя так. Втерапевтических целях следует предположить, что сумасшедшие молодые людиприносят себя в жертву, чтобы стабилизировать семью. Стабильность системы– это та сила, котораядвижет членами семьи. При таком подходе терапевт будет склонен лучше обращатьсясо всеми, с кем случилось подобное несчастье.

Если психотерапевт хочет эффективноработать с сумасшедшими людьми, ему лучше всего просто отказаться отпсиходинамической теории. Но самое трудное положение у терапевта, которыйстарается быть человеком широких взглядов и поэтому делает попытки соединитьпсиходинамическую теорию с изменением структуры семьи.

Теория систем.

С теорией систем дело обстоит сложнее,потому что у нее есть свои достоинства и недостатки. Я обнаружил, чтонеобходимо придавать меньшее значение вопросам гомеостаза и стабильности ибольше сосредотачиваться на изменении. Руководствуясь теорией систем, терапевтможет спланировать работу таким образом, чтобы вызвать кризис в семье, и семьенужно будет перестроиться, чтобы справиться с этим кризисом. Или терапевт можетвнести небольшое изменение и постоянно его усиливать до тех пор, пока системане перестроится, чтобы адаптироваться к этому изменению.16

Основное достоинство теории систем в том,что она позволяет психотерапевту замечать повторяющиеся последовательности итаким образом делать прогнозы. Тогда он может спланировать терапию, знаязаранее, что должно произойти. Нерешенным остается вопрос, как упроститьпоследовательности до такой степени, чтобы они были узнаваемы и полезны, и какиспользовать концепции иерархии и последовательности в системе. В прошломсуществовала тенденция уравнивать все элементы системы между собой, врезультате чего всем членам семьи приписывалось одинаковое влияние, и поэтомубыло трудно осмыслить идею разных статусов и авторитета в иерархии.

Двойная связка.

Я в основном отказался от термина«двойная связка» и вернулся к первоначальному терминуГрегори Бейтсона –«парадокс». Я обнаружил, что уже больше непонимаю, что такое «двойнаясвязка», потому что многиелюди использовали этот термин в самых разных случаях. «Парадокс» понятнее, и он точнее описываетпротиворечия между уровнями общения. Термин «парадоксальноевмешательство» тоже звучитлучше, чем «двойноеобвязывание»клиента.

Идеи из Бейтсоновского проекта, касающиесяобщения, чрезвычайно полезны для описания взаимоотношений между человеческимисуществами. Идею о том, что сообщение на одном уровне может парадоксальнымобразом противоречить сообщению на другом уровне, можно перенести и на описаниеорганизации. В конечном счете, организация – это просто система повторяющихсяпоследовательностей в общении. Когда люди общаются друг с другомсистематическим образом, это общение становится организацией. Когда одинчеловек говорит другому, что делать, а тот слушается, в этом процессеопределяется иерархия. Когда один человек говорит другому: «Не слушайся меня,» — это общение являетсяпарадоксальным, и организация, скорее всего, будет функционироватьнеправильно.

Напряженная работа с трудными молодымилюдьми и их семьями подала терапевтам некоторые идеи. Теория систем икоммуникации оказались здесь отчасти полезными, и в то же время появились новыепредставления об авторитете в организации. После успехов и неудач появилосьпредставление, что сумасшествие у молодых людей лучше всего понимать какрезультат определенной стадии семейного развития, на которой происходитреорганизация, и поведение молодых людей является адаптивным в таком социальномконтексте. Ненормальное поведение может быть уместным только в том случае, еслисоциальный контекст изменился. Задача семейного психотерапевта состоит в том,чтобы изменить социальную организацию, к которой принадлежат молодые люди, итеории, ведущие к этим изменениям, необходимы для эффективнойтерапии.

Джей Хейли. Жизненный циклсемьи.

Хотя человеческие страсти разыгрываются насцене обычной семейной жизни, в этом контексте их стали наблюдать и приниматьвсерьез лишь в последнее время. Становится все более очевидным, что семьиразвиваются во времени, и что расстройства этого процесса как раз и приводят кощущению несчастности и психиатрическим симптомам. Но профессиональнымспециалистам в области клинической медицины или социологии трудно было принятьвсерьез эти истории из повседневной жизни. И в психиатрии, и в психологиисчиталось более глубоким подходом сосредоточивать внимание на вопросахсамооценки, образования иллюзий, динамики подсознания или на законахвосприятия, но вовсе не на тех проблемах, которые возникают, когда мужчины иженщины вступают в брак и воспитывают детей. Теперь, когда мы начали пониматьогромное влияние интимного социального контекста на природу индивида, мыстолкнулись с тем фактом, что социальные контакты меняются со временем, и чтооб этом процессе у нас есть лишь очень ограниченная информация.

Когда говорят, что в терапии нуженстратегический подход, то сразу же возникает вопрос, с какой целью планируетсятакая стратегия. За последние двадцать лет все более расширялись нашипредставления о функции симптомов и о других человеческих проблемах. В прошломсимптомы рассматривались как выражение индивида, не зависящее от егосоциального положения. Приступ беспокойства или депрессия считались выражениемсостояния личности. Затем явилось представление, что симптомы выражаютотношения между людьми и служат некоторой тактической цели, связывая близкихлюдей. Вопрос о приступе беспокойства сводился к той функции, которую онвыполняет в браке или в семье, на работе, или в отношениях с терапевтом. Теперьже у нас есть еще более широкое представление, неявно заключенное в терапииМилтона Эриксона. Симптомы возникают в тех случаях, когда происходит смещениеили разрыв в развитии жизненного цикла семьи или другой естественной группы.Симптом — это сигнало том, что семья испытывает трудность в преодолении пройденного этапа своегожизненного цикла. Например, приступ беспокойства у матери после рожденияребенка выражает трудность, испытываемую данной семьей при переходе к стадиивоспитания детей. И хотя терапевтическая стратегия Эриксона отчетливососредоточивается на симптомах, она ставит себе более широкую цель — разрешить проблемы семьи и вновьпривести в движение ее жизненный цикл. Восхищаясь его техническойвиртуозностью, можно упустить из виду основные предположения о семейной жизни,руководящие его стратегией.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 22 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.