WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 49 |

Важнейшей проблемой была именно постояннаясбивчивость грез, а не их содержание. Они производили также символы, касающиесясимволов. Очень быстро разобравшись в сексуальных значениях ассоциаций, онисмогли легко оперировать понятиями. Они говорили об эдиповом комплексе без следа аффекта. Внутреннеони не верили в толкования приведенных фантазий, то есть именно в то, чтоаналитики, как правило, принимали за чистую монету. Почти все лечение протекалохаотически. Не было нипорядка в материале, ни системы лечения, а поэтому не наблюдалось иупорядоченного хода процесса. После двух-трех лет лечения большинство случаевоканчивалось безрезультатно. То там, то здесь наблюдались улучшения, но никтоне знал почему. Под воздействием всего этого в нашем сознании формировалисьпонятия упорядоченной исистематической работы над случаями сопротивления.В ходе лечения невроз распадается, так сказать, наотдельные очаги сопротивления, которые надо тщательно различать и обособленно устранять, начиная с самоговерхнего, лежащего ближе всего к осознанному восприятию больного.

Это было не ново и представляло собойтолько последовательное осуществление взглядов Фрейда. Я отсоветовал коллегамстремиться «убедить» пациента в правильности толкования. Если понято иустранено соответствующее сопротивление неосознанному побуждению, то больнойсам осуществит толкование, ведь в сопротивлении содержится тот элементвлечения, против которого и борется пациент. Если он поймет смысл отпора, тобудет готов понять и то, чему оказывает отпор. Но осуществление этого процессатребует точного и последовательного раскрытия любого самого слабого импульсанедоверия и отклонения в душе пациента. Среди пациентов не встречалось ниодного, кто не выражал бы глубокого недоверия к лечению. Они лишь по-разномускрывали это чувство.

Однажды я продемонстрировал больного,который прятал тайное недоверие за преувеличенной вежливостью и согласием совсем, что ему говорили. За недоверием действовал источник страха как таковой.Поэтому пациент жертвовал всем, не выдавая себя агрессивностью. Ситуациятребовала, чтобы я не истолковывал его очень ясные сновидения окровосмесительной связи с матерью до тех пор, пока не проявится его агрессияпротив меня. Это полностью противоречило тогдашней практике толкования каждогоотдельного фрагмента сновидения или момента воображения, но соответствовалопринципам анализа сопротивления.

Очень скоро я почувствовал, что оказался вконфликтной ситуации. Так как практика не соответствовала теории, у некоторыханалитиков нашлись причины для возмущения. Они должны были приспосабливатьпрактику к теории, то есть переучиваться в техническом отношении. Это было ужслишком. Мы ведь столкнулись, сами того не чувствуя, со свойством современногочеловеческого характера — отвергать настоящие сексуальные и агрессивные побуждения, используя для этогоненастоящие, судорожные,вводящие в заблуждение позиции. Приспособление техники к этому лицемерию,проявившемуся в характере больных, имело последствия, которых никто непредчувствовал и которых все неосознанно боялись. Речь шла о действительном высвобождении агрессии и сексуальности в характере больного. Речь шла о личностной структуре пациента,которой надлежало направлять агрессию и сексуальность и быть в состояниивынести их.

Но мы, аналитики, были детьми своеговремени, оперируя материалом, который мы теоретически признавали и которого напрактике боялись. Мы не хотели пережить его. Мы были будто крепко связаны формальными академическимитрадициями. Аналитические же ситуации требовали пренебрегать условностями иобладать высокой степенью свободы по отношению к сексуальности. В первые годысеминара не было еще и речи о формировании способности к оргазму. Яинстинктивно избегал этой темы. Ее не любили, а обсуждение этой темы вызывалоаффект. Я и сам не проявлял достаточной твердости в отстаивании своей позиции.Для психоаналитиков оказалось вовсе не таким простым делом правильно понятьсвойственные больному привычки, связанные с отправлением естественныхпотребностей, или свойственные ему странности сексуального характера, соблюдаяпри этом свое социальное или академическое достоинство. Поэтому онипредпочитали говорить об «анальной фиксации» или «оральной чувственности».Зверь был и оставался нетронутым.

Ситуация была и без того сложной. Я собралряд клинических наблюдений, построив гипотезу терапии неврозов. Это потребовалобольшого технического умения, коль скоро планировалось осуществить поставленнуюцель на практике. Задача напоминала трудный марш к определенному пункту,который ясно виден и все же удаляется при каждом шаге, казалось бы приближающемк нему. Чем чаще клинический опыт подтверждал, что неврозы быстро излечиваютсяпри возможности генитального удовлетворения, тем большими трудностямиоборачивались другие случаи, в которых излечение не удавалось или оказывалосьнеполным.

Это побуждало к энергичному изучениюпрепятствий и многочисленных промежуточных стадий на пути к цели. Нелегкоизложить наглядно все проблемы, о которых идет речь, но я хочу попытаться датьмаксимально более живую картину того, как учение о генитальности в терапииневрозов постепенно все теснее переплеталось с развитием техники анализахарактера. На протяжении ряда лет они стали нерасторжимым единством. Чем яснееи прочнее становился фундамент этой работы, тем сильнее нарастали конфликты спсихоаналитиками старой школы.

Первые два года конфликтов не было, однакозатем оппозиция старших коллег стала превращаться во вес более сильную помехуработе. Эти люди просто не поспевали за нами, боясь за свою репутацию «опытныхи авторитетных» специалистов. Поэтому о том новом, что мы разработали, имприходилось или говорить: «Это все банально, об этом уже писал Фрейд»,— или объявлять нашивыводы «неправильными». Умалчивание важности роли генитального удовлетворения втерапии неврозов становилось тормозом, и эту роль нельзя было более скрывать.Проблема вплеталась в обсуждение каждого случая настолько глубоко, что ееневозможно было игнорировать или дать аргументированный отпор. Этообстоятельство, усиливая мою позицию, плодило моих врагов. Цель достижения«способности к оргастическому генитальному удовлетворению» следующим образомопределяла требования к технике: все больные страдают генитальными нарушениями.Их генитальная сфера должна стать здоровой. Поэтому следует вскрыть и разрушитьвсе болезненные позиции, препятствующие формированию оргастическойпотенции.

Речь шла о технической задаче, рассчитаннойне на одно поколение аналитических терапевтов, ведь нарушения генитальностибыли неисчислимы и проявлялись в бесконечно разнообразных формах. Эти нарушенияне в меньшей степени, чем в психике, были закреплены в социальных отношениях,но прежде всего коренились в физиологии. Последнее обстоятельство выяснилосьлишь гораздо позже. Для начала я сделал акцент в своей работе на изучениипрегениталъных фиксаций, извращенных способов сексуального удовлетворения исоциальных трудностей,препятствующих половой жизни, которая приносила бы удовлетворение. Внезависимости от моих намерений на передний план дискуссии постепенно выходиливопросы брака, полового созревания, социальных препятствий проявлениюсексуальности.

Казалось, что все это еще шло в рамкахпсихоаналитических исследований. Мои коллеги демонстрировали большую волю кработе, с радостью трудились, не скрывая своей любви к возглавляемому мнойсеминару. Их неделикатное и недостойное ученых поведение после того, какпроизошел наш разрыв, не может уменьшить значения сделанного ими во времяработы в семинаре.

В 1923 г. вышел труд Фрейда «Я и Оно». Сначала книга вызвалазамешательство среди аналитиков, которым в своей ежедневной практикеприходилось постоянно сталкиваться с трудностями сексуального характера убольных. Те, кто вел практическую работу, не понимали, на что были пригодны«сверх-Я» и «неосознанное чувство вины» — теоретические формулировки,служившие для описания тогда весьма еще неясных фактов. Техники для работы попреодолению у пациентов сексуальной трудностей не было, поэтому для объясненийохотно применялись представления о боязни онанизма и чувстве сексуальной вины.После выхода в 1920 г. книги Фрейда «По ту сторонупринципа удовольствия» для объяснения сексуальныхпроблем было введено понятие «влечение к смерти как движущая сила — танатос», равноправная с половымвлечением или даже более мощная. Те аналитики, которые не занимались практикой,и те, которые не понимали структуры сексуальной теории, начали применять новоеучение о «Я». Вместо сексуальности стали говорить об «эросе». «Сверх-Я»,выдвинутое в качестве вспомогательного теоретического представления дляпонимания душевной структуры, неумелые практики смогли «взять в свои руки». Ониоперировали этим понятием, будто оно представляло собой реальные факты. «Оно»было чем-то злым, строгое «сверх-Я» с длинной бородой спокойно восседалонеизвестно где, а бедное «Я» пыталось «посредничать» между ними. Место живых иподвижных фактов, клинических и научных дискуссий занимали механические схемы,которые позволяли не размышлять, и псевдонаучные спекуляции. Появились чужаки,никогда не занимавшиеся психоанализом. Тем не менее они выступали с «брызжущимиидеями» докладами о «сверх-Я» или о больных шизофренией, которых и в глаза невидели. После разрыва в 1934 г. все они официально ополчились как «духовнотрансцендированные» представители психоанализа против сексуально-экономическогопринципа глубинной психологии. Клиническая работа пребывала тогда в жалкомсостоянии. Сексуальность утратила свою сущность, а понятие «либидо» потеряловсякое сексуальное содержание и стало просто оборотом речи. Научность исерьезность в психоаналитических сообщениях все более уступали место патетикеприверженцев сексуальной этики. Начался перевод учения о неврозах на язык«психологии «Я». Словом, атмосфера очищалась! Она медленно, но верно очищаласьот всех достижений, которыми характеризовалось дело Фрейда. Приспособление кмиру, еще недавно грозившему уничтожением, происходило незаметно. Говорили осексуальности, более не имея ее в виду. Некоторая часть гордостипервопроходцев, сохранившаяся в среде аналитиков, позволяла бессовестноузурпировать мои новые данные как привычные компоненты психоанализа— с намерениемуничтожить их.

Формальная сторона разрасталась, заслоняясодержательную, организация выходила за рамки собственной задачи. Впсихоанализе начался процесс распада, уничтожавший во все времена крупныесоциальные движения в истории. Подобно тому, как первоначальное христианство,проповедовавшееся Иисусом, превратилось в церковь, а марксизм породилфашистскую диктатуру, многие психоаналитики очень скоро стали злейшими врагамисвоего же дела. Последствия этого сдвига, происшедшего в аналитическомдвижении, были неустранимы.

Сегодня, 15 лет спустя, это стало очевиднокаждому. Я понял это со всей ясностью только в 1934 г., когда было уже слишкомпоздно. До тех пор, вопреки моему собственному внутреннему убеждению, я боролсяза свое дело в рамкахМеждународного психоаналитического объединения, делая это как официально, таки, по собственному мнению, во имя психоанализа,

Примерно в 1935 г. в формированиипсихоаналитической теории возникли «ножницы», сначала незаметные дляприверженцев психоанализа, но сегодня ставшие очевидными. Если возможностьобъективной и аргументированной защиты взглядов теряется, го место ее занимаетличная интрига. То, что выдается окружающему миру как отстаивание принципов,становится закулисной политикой, тактикой и дипломатией. Возможно, болезненноепереживание, испытанное мною в процессе расхождения с Международнымпсихоаналитическим объединением, привело к важнейшему результату моих научныхусилий, а также к пониманию механизма политики всякого рода, как большой, так ималой.

Характеристика этой ситуации очень важна, Ямогу показать, что именно критическое осмысление явлений распадапсихоаналитического движения, например учения о влечении к смерти, былонеобходимой предпосылкой прорыва в сфере вегетативной жизни, который мнепосчастливилось осуществить несколько лет спустя.

Райк издал книгу «Принуждение к признанию и потребность в наказании», в которой были поставлены с ног на голову все первоначальныепредставления о душевной болезни. Хуже самой книги были аплодисменты, вызванныеею. Его новое слово, сведенное к простой формуле, можно описать как ликвидациюстраха наказания засексуальные проступки детей. В своих трудах «По тусторону принципа удовольствия» и «Я и Оно» Фрейд предположилсуществование бессознательной потребности в наказании, которая должна былаобосновать сопротивление выздоровлению. Одновременно в теорию было введено«влечение к смерти». Фрейд предполагал, что живая субстанция управляется двумявлечениями, направленными в противоположные стороны, — влечениями к жизни, которые онотождествлял с половым влечением (Эрос), и влечением к смерти (Танатос). ПоФрейду, задача влечений к жизни состояла в том, чтобы извлечь живую субстанциюиз неорганического состояния покоя, порождать напряжение, объединять жизнь вовсе более крупные единицы. Эти влечения, по мнения Фрейда, были громки, шумливыи являлись причиной гула жизни. Но за ними действовало «немое» и все же«гораздо более мощное» влечение к смерти (Танатос), тенденция к возвращению живого в безжизненноесостояние, в ничто, в нирвану. В соответствии с этим воззрением жизнь былатолько помехой вечному молчанию, мешала воцариться «Ничто». В неврозе, согласноэтим взглядам, толкающие вперед жизненные или сексуальные влеченияпротиводействовали влечению к смерти. Влечение к смерти как таковое нельзяощутить, но его проявления были слишком четкими, чтобы можно было закрывать наних глаза. Люди обнаруживали повсюду тенденцию к самоуничтожению. Влечение к смертипроявлялось в мазохистских стремлениях. Поэтому излечение невроза отвергалось.Неврозы питали неосознанное чувство вины, которое можно было бы назвать ипотребностью в наказании. Говорили, что больные просто не хотят выздоравливать, так как этозапрещает им потребность в наказании, находящая удовлетворение вневрозе.

Только при знакомстве с книгой Райка японял, где Фрейд начат двигаться по ложному пути. Райк преувеличивалправильные, но не абсолютные утверждения, например о том, что преступники самилегко разоблачают себя, или о том, что многие люди ощущают облегчение, еслимогут сознаться в преступлении.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 49 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.