WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 41 |

19 Можно думать, чтопоявление у человека плана пред­ ставлений, допускающеготакое запечатление на основе дово- ображения реальных ситуаций иливообще к ним безотноситель­ но, расширило возможность неестественного развитияполового инстинкта. Если это так, то бесспорное межвидовоелидерство человека по части половых извращений является платой заспо­ собность кпроизвольности, позволяющей представлять в «об­ разе мира» то, что в реальном миреедва ли могло бы случиться. 20 Показательно, что темаинстинктов «религиозно избега­ лась» (Harlow, Mears, 1978. Р. 257) и в позитивистскойпсихо­ логии, нестрадавшей фобией природного у человека. В гума­нистической психологии«инстинктойдную» природу базовых по­требностей человека подчеркивал А.Г. Маслов (Maslow, 1954).

142

приводит к нарушениям именно в сфереунаследо­ванного. Что касается импринтинга как механизма,обеспе­ чивающегоонтогенетическое уточнение объектов ин­ стинктивных отношений, то одна изсамых заметных областей его проявления—фиксация страхов(см. Эберлейн, 1981; Jones, 1924; Valentine, 1930). Можно думать,что расстроенное, неадекватное действие ме­ ханизма мотивационногозапечатления приводит к возникновению не только фобий, но и другихнавяз­ чивых состояний,сверхценных идей и т. п. (Залев-"ский, 1976; Озерецковский, 1950;Kepinski, 1974)..Правда, в области патологии, как отмечается, «яв­ ления фиксации большеописаны в познавательной ^сфере в виде различных инертных стереотипов.Зна­ чительно менееизучены фиксации в аффективной ^•сфере» (Лебединский, 1985. С. 25).Напомним, что :исключительное значение ранним онтогенетическим i запечатления,м придавалось впсихоанализе (Suther­land, 1963). Для рассматриваемого вопроса омотивационной, фиксации признание того, что потребности человекаполностью не лишёны механизмов инстинктивногоудовлетворения, важно прежде всего в двух отно­ шениях:Во-первых, из него следует вывод о значительно большем, чем обычнопредполагается, разнообразии природно, безусловно значимых для человекаявле­ ний — взглядов и движений, предметов иотношений, воздействий и ситуаций (см. Симонов, 1987. Гл. 1).Следует подчеркнуть, что мотивационное значение таких явлений необязательно должно быть явно вы^ ражено. Так, в исследованииЧ. У. Валентайна у годовалой девочки на основе подкреплениярезким звуко.м свистка реакция страха в отношении бинок­ ля не возникала, а призамене бинокля мохнатой гусеницей, изначально вызвавшейреакцию трево­ ги,—возникала (Valentine, 1930). На основе подоб­ ных наблюдений автор делаетвывод о существова­ нии врожденных тенденций к возникновению страха вотношении определенных предметов, о «затаившем­ ся инстинкте, готовом проявитьсяпри возникновении условий» (Р. 404). На такое предположениенатал­ кивают не тольконаблюдения над детьми. Почему в

148

фольклоре бабочки, вылупливающиеся изгусениц, обычно наделяются более положительными чертами, чемсами гусеницы И только ли под влиянием фоль­ клора среднестатистическийчеловек, поставленный перед выбором, согласился бы взять в ротскорее бабочку, чем гусеницу Во-вторых, поскольку вфилогенетически разви­ тых формах инстинкты предполагают, как часто от­ мечается (Джеме, 1911;Мак-Дауголл, 1916; Хаютин, 1983; Хейлмен, 1983), онтогенетическоеразвитие (в том числе и на основе механизмаимпринтинга), можно ожидать, что и в развитии мотивациичелове­ ка достаточночасто должны происходить запечатле- ния, уточняющие предметыинстинктивных отноше­ний и придающие им безусловное значение. Выше мы пыталисьпоказать, что такие запечатления у че­ ловека не могут и не должныпроисходить по типу неотвратимо и однообразно захлопывающегосякап­ кана. Так, если вупомянутом опыте бинокль был предъявлен ребенку в отсутствие родителей,то ре­ акция страха,возможно, возникла бы и по отноше­нию к этому предмету: «...Присутствие или отсутст­вие матери может определить, будетли вызван чем-либо страх» (Valentine, 1930. Р. 417).

Подражание и эмоциональное заражение

До сих пор обсуждались механизмы,обеспечива­ющие (при всех оговорках) мотивационное развитиечеловека в природно заданном направлении. Однако существуют и специальныеприродные механизмы, которые такой заданности не имеют и которыепо­этому оставляютсилам воспитания возможность раз­вития мотивации в свободно выбираемом направле­нии. Речь идет о механизмеподражания и тесно с ним связанной способности к эмоциональномузара­жению. Как известно, различные формыподражания об­наруживаются у животных (см.Биологические..., 1965; Фабри, 1974; Фирсов, 1972), причем в некото­рых из них отчетливонаблюдается возникновение новых мотивационных отношений. По роли,которую

144

подражание играет в развитии этих.отношений,мож­но выделить покрайней мере два случая. В первом из них подражаниеобеспечивает только повторение действия. Этому случаю соответствуетклассический пример синиц, умение которых вскры­вать оставляемые у домамолокопродукты распрост­ранилось в Англии со скоростью, исключающей ин­дивидуальное научение (Хайнд, 1975.С. 621). В та­кого родаслучаях собственно подражание лишь создает условия длямотивационного научения, ко­торое происходит на основе самого обычного обус­ловливания: действуя понаблюдаемому образцу, птица получает пищевое подкрепление, котороепри­дает мотивационноезначение виду молочных буты­лок и другим условным сигналам. Болееспецифическими являются случаи, когда подражаниеохватывает и подкрепление, т. е. когда мотивационное научение целикомопределяется пове­дением других особей. Примером такого подражания могут служитьмолодые мартышки, которые начи­нают избегать ящика послетого, как воспринимали своих матерей, испуганных этим предметом, хотято­го, что вызвалоиспуг, сами не видели (Дьюсбери, 1981. С. 127). В таких случаях наблюдаетсясвоего рода доверие мотивационному опыту сородичей иготовность на этой основе обучаться. Самая простая иестественная интерпретация та­ких данных предполагает признание того, что эмоци­ональное состояниедругих представителей вида (иногда—и представителейдругих видов) небезраз­лично конкретному индивиду и действует на негокак подкрепление. Конечно, такое эмоциональное за­ражение фактывозникновения на основе подража­ния новых мотивационных отношений полностью необъясняет: этим процессом не охватывается таинст­венный момент переадресовкисопереживаемого эмо­ционального состояния на предметы, вызвавшие эмо­ции у других особей21. Тем не менееэмоциональное

21 Можно думать, что именно этот таинственныймомент ^схватывания отношений», обнаруживающийся в различныхви­дах подражания, сталосновой для отнесения в классификаци­онной схеме В. Г. Торпа какподражания, так и импринтинга к особой форме научения, осуществляющегося потипу инсайта (Thorpe, 1963).

145

заражение представляетсянеобходимым условием для случаев подражания,обеспечивающего возник­ новение мотивацион.ных отношений к предметам, под­ крепляющие свойства которыхне были выявлены самим индивидом. Неможет быть сомнений в том, что явно в фило­ генезе прогрессировавшуюспособность к эмоцио­ нальному заражению и подражанию унаследовал ичеловек (см. Ладыгина-Коте, 1965; Поршнев, 1974. Гл. 5; Miller, Dollard,1962). Об этом говорят, в ча­ стности, сравнительные исследования, обнаружив­ шие, например, что «способность кподражанию у трехлетнего шимпанзе, выращенного в человеческомокружении, в множестве ситуаций обнаруживается весьма подобно тому,как и у трехлетнего ребенка» (Hayes, Hayes, 1952. Р. 458). Значительнаячасть то­ го, чемувзрослые обучают ребенка в период, когда он еще не способен понятьобъяснений и действовать по словесным указаниям, формируется сиспользо­ ваниемименно его готовности к подражанию. Не­ посредственно-эмоциональноеобщение младенца и матери уже на первом полугодии жизни несводится к двухполюсному обмену эмоциями; в качестве треть­ его звена в него вклинивается мирпредметов, и мать не пропускает случая указать, что в этом миреин­ тересно, хорошо,страшно. Очевидно, что без способ­ ности младенца к эмоциональному заражениюее усилия были бы напрасными. Во втором полугодии «третьезвено» становится необходимым компонентом общения (Hubley, Trevarthen,1979), младенец актив­но стремится к обмену эмоциями по поводу мира предметов, чтозафиксировано в выделении нового этапа его взаимодействия сматерью—ситуативно-делового общения (Лисина, 1986). Подражание остаетсяважнейшим фактором, оп­ ределяющим содержание активности ребенка и напоследующих этапах его развития. Конечно, более типично и заметнопроявление подражания в первом из выделенных вышевариантов—вкачестве меха­ низма,обеспечивающего повторение действий. Так, по мере развитияпредметно-манипулятивной дея­тельности, которая сначала подчиняется «логике» руки иобъекта манипуляции, ребенок начинает увлеченно воспроизводить всеболее тонкие действия

146

с предметами по «логике образца», показываемого другимилюдьми или у них подсмотренного (Элько-нин, 1978). Не менее активноподражание проявляет­сяв деятельности по усвоению речи: «Единственным механизмом,подключающим ребенка к языковой среде,является подражание» (Поршнев, 1974. С. 319); а также вигре: «Для самых маленьких де­тей подражание является правилом игры. Это един­ственное приемлемое для нихправило, поскольку в начале они не могут выйти за пределы конкретнойживой модели и руководствоваться абстрактными правилами» (Баллон,1967. С. 71). Подражание-повторение служит развитию преждевсего познавательной сферы ребенка, обеспечивая формирование новыхнавыков, умений, знаний. Как отмечалось, оно способствует также иформирова­ниюмотивации: действуя и играя по образцу, ре­бенок открывает новые стороны иотношения вещей, правила и тайны человеческих взаимоотношений, ко­торые могут затрагивать егопотребности и вследст­вие этого стать интересными, приятными, страшными, полезными и т.п. Однако в данном случае подража­ние как механизм и другой человек как копируемый образец создаютлишь условия и возможности для определенного развития мотивации, тогдакак само развитие происходит благодаря механизмам специ­фическихпотребностей. Мотивационное подражание. Болееответственна роль другого человека в подражании, основанном на эмоциональномзаражении. В случае такого собст­венно мотивационного подражанияразвитие мотива­ции целиком определяется копируемым образцом,глазами, а точнее—эмоциями которого ребенок на­чинает восприниматьокружающий мир. Сразу отме­тим, что четкое различение в фактах реальной жизни мотивационныхотношений, возникающих, с одной стороны, вследствие естественногоразвития потреб­ностей,с другой—наоснове эмоционального зара­жения, затруднено из-за совместного проявления этихмеханизмов. Как, например, различать вклад игровой и материнскойпотребностей, а также сопе­реживающего участия матери в развитии увлечения некоторойдевочки куклами Тем не менее представляется очевидным, чтоне

147

только ребенка, но потом иподростка, юношу, взрослого многое в мире волнует, интересует,устра­ шает и т. п. нена основе соответствующего личного опыта, а потому, что это таквоспринимается други­ми людьми. Такой вывод был, в частности, сделан вскрупулезном исследовании подробных автобиогра­ фических отчетов 275испытуемых: «Обобщенные чувства к предметам внешнего мира могутвозникать либо (а) благодаря посредничающей ролидругих лиц, либо (б) как результат прямого контакта с са­ мими предметами» (Phillips,1937. Р. 299). Самое, пожалуй, убедительное свидетельство ролиподража­ ния в развитиимотивационных отношений—данные о так называемом конформном типе психопатическихотклонений, которые будут приведены ниже. Отэмоционального заражения следует отличать внешне подобный и частопараллельно протекающий процесс эмоционального сопереживания (см. Вилю-нас, 1976. С. 72—73),на основе которого тоже воз­ никают новые мотивационные отношения. Пояснимэто отличие на примере. Если мать, неожиданно по­ лучившая сильный удар током, скриком и другими признаками страдания и испуга откинет от себяка­ кой-нибудь бытовойэлектроприбор, то видевший это ребенок станет в будущем скорее всегоэтого прибо­ раизбегать, как и молодые мартышки в упомянутом выше исследовании.Сопоставим этот случай с дру­ гим, в котором та же мать, застав ребенка с испор­ ченной фамильнойреликвией в руках, не менее искренне и бурно, даже, допустим,заплакав, выра­ зитогорчение из-за невосполнимой потери. Сопере­ живая матери, ребенок, возможно,как и в первом случае, станет в будущем избегать изученияподоб­ ных предметов,но мотивационное отношение к ним будет иным. В первом случае предметзапечатлится как сам по себе страшный, «плохой», во втором— может быть дажеостанется интересным, только в случае игры с ним огорчающим мать. Главноеотли­ чие состоит втом, что в случае эмоционального' за­ражения формируютсябезусловные, непосредствен­ные мотивационные отношения, тогда как в случаесопереживания—условные, опосредствованные отно­шением к другому человеку.Конечно, в реальной жизни оба процесса могут происходитьодновремен­на

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 41 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.