WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 41 |

мании мотивационное обусловливаниеохватывает также и импринтинг, т. е. более простой случай онто­генетического развитиябиологической мотивации, что позволяет рассматривать переключениеэмоций как универсальный механизм такого развития.феноменология обусловливания в психике челове­ка. Многочисленныеисследования, проведенные при разработке концепций высшей нервнойдеятельности и бихевиоризма, не оставляют сомнений в том, что процессымотивационного обусловливания свойствен­ны человеку (Бехтерев, 1928; Ле Ни,1973; Симонов, 1975; Hilgard, Marquis, 1940; Mowrer, 1960b; Skinner, 1953).Так, в одном из классических исследований экспериментатор ударял в гонг,вызывая резкий, за­ставляющий вздрагивать звук, в тот момент, когда ничего неподозревающий 11-месячный мальчик пы­тался коснуться лабораторнойкрысы; шести таких сочетаний безусловного (резкий звук) и условного(вид крысы) раздражителей оказалось достаточно для того,чтобы у ребенка сформировалось отрица­тельное отношение кживотному, при виде которого он пугался и начинал плакать (Watson, 1930.Р. 158— 163).Показательно, что после опытов ребенок обна­ружил реакции страхапри виде других животных, мехового пальто и даже маски Деда Мороза; этосви­детельствует о том,что в результате обусловливания мотивационное значение приобретает не толькоцело­стныепредметы (в данном случае—крыса), но и отдельныеих свойства (например, фактура волосяно­го покрова тела), которыевоспринимаются эмоцио­нально и в том случае, когда входят в состав свойств другихпредметов. При уточнении меры, в которой механизмобуслов­ливаниясвойствен человеку, важно учесть, что в ли­тературе он описывается необязательно в терминоло­гии и традициях, сложившихся в физиологии высшей нервнойдеятельности. Так, в положении, сформули­рованном еще в XVII в.: «Вследствиеодного того, что мы видели какую-либо вещь в аффекте удовольствия илинеудовольствия... мы можем ее любить пли нена­видеть» (Спиноза, 1957. С. 469),утверждается, по существу, то же самое, что и в обобщенном выводе изсовременных экспериментальных исследований: «...Нейтральныераздражители, которые предшествую

51

ют появлению эмоциогенных раздражителей илиих сопровождают, сами приобретают способность вызы­вать эмоции» (Рейковский, 1979. С.90; см. также: Babkin, 1967; Golin, 1961; Mowrer, 1960a). Эта же закономерностьподчеркивается в положении о следо-образующей функции аффекта (Леонтьев,1971. С. 36), лежащей в основе образования «аффективных комп­лексов» (Лурия, 1928; Юнг,1939). Не менее убедительно, чем специальнаялитерату­ра,обнаружение и значение механизма обусловлива­ния у человека демонстрируетреальная практика воспитания. Каждый раз, когда взрослый,потеряв веру в эффективность воспитательных разъяснений, шлепает ребенкапо рукам за игру с недозволенными предметами или припасает лакомство для того,чтобы смягчить неприятное впечатление от предстоящей ме­дицинской процедуры, его действия(осознает он это или нет) рассчитаны именно на эффектыобусловли­вания. Этотже эффект лежит в основе таких распро­страненных приемоввоспитания, как похвала или порицание. Правда, в данном случае в качествепод­крепленияиспользуется не безусловный раздражитель, а эмоциональное воздействие болеесложного проис­хождения, однако дальнейший процесс — ожидаемое переключениеэмоции и фиксация на оцениваемом содержании — предполагает механизмобусловливания <ср. Taffel, 1955). Яркие примерыдействия механизма обусловлива­ния представляют случаи формирования на его основе нежелательныхдля человека эмоциональных отноше­ний. Хотявозникновение таких психических от­клонений, как фобии или половыеизвращения, обыч­ноопределяется сложным комплексом причин, в от­дельных случаях их развитияявно заметны следы обусловливания по типу импринтинга. Этим, вчастно­сти, объясняютсяслучаи исторической изменчивости таких отклонений. Например, значительноменьшая распространенность в новое время по сравнению со средневековьемфлагеллации—извращения, при кото­ром эротическим стимуломслужит вид избиваемого прутьями или розгами тела,—связывается с отменойпубличных телесных наказаний, обычно сопровождав­шихся обнажением интимныхчастей тела (Imielinski, 1974. Р. 307).

52

Можно сослаться и на более серьезныесоциальные явления. Развитие человечества насыщено примера­ми того, чтообщественные силы, столкнувшись с невозможностью подчинениялюдей способом убеж­дения, прибегают к грубо биологическому обусловли­ванию. Этому служат телесныенаказания, карцеры, пытки и целые институты, такие какинквизиция. И хотя история сохраняет прежде всего имена людей,нашедших силы для сохранения своих идеалов и до­стоинства при самом грубомбезусловнорефлекторном давлении, нельзя забывать; что такие институты несохранялись бы, если были совершенно неэффектив­ными. Такимобразом, феномены обусловливания обна­руживаются у человекасравнительно отчетливо и раз­нообразно. Однако при переходе от простой их кон­статации к уточнению особенностейпроявления этого механизма в условиях социально развитой психики,обеспечивающей осознанное отражение всего много­образия явлений и связейдействительности в контек­сте целостного «образа мира», возникают значитель­ные затруднения и неясности.Поскольку эти особен­ности имеют прямое отношение кобсуждаемому вопросу о специфике развития мотивации человека, рассмотримих подробнее. Обусловливание и процессыпознания. Уже на уровне животных наблюдается зависимость процессовобусловливания от особенностей познавательного от­ражения связи между условными безусловным раз­дражителями. Действительно, в классическом варианте замыканиеусловной связи обнаруживается как про­цесс, основанный на накоплениистатистики сочетае­мости раздражителей. Из-за отсутствия прошлого опыта,касающегося их связи, познавательные про­цессы изначально могутобеспечить лишь предвари­тельное «замечание» условного раздражителя, еговыделение в множестве одновременно действующих внутренних стимулов,которое осуществляется специ­ально для этого предназначенными ориентировочными реакциями(Ориентировочный рефлекс..., 1958; Соко­лов, 1958; Фейгенберг,Иванников, 1969). Однако «статистический» характер лабораторногообусловли­ванияопределяется особенностями методик, исполь­зующих, как правило,искусственные сигнальные раз-

53

дражители (свет лампочки, удары метронома и т. п.),связь которых с подкреплением не является нагляд­ной, не отражается индивидомна основе прошлого опыта и требует выявления. Естественно, что этоска­зывается наскорости обусловливания. Хотя столкновение с совершенноновыми стимула­ми и ситуациями, моделируемое лабораторнымиметодиками, неизбежно и в реальной жизни, индивиду все-таки чаще приходитсяиметь дело с более освоен­ным и привычным окружением. Обусловливаниев таком окружении обычно происходит быстрее и часто сразу, без повторныхсочетаний. Это отчетливо демон­стрируют исследования И. С. Бериташвили, в которых животныеставились в условия, приближенные к есте­ственным; они показали, например,«что достаточно накормить собаку всего один раз из одного или двух-трехящиков или дать ей понюхать находящуюся в них пищу, чтобывпоследствии на сигнал к еде она шла прямо к тем местам, где эти ящикистояли. Со­бака находитэти места, даже если ящики с пищей и другие соседние были удалены (т. е.в этих местах не будет ни пищи, ни ее запаха)» (1975. С. 382) 2. Следует подчеркнуть,что речь идет не о каких-то особых случаях, а о самых обычных событияхестест­венной жизни,среди которых, наоборот, обусловлива­ние по стандартнойлабораторной процедуре выгля­дит скорее исключением. Как считал П. К. Анохин, «биологическинецелесообразно, чтобы условный реф­лекс вырабатывался после многократных (до 200)сочетаний. На самом деле биологически они должны вырабатываться спервого раза» (там же. С. 515). Понятно, что освоенность ипривычность ситуации определяются прежде всего прошлым опытомсубъек­та, в том числеи условнорефлекторным, который по­зволяет отражать в психическом не только фактиче­ские стимульные воздействия, но ивыявленные вза­имосвязимежду ними, предвосхищать возможные их

2 Отличия, которые И. С. Бериташвили подчеркивает,про­тивопоставляяисследовавшееся им «индивидуально приобретен­ное поведение» собственноусловнорефлекторному (с чем мно­гие его оппоненты не соглашались;см. 1975. С. 503—524),пе­рестают бытьсущественными при учете того, что обусловлива­нию подвергаются нетелесные или поведенческие реакции, а субъективные отношения.

54

изменения, как независящие от активности индивида, так иею вызываемые и т. п. (Miller, Matzel, 1987). Поэтому связи, покоторым должно происходить обу­словливание, могут быть уже выявленными иотра­жаться в образезнакомой ситуации. Естественно, что обусловливание в таких случаях нетребует много­кратных сочетаний. Так, если животное получаетподкрепление после соприкосновения с объектом, за приближением которогооно некоторое время следило, то это событие скорее всего без повторенияокажется достаточным для приобретения объектом сигнального мотивационногозначения. Тот факт, что о;ю неодно­кратно сталкивалось с последовательностью «прибли­жение — контакт — подкрепление», способствуетвос­приятию вкачестве «причины» подкрепления именно приближающегося объекта, ане, скажем, птицы, ко­торая точно в это же время пролетала мимо.Таким образом, уже на уровне психики животных процессы обусловливанияобнаруживают зависимость от особенностей познавательного отраженияситуации, ее освоенности в прошлом опыте, степени «понятно­сти» происходящего дляиндивида. Отсюда можно сделать вывод, что в человеческой психике,отражаю­щейокружающее на основе всего социально накоп­ленного опыта ипонимающей происходящее в бук­вальном смысле этого слова,протекание процессов обусловливания тем более должно происходить особо. Но какв таком случае согласовать этот вывод с фак­том существования иэкспериментального изучения процессов обусловливания учеловека Решение этого вопроса подсказывается темобсто­ятельством, чтоисследования обусловливания у чело­века имеют специфическую направленность, в связи с чемобобщенные выводы из них обычно нуждаются в оговорках; утверждается,например, что «...у чело­века... условные реакции вырабатываются по тем же самымосновным законам, по каким они вырабатыва­ются у животных. Необходимотолько строго и тща­тельно контролировать и анализировав все сложные условия ситуации»(Ле Ни, 1973. С. 33). Важно, однако, подчеркнуть,что в реальности выполнение данного требования очень часто оборачи­вается таким упрощениемэкспериментальных ситуа­ций, пр:: котором исключается гли существенно огра-

55

ничивается проявление собственно человеческихка­ честв психики. Этодостигается тем, что обусловлива­ нию подвергаются элементарные телесные реакции,недоступные прямому произвольному контролю, такие как зрачковый,мигательный или подошвенный реф­ лексы, кожно-гальвакическаяреакция, отдергивание пальца при болевом, раздражении (там же), иливовсе субъектом не контролируемые висцеральные процес­ сы (Быков, 1947), в качествеиспытуемых используют­ся дети, не имеющие возможности осмыслить связи, по которымпроисходит обусловливание (Красногор­ ский, 1935, 1958), взрослыеиспытуемые ставятся в условия, ограничивающие или исключающиеосозна­ ние этих связей(Cohen а. о., 1954; Lacey а. о., 1958; Tassinary а. о., 1984; Thorndike,1931). Иногда исследователи подчеркиваютнеобходи­ мость такогорода ограничений для получения стан­ дартной условнорефлекторной феноменологии: «По­ скольку законы обусловливания неохватывают факто­ ровпроизвольного контроля, выявление и формули­ ровка принципов обусловливаниязависит от создания таких экспериментальных ситуаций,при которых влияние этих факторов невозможно илиисключено» (Hilgard, Marquis, 1940. Р. 270—271). В тех же слу­ чаях, когда ограничения неприменяются и обусловли­ вание происходит на уровне, контролируемом созна­ нием, получить однозначные данныеобычно не удает­ ся:«Как отмечают различные авторы, отличительной особенностью экспериментовпо обусловливанию у человека является важная роль«установок», возни­кающих спонтанно или под влиянием инструкций; эти установки могутзначительно облегчать или, напротив, затруднять, то есть тормозить,процесс выработки условных реакций. Очень часто они делают условныереакции у человека менее стабильными н гораздо болеевариабельными, чем у животных» (Монпеллье, 1973. С. 70; см. Al-Issa,1964; Mowrer, 1938, 1950; Razran, 1949a). Итак,есть основания утверждать, что мнение, согласно которому «условныерефлексы, обычно наб­людаемые у людей... по своим свойствам не отлича­ются от условных рефлексов,встречающихся у живот­ных» (Конорски, 1970. С. 236), справедливо лишь дляупрощенных случаев, не предполагающих использова-

56

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.