WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |

До тех пор пока изменение структурыхарактера человека не удалось в такой мере, чтобы регулирование потенциала егобиологической энергии само собой исключало любую тенденцию к асоциальнымдействиям, не удастся ликвидировать и моральное регулирование. Так как процессизменения структуры потребует, вероятно, очень и очень длительного времени,есть все основания утверждать, что ликвидация регулирования, основанного напринудительной морали, и ее замена сексуально-экономическим регулированиембудут возможны только в той мере и постольку, поскольку сфера вторичныхасоциальных влечений будет сокращаться в пользу естественных биологическихстремлений. Мы можем достаточно уверенно предвидеть это, основываясь нарезультатах анализа характера в процессе лечения отдельных людей. И в этомслучае мы видим, что человек ликвидирует в себе инстанции, осуществляющиеморальное регулирование, лишь по мере обретения заново своей естественнойсексуальности. Утрачивая моральное регулирование со стороны совести, больнойтеряет и свою асоциальность и становится "моральным" в той степени, в какойстановится сексуально здоровым.

Следовательно, социальное развитие неотменит морального регулирования сегодня. Оно, прежде всего, таким образомизменит структуру характера людей, что те станут способны жить и работать всоциальном сообществе без воздействия авторитета и морального давления, вполнесамостоятельно, руководствуясь подлинной добровольной дисциплиной, которая неможет быть навязана. Конечно, моральное торможение будет иметь силу толькоприменительно к асоциальным влечениям, заключаясь в юридической норме онеобходимости сурового наказания взрослых за совращение детей. Оно не будетотменено до тех пор, пока в массе людей будут присутствовать обусловленныеструктурой их характеров импульсы к такому действию. В этом смысле ситуацияпосле революции будет еще идентична ситуации в авторитарном обществе. Различиемежду тем и другим обществами будет, однако, выражаться в том, что свободноеобщество предложит совершенно свободное пространство для развития естественныхстремлений и безопасность для их удовлетворения. Например, оно не только нестанет запрещать любовные отношения между двумя молодыми людьми разного пола,но, скорее, окажет им всю необходимую помощь. Оно не только не станет запрещатьдетский онанизм, а, напротив, вероятно, примет решение строго карать каждоговзрослого, который будет препятствовать развитию детскойсексуальности.

Нам не следует, однако, слишком жестко иабсолютно воспринимать представление о "сексуальном инстинкте" — ведь содержание вторичноговлечения определяется не только желанием человека, но и временем, когдаразвивается это влечение, и обстоятельствами, в которых оно стремится достичьудовлетворения. Одно и то же влечение может в одном случае и в один момент бытьестественным, в другой ситуации и в другое время — асоциальным. Приведем пример.если ребенок в возрасте от года до двух мочится в постель или играет ссобственными экскрементами, то мы имеем дело с естественной стадией развитияего прегенитальной сексуальности. Стремление играть с собственнымиэкскрементами в этом возрасте естественно, оно обусловлено биологически, такчто наказание ребенка за это действие само заслуживает очень серьезногонаказания. Если бы тот же самый человек, достигший четырнадцати лет, захотел быесть свои экскременты или играть с ними, это было бы уже вторичным,асоциальным, болезненным влечением. Подверженного ему следовало бы ненаказывать, но, конечно же, поместить в больницу. Свободное общество, однако,не могло бы удовлетвориться этим. Его важнейшая задача должна была бызаключаться в организации такого воспитания, чтобы не было импульсов к подобнымпоступкам.

Приведем другой пример. Если быпятнадцатилетний подросток захотел вступить в любовные отношения стринадцатилетней созревающей девочкой, свободное общество не только ничем невоспрепятствовало бы подростку, а, напротив, взяло бы его под защиту. Но еслибы тот же пятнадцатилетний подросток попытался склонить к сексуальным играммаленькую девочку лет трех или принудить ровесницу к таким действиям вопреки ееволе, то речь шла бы об асоциальном поведении. Такое поведениесвидетельствовало бы о препятствиях невротического характера при выборепартнерши своего возраста с помощью нормальных средств. Резюмируя, можносказать: в продолжение переходного периода от авторитарного общества ксвободному действует принцип, согласно которому моральное регулирование будетприменяться в отношении вторичных, асоциальных влечений, асексуально-экономическое саморегулирование — в отношении естественныхбиологических потребностей.

Цель развития заключается в том, чтобы шагза шагом упразднить вторичные влечения, а с ними и моральное принуждение,полностью заменив и те, и другие сексуально-экономическим саморегулированием.Моралисты или больные люди могли бы легко истолковать формулировку о вторичныхвлечениях в соответствии со своими целями и намерениями. Тем не менее, несомненно, удастся достичьтакой ясности относительно различия между естественным и вторичным влечением,чтобы больше нельзя было протащить в общественную жизнь через заднюю дверьпозицию сверхчеловека-моралиста, свойственную патриархату.

Правда, наличие строгих моральных нормвсегда свидетельствовало о неудовлетворенности биологических, в особенностисексуальных потребностей людей. Всякое моральное регулирование само по себенеизбежно отвергает сексуальность, отвергает потребность. Каждая моральотрицает жизнь, а у социальной революции нет, конечно же, более важной задачи,чем сделать наконец возможной жизнь человеческих существ, а также осуществить иудовлетворить их желания.

Следовательно, сексуальная экономикастремится к "моральному поведению" так же, как это делает моральноерегулирование. Она хочет, однако, по-другому обосновать смысл этого понятия, даи понимает под моралью нечто совершенно иное — не противоречие природе, аполную гармонию природы и цивилизации. Сексуальная экономика борется противрегулирования, основанного на принудительной морали, а не против морали,говорящей жизни "да".

4. Сексуально-экономическая"мораль".

На всей Земле — где в более, где в менееблагоприятной ситуации — люди борются за переустройство общественной жизни. Они ведут своюборьбу не только в тяжелейших общественных и экономических условиях. Их усилиятормозятся их же собственной психической структурой. Эта структура, одинаковаяс психической структурой тех, против кого они борются, запутывает людей иподвергает их опасности. Цель культурной революциизаключается в создании подлинно человеческих структур характера, способныхобеспечить саморегулирование. Те, кто сегодня боретсяза достижение, за завоевание этой цели, часто живут в соответствии спринципами, выводимыми из названной цели, проникнутой стремлением к свободе, нодело в том, что это действительно не более чем "принципы". Важно отдавать себеотчет в том, что, так как на всех нас влияла авторитарная, религиозная,отвергающая сексуальность машина системы воспитания, сегодня еще нет людей стренированной, спокойно развивавшейся структурой характера, которые признавалибы сексуальность.

Тем не менее в процессе формирования нашейличной жизни мы смогли занять позицию, которую можно назватьсексуально-экономической. Одному лучше удается перестроиться, другому хуже.Тот, кто на протяжении многих лет, даже десятилетий участвовал в рабочемдвижении, знает на собственном опыте, что в личной жизни его участников в тойили иной мере предвосхищены позиции жизни, основанные насексуально-экономических принципах.

Следует только показать на немногихпримерах, чем уже сегодня является "сексуально-экономическая мораль" и в какоймере она предвосхищает "мораль будущего". Необходимо сразу же подчеркнуть, чтомы, поддерживая такую жизнь и такие установки, не хотим создавать нечто вродеострова, но можем разделять такие взгляды и вести такую жизнь потому, что вцелостном процессе общественного развития уже начали пробивать себе дорогуновые стереотипы поведения и новые "моральные принципы". Это происходитсовершенно самостоятельно, независимо от чужой воли и от партийныхлозунгов.

Лет пятнадцать или двадцать пять назад длянезамужней девушки было позором не сохранить девственность. Сегодня же среди девушек, принадлежащихко всем кругам и слоям, начинает формироваться взгляд — конечно, где-то он выражен вбольшей степени, где-то в меньшей, где-то яснее, где-то в более путаной форме,— согласно которомупозорно примерно в восемнадцать — двадцать два года еще оставаться девственницей.

Не так уж давно считалось проступком противморали, подлежавшим строгому наказанию, поведение людей, которые, собираясьзаключить брак, вступали в интимный контакт до оформления своих отношений. Внастоящее время, вопреки воздействию со стороны церкви, схоластическоймедицины, философов и т.д. совершенно естественно в широких кругах населенияраспространяется взгляд, согласно которому неосторожно и даже, может быть,губительно для будущего, если мужчина и женщина, вступают в брак, неубедившись, подходят ли они друг другу в половой жизни.

Внебрачное половое сношение, которое ещенесколько лет назад считалось позором, а в соответствии с законом даже"противоестественным развратом", стало среди рабочей, а также мелкобуржуазноймолодежи чем-то само собой разумеющимся и жизненно необходимым.

Мысль о том, что у девушкипятнадцати-шестнадцати лет, достигшей половой зрелости, может быть Друг, ещенесколько лет назад звучала абсурдно. Такая ситуация казалась немыслимой.Сегодня уже размышляют над этим вопросом, и через несколько лет эти отношениястанут настолько само собой разумеющимися, насколько сегодня само собойразумеется право незамужней женщины иметь партнера. Лет через сто требование онедопустимости половой жизни для учительниц будет вызывать такую же удивленнуюусмешку, какую сегодня вызывают времена, когда мужчины надевали на своих женпояса целомудрия.

В общественном сознании преобладает идея,согласно которой женщину следует соблазнять, она же сама не имеет права натакой поступок. Кто сегодня скажет, что это смеху подобно

Тот факт, что можно при нежелании одного изпартнеров не совершать полового акта, был неизвестен женщине. Об этомсвидетельствует понятие "супружеская обязанность", включенное взаконодательство и имеющее также самые отрицательные последствия. Мы же в своихпунктах сексуального консультирования и во врачебной практике все чащесталкиваемся с тем, что, вопреки всем идеологическим стереотипам общества, какнечто вполне естественное пробивает себе дорогу позиция, согласно котороймужчина не совершает половой акт со своей партнершей, если он не хочет этого,более того, не совершает половой акт, если он не испытывает генитальноговозбуждения. Еще несколько лет назад, как, впрочем, и сегодня, было широкораспространено явление, заключавшееся в том, что женщины всего лишь терпелиполовой акт, сами не участвуя в нем. Следовательно, будет вполнесоответствовать принципам морали отказ от полового акта при отсутствии полнойсексуальной готовности. В результате этого сами собой сойдут на нетидеологические стереотипы, оправдывающие изнасилование или побуждающие к нему.Будет покончено также с позицией женщины, согласно которой ее роль в половойблизости — бытьсоблазненной или, по крайней мере, "мягко" изнасилованной. Как несколько летназад, так и теперь было и еще остается широко распространенным представление онеобходимости ревниво следить за верностью партнера, и статистика убийств насексуальной почве, на первый взгляд, убеждает нас в том, насколько же великастепень разложения в этой сфере общества. Постепенно, однако, с большей илименьшей четкостью пробивает себе дорогу понимание того, что ни у одногочеловека нет права запрещать своему партнеру создавать на краткое или болеепродолжительное время сексуальное сообщество с другим. Он имеет право лишь нато, чтобы отстраниться или вновь завоевать партнера, а при определенныхусловиях и терпеть сложившуюся ситуацию. Такая позиция, всецело соответствующаярезультатам сексуально-экономических исследований, не имеет ничего общего сосверхрадикальной идеологией, приверженцы которой считают ревность вообщенедопустимой и полагают, что "ничего не случится", если у партнера будет связьеще с кем-нибудь. Боль, возникающая от представления о том, что любимый партнер обнимает другого, вполнеестественна. Эту естественную ревность необходимо строго отличать от ревностисобственника. Насколько естественно желание не видеть любимого партнера в рукахдругого, настолько же неестественной была бы соответствующая вторичномувлечению ситуация, когда в браке или длительной связи партнеру при отсутствииполовых отношений запрещалась бы связь с кем-нибудь еще.

Мы довольствуемся этими примерами иутверждаем, что столь сложная сегодня личная и, особенно, половая жизнь людейрегулировалась бы как нельзя проще, если бы структура характера людей была всостоянии сама делать выводы, вытекающие из интереса к наслаждению жизнью.Сущность сексуально-экономического регулирования как раз и заключается в том,чтобы избегать установления абсолютных предписаний или норм и признаватьинтересы, вытекающие из воли к жизни и стремления к наслаждению ею в качестверегуляторов человеческого сосуществования. Тот факт, что такое признаниесегодня чрезвычайно ограничено из-за расшатывания структуры человеческогохарактера, говорит только против морального регулирования, которым оно ипорождено, а не против принципа саморегулирования.

Существуют, следовательно, два вида "морали", но толькоодин вид морального регулирования. Ту "мораль", к которой, как к чему-то само собой разумеющемуся,относятся все люди (не насиловать, не убивать и т.д.), можно установить толькона основе полнейшего удовлетворения естественных потребностей. Другая же"мораль", которую мы отвергаем (аскетизм для детей и подростков, абсолютнаявечная верность, принудительный брак и т.д.), сама нездорова и порождает хаос,устранение которого считает своим призванием. Против нее мы ведем беспощаднуюборьбу. Сексуальную экономику упрекают в намерении разрушить семью. Люди,придерживающиеся таких взглядов, пустословят о "сексуальном хаосе", которыйпринесет с собой освобождение любви. Массы прислушиваются к словам этих людей иверят им потому, что они носят черные сюртуки и очки в золотых оправах илиумеют говорить, как подобает вождям. Все дело не в словах, а в том, что имеетсяв виду.

Должно быть уничтожено экономическое порабощение женщин идетей, равно как и авторитарное угнетение. Только когда это произойдет, муж будет любить своюжену, жена — мужа,дети — родителей, ародители — детей. Уних больше не будет причины ненавидеть друг друга. Следовательно, если мы что и хотим разрушить, так этоненависть, которую порождает семья, и "нежное" изнасилование.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 47 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.