WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |

2 См. Москвичев, 1975; Хекхаузен, 1986;Якобсон, 1969; Arkes, Garske, 1982; Atkinson, Birch, 1978; Bindra,Stewart, 1966; Buck, 1976; Haber, 1966; Madsen, 1968, 1974; Reykowski,1970; Vernon, 1969; Young, 1944, 1961; и др.3 К. Обуховский,например, определяет мотив как «верба­лизацию цели ипрограммы, дающую возможность данному ли­цу начать определеннуюдеятельность» (1971. С. 19); X. Хек­хаузен предлагает «понимать мотив как желаемоецелевое со-стояния в рамкаx отношения "индивид—среда"», а мотивацию как то,что «объясняет целенаправленность действия» (l986. Т. 1. С.34).

одежду, эти ситуативные действия определяютсялю­ бопытством,вежливостью, желанием выглядеть оп­ рятным и другими подобнымимотивами. Потенциальная мотивация. Значительнореже ут­верждается (напр., Асеев, 1971), что мотивационное значение имееттакже обширный круг явлений, кото­ рые актуально деятельности не побуждают, номогут ее побуждать, т. е. представляют собой потенциаль­ ные мотивы (Ковалев,Дружинин, 1982). Отметим основные разновидности такихявлений, а также ар­ гументы в пользу отнесения их кмотивационным, поскольку наделение этим качеством явлений, непо­буждающих к деятельности, можетпоказаться спорным. Если человек незаготавливает себе на зиму топ­ ливо, это не значит, что ему не важно, в какихтем­ пературныхусловиях предстоит жить. Одна из ха­ рактерных особенностейсоциальной жизни состоит в том, что многие необходимые для человекаусловия и блага, например обогрев квартиры, обучение детей,правовая защита, создаются организацией общества и другимилюдьми при частичном его участии или вовсе без него (Миллер идр., 1964. Гл. 7). Очевид­ но, что было бы неверно отказать такого рода бла­ гам в мотивационном значении натом основании, что из-за общественного разделения труда сам человеких не создает, особенно если учесть, что в их отно­ шении он не совсем бездеятелен. Непринимая пря­ могоучастия в их создании, он обычно следит за этим процессом иобнаруживает готовность при по­ явлении необходимости активно внего включиться: при болезни ребенка он садится с ним за школьныеучебники, услышав о нарушении законности — присое­ диняется к требованиям еевосстановления и т. п. Не требовать активности человекаможет не толь­ ко то,что создается другими, но также и то, что уже создано им самим. Такиепродукты его деятельности в прошлом, как профессиональные достижения,соб­ ственные качества,взрослые дети, составляют дру­ гой класс мотивационно значимых, но не вызываю­ щих выраженной внешнейактивности явлений. Жиз­ ненные цели, когда-то активно преследовавшиесячеловеком, не могут, по всей видимости, терять мо­тивационное значение по тойпричине, что они стали

24

достигнутыми (или оказались лишь частичнодости­жимыми) иполучили результативное выражение. Во всяком случае такие экс-мотивычасто служат пред­метом интенсивных воспоминаний и внутреннихот­ношений(гордости, недовольства), а при определен­ных условиях, как и другиепотенциальные мотивы, могут стать актуальными: любое сделанное когда-то дело,например выращенная роща, может вновь по­требовать полной отдачичеловека при угрозе ее уничтожения. Кромеобозначенных выше мотивационно значи­мых явлений, которыхобъединяет то, что в их до­стижении нет необходимости, отдельно можно выде­лить разновидностьпотенциальных мотивов, для достижения которых человек не имеетвозможности. Причины такой невозможности достаточноразнооб­разны.Во-первых, в условиях общества жизнь людей регламентируется целой системойзаконов, традиций, писаных и неписаных правил, и то, чему человекбыл бы готов отдать свою энергию и время, с точки зрения этихправил может быть просто недопусти­мым. Во-вторых, сам человекможет отказаться от самых заманчивых планов из-за отсутствияуверен­ности в том, чтодля их достижения у него окажется достаточно способностей, энергии,прилежности, здо­ровьяи т. п. Наконец, в-третьих, одно из основных противоречий человеческой жизнисостоит в том, что, обладая, как правило, большим числомразнообраз­ныхувлечений и интересов, человек как субъект дея­тельности остается в единственномчисле, поэтому посвящение себя некоторому делу часто автоматиче­ски исключает возможность занятиядругими. В силу этого человек часто оказывается переднеобходи­мостьювыбора среди нескольких в принципе не от­вергаемых мотивов одногодля активного достиже­ния и перевода остальных в ранг потенциальных.Какие причины—объективные или субъектив­ные—ни делалибы невозможным достижение по­тенциальных мотивов, с течениемвремени они могут исчезнуть или измениться, открывая перед человеком новыеперспективы и заставляя решать вопрос: не следует ли направитьдеятельность на достижение мотивов, ставших возможными в связи спроисшед­шимиизменениями. Таким образом, потенциальной

25

мотивацией определяются как бы резервныевариан­ ты жизни— то, будет ли и какбудет она изменяться в случае появления перед человеком новыхвозмож­ ностей(например, сменить работу, место жительства, круг общенья и т. п.). Вустоявшихся условиях жиз­ ни такая мотивация игрет важную роль в развитии грез имечтаний, может влиять на художественные вкусы илитворчество. Мотивация человека не исчерпываегсяпристраст- ным отношением к кругу явлений, непосредственнокасающихся его жизни, о которых в основном до сих пор шла речь. На основесопереживания другим лю дям, понимания сложного комплекса причин,от ко торых зависит их жизнь, мотавационное значениеприобретают обобщенные социальные ценности, си­ стема убеждений инравственных норм, благодаря которым человека могут глубоко волноватьсобытия, происходящие, допустим, на другой стороне планегы ипрямого отношения к его жизни не имеющие. Об­ ласть спорта предоставляет тольконаиболее яркие примеры сопереживания человека деятельности дру- гихлюдей как характерного вида его активности. Столь же страстноон может «болеть», интересуясь политическими событиями, развитиемтехники, охра­ нойприроды—всем тем, о чем ежедневно сообщаютгазеты. Все сказанное выше позволяет, по-видимому,за­ ключить, чтоактивно достигаемые человеком моти­ вы, связанные с профессиональной и общественнойдеятельностью, семьей, увлечениями досуга и т. п., составляют хотя исамую важную, однако небольшую часть мотивационно значимых для негопредметов. Круг таких предметов практически не имеет преде­ лов, и почти все, что окружает егов природной и социальной среде, отражается им как нечто, чтосле­ дует беречь,осуждать, изменять, поддерживать, раз­ вивать и т. п. Важно отметить, чтотакого рода от­ ношенияне обязательно отчетливо осознаются, и че­ ловек, конечно, не думает, чгокаждый забор, мимо которого он проходит, тоже для него значим. Однакотакая значимость существует, и когда, скажем, он останавливается и пытаетсяобъяснить ребенку, по­чему забор, даже если очень хочегся, ломать нельзя, имосуществляется деятельность, мотивируемая, в

26

частности, этой значимостью и желаниемсформиро­вать ее такжеу ребенка. Всеобщая мотивационнаязначимость отражае­мых явлений.

Столь широкая трактовка мотивации не являетсятрадиционной, требуя, по-видимому, по­яснений и уточнений. Рассмотрим этупроблему сна­чала стерминологической стороны. Как упоминалось, мотивамив психологической литературе обычно называются внутренние факторы,побуждающие реальную деятельность. Образования же,рассматривавшиеся выше в качестве мотивацион-ных, часто обсуждаются непод этим названием, а как ценности, интересы, отношения, смыслы, идеалы,установки, нормы, убеждения и др.4 Не может быть сомнений, что эти термины обозначаютспецифиче­ские явленияи их аспекты. Но поскольку они также явно родственны и частично переходят другв друга, уместно ставить вопрос: что общего между ними Едвали нуждается в доказательстве ответ, ут­верждающий, что все ониобозначают разновидности неравнодушного, активного,пристрастно-оценочного отношения человека к различным аспектамокружаю­щейдействительности. Источником же пристрастно­сти в отражении, как широкопризнается, являются потребности человека. Именно это оценочноеотноше­ниепотребностного происхождения, общее для раз­личных выделяемых влитературе пристрастных обра­зований, мы обсуждали выше под названиеммоти-вационного. Аргументы в пользу такого объединения(и, сле­довательно,единой интерпретации) всевозможных значимых, в том числе и оценочных,отношений выше уже упоминались: это—принципиальная ипостоян­ная готовностьоценочных отношений стать побуж­дающими (что позволяетназывать их потенциальны­ми мотивами), а также тот факт, что, не побуждая внешнейдеятельности, они обычно служат влиятель­ной детерминантой такихформ внутренней дея­тельности, как воспоминания, мечты и т. п. Кстати, когда человек теже мечты излагает в дневнике или

4 См.: Анисимов, 1970, Асмолов, 1979; Бассин, 1973; Здра-БОМЫСЛОВ,1986; Леонтьев, 1969; Мясищев, 1957; Непомнящая и Др., 1980; Сакварелидзе, 1985; Узнадзе,1961; и др.

27

делится ими с близкими людьми, то этипроявления внутренней жизни имеют все признаки внешней дея­ тельности.Таким образом, потенциальные мотивы не только обнаруживаютпринципиальную готовность стать ак­ туальными, но оплошь и рядом становятся таковыми, побуждаячеловека чем-то в общении поделиться, с одним — согласиться, похвалить, другое—опротесто­ вать,высказать возмущение. В этом отношении весь­ ма показательным являетсяспецифический вид сим­волической деятельности человека, служащей имен­ но экстериоризации его ценностей иидеалов. Речь идет, например, о различных формахчествования юбилейных дат, организованных и спонтанных демон­ страциях, ритуалах почитаниясимволов, имеющих общепризнанное или индивидуальное значение, и т.п. Такого рода деятельность побуждается, как пра­ вило, не прагматическоймотивацией, а пристрастно- оценочными отношениями, что, очевидно,свидетель­ ствует онеобходимости их учета при анализе чело­ веческоймотивации. Тезис об исключительном разнообразии круга мо-тивационно значимых явлений нуждается в уточне­ нии еще с однойстороны—всвете факта взаимо­связанности этих явлений и соответственно их зна­ чений длячеловека. Даже поверхностное ознакомление сфеноменоло­ гиейобнаруживает, что мотивационное значение мно­ гих предметов взаимообусловленоили соподчинено: материалы, инструменты, знания, помощьдругих людей нужны человеку не сами по себе, а для того, например,чтобы построить дом, который в свою оче­ редь нужен для того, чтобы внем удобно жить, и т. п.5 Из такого рода фактов, демонстрирующих иерархическуюсоподчиненность мотивационных зна­чений, следует естественный вывод о необходимости различения,с одной стороны, абсолютно, независи-

5 «Если все известные ценности распределить постепени их значимости для человечества, его существования ипрогрес­сивногоразвития, то получится классификация в виде своеоб­разной иерархии ценностей,подчиненной принципу субордина­ции, где каждая ценностьпо отношению к вышестоящей цен­ности играет роль средства, илиусловия, или вытекающего из нее следствия» (Анисимов, 1970. С.22).

28

мо, «само по себе» значимых явлений, выступающих вкачестве конечных целей деятельности, с другой— таких, которые имеют лишьвременное, ситуативное, инструментальное значение и выступают в качествесредств, условий, промежуточных целей деятель­ности. Такоеразличение отчетливо проводится в концеп­ции А. Н. Леонтьева (1972, 1975), вкоторой мотива­миназываются только конечные цели деятельности, т. е. только такие результаты ипредметы, которые имеют независимое мотивационное значение. Тозна­чение, котороевременно приобретают самые разно­образные обстоятельства,определяющие возможность достижения мотивов и выступающие, в частности, вкачестве промежуточных целей, в данной концепции получило название смысла, апроцесс, в результате которого мотивы как бы одалживают своезначение этим обстоятельствам,—процесса смыслообразова-ния. Такимобразом, теория А. Н. Леонтьева содер­жит тезис о всеобщей мотивационнойзначимости яв­лений(поскольку трудно вообразить предмет, не представляющий длячеловека никакого смысла), бо­лее того, в ней этот тезис получает дальнейшее разви­тие, состоящее в предложенииразличать абсолютное значение (которое имеют мотивы) и многочисленныепроизводные от него смыслы (см. Вилюнас, 1983).Однако существует ряд причин, вследствие кото­рых при попыткеприменить данное теоретически важное различение по отношениюк реальным фак­там жизни возникают значительныезатруднения. Отметим главные из них. Человек может беречь ког­да-то верно ему служившие вещи(инструменты, кни­ги) ине имея определенных планов их прагматиче­ского использования, егоблагодарность оказавшим помощь людям тоже обычно не исчезает, когдаони перестают быть ему полезными. Одно из несомнен­ных отличий человека от животныхсостоит в том, что он способен усматривать не только сиюминутнуюинструментальную полезность всевозможных предме­тов, выступающих в качестве средстви промежуточ­ных целейреально совершаемой деятельности, но также и их потенциальнуюполезность, которая об­наружится если не сегодня, то завтра, если не для него лично,то для других людей. Этим обстоятель-

29

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.