WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 49 |

Металлический шар был бы пустым, организмохватывал бы, напротив, сложную систему жидкостей и мембран различной плотностии электрической проводимости. Металлический шар получил бы свой электрическийзаряд извне, например с помощью электростатической машины. Напротив, у свиногопузыря автоматически работающий зарядный аппарат располагался бы в егоцентре, то есть зарядкапроисходила бы спонтанно изнутри. Электрический заряд металлического шара в соответствии с основнымизаконами физики равномерно распределялся бы по поверхности, и только по ней.Напротив, наполненный свиной пузырь был бы целиком заряжен электричествомвследствие различия плотности и характера жидкостей и мембран — здесь плотность больше, тамменьше. У этого идеального свиного пузыря электрические заряды находились бы внепрерывном движении от мест с более высоким потенциалом туда, где потенциалниже. Но в целом преобладало бы одно направление — от центра, где действует источник электрических зарядов, к периферии. Вследствие этого пузырьпредпочитал бы находиться в состоянии растяжения. Время от времени он, подобноресничке, вновь принимал бы шарообразную форму, в которой при неизменностисодержания тела обеспечивалось бы наименьшееповерхностное натяжение. При образовании слишкомбольшого количества внутренней энергии пузырь мог бы выводить ее вовне, то естьрегулировать. Этотэнергетический разряд был бы очень приятен, так как он освобождает отзастоявшейся энергии. Пребывая в состоянии продольного растяжения, пузырь могбы выполнять различные ритмические движения, например волнообразное расширениеи сжатие, движение червя или перистальтическое движение кишечника. Это могло быбыть движение всего тела, описываемое волнообразной линией, движение змеи.

В процессе такого движения организмэлектрического пузыря образовывал бы единство.Если бы он обладал самочувствием, то с удовольствиемощущал бы ритмичную смену растяжения, расширения и сжатия. При этом он казался бы себепохожим на маленького ребенка, который ритмично подпрыгивает от радости. Вовремя этих движении вегетативная электрическая энергия постоянно находилась быв состоянии напряжения — заряда или разрядки — спада напряжения. Она могла бы преобразовываться в тепло, вмеханическую энергию движения, в мощность.Такой пузырь чувствовал бы себя совершенно так же,как маленький ребенок в своих отношениях к миру и к вещам. Между разнымипузырями существовал бы непосредственный контакт в результате идентификации вощущении своих движения и ритмики с тем, что испытывают другие. Презрение поотношению к естественным движениям, равно как и по отношению к неестественнымдействиям, не находило бы понимания. Развитиесуществовало и обеспечивалось бы благодаря непрерывномувнутреннему формированию энергии, о чем свидетельствует, например, почкованиецветка или деление клетки, усиливающееся после поступления энергии в результатеоплодотворения. Более того, развитию не было бы конца. Производительностьоказалась бы в рамках общей биологической активности, а не была бы направленапротив нее.

Продольное растяжение в течение длительныхпериодов зафиксировало бы это состояние и вызвало развитие некоего подобияопорного аппарата в организме. Его появление сделало бы, правда, невозможнымвозвращение к шарообразной форме, но сокращение в результате сгибания и растяжения по-прежнему протекало быбеспрепятственно, обеспечивая оборот энергии. Хотя фиксированный опорныйаппарат уже создал бы предпосылки меньшей защищенности от пагубных торможенийдвижения, но ни в коем случае не осуществлял бы сам это торможение. Торможениеможно было бы сравнить только со связыванием змеи на каком-то одном участке ее тела.Связанная таким образом змея сразу же потеряла бы свой ритм и единствоорганических волнообразных движений в свободных участках тела.

Тело животного и человека можно сравнить столько что описанным пузырем. Чтобы сделать картину более полной, мы Должныввести еще образ автоматически работающей насосной установки, искусственногосердца, заставляющего жидкость течь в постоянном ритмическом круговороте,причем от центра к периферии и снова назад, образ системы кровеносных сосудов. Тело животногона самой низкой ступени развития располагает аппаратами, централизованновырабатывающими электричество. Это так называемые вегетативные ганглии, скопления нервныхклеток, которые, находясь на равном расстоянии друг от друга, господствуют наднепроизвольными жизненными функциями и связаны тончайшими жгутами со всемиорганами и их частями. Они являются органами так называемых вегетативных чувств и ощущений. Ониобразуют взаимосвязанное единство, так называемое «чувствилище», и делятся на двефункционирующие в противоположных направлениях группы — вагуси симпатикус (см. следующий раздел).

Наш искусственный пузырь можетрастягиваться и стягиваться. Он мог бы растянуться до чрезвычайно большойстепени, а затем расслабиться с помощью нескольких вздрагиваний. Он мог бы бытьвялым, напряженным, расслабленным или возбужденным. Он мог бы концентрироватьэлектрические заряды вместе с несущей их жидкостью — здесь больше, там меньше. Он могбы держать одни свои части в длительном напряжении, другие — в длительном движении. Присжатии на одном месте на другом сразу же проявились бы перенапряжение ипревышение заряда. Если бы сжатие последовало по всей поверхности, препятствуярастяжению при продолжающемся образовании внутренней энергии, он испытал быдлительный страх, то естьчувство сдавленности и стеснения. Умей он говорить, пузырь взмолился бы об«избавлении» от мучительного состояния. Ему было бы все равно, что с нимпроисходит, при одном условии: чтобы движение, изменениепришло в его застывшее существование. Сам он этогосделать не может. Это должен сделать кто-то другой вместо него и для него,бросая по комнате (гимнастика), разминая (массаж), нанося уколы, если это необходимо (фантазия — быть уколотым, разорваться,), наносяраны (мазохистская фантазия на тему избиения,харакири) и, если ничего не помогает, уничтожив (нирвана, жертвенная смерть).

Общество, состоящее из таких пузырей, былобы творцом идеальной философии, описывающей «состояние без страданий». Так каккаждое растяжение в направлении удовольствия или вызванное удовольствиемощущалось бы лишь болезненно, пузырь испытывал бы страх перед приятнымвозбуждением (страх полового возбуждения)и поэтому разрабатывал бы теории о том, чтоудовольствие несет в себе «злое», «проклятое», «уничтожающее» начало. Корочеговоря, он был бы аскетом двадцатого века.

В конце концов он стал бы бояться всякоговоспоминания о возможности столь горячо желавшегося снятия напряжения, потомненавидеть его и в конце концов карать смертью за попытку снять напряжение. Онобъединился бы с себе подобными, образовав в высшей степени странные своейжесткостью существа, и принялся бы сочинять столь же жесткие правила жизни,единственная функция которых заключалась бы в обеспечении минимально возможногоразвития внутренней энергии, то есть сохранения покоя, замкнутого маршрута,упорного следования привычным реакциям и т. д. С излишками внутренней энергии,которые нельзя было бы ликвидировать с помощью естественного удовольствия илидвижения, он пытался бы справиться нецелесообразными методами, введя, например,бессмысленные садистские действия или церемониалы (принудительные религиозные действия). Реальным целям присуще развитие энергии и, тем самым, принуждение к движению, порождающеебеспокойство для их носителей.

Пузырь мог бы, испытав истерические или эпилептические припадки, быть потрясенвнезапно наступившими конвульсиями, в которых разряжается скопившаяся энергия.Он мог бы и полностью застыть и запустеть, как при кататонической шизофрении. В любом случае пузырьпостоянно испытывал бы страх. Все остальные элементы психики и взгляды вытекают из страха самисобой, будь то мистическая религия, вера в вождя или бессмысленная готовность ксмерти. Так как в природе все движется, изменяется, развивается, растягиваетсяи сжимается, то пузырь, заключенный в панцирь,был бы чужд природе и вел бы себя враждебно поотношению к ней. Он был бы «чем-то совершенно особым», «представителем высшейрасы», носил бы, например, жесткий воротник или униформу. Он представлял бы«культуру» или «расу», несовместимую с «природой». Природа была бы чем-то«низменным», «демоническим», «неконтролируемым», «неблагородным». Одновременнопузырю пришлось бы мечтать о природе, последние следы принадлежности к которойон ощущает в себе, и опошлять ее с помощью таких понятий, как «высокая любовь»или «кипение крови». Богохульством было бы представление о природе в моменттелесных судорог. Одновременно пузырь создавал бы порноиндустрию и не замечалэтого противоречия.

Функция напряжения и заряда обобщала старыемысли, отважившиеся в свое время появиться при изучении классической биологии.Была необходима проверка их теоретической состоятельности. Исходя изфизиологических знаний, моя терапия была подкреплена известным фактомспонтанного сокращения мышц. Сокращение мышц может быть спровоцировано электрическимвозбуждением. Но оно последует и в том случае, если, по примеру Гальвани,повредить в каком-нибудь месте мышцу и соединить с поврежденным участком мышцыперерезанный нерв. Подергивание сопровождается поддающимся измерениюпроявлением так называемого тока действия.В поврежденной мышце наблюдается также ток покоя. Он проявляется, если серединуповерхности мышцы соединить с поврежденным концом электрическим проводником,например медным проводом.

На протяжении столетий изучение мышечныхсокращений занимает обширную область физиологии. Я не понимал, почемуфизиология мышц не сумела установить контакт с учением о всеобщем животном электричестве. Еслиположить друг на друга два нервно-мышечных препарата так, чтобы мышца одногокасалась нерва другого, то, вызвав электрическим ударом сокращение нервапервого препарата, мы вызовем сокращение мышцы второго. Первый сокращается вответ на электрическое возбуждение и сам порождает при этом биологический токдействия. Названный ток в свою очередь воздействует как электрическийвозбудитель на вторую мышцу. Она отвечает сокращением, причем возникаетбиологический ток действия № 2. Так как мускулы в теле животного прилегают другк другу и связаны телесной жидкостью со всеморганизмом, то каждое мышечное действие должнооказывать возбуждающее влияние на весь организм. Это влияние, конечно, будетразлично в зависимости от положения мышц, характера и силы исходноговозбуждения, но оно всегда охватывает весь организм.Классическим примером такого явления может служитьоргастическое сокращение генитальной мускулатуры — столь сильное, что онопередается на весь организм. Об этом я ничего не нашел в литературе, с которойзнакомился. И тем не менее мне казалось, что данная проблема имеет решающеезначение.

Более внимательное ознакомление с кривойсердечной деятельности подтвердило мое предположение о том, что процесснапряжения и заряда «дирижирует» и функцией сердца. С помощью сердечнойпроводящей системы он двигается, как электрическая волна, от предсердия кверхушке сердца. Предпосылкой сокращения является наполнение предсердия кровью. Результатзаряда и разряда —выпуск крови через аорту в результате сжатия сердца.

Набухающие лекарства оказывают на кишечникслабительное действие. Набухание действует на мышцы как электрическоевозбуждение, и те напрягаются и расслабляются в волнообразном ритме. При этомпроисходит опорожнение кишечника. То же происходит и с мочевым пузырем.Наполненный жидкостью, он сокращается, и содержимое выливается.

В этом описании незаметно проявился ввысшей степени важный факт. Он мог бы считаться основным примером дляопровержения детерминистского мышления в биологии со свойственным емупредставлением о целесообразности. Мочевой пузырь сокращается не для того,«чтобы выполнить функцию мочеиспускания», в силу божественной воли или поддействием потусторонних биологических сил. Он сокращается вследствие действия ввысшей степени небожественного принципа причинности,то есть потому, чтомеханическое наполнение органа вызывает сокращение. Сказанное можно перенести на любую другую функцию. Половой актсовершается не для того, «чтобы производить детей», а потому, что переполнениежидкостью вызывает биоэлектрический заряд половых органов и требует разрядки. Вмомент разрядки выбрасываются сексуальные вещества. Следовательно,сексуальность не «служит продолжению рода», но продолжение рода является почтислучайным результатом процесса напряжения и заряда в области гениталий. Такаяконстатация оказывает удручающее воздействие на приверженцев моральнойфилософии, но это правда.

В 1933 г. мне в руки попалаэкспериментальная работа берлинского биолога Хартманна. С помощью специальныхопытов по исследованию сексуальности, в которых использовались гаметы, ондоказал, что мужская и женская функции не фиксируются при копуляции. Болееслабая мужская гамета может вести себя по-женски по отношению к более сильныммужским гаметам. Хартманноставил открытым вопрос о том, чем обусловлена группировка однополых гамет, их,так сказать, «спаривание». Он предположил существование «определенных», еще неисследованных «веществ». Я понимал, что речь идет об электрических процессах.Несколько лет спустя мне с помощью электрических экспериментов удалось подтвердить наличие группировки у бионов.Биоэлектрические силывызывают именно такую, а не другую группировку в копуляции гамет. Тогда же мнеприслали газетную вырезку — заметку, в которой сообщалось об опытах в Москве. Исследователю,чье имя я забыл, удалось доказать, что в зависимости от характера зарядаяйцеклетка и сперматозоид вызывают появление мужских или женскихиндивидов.

Следовательно, продолжение рода являетсяфункцией сексуальности, а не наоборот, как полагалидо сих пор. Фрейд утверждал это применительно к психосексуапьности, разделяяпонятие «сексуальное» и «генитальное». Но по непонятной мне причине он в концеконцов снова поставил «генитальность в пубертатном периоде» «на службупродолжению рода». Хартманн доказал, что не сексуальность является функциейпродолжения рода, а, наоборот, продолжение рода — функция сексуальности. Я смогприбавить третий аргумент, основанный на экспериментальных исследованиях разныхбиологов: деление яйца, как и вообще деление клетки,является оргастическим процессом. Оно контролируется функцией напряжения изаряда. Следствие для моральной оценки очевидно:сексуальность не может больше рассматриваться как нежелательная прибавка ксохранению рода.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.