WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 49 |

Мать рассказала мне о своей 11-летнейдочери, которая до 5 лет воспитывалась при строгом запрете онанизма. Девочкебыло примерно 9 лет, когда она посмотрела детский спектакль, где действовалволшебник с искусственно удлиненными и неодинаковыми пальцами. Уже тогда еевозбуждал вид указательного пальца чрезмерной величины, и стоило с тех порвозникнуть представлениям о страхе, как появлялся и волшебник.

«Знаешь, — говорила девочка матери,— если я пугаюсь, этовсегда начинается с живота (при этом она скрючилась, как от боли). Тогда я немогу пошевелиться, просто ничем не могу шевельнуть. Могу играть только смаленькой штучкой внизу (девочка имела в виду клитор), и ее я тяну и дергаютуда-сюда, как бешеная. Волшебник говорит: «Тебе нельзя двигаться, ты можешьдвигать только то, что там, внизу». Если страх все усиливается, я хочу включитьсвет. Но каждое резкое движение вызывает новый страх. Только если я двигаюсьочень осторожно, становится лучше. Если же наконец я включила свет и достаточнонаигралась с тем, что внизу, я все больше успокаиваюсь, и наконец все проходит.Волшебник — он вроденяни, которая всегда говорит. «Тебе нельзя двигаться, лежи тихо» (делаетстрогое лицо). Если я просто клала руки под одеяло, она приходила и вынималаих».

Так как девочка почти весь день держаларуку на половых органах, мать спросила, почему она это делает. Мать не знала,что дочка так часто предается своему занятию, и описала в разговоре со мной ееразличные ощущения. «Иногда я только получаю удовольствие от игры, и тогда мнене надо ни тянуть, ни дергать. Но когда я застываю от страха, то приходится изовсей силы тереть и дергать внизу. Теперь, когда все ушли и нет никого, с кем ямогу все обсудить, страх постоянно усиливается и приходится все время что-тоделать внизу». Несколько позже она добавила: «Когда приходит страх, ястановлюсь очень упрямой. Тогда мне хочется бороться против чего-то, но я незнаю, против чего. Только не подумай, что я хочу бороться против волшебника (пословам матери, его она вообще не упоминала), уж слишком я его боюсь. Хочетсябороться против чего-то, чего я не знаю». Этот ребенок дает хорошее описаниеощущений, испытываемых в животе, и способа, которым он, с помощью воображаемоговолшебника, пытается контролировать их.

Пусть другой пример покажет значениедыхания для деятельности аппарата ганглий живота. У одного пациента в ходепродолжительного повторного выдоха проявилась сильная чувствительностъ тазовойобласти. Он привык реагировать на это сдерживанием дыхания. Даже при самомлегком прикосновении бедру или подчревной области он рефлекторно содрогался.Когда же я просил его сделать несколько глубоких выдохов, ой не реагировал наприкосновение. При новой задержке дыхания быстро восстанавливалась возбудимостьтазовой области. Это могло повторяться сколь угодно часто, и такая клиническаядеталь свидетельствовала о многом. Благодаря глубокому вдоху накапливаетсябиологическая энергия центров вегетативного возбуждения, в результате чегоусиливается рефлексоподобная реакция. После повторного выдоха ликвидируетсязастой, а с ним и боязливая возбудимость. Таким образом, барьер в глубиневыдоха создает противоречие: он возникает из потребности заглушить приятноевозбуждение центрального вегетативного аппарата, но именно этим и порождаетвозросшую готовность к страху и рефлекторную возбудимость. Тем самым становитсяпонятной еще одна деталь превращения подавленной сексуальности в страх. Так жеобстоит дело и с клиническим наблюдением, согласно которому при восстановленииспособности испытывать удовольствие мы сначала наталкиваемся на физиологическиерефлексы страха. Страх, являясь отрицанием полового возбуждения, вэнергетическом отношении идентичен ему. Так называемая «нервная возбудимость»есть не что иное, как серия коротких замыканий в процессе отвода электрическихзарядов ткани, вызванных существованием барьера на пути оргастической разрядкиэнергии. Отсюда ощущение «наэлектризованности».

У одного моего пациента характерологическоесопротивление на протяжении длительного времени выражалось в многоречивости.Рот при этом ощущался как «чужой», «мертвый», «не принадлежащий» человеку.Больной вновь и вновь проводил рукой по рту, будто желая убедиться в том, чтоон еще существует. При этом удовольствие от болтовни, от рассказывания разныхисторий оказалось попыткой преодолеть ощущение «мертвого рта». После устранениязащитной функции рот начал спонтанно принимать младенческое положение сосания,которое сменялось жестким, злым выражением. Голова при этом резко наклоняласьвправо. Однажды я почувствовал импульсивное желание взять пациента за шею, какбы убеждаясь, что там все в порядке. К моему величайшему удивлению, больнойсразу же принял позу повешенного: голова безвольно свесилась в сторону,высунулся язык, а открытый рот оставался неподвижным. И это произошло не смотряна то, что я лишь прикоснулся к шее. Отсюда вел прямой путь к детскому страхупациента — боязнибыть повешенным засовершенный проступок (онанизм).

Этот рефлекс возникал только в том случае,если одновременно задерживалось дыхание и предпринималась попытка избежатьглубокого выдоха. Рефлексоподобная реакция исчезла, когда пациент началпостепенно преодолевать страх перед выдохом. Тем самым невротическизаторможенная дыхательная деятельность становится центральным моментомневротического механизма вообще, причем в двойном смысле. Она блокируетвегетативную деятельность организма и создает в результате этого источникэнергии симптомов и невротических фантазий всякого рода. Язык является одним изсамых излюбленных средств для подавления возбуждения органов. Этим объясняетсяи невротическое навязчивое стремление говорить. В таких случаях я заставляюподавлять речь до тех пор, пока не наступит успокоение.

Другой больной страдал «очень плохимощущением самого себя». Он чувствовал себя «свиньей». Его невроз в значительноймере заключался в неудачных попытках преодолеть это чувство с помощьюназойливости. Патологическое поведение больного постоянно вызывало брань в егоадрес, усиливая слабость самоощущения, и утверждало человека в такой позиции.Он начинал ломать голову над тем, что же такое говорят о нем люди, почему онитак плохо относятся к нему, как он мог бы стать лучше и т. д. При этом пациентощущал давление в груди, которое становилось тем сильнее, чем усерднее онстарался преодолеть плохое самоощущение, заставляя себя размышлять. Прошломного времени, прежде чем мы вскрыли связь между принудительными раздумьями и«давлением в груди». Всему этому предшествовало телесное ощущение, которое онникогда не осознавал: «В груди начинает что-то двигаться, затем «стреляет» вголове, я ощущаю, что моя голова вот-вот лопнет. Вокруг глаз что-то вродетумана. Я больше не могу думать и не способен ощущать то, что происходит вокругменя. Я чувствую опасность утонуть, потерять себя и все, что вокруг меня».Такие состояния возникали всякий раз, если возбуждение не достигало половыхорганов и отводилось «вверх». Здесь находится физиологическая основа того, чтопсихоаналитики понимают под «перемещением наверх». Вследствие этогоневротического состояния возникали фантазии на тему гениальности, мечты обудущем могуществе и т. д. Они были тем более гротескными, чем менеесовместимыми оказывались с реальными возможностями и результатами.

Существуют люди, ошибочно полагающие, чтоони никогда не испытывали известного грызущего ощущения и чувства тоски внадчревной области. Это большей частью жесткие, холодные, неотесанныенатуры.

У меня было два пациента, сформировавших всебе патологическое принуждение к еде для того, чтобы подавить ощущения вживоте. При возникновении ощущения страха или депрессии предпринимались всеусилия, чтобы туго набить живот. Некоторые женщины (у мужчин я до сих пор невстречал подобного) после полового акта, не принесшего удовлетворения, должны,по выражению такой пациентки, «что-нибудь затолкать в брюхо». У другихвозникает ощущение, что «в кишках сидит что-то не желающеевыходить».

5. Расслабление «мертвоготаза».

Рефлекс оргазма наступает не сразу в полномобъеме. Он, так сказать, состоит из отдельных частей общей функции. Сначалаволна возбуждения только проходит от шеи через грудь и надчревную область кподчревной. Во время этого действия таз остается спокойным. Некоторые пациентыописывают данный процесс следующим образом: «Похоже, будто сокращениеостановлено на определенном месте внизу». Таз не участвует в волнообразномвозбуждении. Если поддаться торможению, обусловившему это состояние, то, какправило, можно будет установить, что таз зафиксирован во втянутом состоянии. Иногда с этимвтягиванием таза связано искривление позвоночника, причем живот выступаетвперед. Например, между крестцом и кушеткой можно без труда просунуть руку.Неподвижность таза создает впечатление безжизненности. В большинстве случаев сэтим связано ощущение «пустоты в тазе» или «слабости в половых органах».Особенно резко такие явления дают себя знать у пациентов, страдающиххроническим запором. Мы лучше поймем эту связь, приняв во внимание, чтохронический запор соответствует перевозбуждению симпатикуса. То же происходит ипри зафиксированности таза. Пациенты не способны двигать одним лишь тазом. Онидвигают одновременно животом, тазом и бедрами.Задача терапевтической работы в соответствии с этимзаключается в том, чтобы довести до сознания больных общее ощущениезапустелости, которым характеризуется возбуждение таза. Сначала они очень резкозащищаются от всех попыток привести в движение только таз, в особенностидвинуть его вперед и вверх. Сравнение этих случаев со случаями генитальнойбесчувственности показывает, что отсутствие ощущений в гениталиях, чувствопустоты, бессилия в половых органах тем значительнее, чем меньше способностьтаза к движению. Такие больные, как правило, сталкиваются с тяжелыминарушениями при половом акте. Женщины лежат неподвижно или преодолеваютвегетативный барьер, препятствующий движению таза, с помощью усиленныходновременных движений туловища и таза. У мужчин нарушение выражается вбыстрых, поспешных и произвольных движениях всей нижней части тела. Ни в одномиз этих случаев не доказано наличие ощущения вегетативного оргастическоготечения.

Следует подчеркнуть некоторые детали этогоявления: генитальная мускулатура сильно напряжена, так что отсутствуютсокращения, обычные при фрикциях. Напряжена и седалищная мускулатура.Невозбудимость часто преодолевается попытками пациентов вызвать произвольные сокращения и расслабленияэтих мышц.

Дно таза поднято с целью избежать свободного вегетативного течения в животе, идущегоснизу. Таким же образом, с помощью фиксации диафрагмы сверху и напряжениямускулатуры брюшной стенки спереди, избегается это течение, идущеесверху.

Описанное положение таза регулярновозникало у моих пациентов в детстве из-за двух основных нарушений развития.Сначала оно подготавливалось жестоким воспитанием чистоплотности, если ребенкауже в самом раннем возрасте приучали контролировать свой стул. Точно так же инедержание, если борьба с ним сопровождается строгим наказанием, дает повод ксудорожному сокращению таза. Но гораздо большее значение имеет судорожноесокращение таза, к которому прибегает ребенок, начиная бороться с генитальнымвозбуждением, превращающимся в повод для детского онанизма.

Каждое генитальное ощущение удовольствияподавляется хроническим судорожным сокращением тазовой мускулатуры.Доказательством этому служит то, что, если удается расслабить судорожноесокращение таза, сразу же появятся ощущения течения в гениталиях. Длядостижения такого результата необходимо сначала ощутить фиксированное положениетаза, то есть пациент должен непосредственно почувствовать, что он «держит тазв неподвижности». Затем должны быть обнаружены все произвольные движения,имеющие целью воспрепятствовать естественнымвегетативным движениям таза. Так, например,одновременные движенияживота, таза и бедер — самое важное и чаще всего употребляемое средство, призванное недопустить движения одним только тазом. Совершенно бесцельно заставлять больногозаниматься упражнениями для таза, что чисто интуитивно пытаются делатьнекоторые учителя гимнастики. До тех пор, пока не устранены перекрывающие иоборонительные мышечные позиции и действия, естественное движение таза не можетразвиться.

Чем интенсивнее работа, проводимая поустранению торможения движения таза, тем полнее таз вовлекается в волнувозбуждения. Он начинает участвовать в колебаниях и при этом двигается вперед ивверх без всякого содействия со стороны пациента, будто его поднимает к пупкукакая-то чуждая сила. При этом бедра остаются спокойны. Очень важно уметьвидеть различие между защитным движением таза и его естественным вегетативнымдвижением. Если волна течет от шеи через живот до таза, то изменяется характервсего рефлекса, и если он до сих пор не приносил удовольствия, а подчас дажевызывал боль, то теперь начинает становиться приятным. Если до сих порпроявлялись защитные движения, например с помощью выпячивания живота ивтягивания спины, то теперь все туловище напоминает рыбу, изогнувшуюся вперед.Гениталъные ощущения удовольствия и течения во всем организме, всеусиливающиеся теперь, не оставляют сомнения в том, что мы имеем дело сестественным вегетативным движением, свойственным совокуплению. Оно по своемухарактеру полностью отлично от всех прежних реакций и рефлексов тела. Чувствопустоты в гениталиях быстрее или медленнее проходит, сменяясь на ощущениеполноты и напора. Благодаря этому стихийно возникает способность коргастическому переживанию при половом акте. Движения, которые при выполненииих отдельными группами мышц, представляют собой болезненные реакции тела ислужат защите от сексуального удовольствия, превратившись в своей совокупностив волнообразное движение, являются основой стихийной вегетативной способностииспытывать удовольствие. Истерическая дуга, при которой выгибаются живот игрудь, а плечи и таз уходят назад, становится теперь понятной как точнаяпротивоположность рефлексу оргазма.

Pages:     | 1 |   ...   | 41 | 42 || 44 | 45 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.